Птица счастья (деревянная игрушка). Игрушка птица счастья


Здор Светлана Николаевна — Академия Развития Творчества «АРТ-талант»

Во все времена на Руси с наступлением весны из различных материалов изготавливали птичек. Птицы из ткани выглядят очень красиво, можно просто украсить ими дом и ветви деревьев.

Птица счастья, оставь нам цветное перо, Как великий закон для земных поколений, В благодарность за все мир получит добро - Без корысти, боязни и ложных сомнений!

Материалы и инструменты:

  • носовой платочек,
  • немного ветоши или ваты для головы и туловища,
  • цветная нить.

Описание работы:

Платочек складывают по диагонали.

Затем сгибают уголки к середине.

И ещё раз.

Полученная фигурка складывается пополам, сгибами внутрь. Ниткой завязывается кончик платочка – это клюв.

Затем внутрь к клюву вкладывается маленький кусочек ваты.

Завязывается нитью – получилась голова.

Распрямляем крылышки в стороны.

Затем кладется еще ветошь или вата для туловища.

Перевязываем хвостик.Затем обматываем каждое крыло. Птица Счастья готова!

Автор: Здор Светлана Николаевна, Каширский детский сад №1, село Каширское, Воронежская область

Кукла-оберег → ←Цветик-семицветик

www.art-talant.org

Птица счастья (деревянная игрушка) — Википедия

Птица счастья

Птица счастья — деревянная игрушка в виде птицы, изготовленная с помощью резьбы по дереву. Элемент поморского ремесла.

Основным местом происхождения считается Архангелогородская губерния, в которую до XX века входили территории современных Мурманской, Архангельской областей, беломорские районы республики Карелии и Ненецкого автономного округа (Поморье, Поморская сторона). Одно из оригинальных названий игрушки «Поморский голубок». В 60-х годах XX века искусство изготовления было практически утрачено. Носителем и возродителем традиции изготовления птиц был мастер Мартын Филиппович Фатьянов из деревни Селище Лешуконского района Архангельской области. В деревне открыт небольшой музей, посвящённый его творчеству. После нескольких публикаций в центральных СМИ и журналах, о творчестве мастера, промысел по изготовлению «птицы счастья» был восстановлен на архангельском предприятии «Беломорские узоры».

Согласно описанию известного исследователя русской этнографии Сергея Максимова, в XIX веке подвешенная к потолку щепная птичка была непременным атрибутом поморского дома. Он упоминает, что таких голубков делали поморские старообрядцы в своих скитах, а также мурманские промышленники: «Здесь те же голубки из лучинок — досужество умелых скитников, прикрепленные к потолку ради украшения»[1].

В путевых записках по северу России и Норвегии «За волшебным колобком» Михаил Пришвин, описывает голубка так: «Я в чистой комнате зажиточного помора. Посреди неё свешивается вырезанный из дерева, окрашенный в сизую краску голубок». В рассказе М. Пришвина «По Маймаксе» он упоминает птицу, описывая старика-помора: «А то вот я его сфотографирую, и он повесит портрет в „чистой“ комнате над столиком с чистой скатертью. На него будут смотреть из угла преподобные Зосима и Савватий, а с потолка — вырезанный из дерева и окрашенный в синюю краску голубёночек — „вроде как бы Святой дух“»[2]. Из вышеприведенного текста можно сделать вывод о сакральном назначении голубя, связанным с образом Святого духа. В связи с этим современное превращение сакрального символа поморов в обычный сувенир не совсем корректно, так как разрушает исконную суть и духовное назначение артефакта. Образ голубя — это глубокий символ надежды, а не просто украшение или деревянная игрушка, как пытаются представить некоторые исследователи.

