Театр в виртуальной реальности: как устроен спектакль «Клетка с попугаями». Спектакль клетка с попугаями


Театр в виртуальной реальности: как устроен спектакль «Клетка с попугаями» | Театр

VR-постановка «Клетка с попугаями» в режиссуре Максима Диденко, которую показывают в зеркальном кубе на Площади Сити, — самая короткая и одновременно самая фантастическая премьера лета. Time Out изучил, как устроен новый театральный формат.

 

Что такое VR?

Технология VR (англ. virtual reality – «виртуальная реальность») позволяет погрузить человека в искусственно сконструированный мир. Надеваете наушники, специальные очки или шлем виртуальной реальности — и обнаруживаете себя в альтернативной вселенной. Если вы когда-нибудь играли в Counter-Strike или другую компьютерную игру от первого лица, то почувствуете сходство: здесь также можно придется крутить головой во все стороны. Но в отличие от компьютерного экрана, очки создают ощущение полной иллюзии реальности, отключают вас от восприятия настоящего мира.

 

 

Совсем иное дело в дополненной реальности — AR (англ. augmented reality), которую часто путают с виртуальной. Здесь реальный мир никуда не девается, но в него встраиваются цифровые предметы, которые видно на экране смартфона.

Это новый тренд?

Да, и не просто тренд. Футурологи обещают, что VR/AR произведут революцию в способе общения с компьютером. Настоящий бум новых технологий ожидается ближайшей осенью с выходом iPhone 8 – его операционная система iOS 11 должна сделать дополненную реальность частью повседневной жизни. Впрочем, уже сейчас некоторые продавцы недвижимости с помощью виртуальной реальности показывают клиентам их будущие, но еще не построенные квартиры, а Sephora предлагает «примерить» макияж с помощью веб-камеры.

Искусство не отстает от бизнеса: на Каннском фестивале этого года оскароносный режиссер «Бердмена» и «Выжившего» Алехандро Гонсалес Иньярриту представил VR- фильм «Плоть и песок», в котором зритель оказывается в шкуре мексиканского беженца, пытающегося пересечь границу США. Там же в Каннах показали и российские опыты виртуальной реальности — фильмы учеников Московской школы нового кино. До Максима Диденко среди отечественных театральных режиссеров в VR уже отметился Юрий Квятковский, снявший для Сбербанка историю о том, как в один день 1916 года в одной сберкассе встречаются Станиславский, Шаляпин, Ахматова и Маяковский.

Так это фильм или спектакль?

В традиционном понимании — это, конечно, скорее фильм, ведь прямого контакта с актерами нет. И все же новый жанр к театру очень близок. В первую очередь, из-за эффекта присутствия, когда зритель оказывается внутри действия. Кроме того, если в кино нашим взглядом манипулируют оператор и монтажер, то в театре зритель сам решает, на что обратить свое внимание: на актеров, на декорации или на соседа. Та же свобода вам предоставлена и в VR-постановке: можете хоть весь спектакль игнорировать персонажей и разглядывать небо над головой. В более сложных постановках зрителей даже не ограничивают статичной позицией в кресле, а позволяют перемещаться по виртуальному миру — что уже близко к популярным сейчас спектаклям-бродилкам.

 

 

«Клетка с попугаями» — это о чем?

Драматург Гоголь-центра Валерий Печейкин вдохновился планами Илона Маска о полете на Марс и сочинил небольшую антиутопию о том, как герой провалил последнее испытание перед отправкой на красную планету. Ему дали клетку с попугаями, а он, услышав крик птенца, лишь набросил на клетку ткань. Равнодушие оказывается непростительной чертой для человека будущего. Несмотря на 8-минутный формат, Печейкину и Диденко удается рассказать полноценную сюжетную историю с развитием, характерами и даже впечатляющей сменой декораций. При этом вы как зритель не просто оказываетесь в гуще событий, но становитесь центром истории. Ведь это вы не помогли попугаям, и именно вас обвиняет взвинченный человек в белом в исполнении Риналя Мухаметова. Оправдаться вы никак не сможете: вам ввели особый препарат и лишили голоса, так что остается только в страхе ожидать развязки. А она будет весьма жестокой, хотя и красивой в то же время.

Спектакль будут показывать на Площади Сити до конца сентября, а при благоприятной погоде, возможно, и дольше.

Что еще можно посмотреть?

Пока мода на виртуальные постановки только зарождается, но, например, уже в конце сентября в Тюмени представят спектакль «В поисках автора» — опыт совмещения спектакля традиционной формы и VR-технологий, в котором в виртуальной реальности сделана часть эпизодов. Что до столицы, то в Театре на Таганке недавно объявили, что запускают функцию VR-билетов и теперь можно будет смотреть спектакли, сидя дома в виртуальных очках.

www.timeout.ru

Марсианский виар | VR-проект Максима Диденко «Клетка с попугаями» на

Формат «виртуальная реальность» – новый аттракцион, который невозможно игнорировать. Или новое искусство?

