Джон Сильвер. Попугай джона сильвера


Джон Сильвер. 100 великих литературных героев [с иллюстрациями]

– Пиастры! Пиастры! Пиастры!

Кто не помнит любимое слово Капитана Флинта, попугая самого знаменитого в мире пирата Долговязого Джона Сильвера по прозвищу Окорок?

Там, где слышен крик: «Пиастры!» – без пиратов никак не обойтись. Так же, как не обойтись и без знаменитой пиратской песни:

Пятнадцать человек на сундук мертвеца…

Йо-хо-хо, и бутылка рому!

Однако самой яркой личностью в разношерстной разбойничьей компании в романе остается одноногий кок. Недаром первоначально книга была названа «Корабельный кок». Сам автор романа «Остров Сокровищ» признавался: «…я немало гордился Джоном Сильвером, мне и поныне внушает своеобразное восхищение этот велеречивый и опасный авантюрист».[71]

Роберт Льюис Стивенсон родился 13 ноября 1850 г. в Эдсинбурге, столице Шотландии. Он был единственным ребенком в семье морского инженера Томаса Стивенсона.

На третьем году жизни мальчик перенес болезнь бронхов. Всю жизнь Стивенсон страдал от осложнений, полученных вследствие этой болезни, от них он и умер в довольно молодом возрасте.

Маленькому Льюису приходилось неделями лежать в постели. Чтобы развлечь скучавшего сына, отец его, возвращаясь с работы, часто рассказывал мальчику разные истории, чаще всего о путешествиях, дальних странах, морских разбойниках и зарытых кладах. Профессиональный строитель маяков, он хорошо знал, о чем говорил.

Когда Льюис подрос, он поступил на инженерный факультет Эдинбургского университета, где сразу же пустился во все тяжкие, предпочитая аудиториям бордель. Юноша даже вознамерился жениться на проститутке, но этому решительно воспрепятствовал отец. Тогда Льюис объявил, что намерен бросить университет, поскольку решил стать писателем. Однако по настоянию родителей он все-таки перешел на юридический факультет, который с грехом пополам и закончил в 1875 г. Юристом Стивенсон не проработал и дня.

В 1876 г. Льюис и его друг Уолтер, сын знаменитого эдинбургского врача Джеймса Симпсона, на байдарках «Аретуза» и «Папироска» совершили путешествие по водным путям, рекам и каналам Бельгии и Франции. В конце путешествия они остановились в деревушке Грез-сюр-Луан, где проживала колония молодых английских и американских художников, приезжавших практиковаться к барбизонцам в Фонтенбло.[72]

«Барбизонский период» считается временем усиленной литературной учебы Стивенсона. Тогда же в Грез-сюр-Луане писатель встретил Франсес Матильду Осборн. Женщине шел 36 год. Она была замужем и имела двух детей – девятилетнего сына Ллойда Осборна и шестнадцатилетнюю дочь Айсобелл. Незадолго до встречи со Стивенсоном у Фанни умер младший сын, и она искала утешения в Европе, занимаясь живописью.

Льюис влюбился в Фанни сразу и на всю жизнь. Женщина сначала не отвечала ему взаимностью, зато дети приняли его сразу и бесповоротно. Стивенсон сделал миссис Осборн предложение руки и сердца, но женщина попросила год на его обдумывание. В течение этого срока они не должны были видеться.

Поздней осенью 1876 г. Стивенсон вернулся в Эдинбург, где написал свою первую книгу очерков «Путешествие внутрь страны». Далее последовал пеший поход по Франции, книга о нем появилась в 1879 г. и называлась «Путешествия с ослом в Севенны».

В начале лета 1879 г. Стивенсон получил телеграмму от Фанни о том, что согласие на развод ею получено. Вопреки уговорам родителей и друзей счастливый жених немедля собрался в путь. Отец категорически отказался дать сыну денег на дорогу. Но Льюис отправился в Америку на эмигрантском корабле, и, прибыв туда, поспешил в Калифорнию в эмигрантском поезде. Последнюю часть пути Стивенсон должен был проскакать на лошади. В пути он выпал из седла и потерял сознание. Только через двое суток (!) его, бесчувственного, случайно обнаружил местный охотник.

19 мая 1880 г. Роберт Льюис Стивенсон и Франсес Матильда Осборн сочетались браком в Сан-Франциско. Семья у них сложилась крепкая и дружная, всю жизнь Фанни неустанно заботилась о болезненном муже. Родители Стивенсона быстро примирились с невесткой.

Летом следующего, 1881 г. Льюис, Фанни и Ллойд приехали погостить к родителям писателя в Киннерд. В это время Ллойд учился рисовать акварелью. Иногда к юному художнику присоединялся и Стивенсон. Писатель вспоминает: «Так однажды я начертил карту острова; она была старательно и (на мой взгляд) красиво раскрашена; изгибы ее необычайно увлекли мое воображение; здесь были бухточки, которые меня пленяли, как сонеты. И с бездумностью обреченного я нарек свое творенье “Островом Сокровищ”».[73] На карте были обозначены Холм Подзорной трубы, остров Скелета, нарисованы заливы и бухты…

Почти в тот же день писатель набросал план будущего романа. Сразу же было решено, что писать он будет для мальчишек, а прототипом главного героя Джима Гокинса должен стать Ллойд.

Необходимо отметить, что Стивенсон никогда не скрывал, что при работе над книгой опирался на произведения своих предшественников и даже назвал их имена. Попугай Капитан Флинт был заимствован писателем из «Робинзона Крузо» Даниэля Дефо; скелет-указатель – у Эдгара По; Билли Бонса, события в трактире и сундук мертвеца – у Вашингтона Ирвинга.

Вторым героем книги стал пират Джон Сильвер. Для создания его образа Стивенсон решил «взять одного своего приятеля, которого я очень любил и уважал, откинуть его утонченность и все достоинства высшего порядка, ничего ему не оставить, кроме его силы, храбрости, сметливости и неистребимой общительности, и попытаться найти им воплощение где-то на уровне, доступном неотесанному мореходу».