В советской этнографии также можно найти описание голубя. В конце 20-х годов XX века этнограф Нина Гаген-Торн в рассказе «Путь к Северу» так описывает птицу: «Я остановилась изумленная, широкое окно сияло лазоревым наличником. За ним блестели серебряные океанские дали, а на фоне их покачивалось привешенное на веревочке к оконному наличнику резное суденышко. Оно было так искусно вырезано и оснащено, что, казалось, приплыло сюда из океана, чудом не увеличившись, и повисло на окне. По бокам его покачивались на таких же шнурочках резанные из тонких стружек птицы. Одна, распустив разноцветный хвост, повернула голову к морю; другая, с девичьим лицом и в высокой короне, смотрела в комнату, сложив на груди ярко-синие крылья»[3].

Исследователь Иван Мосеев считает, что «поморский старообрядческий „голубок“ — артефакт этнических и религиозных верований поморского народа»[источник не указан 268 дней].

Птицу подвешивали под потолком в переднем, «красном» углу деревенской горницы, где располагался стол с лавками. Когда на него ставили кипящий самовар, резная птица, повинуясь токам горячего воздуха, медленно и торжественно вращалась вокруг оси… Глухарка Мартына Филипповича была изготовлена с великим тщанием и излучала добро. Он осторожно дул на её деревянные перья, и птица поворачивалась по кругу, словно осматривала свои владения. В золотистую фактуру сосновой дранки прекрасно вписывались красные и черные штрихи. Такое сочетание красок придавало вещи особый, «мезенский» колорит. В руках другого народного мастера из Архангельской области, Александра Ивановича Петухова, традиционный щепной голубок, выполнявшийся всегда предельно просто, лаконичными приёмами резьбы, превратился в настоящую скульптуру. Массивное туловище, причудливо выгнутые крылья, корона на голове. Работы А. Петухова украшают многие выставки. Мастер словно демонстрирует красоту материала, подбирая текстуру древесных слоев под оперение птицы, подчеркивая ею форму туловища, головы, хвоста.[источник не указан 268 дней]

За сравнительно короткий срок производство деревянной «птицы счастья» было освоено ремесленниками во многих регионах и ведется сейчас не только по всей России, но и на Украине, Белоруссии, Литве и Чехии.

Птица счастья вешалась в доме в качестве оберега, хранителя домашнего очага и благополучия.

Изготавливается из цельного бруска, щепки, без применения клея и крепежных элементов, путём нарезки тонких лепестков и специального метода изгибания, лепестки получившихся крыльев и хвоста могут соединяться нитками. Обычно делается из дерева сосны, ели, пихты или сибирского кедра.

  • Максимов Сергей. «Год на Севере». 3-е изд., доп. -СПб.: Тип. А.Траншеля, 1871. − 690 с.
  • Чекалов А.К.. «Народная деревянная скульптура русского Севера» Искусство, 1974. стр. 189
  • Иван Мосеев. «Бренды покидают Поморье» Бизнес-класс-Архангельск. (21 января 2008 года)
  • «Поморская птица счастья: миф или мистификация?» Журнал «Поморская столица» (06/2004)

ru.wikiyy.com

Птица счастья (деревянная игрушка) — Википедия. Что такое Птица счастья (деревянная игрушка)

Птица счастья

Птица счастья — деревянная игрушка в виде птицы, изготовленная с помощью резьбы по дереву. Элемент поморского ремесла.

История

Основным местом происхождения считается Архангелогородская губерния, в которую до XX века входили территории современных Мурманской, Архангельской областей, беломорские районы республики Карелии и Ненецкого автономного округа (Поморье, Поморская сторона). Одно из оригинальных названий игрушки «Поморский голубок». В 60-х годах XX века искусство изготовления было практически утрачено. Носителем и возродителем традиции изготовления птиц был мастер Мартын Филиппович Фатьянов из деревни Селище Лешуконского района Архангельской области. В деревне открыт небольшой музей, посвящённый его творчеству. После нескольких публикаций в центральных СМИ и журналах, о творчестве мастера, промысел по изготовлению «птицы счастья» был восстановлен на архангельском предприятии «Беломорские узоры».

Согласно описанию известного исследователя русской этнографии Сергея Максимова, в XIX веке подвешенная к потолку щепная птичка была непременным атрибутом поморского дома. Он упоминает, что таких голубков делали поморские старообрядцы в своих скитах, а также мурманские промышленники: «Здесь те же голубки из лучинок — досужество умелых скитников, прикрепленные к потолку ради украшения»[1].