Я впервые столкнулся с виар – то есть, VR, virtual reality, «виртуальной реальностью» – на Венецианском фестивале 2016 года. Мне очень нравилось, что табличка на входе в новый импровизированный зал – VR Theatre – носит мои инициалы. И я даже заглянул внутрь, чтобы посмотреть сорокаминутный отрывок из грядущего VR-фильма «История Христа». Но быстро ретировался, обнаружив, что зал напоминает какой-то казенный дом – приемную то ли дантиста, то ли юриста, где в очереди томятся жаждущие надеть на себя виар-очки и наушники. Следующее столкновение с новой технологией случилось в октябре, в фойе Центра документального кино: я ждал начала сеанса, в то время как некий зазывала настойчиво приглашал всех желающих прогуляться в виар-очках по красавице Москве. Я предложением пренебрег. Но вот уже и на юбилейном Каннском фестивале 2017 года нашлось место VR-проекту – «Плоти и песку» Алехандро Гонсалеса Иньярриту, 7-минутному фильму, для которого – по рассказам избранных очевидцев – в ангаре окраинного района Ла Бока выстроили целую инсталляцию: там зрители, чтобы почувствовать состояние нелегального иммигранта на собственной шкуре, погружались босыми ногами в песок.

Мощным виар-залпом выстрелил 39-й ММКФ – на площадке перед шестым залом дни напролет крутили 35 фильмов продолжительностью от одной до десяти минут – видовые, анимационные, познавательные, фантастические. Я это великолепие снова проигнорировал.

Oднако забронировал на конец июля билет в миланский музей Fondazione Prada, где теперь демонстрируется работа Иньярриту: с виар-постановкой сложнее, чем с обычной выставкой, о посещении надо заботиться заранее, все визиты строго расписаны по временным слотам. Если начинать, решил я, то с большого мастера.

Но Иньярриту опередил наш соотечественник – Максим Диденко, чей VR-фильм «Клетка с попугаями» с 6 июля и до поздней осени идёт на Площади Сити, в специально оборудованном зеркальном кубе.

Диденко, как и Иньярриту, подвергает зрителя и виртуальному, и физическому воздействию – привязывая к креслу, как привязан анонимный герой «Клетки с попугаями», проходящий последний тест перед отправкой на Марс. Я не удержался и посмотрел «Клетку» в числе первых (правда, не в кубе, который достроили только к началу регуляных показов). Теперь делюсь впечатлениями.

Во-первых, это, конечно, здóрово: 3D-забавы в сравнении с «виаром» кажутся допотопным развлечением, скрипящей каруселью с неряшливо раскрашенными лошадками.

Тут ты действительно оказываешься внутри пространства (в «Клетке» это футуристически преображенная Площадь Сити, над которой грозно нависает Красная Планета), его можно рассмотреть, сделав полный круг на 360 градусов, и как бы скептически ты не был настроен заранее, реагируешь на рефлекторном уровне: вот сидишь ты на ступеньках и умом сознаешь, что рядом – твердая поверхность и твоя подруга Юля, но глазами видишь черную бездну, и невольно вздрагиваешь, и судорожно ищешь рукой опору. Это притом, что «Клетка с попугями» – фильм довольно статичный (правда, сравнивать мне не с чем, но, подозреваю, что в проектах с названиями «Эрмитаж», «Эльбрус», «Ленком» или «Вулканы» у зрителя большая «свобода передвижений», а про Иньярриту рассказывают, что даже в тело героя можно заглянуть и увидеть, как бьется сердце). Герой-зритель, как я уже сказал, обездвижен испытательным (пыточным?) креслом, главный герой, собственно, фильма (его играет Риналь Мухаметов) – ученый с эксцентричными повадками, то ли исследователь, то ли психопат.

Во-вторых, это амбициозно. Диденко стремится к полноценной (несмотря на суперкороткий метраж в 7 минут) антиутопии, выходящей за рамками городского развлечения или рекламного ролика Lexus

(я, кстати, совсем не против авторской рекламы, в которой работали многие великие, от Феллини и Вуди Аллена до Кустурицы и Джеймса Грея). «Клетка с попугаями» сделана по оригинальному и довольно замороченному сценарию Валерия Печейкина, разобраться в котором с одного просмотра у меня не получилось. Понял я, что безмолвный герой-зритель стал участником эксперимента совсем не по доброй воле, подручные героя Мухаметова (брусникинцы Гладстон Махиб, Василий Буткевич, Марина Васильева) склонны к жестким карательным мерам, а заглавная клетка, в которой то ли живые птицы, то ли чучела, нужна (вроде бы) для определения способности испытуемого к эмпатии (предположение подтверждает финальная мораль, сформулированная пословицей африканского народа йоруба). Это, конечно, можно счесть претенциозной, но малоосмысленной стрельбой из виар-пушки по попугаям, но к черту критический настрой. Имя Диденко – синоним работоспособности и творческого эксперимента, и не слишком внятная, но эффектная и зловещая «Клетка» неплохо рифмуется с последним на сегодня его спектаклем, «Цирком» в Театре Наций.

В-третьих, это очень напоминает люмьеровское «Прибытие поезда на вокзал Ла Сьота», новый технологичный аттракцион, к которому в 1898-м вряд ли кто-то отнесся как к новому искусству.

Что снимали первые кинооператоры мира? Регаты и наводнения, бокс с кенгуру и охоту на моржей – чем не темы для виара? Но отличие между старым и новым аттракционами принципиальное. Формально похожие на кино, виар-фильмы предполагают радикально иной контакт с реципиентом: вместо коллективного восприятия в кинозале – практически аутичное погружение. Даже если ты не заточен в особый куб, а сидишь среди других зрителей, очки и наушники полностью изолируют тебя от окружающей среды. Пока непонятно, во что вырастут VR-эксперименты – и вырастут ли во что-то. Но прогноз благоприятный. 