Однако некоторые литературоведы и историки утверждают, что Стивенсон слукавил в этом своем описании и у Джона Сильвера имелся настоящий прототип. Либо это неизвестный по имени одноногий пират, который в начале XVIII в. был высажен вместе с капитаном пиратов Инглэндом на необитаемом острове (через несколько месяцев им удалось спастись, но дальнейшая судьба одноногого растворилась во мраке времен). Либо это был знаменитый Блаз де Лезо – комендант форта Сан-Фелипе в Картахене; современники назвали его «полчеловека» – в сражениях храбрец потерял руку, ногу и глаз; впрочем, физическая ущербность не помешала ему с честью отразить несколько нападений на Картахену. В городе установлен в честь Блаза де Лезо памятник.

Каждый день после второго завтрака Стивенсон читал родным главы из будущей книги. Ллойд был в восторге.

Роман был написан очень скоро и опубликован в юношеском журнале «Янг Фолкс» под псевдонимом.

Первоначально «Остров Сокровищ» просто не заметили. Впрочем, писателя это не огорчало, поскольку роман оказался его первым законченным крупным художественным произведением – до «Острова Сокровищ» Стивенсону никак не удавалось довести до финала ни одно художественное произведение. Когда же в 1883 г. роман вышел отдельным изданием, писатель в одночасье стал знаменитостью и обеспеченным человеком.

С этого времени пират Джон Сильвер оказался одним из любимейших героев мировой литературы. Почему? Конечно, с одной стороны, он жестокий, коварный, жадный человек, слово его гроша медного не стоит… Но с другой, – это симпатичная, остроумная, никогда не унывающая личность. Сильвер достойно вел пиратов к победе, однако их глупость и неуемная алчность принудила главаря оставить бывших товарищей и самостоятельно бороться за собственную жизнь. Прав был Сильвер или нет? А заслуживают ли большего предатели? Пират поступил по-житейски мудро…

Вряд ли найдется читатель, кто бы в конце книги не радовался бегству Джона Сильвера с корабля, а еще больше тому, что в награду самому себе одноногий прохвост прихватил мешок с золотом. «Вероятно, он отыскал свою чернокожую жену и живет где-нибудь в свое удовольствие с нею и с Капитаном Флинтом. Будем надеяться на этом, ибо его шансы на лучшую жизнь на том свете совсем невелики». Так завершил рассказ об одноногом пирате Роберт Льюис Стивенсон.

Самое смешное, что и сегодня хочется, чтобы старик жил себе мирно где-нибудь в тихом местечке и слушал хриплые крики Капитана Флинта:

– Пиастры! Пиастры! Пиастры!

На русский язык «Остров Сокровищ» был переведен и опубликован уже в 1886 г. Лучший перевод сделан Николаем Корнеевичем Чуковским (1904–1965).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

lit.wikireading.ru

Джон Сильвер — Википедия РУ

Описание и характер

Джон Сильвер имел прозвища «О́корок», «Долговязый Джон», «Одноногий». У Джона Сильвера нет левой ноги, которую он потерял в сражении, передвигается с костылём. На плече у него часто сидит попугай по кличке «Капитан Флинт». Попугай умеет говорить, чаще всего он выкрикивает: «Пиастры, пиастры, пиастры!»

По собственным словам Джона Сильвера, он служил как quartermaster и его боялся сам Флинт. В русском варианте книги Николай Чуковский слово «quartermaster» перевёл как «квартирмейстер» (англ. quartiermeister), то есть человек, заведующий продовольствием. По версии Михаила Веллера, на самом деле Сильвер был квартермастером, то есть начальником квартердека:

«Именно квартердеком корабль прежде всего касался корпуса противника, сближаясь и сваливаясь с ним в абордаже. Отсюда прежде всего перепрыгивали на вражескую палубу. Здесь собиралась перед сваливанием абордажная команда. Квартермастер Джон Сильвер был командиром квартердека, то есть абордажной команды! На корабле пиратов он командовал отборными головорезами, авангардом, морским десантом, группой захвата! … Вот сам Флинт его и побаивался»[1].

В английской военно-морской терминологии квартермастер означает «рулевой», «штурман», либо «старшина рулевых». На суше на квартермастера возлагался и ряд других обязанностей, в частности, обеспечение дисциплины в команде.

«Когда я был квартирмейстером, старые пираты Флинта слушались меня, как овечки. Ого-го-го, какая дисциплина была на судне у старого Джона!»

Сомнительно, однако, чтобы Сильвер когда-либо выполнял обязанности штурмана. Так, в 11-й главе, настаивая на отсрочке захвата «Испаньолы», он говорит другому пирату:

«Мы умеем ворочать рулём. Но кто вычислит курс? На это никто из вас не способен, джентльмены».

Также известно, что, в то время, когда Джон Сильвер служил на корабле Флинта, штурманом был Билли Бонс. Также, Сильвер в разговоре с матросами прямо говорит о том, что он был назначен квартирмейстером по причине («along of») деревянной ноги. Маловероятно, что человека с увечьем назначили бы начальником абордажной команды именно по причине того, что у него нет ноги. С другой стороны, в терминологии пиратов квартирмейстер чаще занимался руководством абордажной командой, частично — боцманскими обязанностями и отстаиванием интересов экипажа, и пост был вторым по почёту после капитанского, но навигационные обязанности квартирмейстеру обычно не вменяли.

Итак, Джон Сильвер — не боевик-абордажник, не штурман, а, скорее всего, больше боцман с обязанностями портового снабженца (хотя надо признать, что на одной ноге он двигался по палубе весьма проворно, и участие его в абордажах не исключено). Кстати, о рачительном отношении к деньгам, характерном для снабженца, говорит и сам Сильвер:

«Я заработал девятьсот фунтов стерлингов у Ингленда да тысячи две у Флинта. Для простого матроса это не так плохо. Деньги вложены в банк и дают изрядный процент. Дело не в умении заработать, а в умении сберечь…»

Как бы там ни было, но Джон Сильвер и на кораблях, и на суше умело проявлял свои лидерские качества практически в любых условиях, вне зависимости от должности и обстоятельств. Будучи пиратом, затем — хозяином припортового заведения, новоявленным судовым поваром или поверженным интриганом, — всегда Сильвер умел приспособиться и «организоваться». Эта его способность адаптироваться, невозмутимость, лёгкость и общительность с одной стороны, а расчётливость и коварство — с другой, действовали на окружающих почти гипнотически, вселяли ужас и страх.