В путевых записках по северу России и Норвегии «За волшебным колобком» Михаил Пришвин, описывает голубка так: «Я в чистой комнате зажиточного помора. Посреди неё свешивается вырезанный из дерева, окрашенный в сизую краску голубок». В рассказе М. Пришвина «По Маймаксе» он упоминает птицу, описывая старика-помора: «А то вот я его сфотографирую, и он повесит портрет в „чистой“ комнате над столиком с чистой скатертью. На него будут смотреть из угла преподобные Зосима и Савватий, а с потолка — вырезанный из дерева и окрашенный в синюю краску голубёночек — „вроде как бы Святой дух“»[2]. Из вышеприведенного текста можно сделать вывод о сакральном назначении голубя, связанным с образом Святого духа. В связи с этим современное превращение сакрального символа поморов в обычный сувенир не совсем корректно, так как разрушает исконную суть и духовное назначение артефакта. Образ голубя — это глубокий символ надежды, а не просто украшение или деревянная игрушка, как пытаются представить некоторые исследователи.

В советской этнографии также можно найти описание голубя. В конце 20-х годов XX века этнограф Нина Гаген-Торн в рассказе «Путь к Северу» так описывает птицу: «Я остановилась изумленная, широкое окно сияло лазоревым наличником. За ним блестели серебряные океанские дали, а на фоне их покачивалось привешенное на веревочке к оконному наличнику резное суденышко. Оно было так искусно вырезано и оснащено, что, казалось, приплыло сюда из океана, чудом не увеличившись, и повисло на окне. По бокам его покачивались на таких же шнурочках резанные из тонких стружек птицы. Одна, распустив разноцветный хвост, повернула голову к морю; другая, с девичьим лицом и в высокой короне, смотрела в комнату, сложив на груди ярко-синие крылья»[3].

Исследователь Иван Мосеев считает, что «поморский старообрядческий „голубок“ — артефакт этнических и религиозных верований поморского народа»[источник не указан 247 дней].

Птицу подвешивали под потолком в переднем, «красном» углу деревенской горницы, где располагался стол с лавками. Когда на него ставили кипящий самовар, резная птица, повинуясь токам горячего воздуха, медленно и торжественно вращалась вокруг оси… Глухарка Мартына Филипповича была изготовлена с великим тщанием и излучала добро. Он осторожно дул на её деревянные перья, и птица поворачивалась по кругу, словно осматривала свои владения. В золотистую фактуру сосновой дранки прекрасно вписывались красные и черные штрихи. Такое сочетание красок придавало вещи особый, «мезенский» колорит. В руках другого народного мастера из Архангельской области, Александра Ивановича Петухова, традиционный щепной голубок, выполнявшийся всегда предельно просто, лаконичными приёмами резьбы, превратился в настоящую скульптуру. Массивное туловище, причудливо выгнутые крылья, корона на голове. Работы А. Петухова украшают многие выставки. Мастер словно демонстрирует красоту материала, подбирая текстуру древесных слоев под оперение птицы, подчеркивая ею форму туловища, головы, хвоста.[источник не указан 247 дней]

За сравнительно короткий срок производство деревянной «птицы счастья» было освоено ремесленниками во многих регионах и ведется сейчас не только по всей России, но и на Украине, Белоруссии, Литве и Чехии.

Птица счастья вешалась в доме в качестве оберега, хранителя домашнего очага и благополучия.

Изготовление

Изготавливается из цельного бруска, щепки, без применения клея и крепежных элементов, путём нарезки тонких лепестков и специального метода изгибания, лепестки получившихся крыльев и хвоста могут соединяться нитками. Обычно делается из дерева сосны, ели, пихты или сибирского кедра.