© Фото со съёмок - Роман Галасун

www.coolconnections.ru

Как устроен спектакль "Клетка с попугаями"

VR-постановка «Клетка с попугаями» в режиссуре Максима Диденко, которую показывают в зеркальном кубе на Площади Сити, — самая короткая и одновременно самая фантастическая премьера лета. Time Out изучил, как устроен новый театральный формат.

Что такое VR?

Технология VR (англ. virtual reality – «виртуальная реальность») позволяет погрузить человека в искусственно сконструированный мир. Надеваете наушники, специальные очки или шлем виртуальной реальности — и обнаруживаете себя в альтернативной вселенной. Если вы когда-нибудь играли в Counter-Strike или другую компьютерную игру от первого лица, то почувствуете сходство: здесь также можно придется крутить головой во все стороны. Но в отличие от компьютерного экрана, очки создают ощущение полной иллюзии реальности, отключают вас от восприятия настоящего мира 

Публикация от Gladstone Makhib (@gladstonme) Июл 5 2017 в 1:16 PDT

 

Совсем иное дело в дополненной реальности — AR (англ. augmented reality), которую часто путают с виртуальной. Здесь реальный мир никуда не девается, но в него встраиваются цифровые предметы, которые видно на экране смартфона.

Это новый тренд?

Да, и не просто тренд. Футурологи обещают, что VR/AR произведут революцию в способе общения с компьютером. Настоящий бум новых технологий ожидается ближайшей осенью с выходом iPhone 8 – его операционная система iOS 11 должна сделать дополненную реальность частью повседневной жизни. Впрочем, уже сейчас некоторые продавцы недвижимости с помощью виртуальной реальности показывают клиентам их будущие, но еще не построенные квартиры, а Sephora предлагает «примерить» макияж с помощью веб-камеры.

Искусство не отстает от бизнеса: на Каннском фестивале этого года оскароносный режиссер «Бердмена» и «Выжившего» Алехандро Гонсалес Иньярриту представил VR- фильм «Плоть и песок», в котором зритель оказывается в шкуре мексиканского беженца, пытающегося пересечь границу США. Там же в Каннах показали и российские опыты виртуальной реальности — фильмы учеников Московской школы нового кино. До Максима Диденко среди отечественных театральных режиссеров в VR уже отметился Юрий Квятковский, снявший для Сбербанка историю о том, как в один день 1916 года в одной сберкассе встречаются Станиславский, Шаляпин, Ахматова и Маяковский.

Так это фильм или спектакль?

В традиционном понимании — это, конечно, скорее фильм, ведь прямого контакта с актерами нет. И все же новый жанр к театру очень близок. В первую очередь, из-за эффекта присутствия, когда зритель оказывается внутри действия. Кроме того, если в кино нашим взглядом манипулируют оператор и монтажер, то в театре зритель сам решает, на что обратить свое внимание: на актеров, на декорации или на соседа. Та же свобода вам предоставлена и в VR-постановке: можете хоть весь спектакль игнорировать персонажей и разглядывать небо над головой. В более сложных постановках зрителей даже не ограничивают статичной позицией в кресле, а позволяют перемещаться по виртуальному миру — что уже близко к популярным сейчас спектаклям-бродилкам.

Публикация от Daria Beglova (@dbeglova) Июл 5 2017 в 10:11 PDT

 

«Клетка с попугаями» — это о чем?

Драматург Гоголь-центра Валерий Печейкин вдохновился планами Илона Маска о полете на Марс и сочинил небольшую антиутопию о том, как герой провалил последнее испытание перед отправкой на красную планету. Ему дали клетку с попугаями, а он, услышав крик птенца, лишь набросил на клетку ткань. Равнодушие оказывается непростительной чертой для человека будущего. Несмотря на 8-минутный формат, Печейкину и Диденко удается рассказать полноценную сюжетную историю с развитием, характерами и даже впечатляющей сменой декораций. При этом вы как зритель не просто оказываетесь в гуще событий, но становитесь центром истории. Ведь это вы не помогли попугаям, и именно вас обвиняет взвинченный человек в белом в исполнении Риналя Мухаметова. Оправдаться вы никак не сможете: вам ввели особый препарат и лишили голоса, так что остается только в страхе ожидать развязки. А она будет весьма жестокой, хотя и красивой в то же время.

Спектакль будут показывать на Площади Сити до конца сентября, а при благоприятной погоде, возможно, и дольше.

Что еще можно посмотреть?

Пока мода на виртуальные постановки только зарождается, но, например, уже в конце сентября в Тюмени представят спектакль «В поисках автора» — опыт совмещения спектакля традиционной формы и VR-технологий, в котором в виртуальной реальности сделана часть эпизодов. Что до столицы, то в Театре на Таганке недавно объявили, что запускают функцию VR-билетов и теперь можно будет смотреть спектакли, сидя дома в виртуальных очках.

Читайте также

wi-fi.ru

На Площади Сити запускают в "Клетку с попугаями" / Культура / Независимая газета

Фильм в жанре VR снял театральный режиссер Максим Диденко

площадь сити, фильм, мастерская дмитрия брусникина, vr-фильм, диденко Фото со съемок VR-фильма. Максим Диденко и Риналь Мухаметов. Фото Романа Голосуна.