Физическая сила, природная ловкость Джона, несмотря на увечье и возраст, «убедительно подкрепляли» при необходимости его словесные аргументы. Например, он лично убил матроса Тома, отказавшегося примкнуть к пиратам, сперва метнув ему в спину свой костыль и сломав тем самым позвоночник, а затем добив несколькими ударами ножа, а спорившего с ним у ямы пирата уложил из пистолета на месте. Лишним тому доказательством служит и то, что ни один из пятерых пиратов не рискнул ответить на вызов, брошенный им Сильвером, когда тот отстаивал своё право быть главарём. А то, что Сильвера смертельно боялся Билли Бонс и побаивался сам Флинт, свидетельствует о том, что Джон был весьма и весьма опасным субъектом.

Намерения и поступки

Впервые Сильвер упоминается в книге Билли Бонсом как таинственная персона. Джим Хокинс об этом повествует так:

Однажды он отвёл меня в сторону и пообещал платить мне первого числа каждого месяца по четыре пенса серебром, если я буду «в оба глаза смотреть, не появится ли где моряк на одной ноге», и сообщу ему сразу же, как только увижу такого.

Более того, вся первая часть просто напичкана упоминаниями об одноногом, которые вместе с динамично развивающимися событиями всё более и более интригуют читателя. Появляются и исчезают новые страшные злодеи (Чёрный Пёс, Пью), но автор даёт понять, что это ещё только цветочки, что где-то таится главное зло — одноногий.

Сам же Джон Сильвер появляется в книге лишь во второй части, причём — самым невинным способом: его находит в Бристоле сквайр Трелони. Поскольку Сильвер держал таверну «Подзорная труба» возле самого порта, то, разыскивая команду на нанятое судно «Испаньола», сквайр и наткнулся на этого балагура, да и выболтал ему, что отправляется за сокровищами. Джон тут же нанялся к нему коком, а также порекомендовал ему целую команду матросов, оказавшихся на самом деле пиратами, состоявшими ранее, как и сам Сильвер, в команде самого Флинта. В дальнейшем Трелони похвастается доктору Ливси и Джиму Хокинсу: «Я думал, что я нашёл повара, а оказалось, что я нашёл целую команду». При этом все подозрения в том, что именно судовой повар и есть тот «одноногий» автор лишь усиливает, сохраняя интригу.

Во время плавания Сильвер неимоверными усилиями удерживает команду от бунта, тянет до последнего, и только в ночь, когда на горизонте уже появляется остров Сокровищ, юнге Джиму Хокинсу случайно удаётся раскрыть эту тайну экипажа, подслушав разговор Джона с Израэлем Хэндсом и молодым матросом Диком. Именно в этот момент персонаж Джон Сильвер и становится самим собой — в момент, когда судовой повар по сюжету «сбрасывает личину», хотя и частично (только для читателя), так как до открытого противостояния героев книги дело пока не дошло.

И даже во время высадки на берег, когда, по словам Джима Хокинса, «всё было ясно, как день», — даже тогда Сильвер не раскрывается полностью и ведёт игру самым хитрым образом, лавируя между ещё не решающимися на явный бунт головорезами и уже почти полностью потерявшими всё своё влияние экспедиционерами. Пытаясь завладеть сокровищами раньше сквайра и доктора, Джон высаживается на остров вместе с командой, оставив на корабле несколько своих людей, и устраивает лагерь на болоте. Эта роковая ошибка едва не стоит ему жизни: половина из его команды заболела лихорадкой, а один из пиратов был убит во сне Беном Ганном.

  Джон Сильвер вместе с Джимом Хокинсом. Иллюстрация Ньюэлла Уайета к изданию 1911 года

Увидев, что доктор, сквайр и капитан Смоллетт укрылись в форте, построенном Флинтом, Сильвер приходит туда с белым флагом на переговоры. Не добившись ничего, Сильвер пробует взять форт штурмом, но безуспешно. Ночью Джону на голову сваливается новое потрясение: он обнаруживает, что «Испаньола» исчезла. Сильвер первым из шайки пиратов понимает, что игра проиграна. Он начинает думать о том, как выйти сухим из воды.

На следующий день к нему приходит доктор Ливси с белым флагом и заключает с Сильвером договор, на основании которого пиратам достаются карта и форт. Команда Сильвера тут же перебирается туда.

Ночью, по ошибке, в форт возвращается Джим Хокинс, уведший корабль, чем вызывает у Джона Сильвера и удивление, и одновременно — воодушевление. В этом мальчике Сильвер вдруг видит шанс на спасение от петли, которая ожидала бы его сразу по прибытии в Англию. Старый одноногий пират и подросток заключают договор: Джон спасает Хокинса от своей взбунтовавшейся команды (в результате чего он едва не лишается звания капитана), а Джим обещает свидетельствовать в пользу Сильвера, если дело дойдёт до суда. Когда утром с белым флагом приходит доктор Ливси, Джон и его просит быть на суде свидетелем того, что он спасает мальчику жизнь. Доктор же намекает Сильверу, чтобы тот не торопился с поисками сокровищ, но Сильверу остаётся только действовать у всех на виду, предчувствуя поражение.

Отправившись в путь и пользуясь указаниями Флинта на карте, пираты быстро находят место захоронения сокровищ. Однако вместо обещанных семисот тысяч они находят всего лишь две гинеи. В разгар перебранки между Сильвером и Джорджем Мэрри доктор и Грей открывают огонь по пиратам и выигрывают эту последнюю схватку, поразив пулями двух пиратов, включая Мэрри, и обратив остальных в бегство. Сам Сильвер добивает Мэрри выстрелом из пистолета в упор.

Джон Сильвер, «раскаявшись», снова поступает на службу к капитану Смоллетту. Но на пути в Англию Сильвер крадёт шлюпку и, прикарманив триста или четыреста гиней, сбегает с корабля в мексиканском порту при помощи Бена Ганна, так и не сумевшего выйти из-под его влияния. В итоге, Долговязый Джон Сильвер как истинный мастер тайны (по угадываемому замыслу автора книги), окончательно исчезает из поля зрения героев романа, поскольку, как сказано, никто больше о нём ничего не слышал.

http-wikipediya.ru

Джон Сильвер - это... Что такое Джон Сильвер?

Джон Сильвер
англ. John Silver
«Долговязый» Джон Сильвер находит скелет Аллардайса (иллюстрация Джорджа Роукса, 1885)
Создатель: Роберт Льюис Стивенсон
Произведения: Остров сокровищ
Роль исполняет: * Осип Абдулов (Остров сокровищ, фильм, 1937)

Джон Сильвер (англ. John Silver) — вымышленный пират XVIII века, персонаж романа Роберта Льюиса Стивенсона «Остров сокровищ».