Примечания

Литература

  • Максимов Сергей. «Год на Севере». 3-е изд., доп. -СПб.: Тип. А.Траншеля, 1871. − 690 с.
  • Чекалов А.К.. «Народная деревянная скульптура русского Севера» Искусство, 1974. стр. 189
  • Иван Мосеев. «Бренды покидают Поморье» Бизнес-класс-Архангельск. (21 января 2008 года)
  • «Поморская птица счастья: миф или мистификация?» Журнал «Поморская столица» (06/2004)

Источники

wiki.sc

Птица счастья (деревянная игрушка) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Птица счастья

Птица счастья — деревянная игрушка в виде птицы, изготовленная с помощью резьбы по дереву. Элемент поморского ремесла.

История

Основным местом происхождения считается Архангелогородская губерния, в которую до XX века входили территории современных Мурманской, Архангельской областей, беломорские районы республики Карелии и Ненецкого автономного округа (Поморье, Поморская сторона). Одно из оригинальных названий игрушки «Поморский голубок». В 60-х годах XX века искусство изготовления было практически утрачено. Носителем и возродителем традиции изготовления птиц был мастер Мартын Филиппович Фатьянов из деревни Селище Лешуконского района Архангельской области. В деревне открыт небольшой музей, посвящённый его творчеству. После нескольких публикаций в центральных СМИ и журналах, о творчестве мастера, промысел по изготовлению «птицы счастья» был восстановлен на архангельском предприятии «Беломорские узоры».

Согласно описанию известного исследователя русской этнографии Сергея Максимова, в XIX веке подвешенная к потолку щепная птичка была непременным атрибутом поморского дома. Он упоминает, что таких голубков делали поморские старообрядцы в своих скитах, а также мурманские промышленники: «Здесь те же голубки из лучинок — досужество умелых скитников, прикрепленные к потолку ради украшения»[1].

В путевых записках по северу России и Норвегии «За волшебным колобком» Михаил Пришвин, описывает голубка так: «Я в чистой комнате зажиточного помора. Посреди неё свешивается вырезанный из дерева, окрашенный в сизую краску голубок». В рассказе М. Пришвина «По Маймаксе» он упоминает птицу, описывая старика-помора: «А то вот я его сфотографирую, и он повесит портрет в „чистой“ комнате над столиком с чистой скатертью. На него будут смотреть из угла преподобные Зосима и Савватий, а с потолка — вырезанный из дерева и окрашенный в синюю краску голубёночек — „вроде как бы Святой дух“»[2]. Из вышеприведенного текста можно сделать вывод о сакральном назначении голубя, связанным с образом Святого духа. В связи с этим современное превращение сакрального символа поморов в обычный сувенир не совсем корректно, так как разрушает исконную суть и духовное назначение артефакта. Образ голубя — это глубокий символ надежды, а не просто украшение или деревянная игрушка, как пытаются представить некоторые исследователи.

В советской этнографии также можно найти описание голубя. В конце 20-х годов XX века этнограф Нина Гаген-Торн в рассказе «Путь к Северу» так описывает птицу: «Я остановилась изумленная, широкое окно сияло лазоревым наличником. За ним блестели серебряные океанские дали, а на фоне их покачивалось привешенное на веревочке к оконному наличнику резное суденышко. Оно было так искусно вырезано и оснащено, что, казалось, приплыло сюда из океана, чудом не увеличившись, и повисло на окне. По бокам его покачивались на таких же шнурочках резанные из тонких стружек птицы. Одна, распустив разноцветный хвост, повернула голову к морю; другая, с девичьим лицом и в высокой короне, смотрела в комнату, сложив на груди ярко-синие крылья»[3].

Исследователь Иван Мосеев считает, что «поморский старообрядческий „голубок“ — артефакт этнических и религиозных верований поморского народа»[

wiki2.red

Птица счастья (деревянная игрушка) Википедия

Птица счастья

Птица счастья — деревянная игрушка в виде птицы, изготовленная с помощью резьбы по дереву. Элемент поморского ремесла.