На новообразованном городском пространстве Площадь Сити среди небоскребов стоит зеркальный куб, куда каждые 15 минут запускают по одному зрителю. Нужно надеть очки и принять то обстоятельство, что ты виртуальной волей становишься заложником неких испытателей. Они хотят отправить тебя на Марс, но с предполетным испытанием ты не справился – не оказал нужной заботы живым попугаям в клетке, за что тебя сурово отчитывают. Мораль незамысловата: человечеству отчаянно не хватает банальной эмпатии, о каком покорении новых вселенных можно говорить?

За восемь минут фильма толком не успеваешь вникнуть во все нюансы скоростного диалога героев, а можно ведь еще по сторонам смотреть – технология 360 градусов на это и рассчитана – и видеть привычную реальность преображенной. Вокруг, куда ни глянь, футуристический пейзаж и темное небо с грозно нависающей красной планетой, хотя на улице ослепительно солнечный день. Традиционная антиутопия в современном визуальном жанре и модной обертке – новая, но одномерная (несмотря на свои технические навороты) игрушка. Однако, как настаивают создатели, – за ней будущее индустрии не только развлечений, но и искусства.

В «Клетке с попугаями» снимались актеры Мастерской Дмитрия Брусникина (Марина Васильева, Игорь Титов, Юрий Межевич, Гладстон Махиб, Яна Енжаева) - театральный курс, составивший самостоятельную труппу. Продюсер СВЕТЛАНА ДОЛЯ рассказала «НГ» о жизни Мастерской и непривычном формате VR-фильмов.

- Театральная труппа с личным продюсером – это скорее западный формат…

- У каждого театра есть директор и административный менеджмент. А брусникинцы отличаются от театра тем, что у труппы нет своего помещения. Когда нет помещения, очень сложно существовать, и нужны управленцы, которые берут на себя административную работу. В случае Мастерской Брусникина таких людей называют продюсерами. Но я у брусникинцев называюсь директором по развитию и ищу средства не только на свои продюсерские проекты, но и на жизнь труппы в целом.

- У выпускников Мастерской множество проектов и не только театральных, на различных площадках. Кто принимает окончательное решение быть или не быть тому или иному начинанию?

- Дмитрий Владимирович Брусникин. К нему можно прийти с предложением: это может быть режиссер, сценарист, актер или продюсер, внутренний или внешний человек. А дальше он решает – быть или не быть. Так сейчас произошло со спектаклем «Десять дней, которые потрясли мир». Каталин Любимова обратилась к режиссеру Максиму Диденко с предложением поставить в рамках празднования 100-летия Юрия Петровича Любимова спектакль – посвящение. Максим предложил Дмитрию Владимировичу делать это с нашей Мастерской. Всем идея более чем понравилась. Премьера состоится 29 сентября в Музее Москвы в рамках выставки «Любимов и время. 1917–2017. 100 лет истории страны и человека».

- Наверное, старшее поколение зрителей, что придут на новые «Десять дней…», не избегут соблазна сравнить два поколения актеров – то, молодое из шестидесятых и нынешнее. Что за ними и есть ли тот же духовный объем?

- Я буду говорить субъективно, но, конечно, этот объем есть. В актерах Мастерской Брусникина есть особая энергия, которая и сделала из курса конкурентную труппу и влюбила в себя зрителей.

cult0908-1-t.jpg
Такую панораму зритель видит через VR-очки. Фото предоставлено пресс-службой Москва-Сити

- В чем феномен этой труппы, почему они заставили о себе говорить?

- Я могу лишь процитировать слова Брусникина - он очень точно отвечает на этот вопрос. Всегда наступает время, когда определенное поколение решает что-то сказать. Тот курс, который сейчас прогремел (выпуск 2015 года), учился в Школе-студии МХАТ в тот момент (2011 год), когда в стране стало что-то меняться. В основном в труппе те, кто родились после 1991-го. Это очень важно. Это ребята, которые родились в России, а не в Советском Союзе. Они не такие как даже мы, 30-летние. Они – другие. И тот метод воспитания, ведения обучения, если хотите, который выбрал Брусникин, дал свои результаты. Он предоставил полную свободу, и она вот так в них проросла. Их студенческий спектакль «Это тоже я» идет вот уже шестой сезон и стал визитной карточкой труппы. Потом была «Конармия» – соединение времени, труппы и художественного высказывания. «Конармия» - спектакль о гражданской войне - вышел в 2013 году, а потом настал 2014-й, и случилось то, что случилось.

- Раньше, со слов Пастернака, быть знаменитым было некрасиво, а сегодня что значит быть модным?

- Мастерская Брусникина модная уже пятый год, это уже не мода, а бренд. Главное выпускать важные, сильные проекты, делать то, что не делают другие, и делать это смело и точно, развиваться, оставаться особенными, иметь, что сказать.

Например, у Мастерской набирает обороты проект «Монология». Брусникин решил дать возможность каждому из труппы выступить в жанре моноспектакля. Хотя считается, что до этого формата нужно «дорасти», набрать объем, чтобы около часа сольно держать внимание публики. Но Брусникин дал возможность получить этот опыт 23-26-летним артистам. Особенность еще и в том, что актер сам выбирает режиссера, художника, материал, тему. И мастер либо одобряет, либо нет, и мы - либо даем бюджет, либо не даем. Уже готово четыре моноспектакля, один идет в Боярских палатах, два - в «Практике», в июле прошла премьера моноспектакля Васи Буткевича о жизни Чарльза Менсона - «Сонм» - в «Artplay», следующий блок – в сентябре. Готовится к выходу еще два новых моно в «Практике». В конце августа едем с гастролями в Веймар, потом в Питер. В общем, график жесткий, планов много, надеемся, так будет долго или всегда.