Джон Сильвер в книге

Описание и характер

Джон Сильвер имел прозвища «О́корок», «Долговязый Джон», «Одноногий». У Джона Сильвера нет левой ноги, которую он потерял в сражении. На плече у него часто сидит его попугай по кличке «Капитан Флинт». Попугай умеет говорить, чаще всего он выкрикивает «Пиастры, пиастры, пиастры!»

По собственным словам Джона Сильвера, он служил квартирмейстером и его боялся сам Флинт. В русском варианте книги Николай Чуковский слово «quartermaster» перевёл как «квартирмейстер» (англ. quartiermeister), то есть человек, заведующий продовольствием. По версии Михаила Веллера, на самом деле Сильвер был квартермастером, то есть начальником квартердека:

«Именно квартердеком корабль прежде всего касался корпуса противника, сближаясь и сваливаясь с ним в абордаже. Отсюда прежде всего перепрыгивали на вражескую палубу. Здесь собиралась перед сваливанием абордажная команда. Квартермастер Джон Сильвер был командиром квартердека, то есть абордажной команды! На корабле пиратов он командовал отборными головорезами, авангардом, морским десантом, группой захвата! … Вот сам Флинт его и побаивался»[1].

— Михаил Веллер. «Пир духа»

В английской военно-морской терминологии квартермейстер означает «рулевой», «навигатор», «штурман», либо «старшина рулевых». На суше на квартирмейстера возлагался ряд других обязанностей, в частности, обеспечение дисциплины в команде.

«Когда я был квартирмейстером, старые пираты Флинта слушались меня, как овечки. Ого-го-го, какая дисциплина была на судне у старого Джона!»

— «Остров сокровищ», глава 11

В 11-й главе Сильвер, настаивая на отсрочке захвата «Испаньолы», говорит другому пирату:

«Мы умеем ворочать рулём. Но кто вычислит курс? На это никто из вас не способен, джентльмены».

Также известно, что, в то время, когда Джон Сильвер был квартермейстером на корабле Флинта, штурманом был Билли Бонс. Также, Сильвер в разговоре с матросами прямо говорит о том, что он был назначен квартермейстером по причине («along of») деревянной ноги. Маловероятно, что человека с протезом назначили бы начальником абордажной команды именно по причине того, что у него не нога, а протез.

Итак, Джон Сильвер — не боевик-абордажник, не штурман, а, скорее всего, боцман с обязанностями портового снабженца. Кстати, о рачительном отношении к деньгам, характерном для снабженца, говорит и сам Сильвер:

«Я заработал девятьсот фунтов стерлингов у Ингленда да тысячи две у Флинта. Для простого матроса это не так плохо. Деньги вложены в банк и дают изрядный процент. Дело не в умении заработать, а в умении сберечь…»

— «Остров сокровищ»

Ужас он вселял не своей силой, а расчётливостью, не характерной для простого пирата, и коварством.

Тем не менее, несмотря на увечье и возраст, Джон вовсе не беззащитен. Например, он лично убил матроса Тома, отказавшегося примкнуть к пиратам.

Намерения и поступки

Впервые Сильвер упоминается в книге Билли Бонсом как таинственная персона. Джим Хокинс об этом повествует так:

Однажды он отвёл меня в сторону и пообещал платить мне первого числа каждого месяца по четыре пенса серебром, если я буду «в оба глаза смотреть, не появится ли где моряк на одной ноге», и сообщу ему сразу же, как только увижу такого.

— «Остров сокровищ», глава 1

Сам же Джон Сильвер появляется в книге лишь во второй части, его находит в Бристоле сквайр Трелони. Поскольку Сильвер держал таверну «Подзорная труба» возле самого порта, то, разыскивая команду на нанятое судно «Испаньола», сквайр и выболтал ему, что отправляется за сокровищами. Джон тут же нанялся к нему коком, а также порекомендовал ему целую команду матросов, оказавшихся на самом деле пиратами, состоявшими ранее, как и сам Сильвер, в команде самого Флинта. В дальнейшем Трелони похвастается доктору Ливси и Джиму Хокинсу: «Я думал, что я нашёл повара, а оказалось, что я нашёл целую команду».

Во время плавания Сильвер неимоверными усилиями удерживал команду от бунта, тянул до последнего и только в ночь, когда на горизонте уже появился остров Сокровищ, юнге Джиму Хокинсу случайно удалось раскрыть эту тайну экипажа, подслушав разговор Джона с Израэлем Хэндсом и молодым матросом Диком.

Пытаясь завладеть сокровищами раньше сквайра и доктора, Джон высаживается на остров вместе с командой, оставив на корабле несколько своих людей, в том числе и Израэля Хэндса, и устраивает лагерь на болоте. Эта роковая ошибка едва не стоит ему жизни: половина из его команды заболела лихорадкой, а один из пиратов был убит во сне Беном Ганном.

Увидев, что доктор, сквайр и капитан Смоллетт укрылись в форте, построенном Флинтом, Сильвер приходит туда с белым флагом на переговоры. Не добившись ничего, Сильвер пробует взять форт штурмом, но безуспешно. Ночью Джону на голову сваливается новое потрясение: он обнаруживает, что «Испаньола» исчезла. Сильвер первым из шайки пиратов понимает, что игра проиграна. Он начинает думать о том, как выйти сухим из воды.

На следующий день к нему приходит доктор Ливси с белым флагом и заключает с Сильвером договор, на основании которого пиратам достаются карта и форт. Команда Сильвера тут же перебирается туда.

Каково же было удивление Джона, когда к нему в гости пожаловал Джим Хокинс, уведший корабль прямо у него из-под носа. В этом мальчике Джон вдруг видит спасение от петли, которая ждёт его сразу по прибытии в Англию. Старый одноногий пират и подросток заключают договор: Джон спасает Хокинса от своей взбунтовавшейся команды (едва не лишившись звания капитана), а Джим обещает свидетельствовать в пользу Сильвера, если дело дойдёт до суда. Утром с белым флагом приходит доктор Ливси. Джон и его просит быть свидетелем на суде, что он спас мальчику жизнь. Доктор намекает Сильверу, чтоб не торопился с поисками сокровищ, но лишь этими поисками Джон может спасти мальчику жизнь.