История[ | ]

Основным местом происхождения считается Архангелогородская губерния, в которую до XX века входили территории современных Мурманской, Архангельской областей, беломорские районы республики Карелии и Ненецкого автономного округа (Поморье, Поморская сторона). Одно из оригинальных названий игрушки «Поморский голубок». В 60-х годах XX века искусство изготовления было практически утрачено. Носителем и возродителем традиции изготовления птиц был мастер Мартын Филиппович Фатьянов из деревни Селище Лешуконского района Архангельской области. В деревне открыт небольшой музей, посвящённый его творчеству. После нескольких публикаций в центральных СМИ и журналах, о творчестве мастера, промысел по изготовлению «птицы счастья» был восстановлен на архангельском предприятии «Беломорские узоры».

Согласно описанию известного исследователя русской этнографии Сергея Максимова, в XIX веке подвешенная к потолку щепная птичка была непременным атрибутом поморского дома. Он упоминает, что таких голубков делали поморские старообрядцы в своих скитах, а также мурманские промышленники: «Здесь те же голубки из лучинок — досужество умелых скитников, прикрепленные к потолку ради украшения»[1].

В путевых записках по северу России и Норвегии «За волшебным колобком» Михаил Пришвин, описывает голубка так: «Я в чистой комнате зажиточного помора. Посреди неё свешивается вырезанный из дерева, окрашенный в сизую краску голубок». В рассказе М. Пришвина «По Маймаксе» он упоминает птицу, описывая старика-помора: «А то вот я его сфотографирую, и он повесит портрет в „чистой“ комнате над столиком с чистой скатертью. На него будут смотреть из угла преподобные Зосима и Савватий, а с потолка — вырезанный из дерева и окрашенный в синюю краску голубёночек — „вроде как бы Святой дух“»[2]. Из вышеприведенного текста можно сделать вывод о сакральном назначении голубя, связанным с образом Святого духа. В связи с этим современное превращение сакрального символа поморов в обычный сувенир не совсем корректно, так как разрушает исконную суть и духовное назначение артефакта. Образ голубя — это глубокий символ надежды, а не просто украшение или деревянная игрушка, как пытаются представить некоторые исследователи.

В советской этнографии также можно найти описание голубя. В конце 20-х годов XX века этнограф Нина Гаген-Торн в рассказе «Путь к Северу» так описывает птицу: «Я остановилась изумленная, широкое окно сияло лазоревым наличником. За ним блестели серебряные океанские дали, а на фоне их покачивалось привешенное на веревочке к оконному наличнику резное суденышко. Оно было так искусно вырезано и оснащено, что, казалось, приплыло сюда из океана, чудом не увеличившись, и повисло на окне. По бокам его покачивались на таких же шнурочках резанные из тонких стружек птицы. Одна, распустив разноцветный хвост, повернула голову к морю; другая, с девичьим лицом и в высокой короне, смотрела в комнату, сложив на груди ярко-синие крылья»[3].

Исследователь Иван Мосеев считает, что «поморский старообрядческий „голубок“ — артефакт этнических и религиозных верований поморского народа»[источник не указан 268 дней].

Птицу подвешивали под потолком в переднем, «красном» углу деревенской горницы, где располагался стол с лавками. Когда на него ставили кипящий самовар, резная птица, повинуясь токам горячего воздуха, медленно и торжественно вращалась вокруг оси… Глухарка Мартына Филипповича была изготовлена с великим тщанием и излучала добро. Он осторожно дул на её деревянные перья, и птица поворачивалась по кругу, словно осматривала свои владения. В золотистую фактуру сосновой дранки прекрасно вписывались красные и черные штрихи. Такое сочетание красок придавало вещи особый, «мезенский» колорит. В руках другого народного мастера из Архангельской области, Александра Ивановича Петухова, традиционный щепной голубок, выполнявшийся всегда предельно просто, лаконичными приёмами резьбы, превратился в настоящую скульптуру. Массивное туловище, причудливо выгнутые крылья, корона на голове. Работы А. Петухова украшают многие выставки. Мастер словно демонстрирует красоту материала, подбирая текстуру древесных слоев под оперение птицы, подчеркивая ею форму туловища, головы, хвоста.[источник не указан 268 дней]

За сравнительно короткий срок производство деревянной «птицы счастья» было освоено ремесленниками во многих регионах и ведется сейчас не только по всей России, но и на Украине, Белоруссии, Литве и Чехии.