- Расскажите о VR-фильме «Клетке с попугаями», где снимались брусникинцы, проекте этого лета.

- Тут мне нужно переключиться и говорить с позиции директора по развитию Москва-Сити. Мы развиваем среди небоскребов комфортные общественные пространства. В частности, открыли Площадь Сити, которая работает вот уже третий месяц. Нам хотелось придумать что-то, что отражало бы суть места. Мы придумали, что это должен быть VR-проект, который всегда, в любое время идет на площади и переносит зрителя в это же пространство, но в будущем. Выбирая, о чем и что это будет, мы отталкивались от режиссера. Диденко возник сразу. Он умеет и любит экспериментировать, для него нет границ в творчестве. А VR - это одновременно и театр, и перфоманс, и кино. Дальше мы определились с пьесой – ее нам предложил Валерий Печейкин, у которого, как оказалось, уже была заготовка именно под VR. Ну а то, что в проекте будут брусникинцы и актер Гоголь-центра Риналь Мухаметов – естественное решение.

- А что здесь все-таки сугубо театрального?

- В кино режиссер и оператор принимают решение, что ты будешь видеть. В театре зритель может выбирать, на что именно сейчас будет обращен луч его внимания. И в VR – это тоже зритель. Ты можешь отвернуться и не видеть основной линии, наблюдать панораму.

- Если в двух словах, что такое VR?

- Виртуальная реальность. Метод передачи картинки 360 градусов. Как говорили продюсеры нашей съемки, - VR в нашей стране, да и во всем мире, находится на уровне братьев Люмьер, в нем пока очень мало съемочных, игровых проектов. В основном графика и документалка.

Недавно появился игровой короткий метр у Алехандро Иньярриту (VR- фильм «Плоть и песок» был показан на Каннском фестивале-2017 и являлся частью инсталляции, посвященной миграционному кризису на границе Мексики и США – прим. «НГ»). В фильме зритель попадает на место беженца. Или вот Юрий Квятковский сделал суперкейс с проектом «1917. Свободная история» и одним известным банком: ты приходишь в первое, старинное отделение банка, надеваешь очки и оказываешься там же, но сто лет назад. Рядом ходит Ахматова, Шаляпин. Технология VR сложная, но, я предполагаю, в будущем она будет занимать очень большое место. В формате и развлечений, и искусства. 

www.ng.ru

Максим Диденко о полетах на Марс, цензуре и «Гоголь-центре»

Фото: Мария Павлова

Если вбить в поисковик имя Максима Диденко, любая из выскочивших ссылок сообщит вам примерно следующее: это один из самых незаурядных и неутомимых российских режиссеров. Мы не станем исключением из правил: Диденко умудряется поставлять один театральных хит за другим. В прошлом году он практически одновременно представил иммерсивный «Черный русский» и «Чапаева и пустоту» по Пелевину — психотерапевтический тотальный метаспектакль, как он сам его называет. В 2017-м Диденко успел поставить «Процесс» в Чехии и музыкальный спектакль «Цирк» в Театре Наций — по одноименному фильму Григория Александрова 1936 года. А 5 июля на площади «Москва-Сити» стартует очередной и очень необычный для режиссера проект — «Клетка с попугаями» в формате виртуальной реальности VR 360. Bazaar.ru расспросил Диденко о возможной дружбе театра и виртуальной реальности, новых постановках и «крестовом походе» на «Гоголь-центр».

О «Клетке с попугаями» и полетах на Марс

Илон Маск уже запускает спутники в космос, а в 2025 году планирует отправить экспедицию на Марс. Мы решили пофантазировать: что, если это станет реальностью, а такие полеты обретут популярность. В «Клетке с попугаями» зритель становится главным героем и оказывается в центре, откуда людей отправляют на Марс. Это не совсем театральный проект. Съемки «Клетки с попугаями» больше походили на кинопроцесс: изначально мы планировали снимать прямо на площади «Москва-Сити», но потом оказалось, что погодные условия и технические аспекты не позволяют этого сделать. Пришлось использовать компьютерную графику — так, наверное, сейчас производится большая часть голливудского кино. Но есть и сходство с театром — благодаря VR 360 зритель сам может решить, на что ему смотреть, а в кино за него выбирают режиссер с оператором.

О виртуальной реальности

Возможно, виртуальная реальность — это искусство будущего, передовая современной сферы развлечений. Это что-то среднее между искусством гейминга, кино и театром. Как известно, Алехандро Гонсалес Иньярриту показал в Каннах VR-проект «Плоть и песок», в котором зритель оказывается на позиции беженца — с ним происходили различные коллизии в виртуальном пространстве. Это мировой тренд: многие мировые корпорации уже долго ведут разработки в сфере виртуальной реальности. Пока, к сожалению, технические возможности не очень велики, потому что VR-очки дают очень слабое разрешение, поскольку картинка растягивается на 360 градусов. Получается довольно неказистое изображение. Но пять лет назад флешка на 8 Гб казалась чем-то удивительным, а сейчас уже и терабайт помещается в совсем небольшой размер. Так что в будущем нас ждут удивительные эксперименты с виртуальной реальностью. С одной стороны, это пугает, потому что такое искусство совершенно нас вынимает из реальности: мы физически присутствуем в одном месте, а наши глаза, через которые мы получаем 80% информации, видят совсем другое. С другой стороны, уже сейчас человек, который каждый день смотрит телевизор, тоже находится в некой бытовой виртуальной реальности.