Отправившись в путь и пользуясь указаниями Флинта на карте, пираты быстро находят место захоронения сокровищ. Однако, вместо обещанных семисот тысяч они находят всего лишь две гинеи. В разгар перебранки между Сильвером и Джорджем Мэрри доктор и Грей открывают огонь по пиратам и выигрывают эту последнюю схватку, уложив несколько человек и обратив остальных в бегство.

Джон Сильвер, «раскаявшись», снова поступает на службу к капитану Смоллетту. Однако, во время обратного пути в Англию, Сильвер крадёт шлюпку и, прикарманив триста или четыреста гиней, сбегает с корабля в мексиканском порту при помощи Бена Ганна. Больше никто из героев романа ничего о нём не слышал.

Прототипы

Вопрос о реальных прототипах Джона Сильвера в источниках решается неоднозначно. В авторском предисловии к роману написано[2]:

«…мне пришла в голову одна мысль насчёт Джона Сильвера, которая обещала доставить немало забавных минут: взять одного своего приятеля, которого я очень любил и уважал (читатель, очень может статься, знает и любит его не меньше моего), откинуть его утончённость и все достоинства высшего порядка, ничего ему не оставить, кроме его силы, храбрости, сметливости и неистребимой общительности, и попытаться найти им воплощение где-то на уровне, доступном неотёсанному мореходу».

Вскоре после публикации романа Стивенсон написал своему другу, литератору Уильяму Хенли (англ.), у которого была ампутирована нога в результате перенесённого туберкулёза кости: «Пришло время сделать признание. Долговязый Джон Сильвер родился при созерцании твоей увечной силы и властности… Мысль о калеке, который повелевает и внушает страх одним звуком своего голоса, родилась исключительно благодаря тебе»[3].

По другим источникам, на образ Джона Сильвера могла повлиять книга «Всеобщая история грабежей и смертоубийств, учинённых самыми знаменитыми пиратами», опубликованная в Лондоне в 1724 году Чарлзом Джонсоном, содержащая рассказы о многих одноногих пиратах, а также историю жизни пирата Натаниэля Норта (англ.), который также был сначала корабельным коком, потом квартермастером и главарём разбойников, и также был женат на негритянке[4].

Воплощения в кино

  • Бен Вильсон «Остров сокровищ (фильм, 1912)»
  • Чарлз Огл «Остров сокровищ (фильм, 1920)»
  • Уоллес Бири «Остров сокровищ (фильм, 1934)»
  • Осип Абдулов «Остров сокровищ (фильм, 1937)»
  • Роберт Ньютон «Остров сокровищ (фильм, 1950)»; «Джон Сильвер», 1954; «Приключения Джона Сильвера», 1957
  • Орсон Уэллс «Остров сокровищ (фильм, 1965)»/La isla del tesoro; Остров сокровищ (фильм, 1972)
  • Борис Андреев «Остров сокровищ (фильм, 1971)»
  • Олег Борисов «Остров сокровищ (фильм, 1982)»
  • Энтони Куинн «Остров сокровищ (фильм, 1987)»/ "L'isola del tesoro"
  • Армен Джигарханян «Остров сокровищ (мультфильм, 1988)»
  • Чарлтон Хестон «Остров сокровищ (фильм, 1990)»
  • Ричард Грант «Легенды Острова сокровищ», 1993; «Остров сокровищ (фильм, 1997)»
  • Джек Паланс «Остров сокровищ (фильм, 2001)»
  • Лэнс Хенриксен «Пираты Острова Сокровищ», 2006
  • Тобиас Моретти «Остров сокровищ (фильм, 2007)»/ "Die Schatzinsel"
  • Эдди Иззард «Остров сокровищ (фильм, 2012)»

Другие книги

  • Э.Чупак. Джон Сильвер: Возвращение на остров Сокровищ. Роман. Пер. с англ. Н.Парфеновой. М.: АСТ, 2010. 318 стр., 3000 экз, ISBN 978-5-17-066280-7

Примечания

  1. ↑ Михаил Веллер. Пир духа.
  2. ↑ Стивенсон Р. Л. Моя первая книга «Остров сокровищ» / Собрание сочинений в 5 тт. Т. 2. М., 1967. С. 9.
  3. ↑ The Letters of Robert Louis Stevenson
  4. ↑ Белоусов Р. Тайны знаменитых пиратов или «сундук мертвеца». М., 2004. ISBN 5-7905-1983-0.

dic.academic.ru

Джон Сильвер — википедия орг

Описание и характер

Джон Сильвер имел прозвища «О́корок», «Долговязый Джон», «Одноногий». У Джона Сильвера нет левой ноги, которую он потерял в сражении, передвигается с костылём. На плече у него часто сидит попугай по кличке «Капитан Флинт». Попугай умеет говорить, чаще всего он выкрикивает: «Пиастры, пиастры, пиастры!»

По собственным словам Джона Сильвера, он служил как quartermaster и его боялся сам Флинт. В русском варианте книги Николай Чуковский слово «quartermaster» перевёл как «квартирмейстер» (англ. quartiermeister), то есть человек, заведующий продовольствием. По версии Михаила Веллера, на самом деле Сильвер был квартермастером, то есть начальником квартердека:

«Именно квартердеком корабль прежде всего касался корпуса противника, сближаясь и сваливаясь с ним в абордаже. Отсюда прежде всего перепрыгивали на вражескую палубу. Здесь собиралась перед сваливанием абордажная команда. Квартермастер Джон Сильвер был командиром квартердека, то есть абордажной команды! На корабле пиратов он командовал отборными головорезами, авангардом, морским десантом, группой захвата! … Вот сам Флинт его и побаивался»[1].

В английской военно-морской терминологии квартермастер означает «рулевой», «штурман», либо «старшина рулевых». На суше на квартермастера возлагался и ряд других обязанностей, в частности, обеспечение дисциплины в команде.

«Когда я был квартирмейстером, старые пираты Флинта слушались меня, как овечки. Ого-го-го, какая дисциплина была на судне у старого Джона!»

Сомнительно, однако, чтобы Сильвер когда-либо выполнял обязанности штурмана. Так, в 11-й главе, настаивая на отсрочке захвата «Испаньолы», он говорит другому пирату:

«Мы умеем ворочать рулём. Но кто вычислит курс? На это никто из вас не способен, джентльмены».