Птица счастья вешалась в доме в качестве оберега, хранителя домашнего очага и благополучия.

Изготовление[ |

ru-wiki.ru

Птица счастья (деревянная игрушка) Вики

Птица счастья

Птица счастья — деревянная игрушка в виде птицы, изготовленная с помощью резьбы по дереву. Элемент поморского ремесла.

История[ | код]

Основным местом происхождения считается Архангелогородская губерния, в которую до XX века входили территории современных Мурманской, Архангельской областей, беломорские районы республики Карелии и Ненецкого автономного округа (Поморье, Поморская сторона). Одно из оригинальных названий игрушки «Поморский голубок». В 60-х годах XX века искусство изготовления было практически утрачено. Носителем и возродителем традиции изготовления птиц был мастер Мартын Филиппович Фатьянов из деревни Селище Лешуконского района Архангельской области. В деревне открыт небольшой музей, посвящённый его творчеству. После нескольких публикаций в центральных СМИ и журналах, о творчестве мастера, промысел по изготовлению «птицы счастья» был восстановлен на архангельском предприятии «Беломорские узоры».

Согласно описанию известного исследователя русской этнографии Сергея Максимова, в XIX веке подвешенная к потолку щепная птичка была непременным атрибутом поморского дома. Он упоминает, что таких голубков делали поморские старообрядцы в своих скитах, а также мурманские промышленники: «Здесь те же голубки из лучинок — досужество умелых скитников, прикрепленные к потолку ради украшения»[1].

В путевых записках по северу России и Норвегии «За волшебным колобком» Михаил Пришвин, описывает голубка так: «Я в чистой комнате зажиточного помора. Посреди неё свешивается вырезанный из дерева, окрашенный в сизую краску голубок». В рассказе М. Пришвина «По Маймаксе» он упоминает птицу, описывая старика-помора: «А то вот я его сфотографирую, и он повесит портрет в „чистой“ комнате над столиком с чистой скатертью. На него будут смотреть из угла преподобные Зосима и Савватий, а с потолка — вырезанный из дерева и окрашенный в синюю краску голубёночек — „вроде как бы Святой дух“»[2]. Из вышеприведенного текста можно сделать вывод о сакральном назначении голубя, связанным с образом Святого духа. В связи с этим современное превращение сакрального символа поморов в обычный сувенир не совсем корректно, так как разрушает исконную суть и духовное назначение артефакта. Образ голубя — это глубокий символ надежды, а не просто украшение или деревянная игрушка, как пытаются представить некоторые исследователи.

В советской этнографии также можно найти описание голубя. В конце 20-х годов XX века этнограф Нина Гаген-Торн в рассказе «Путь к Северу» так описывает птицу: «Я остановилась изумленная, широкое окно сияло лазоревым наличником. За ним блестели серебряные океанские дали, а на фоне их покачивалось привешенное на веревочке к оконному наличнику резное суденышко. Оно было так искусно вырезано и оснащено, что, казалось, приплыло сюда из океана, чудом не увеличившись, и повисло на окне. По бокам его покачивались на таких же шнурочках резанные из тонких стружек птицы. Одна, распустив разноцветный хвост, повернула голову к морю; другая, с девичьим лицом и в высокой короне, смотрела в комнату, сложив на груди ярко-синие крылья»[3].

Исследователь Иван Мосеев считает, что «поморский старообрядческий „голубок“ — артефакт этнических и религиозных верований поморского народа»[источник не указан 268 дней].