Проект «Клетка с попугаями»

Проект «Клетка с попугаями»

О сказке Андерсена и новой реальности

Сейчас я работаю с австрийским Университетом музыки и театра над спектаклем по сказке Ханса Кристиана Андерсена «Огниво». Главный герой — солдат, очень актуальная фигура, ведь современный мир постоянно находится на грани войны. Есть в этой сказке и темные силы — собаки, которые публично съедают короля и королеву на площади. Мне кажется, это похоже на некий страшный теракт. Сегодня во многих городах Европы, в том же Милане, постоянно видишь военные машины, солдат с автоматами — это так странно сочетается с туристами, безмятежно поедающими мороженое. Это какой-то новый мир. Новая страшная реальность, которой живет Европа. В каком-то смысле этому и посвящен мой спектакль.

О музыкальном спектакле «Цирк»

Фильм Григория Александрова «Цирк» в моем детском восприятии был образом чего-то идеального, утопического прошлого моей родины. Чем-то абсолютно солнечным в моей детской памяти. Когда лет в 8 я впервые приехал в Москву, пытался отыскать образы идеального города из этого фильма — время от времени даже удавалось. Но по мере взросления это идеальное восприятие начинало размываться. Узнав больше об истории своей страны, я удивлялся тому, что такой солнечный фильм появился в людоедские времена сталинских репрессий. Более того, это был любимый фильм Сталина. Мы живем в эпоху, когда со всех сторон закручиваются гайки. Мы получаем совершенно жуткие новости из тюрем и судов, а Надежда Кадышева тем временем поет песню «Перемен». Сегодня вновь сочетается несочетаемое. Поэтому сюжет «Цирка» снова стал актуальным. Мы с драматургом Константином Федоровым развиваем утопичную идею — непримиримые противоречия человеческой цивилизации можно победить только за пределами Земли. Лишь оказавшись в совершенно другом, агрессивном по отношению к человеку пространстве, можно преодолеть разногласия между русскими и американцами, ЛГБТ-меньшинствами и правыми радикалами и так далее. В этом смысле я большой фанат деятельности Илона Маска, ведь полет на Марс — это утопия, которая, может быть, спасет нашу цивилизацию.

Ингеборга Дапкунайте в спектакле «Цирк». Фото: И. Полярная

Ингеборга Дапкунайте в спектакле «Цирк». Фото: И. Полярная

Сцена из спектакля «Цирк». Фото: И. Полярная

Сцена из спектакля «Цирк». Фото: И. Полярная

Сцена из спектакля «Цирк». Фото: И. Полярная

Сцена из спектакля «Цирк». Фото: И. Полярная

Зачем ставить спектакли по фильмам

Когда вы смотрите спектакль по книге, возникает диалог между впечатлением от прочитанного и тем, что вы видите на сцене. В этом смысле кино — это тоже визуальный текст, от которого у вас остаются воспоминания и впечатления. Это более современный способ передачи информации, который не менее интересен, чем литературный текст. Мне было интересно работать с таким материалом — учитывать не только сюжет, но и композицию фильма, порядок кадров. Сегодня нормально разные типы текста переносить на язык театра.

О цензуре

Лично я, честно сказать, с подобным не сталкивался. Может быть, я просто не нахожусь на территории радикальных театральных высказываний. Хотя сейчас такое время, что уже не очень понятно, где пролегает граница, которую не надо пересекать. В 30-е годы Мейерхольд еще ставил свои спектакли. Он был очень модным: к нему на премьеры ходили все партийные деятели. Но в конце концов это ему не помогло. И партийных деятелей не спасли их высокие посты. Это тип реальности, в которой никто ни от чего не защищен. И сегодня это наша новая реальность. Может, поэтому по результатам недавнего опроса самым великим деятелем в истории стал Сталин. Это невозможно не замечать, как головной боли, например. Когда тебя кто-то треснул по голове, ты можешь сидеть, лежать, бежать, смотреть кино, писать роман или гулять с ребенком, но голова будет по‑прежнему болеть.

О травле «Гоголь-центра»

Кирилл Серебренников — самый яркий представитель свободного театра. Он не поддается контролю, несмотря на то что его много раз пытались финансово придушить. При мне в театре не раз выключали электричество. В прошлом году уволилось много технического персонала, остались только самые преданные люди, которые работали бесплатно в течение практически всей осени. Но благодаря помощи Театра Наций, Олега Павловича Табакова и благотворительного аукциона театр выжил и выпустил множество спектаклей. Прошлый и позапрошлый сезоны театра состоялись, несмотря на то что театру вставляли палки в колеса. Сейчас никто не понимает, что будет дальше. Но ребята, которые работают в театре, настроены оптимистично. Просто им по-другому нельзя: иначе не смогут работать. То, что происходит с «Гоголь-центром» — это призыв вообще прекратить какую-либо деятельность и слиться с серым фоном. Чтобы было все ровно, тихо, спокойно, по директиве. Чтобы все сидели тихонечко и носы свои не высовывали. Я это послание ощущаю вот так. В сегодняшнем политическом пространстве какие-либо неподконтрольные движения в публичной среде невозможны. Пару недель назад прошли обыски в другом театре, где я работал, — у Виктора Петровича Панова в Архангельском молодежном театре. Виктор Петрович проводит Международный фестиваль уличных театров «Европейская весна», которому уже больше 20 лет. На него приезжают со всего мира артисты. Панов тоже независимый человек. Думаю, мало кому в современном политическом истеблишменте это нравится.