Также известно, что, в то время, когда Джон Сильвер служил на корабле Флинта, штурманом был Билли Бонс. Также, Сильвер в разговоре с матросами прямо говорит о том, что он был назначен квартирмейстером по причине («along of») деревянной ноги. Маловероятно, что человека с увечьем назначили бы начальником абордажной команды именно по причине того, что у него нет ноги. С другой стороны, в терминологии пиратов квартирмейстер чаще занимался руководством абордажной командой, частично — боцманскими обязанностями и отстаиванием интересов экипажа, и пост был вторым по почёту после капитанского, но навигационные обязанности квартирмейстеру обычно не вменяли.

Итак, Джон Сильвер — не боевик-абордажник, не штурман, а, скорее всего, больше боцман с обязанностями портового снабженца (хотя надо признать, что на одной ноге он двигался по палубе весьма проворно, и участие его в абордажах не исключено). Кстати, о рачительном отношении к деньгам, характерном для снабженца, говорит и сам Сильвер:

«Я заработал девятьсот фунтов стерлингов у Ингленда да тысячи две у Флинта. Для простого матроса это не так плохо. Деньги вложены в банк и дают изрядный процент. Дело не в умении заработать, а в умении сберечь…»

Как бы там ни было, но Джон Сильвер и на кораблях, и на суше умело проявлял свои лидерские качества практически в любых условиях, вне зависимости от должности и обстоятельств. Будучи пиратом, затем — хозяином припортового заведения, новоявленным судовым поваром или поверженным интриганом, — всегда Сильвер умел приспособиться и «организоваться». Эта его способность адаптироваться, невозмутимость, лёгкость и общительность с одной стороны, а расчётливость и коварство — с другой, действовали на окружающих почти гипнотически, вселяли ужас и страх.

Физическая сила, природная ловкость Джона, несмотря на увечье и возраст, «убедительно подкрепляли» при необходимости его словесные аргументы. Например, он лично убил матроса Тома, отказавшегося примкнуть к пиратам, сперва метнув ему в спину свой костыль и сломав тем самым позвоночник, а затем добив несколькими ударами ножа, а спорившего с ним у ямы пирата уложил из пистолета на месте. Лишним тому доказательством служит и то, что ни один из пятерых пиратов не рискнул ответить на вызов, брошенный им Сильвером, когда тот отстаивал своё право быть главарём. А то, что Сильвера смертельно боялся Билли Бонс и побаивался сам Флинт, свидетельствует о том, что Джон был весьма и весьма опасным субъектом.

Намерения и поступки

Впервые Сильвер упоминается в книге Билли Бонсом как таинственная персона. Джим Хокинс об этом повествует так:

Однажды он отвёл меня в сторону и пообещал платить мне первого числа каждого месяца по четыре пенса серебром, если я буду «в оба глаза смотреть, не появится ли где моряк на одной ноге», и сообщу ему сразу же, как только увижу такого.

Более того, вся первая часть просто напичкана упоминаниями об одноногом, которые вместе с динамично развивающимися событиями всё более и более интригуют читателя. Появляются и исчезают новые страшные злодеи (Чёрный Пёс, Пью), но автор даёт понять, что это ещё только цветочки, что где-то таится главное зло — одноногий.

Сам же Джон Сильвер появляется в книге лишь во второй части, причём — самым невинным способом: его находит в Бристоле сквайр Трелони. Поскольку Сильвер держал таверну «Подзорная труба» возле самого порта, то, разыскивая команду на нанятое судно «Испаньола», сквайр и наткнулся на этого балагура, да и выболтал ему, что отправляется за сокровищами. Джон тут же нанялся к нему коком, а также порекомендовал ему целую команду матросов, оказавшихся на самом деле пиратами, состоявшими ранее, как и сам Сильвер, в команде самого Флинта. В дальнейшем Трелони похвастается доктору Ливси и Джиму Хокинсу: «Я думал, что я нашёл повара, а оказалось, что я нашёл целую команду». При этом все подозрения в том, что именно судовой повар и есть тот «одноногий» автор лишь усиливает, сохраняя интригу.

Во время плавания Сильвер неимоверными усилиями удерживает команду от бунта, тянет до последнего, и только в ночь, когда на горизонте уже появляется остров Сокровищ, юнге Джиму Хокинсу случайно удаётся раскрыть эту тайну экипажа, подслушав разговор Джона с Израэлем Хэндсом и молодым матросом Диком. Именно в этот момент персонаж Джон Сильвер и становится самим собой — в момент, когда судовой повар по сюжету «сбрасывает личину», хотя и частично (только для читателя), так как до открытого противостояния героев книги дело пока не дошло.

И даже во время высадки на берег, когда, по словам Джима Хокинса, «всё было ясно, как день», — даже тогда Сильвер не раскрывается полностью и ведёт игру самым хитрым образом, лавируя между ещё не решающимися на явный бунт головорезами и уже почти полностью потерявшими всё своё влияние экспедиционерами. Пытаясь завладеть сокровищами раньше сквайра и доктора, Джон высаживается на остров вместе с командой, оставив на корабле несколько своих людей, и устраивает лагерь на болоте. Эта роковая ошибка едва не стоит ему жизни: половина из его команды заболела лихорадкой, а один из пиратов был убит во сне Беном Ганном.

  Джон Сильвер вместе с Джимом Хокинсом. Иллюстрация Ньюэлла Уайета к изданию 1911 года

Увидев, что доктор, сквайр и капитан Смоллетт укрылись в форте, построенном Флинтом, Сильвер приходит туда с белым флагом на переговоры. Не добившись ничего, Сильвер пробует взять форт штурмом, но безуспешно. Ночью Джону на голову сваливается новое потрясение: он обнаруживает, что «Испаньола» исчезла. Сильвер первым из шайки пиратов понимает, что игра проиграна. Он начинает думать о том, как выйти сухим из воды.

На следующий день к нему приходит доктор Ливси с белым флагом и заключает с Сильвером договор, на основании которого пиратам достаются карта и форт. Команда Сильвера тут же перебирается туда.