Сцена из спектакля Максима Диденко «Хармс. Мыр» в «Гоголь-центре»

Сцена из спектакля Максима Диденко «Хармс. Мыр» в «Гоголь-центре»

Сцена из спектакля Максима Диденко «Хармс. Мыр» в «Гоголь-центре»

Сцена из спектакля Максима Диденко «Хармс. Мыр» в «Гоголь-центре»

Сцена из спектакля Максима Диденко «Хармс. Мыр» в «Гоголь-центре»

Сцена из спектакля Максима Диденко «Хармс. Мыр» в «Гоголь-центре»

О современной России

Когда мы ступили на поле демократии, человек оказался в беспомощном положении, где ему нужно решать все самому. Кто-то был более изворотлив, кто-то менее. В результате большинство членов нашего общества оказались не готовы к такому положению дел. Мы возвращаемся к состоянию, где те, кто взял бразды правления в свои руки, принимают удобные для себя решения, а пассивное большинство соглашается с ними. Никто не хочет нести ответственность за свою жизнь, за свое окружение, за свой двор, за свой дом. Приехав в родной Омск и прогулявшись по району, в котором я вырос, я был совершенно ошеломлен тем, как чудовищно он выглядит. Люди паркуются на детских площадках, дома находятся в аварийном состоянии, вокруг огромные кучи мусора. Я понимаю логику людей, которые в этих домах живут: есть какой-то ЖК, который должен всем этим заниматься, а они ни при чем, к ним это не имеет никакого отношения. Но это все-таки их двор, их дом и их помойка. Было бы правильно организоваться самостоятельно, почистить двор, вывезти мусор. Но система не предполагает, что инициатива снизу тоже возможна. В итоге ничего не работает: тем, кто сверху, это не надо, а те, кто снизу, этого не хотят. Получается хозяйственный коллапс. И выглядит это жутко.

Как с этим бороться

Рецепта я не знаю, но, вероятно, он есть. В России много активных, умных людей. Когда я жил в Питере, самостоятельные люди, активисты, сделали небольшую фабрику по раздельной переработке мусора — несколько точек в городе. Мы целую неделю собирали пластик, сами его отмывали. Это маленькая локальная история, но она позволяла улучшить повседневную жизнь. Мне интересно наблюдать, как разные культуры относятся к городскому устройству. Например, в Милане есть высотки, которые построены как сад огромный. Это круто! А у нас возводят гигантские новые микрорайоны, в которых всего одна маленькая больничка и один детский сад. И ни одного дерева — в лучшем случае три маленьких кустика. Это все небольшие вещи, крошечные детали, но именно они образовывают нашу жизнь. Цивилизация, по‑моему, должна не высасывать ресурсы из недр земли и бездумно выколачивать бабло, а двигаться в сторону возвращения к природе, гуманитарного устройства мира. Та же виртуальная реальность тоже может служить гуманитарным идеям.

bazaar.ru

на Площади Сити состоялась премьера VR-постановки «Клетка с попугаями» / Posta-Magazine — интернет журнал о качестве жизни

 

POSTA-Magazine Все статьи автора POSTA-Magazine

В Москве открылось новое городское пространство — Площадь Сити, которое обещает стать популярной зоной отдыха под открытым небом, невзирая на непогоду этого лета.

 

 

Из Москвы на Марс: на Площади Сити состоялась премьера VR-постановки<br /> «Клетка с попугаями»

На запуске проекта состоялась премьера VR-постановки «Клетка с попугаями» одного из самых успешных современных российских театральных режиссеров Максима Диденко, которую будут показывать на Площади Сити в течение всего лета.

«Клетка с попугаями» — это не театр и не кино, здесь вы попадаете в виртуальную реальность. Находясь внутри ситуации (скажем больше — в буквальном смысле в теле главного героя), зритель все же остается наблюдателем, но — наблюдателем вовлеченным.

Семиминутный фильм по пьесе драматурга Валерия Печейкина демонстрируется в установленном на площади «космическом кубе»

Семиминутный фильм по пьесе драматурга Валерия Печейкина демонстрируется в установленном на площади «космическом кубе», в котором одновременно могут находиться два человека, а «картинка» появляется не на экране или мониторе, а в очках виртуальной реальности с 360-градусным обзором.

Итак, о чем это? О человеке, который подвергается последнему испытанию перед полетом на Марс. О вас. Тест в большей степени психологический, нежели физический. При этом ваши руки пристегнуты к креслу, как и у испытуемого героя, конвульсии которого отдаются в вашем собственном теле.

В качестве главного «(ис)пытателя» выступает актер «Гоголь-центра» Риналь Мухаметов, в других ролях снялись актеры Мастерской Дмитрия Брусникина, среди которых Марина Васильева, сыгравшая в «Нелюбви» Андрея Звягинцева, и Василий Буткевич («Хороший мальчик», «Тряпичный союз»).

Пьеса Печейкина вдохновлена планами миллиардера-изобретателя Илона Маска отправить экспедицию на красную планету уже в 2024 году. Так что может статься, что фантазии создателей «Клетки с попугаями» очень скоро обернутся реальностью. Настоящей.