Ночью, по ошибке, в форт возвращается Джим Хокинс, уведший корабль, чем вызывает у Джона Сильвера и удивление, и одновременно — воодушевление. В этом мальчике Сильвер вдруг видит шанс на спасение от петли, которая ожидала бы его сразу по прибытии в Англию. Старый одноногий пират и подросток заключают договор: Джон спасает Хокинса от своей взбунтовавшейся команды (в результате чего он едва не лишается звания капитана), а Джим обещает свидетельствовать в пользу Сильвера, если дело дойдёт до суда. Когда утром с белым флагом приходит доктор Ливси, Джон и его просит быть на суде свидетелем того, что он спасает мальчику жизнь. Доктор же намекает Сильверу, чтобы тот не торопился с поисками сокровищ, но Сильверу остаётся только действовать у всех на виду, предчувствуя поражение.

Отправившись в путь и пользуясь указаниями Флинта на карте, пираты быстро находят место захоронения сокровищ. Однако вместо обещанных семисот тысяч они находят всего лишь две гинеи. В разгар перебранки между Сильвером и Джорджем Мэрри доктор и Грей открывают огонь по пиратам и выигрывают эту последнюю схватку, поразив пулями двух пиратов, включая Мэрри, и обратив остальных в бегство. Сам Сильвер добивает Мэрри выстрелом из пистолета в упор.

Джон Сильвер, «раскаявшись», снова поступает на службу к капитану Смоллетту. Но на пути в Англию Сильвер крадёт шлюпку и, прикарманив триста или четыреста гиней, сбегает с корабля в мексиканском порту при помощи Бена Ганна, так и не сумевшего выйти из-под его влияния. В итоге, Долговязый Джон Сильвер как истинный мастер тайны (по угадываемому замыслу автора книги), окончательно исчезает из поля зрения героев романа, поскольку, как сказано, никто больше о нём ничего не слышал.

www-wikipediya.ru

Джон Сильвер - хитроумный одноногий пират — Персонажи и идеи в кино и литературе

Когда-то Джон Сильвер был квартирмейстером у пиратского главаря Флинта. Во время одного из морских сражений Сильвер потерял ногу и, с тех пор, передвигался на костыле. После смерти Флинта он обосновался на суше и открыл таверну "Подзорная труба" неподалеку от морского порта.

Несмотря на потерю ноги, Сильвер оставался лидером шайки Флинта. Бывших пиратов объединяло сокровище, зарытое на необитаемом острове. Найти его было невозможно без карты, которую умыкнул Билли Бонс, штурман Флинта, сбежав с ней в неизвестном направлении.

Когда карта нашлась и сквайр Трелони стал собирать команду для поиска сокровищ, Сильвер, используя свое обаяние, смог втереться к нему в доверие и устроить на корабль себя (в роли кока) и своих подельников.

...Матросы называли его Окороком. Он привязывал свой костыль веревкой к шее, чтобы руки у него были свободны. Стоило посмотреть, как он, упираясь костылем в стену, покачиваясь с каждым движением корабля, стряпал, словно находился на твердой земле! Еще любопытнее было видеть, как ловко и быстро пробегал он в бурную погоду по палубе, хватаясь за канаты, протянутые для него в самых широких местах. Эти канаты назывались у матросов "сережками Долговязого Джона". И на ходу он то держался за эти "сережки", то пускал в дело костыль, то тащил его за собой на веревке...

Необузданные пираты хотели поднять бунт и отобрать карту уже во время плаванья, но хитроумный Сильвер смог убедить их сделать это на острове, когда сокровища будут найдены (с капитаном плаванье надежней, так пираты - не самые лучшие моряки).

Но, план Сильвера случайно узнал юнга Джим (сын владельца таверны, в которой остановился и умер Билли Бонс). В результате, сквайр Трелони, доктор Ливси, капитан Смолетт, Джим и несколько их соратников, высадившись на остров, захватили укрепленный форт, а Сильверу достался корабль.

Сильвер со своей шайкой убил оставшихся честных моряков и попытался отобрать карту силой. Когда это не удалось и вдобавок Джим увел корабль, он начал двойную игру. С одной стороны, Сильвер вел переговоры с противником и заботился о Джиме (попавшего к нему в плен), надеясь на снисхождение в случае поражения. С другой, - обещал пиратам, которые хотят его сместить с поста лидера, что найдет сокровища и корабль, а затем даст им расправиться над Джимом и его друзьями.

Дело заканчивается тем, что Сильвер и пираты вместе с Джимом, получив карту по странному соглашению с капитаном и сквайром, идут на поиски сокровища и обнаруживают, что их уже выкопали (это сделал Бен Ганн, бывший пират, брошенный на острове). Разъяренные пираты нападают на Сильвера с Джимом, подозревая его в измене, но доктор, Абрахам Грей и Бен Ганн подстреливают пиратов из засады.

Сильвера, в награду за спасения Джима берут на корабль и ему удается исчезнуть в одном из портов, прихватив часть сокровищ.

О личности

Сильвер, в отличии от простых пиратов, был весьма расчетлив, умен и мастерски умел плести интриги и обладал даром убеждения (как он ловко уговорил Дика примкнуть к их шайке). Рядом с ним никто не мог чувствовать себя в полной безопасности. Сильвера смертельно боялся Билли Бонс и опасался сам Флинт.

На протяжении всего повествования, Сильвер умудряется провести всех, с кем имел дело, и только случай не позволил ему достичь задуманного.

Вместе с тем, Сильвер был опасен как боец. Он лично убил матроса Тома, отказавшегося примкнуть к пиратам, сперва метнув ему в спину свой костыль и сломав тем самым позвоночник, а затем добив несколькими ударами ножа, а спорившего с ним у ямы пирата уложил из пистолета на месте. Ни один из пятерых пиратов не рискнул ответить на вызов, брошенный им Сильвером, когда тот отстаивал своё право быть главарём.

Несмотря на все это, Сильвер хорошо готовил, мог быть отличным собеседником, был весьма опрятен и любил животных (у него был попугай и обезьянка, от которой, правда, пришлось избавится).

Цитаты Джона Сильвера

Кто попробует отпустить канат, чтобы старый Джон брякнулся, недолго проживет на этом свете.

Одни боялись Пью, другие — Флинта. А меня боялся сам Флинт.

Знаю я вашего брата. Налакаетесь рому — и на виселицу.

- Израэль, - сказал Сильвер, - твоя башка очень недорого стоит, потому что в ней никогда не бывало мозгов. Но слушать ты можешь, уши у тебя длинные.

Я человек добродушный, я джентльмен; однако я вижу, что дело серьезное. Долг прежде всего, ребята. И я голосую - убить.

Я требую только одного: уступите мне сквайра Трелони. Я хочу собственными руками отрубить его телячью голову...

Через час вы будете смеяться по-иному. А те из вас, кто останется в живых, позавидуют мертвым!

Пусть тот, у кого хватит духу, вынет свой кортик, и я, хоть и на костыле, увижу, какого цвета у него потроха, прежде чем погаснет эта трубка!

В книге Р. Делдерфилда «Приключения Бена Ганна» (1956) описывается жизненный путь Сильвера от побега из школы до потери ноги.

...Люди вроде Флинта, Билли Бонса или Хендса были перед ним милыми детками. Назовите их головорезами, свирепыми, как разъяренный бык, но Сильвер, тот вообще был не человек, а помесь дьявола, башибузука, рубахи-парня и горничной.

В отличие от Пью или, скажем, Черного Пса, Джон рос не оборванцем. Отец его, как я слышал, держал постоялый двор в Топшеме и сколотил достаточно денег, чтобы дать сыну хорошее образование. Да только Сильвер-младший оказался слишком твердым орешком для школьных учителей. Обломав об одного из них палки, предназначенные для его же воспитания, Джон бежал и завербовался на каботажное судно.

Вскоре он стал уже плавать в дальние рейсы, не раз ходил в Левант. Одно из плаваний едва не кончилось печально для Джона. Вместе со всей командой он попал в плен к алжирским пиратам; да только Окорок оказался слишком скользким, чтобы эти нехристи смогли удержать его. Однажды ночью он прокрался на полуют и выбросил капитана за борт, после чего расправился с вахтенными, освободил белых пленников и привел пиратскую галеру в Геную с богатой добычей.

Набив карман, Джон Сильвер приобрел пай в одной из Восточных компаний и со временем сделался бы преуспевающим дельцом, если бы его судно, «Кентскую Деву», не захватили пираты. С ними он очутился в лагере капитана Ингленда на Мадагаскаре.

В те времена Мадагаскар был пиратским раем, и Джон очень скоро стал своего рода главнокомандующим всей северной части этого кровавого острова.

Когда на корабле Ингленда вспыхнул бунт и капитана высадили на острове Св. Маврикия, Сильвер остался с ним. Вместе они затеяли работорговое предприятие, которое привело их в Карибское море. Здесь их пути разошлись. Джон всерьез занялся работорговлей, подрядившись поставлять невольников на плантации Нового Света и дважды удачно сбыл живой груз, а на третий раз его постигло худшее, что только может случиться на корабле, — пожар в открытом море.

Сам он, как всегда, ухитрился спасти свою шкуру, и он не обманул капитана, сообщив, что, кроме него, спаслось еще трое. Но Сильвер сказал капитану не все. Об этом я узнал потом от Тома Моргана, того самого плотника, которого подняли скорее мертвого, чем живого, на борт «Моржа».

Он видел собственными глазами, как Сильвер убил ножом белого и вышвырнул за борт негра. Смертельный страх перед Сильвером остался у Тома на всю жизнь, и не без основания: он считал, что быть бы и ему за бортом, не подбери мы их вовремя. Он был на редкость догадлив, этот Том Морган...

Иллюстрация Роберта Ингпена.

fandea.ru

Назовите вид попугая Джона Сильвера

Вид назвать не удастся, а род сказать могу - это был амазон (лат. Amazona). Это довольно крупные попугаи плотного телосложения. Длина птиц от 25 см до 45 см. Окраска оперения в основном зелёная... Вот что сказано в "Острове сокровищ": "Это Капитан Флинт, зеленый попугай Сильвера! Это он хлопал крыльями и стучал клювом, долбя обломок древесной коры. Вот кто охранял спящих лучше всякого часового, вот кто своим однообразным, надоедливым криком возвестил о моем появлении! " Попугай Сильвера был зелёным, это амазон. <img src="//otvet.imgsmail.ru/download/u_e79dd7c86a4d4229c9732c0d74ada0d6_800.jpg" alt="" data-lsrc="//otvet.imgsmail.ru/download/u_e79dd7c86a4d4229c9732c0d74ada0d6_120x120.jpg" data-big="1">

Всё очень просто - это какаду, белого цвета.

Psittacinae Johnie Silver, отдельный вид, единственный экземпляр был

Это неизвестно. Автор не описал его. А иллюстрации и фильмы, там на совести авторов.

touch.otvet.mail.ru

Джон Сильвер в Лондоне - Журнал наблюдений за природой вещей

...только на этот раз у него две ноги и два попугая

Я пару месяцев назад писала пост в фб, как видела человека, прогуливающегося по Найтсбриджу с двумя синими попугаями на плечах (https://www.facebook.com/tanya.soll/posts/10202483573112620).

А сегодня в сети наткнулась на его фото. Он был со спутницей. Прогуливались они уже в Челси, что недалеко от Найтсбриджа. Попугаи, видимо, редкой породы, норвежские голубые, и скорее всего крылья подрезаны

Люблю Лондон в такие моменты, здесь много эксцентриков и разношёрстная толпа

Сразу на ум приходит культовый скетч монти пайтона про мёртвого попугая. Там тоже фигурирует норвежский голубой.

http://www.youtube.com/watch?v=npjOSLCR2hE

Хозяин попугаев мог бы прилично денег заработать, если бы с питомцами занялся busking, что значит уличные представления, песни, фокусы и прочее. Но по владельцу мощных пернатых видно, что в приработке он совсем не нуждается

Вспомнила про кота по имени Боб, который стал знаменитостью. А его хозяин, некогда бездомный, зарабатывающий busking, песнями под гитару в компании с рыжиком, уже выпустил книгу "за кран и за кота", т.е. про себя и котика и дела у обоих уже идут в гору.

Я тоже моментами хочу прогуливаться вальяжным эксцентриком. Так и вижу себя с мишкой на поводке, как например на этом фото, с таким косолапым я бы с удовольствием гуляла по Лондону. ...а, ну еще справила бы себе клатч в виде балалайки. Отличный бы лук вышел. Ну или на худой конец с пингвином на поводке. А самый шик - это носить ленивца в слинге, стала бы законодательницей целого тренда, только это уж точно из разряда фантастики, боюсь неосуществимо.

sharla-tanka.livejournal.com