В качестве главного «(ис)пытателя» выступает актер «Гоголь-центра» Риналь Мухаметов

Детали: «Клетка с попугаями»: ежедневно 11:00-23:00 каждые 15 мин Площадь Сити, Пресненская набережная, 4, стр. 1 square.citymoscow.ru

 

 

 

для раздела «», опубликовано:

posta-magazine.ru

Клетка для попугаев. Евгений Панфилов.

Балет театра Евгения Панфилова. Самого основателя уже больше 10 лет как нет, а пик их популярности пришелся на 80-е - 90-е, и тогда, и в нулевых их обласкали премиями, а его приглашали ставить и преподавать. Театр продолжает существовать, но без идеолога по отзывам уже не тот. А этот балет - из лучших времен.

WARNING: не классика, современный танец!)))

Эксперимент со смертельным исходом

Выросшие в клетке, не выживают на воле. Этот закон эволюции действует и в человеческом обществе. Запертые в клетке субкультуры обречены на существование в ее рамках, которые становятся спасением и защитой от внешнего мира, живущего по другим законам. Об этом – пронзительный балет Евгения Панфилова «Клетка для попугаев».Евгений Панфилов – фигура столь же знаковая для развития современного танца в России, сколь и трагичная. Выросший и сформировавшийся как художник на излете советского времени, он оказался одним из пионеров, стоявших у истоков революции танцевального жанра. Вдали от больших сцен, в Перми, Панфилов делал в танце то же, что и рок-музыканты конца 80-х – начала 90-х – в музыке. Его энергии хватило не только на творческий эксперимент, но и на организацию театра «Балет Евгения Панфилова», а его таланта – не только на череду резонансных постановок, но и на признание мэтрами хореографии и преподавание современного танца. А его ранний уход оказался внезапным следствием непростой личной жизни.

В начале 90-х, когда появилась «Клетка для попугаев», в Москве гремели постановки Романа Виктюка в «Сатириконе». Вычурная, чувственная эстетика «Служанок», с откровенным гимном мужскому телу, не предназначенному для женщины, завораживала толпы поклонников. Красота странных, непонятных, но разрывающих душу отношений между героями была столь же непривычна, сколь и притягательна. Эту же эстетику – пары физически совершенных, чувственных и замкнутых друг на друга героев - Панфилов положил в основу своего балета. Подобно Виктюку, взявшему в союзники пронзительные композиции Даниэля Лавуа, Панфилов использовал для своего спектакля вообще беспроигрышную по драматическому воздействию классику – музыку Бизе-Щедрина к «Кармен-сюите».

По замыслу балета главные герои - птицы, попугаи в клетке, пара, огражденная от внешнего мира, развлекающая себя бездумным передразниванием происходящего за ее стенами. А вне клетки царит конформизм. Существа извне подчеркнуто прагматичны, лишены самолюбования, и, кажется, вообще потребности в прекрасном. Они передвигаются группками, почти строем, их пластика рубленная и нарочито приземленная. Дамы в подобии халатов, мужчины в подобии пижам – это мир кухонь. Но попугаи этого не понимают, у них нет других забот, кроме как «делать красиво». Их эстетствование – двух почти обнаженных фигур, любующихся собой и друг другом, то с элементами пародий, то с элементами стриптиза, иногда выглядит очень глупо, как символистские упражнения, форма ради формы. Балованные, не знающие забот, но знающие отношения, они чисто рефлекторно нащупывают границы клетки, и внезапно открывают, что их можно нарушить. В их выходе за пределы нет ни прорыва, ни поиска свободы, ни пафоса – это скорее случайное действие, шаг детей в познании мира. И вот тут оказывается, что миру они – такие – не нужны. Не приспособленные к другой, внешней реальности, они пытаются примерить ее на себя, надевая брошенные тряпки местных обитателей. Но безуспешно. Попугаи остаются попугаями – существами, способными выжить только в клетке. Мир их не принимает, и они погибают на воле.

Сколько пластов смысла заложил Панфилов в нехитрую историю покинувших клетку птиц… Здесь смешались, наверное, все загнанные в подполье субкультуры. И гей-тема, и тема художников, работающих вне мейнстрима, и тема социальной «инакости» - все, что наболело, что требовало высказывания, было выплеснуто на сцену. Но самой тонкой аллюзией остается не гибель попугаев, а то, что люди из внешнего мира, сбросив свои кухонные тряпки, устремились в опустевшую клетку. Что они хотели там найти? Иллюзию избавления от забот? Прикосновение к красоте? Просто себя истинных, наконец, без условностей и масок?

Смелый и провокативный спектакль был поставлен в 1992 году. Потом Евгений Панфилов трагически погиб, а его театр выживал и пытался сохранить наследие своего идеолога. Течение времени расставило все на свои места и позволило отделить в неоднозначном потоке субкультурных произведений 90-х коньюнктурные протестные вещи от настоящих творческих прорывов. В 2005 году «Клетка для попугаев» была восстановлена и получила официальное признание в виде «Золотой Маски» в жанре современного танца.

PS. Балет  - всего 40 минут, пролетает на одном дыхании. Ссылку не даю, но гуглится легко.

Другие отзывы о театре

Я в Фейсбуке, в Вконтакте, в Твиттере и в Инстаграме

anna-g.livejournal.com


Смотрите также