Птицу подвешивали под потолком в переднем, «красном» углу деревенской горницы, где располагался стол с лавками. Когда на него ставили кипящий самовар, резная птица, повинуясь токам горячего воздуха, медленно и торжественно вращалась вокруг оси… Глухарка Мартына Филипповича была изготовлена с великим тщанием и излучала добро. Он осторожно дул на её деревянные перья, и птица поворачивалась по кругу, словно осматривала свои владения. В золотистую фактуру сосновой дранки прекрасно вписывались красные и черные штрихи. Такое сочетание красок придавало вещи особый, «мезенский» колорит. В руках другого народного мастера из Архангельской области, Александра Ивановича Петухова, традиционный щепной голубок, выполнявшийся всегда предельно просто, лаконичными приёмами резьбы, превратился в настоящую скульптуру. Массивное туловище, причудливо выгнутые крылья, корона на голове. Работы А. Петухова украшают многие выставки. Мастер словно демонстрирует красоту материала, подбирая текстуру древесных слоев под оперение птицы, подчеркивая ею форму туловища, головы, хвоста.[источник не указан 268 дней]

За сравнительно короткий срок производство деревянной «птицы счастья» было освоено ремесленниками во многих регионах и ведется сейчас не только по всей России, но и на Украине, Белоруссии, Литве и Чехии.

Птица счастья вешалась в доме в качестве оберега, хранителя домашнего очага и благополучия.

Изготовление[ | код]

Изготавливается из цельного бруска, щепки, без применения клея и крепежных элементов, путём нарезки тонких лепестков и специального метода изгибания, лепестки получившихся крыльев и хвоста могут соединяться нитками. Обычно делается из дерева сосны, ели, пихты или сибирского кедра.

Примечания[ | код]

Литература[ | код]

  • Максимов Сергей. «Год на Севере». 3-е изд., доп. -СПб.: Тип. А.Траншеля, 1871. − 690 с.
  • Чекалов А.К.. «Народная деревянная скульптура русского Севера» Искусство, 1974. стр. 189
  • Иван Мосеев. «Бренды покидают Поморье» Бизнес-класс-Архангельск. (21 января 2008 года)
  • «Поморская птица счастья: миф или мистификация?» Журнал «Поморская столица» (06/2004)

Источники[ | код]

ru.wikibedia.ru

Птица счастья (деревянная игрушка) — википедия орг

Основным местом происхождения считается Архангелогородская губерния, в которую до XX века входили территории современных Мурманской, Архангельской областей, беломорские районы республики Карелии и Ненецкого автономного округа (Поморье, Поморская сторона). Одно из оригинальных названий игрушки «Поморский голубок». В 60-х годах XX века искусство изготовления было практически утрачено. Носителем и возродителем традиции изготовления птиц был мастер Мартын Филиппович Фатьянов из деревни Селище Лешуконского района Архангельской области. В деревне открыт небольшой музей, посвящённый его творчеству. После нескольких публикаций в центральных СМИ и журналах, о творчестве мастера, промысел по изготовлению «птицы счастья» был восстановлен на архангельском предприятии «Беломорские узоры».

Согласно описанию известного исследователя русской этнографии Сергея Максимова, в XIX веке подвешенная к потолку щепная птичка была непременным атрибутом поморского дома. Он упоминает, что таких голубков делали поморские старообрядцы в своих скитах, а также мурманские промышленники: «Здесь те же голубки из лучинок — досужество умелых скитников, прикрепленные к потолку ради украшения»[1].

В путевых записках по северу России и Норвегии «За волшебным колобком» Михаил Пришвин, описывает голубка так: «Я в чистой комнате зажиточного помора. Посреди неё свешивается вырезанный из дерева, окрашенный в сизую краску голубок». В рассказе М. Пришвина «По Маймаксе» он упоминает птицу, описывая старика-помора: «А то вот я его сфотографирую, и он повесит портрет в „чистой“ комнате над столиком с чистой скатертью. На него будут смотреть из угла преподобные Зосима и Савватий, а с потолка — вырезанный из дерева и окрашенный в синюю краску голубёночек — „вроде как бы Святой дух“»[2]. Из вышеприведенного текста можно сделать вывод о сакральном назначении голубя, связанным с образом Святого духа. В связи с этим современное превращение сакрального символа поморов в обычный сувенир не совсем корректно, так как разрушает исконную суть и духовное назначение артефакта. Образ голубя — это глубокий символ надежды, а не просто украшение или деревянная игрушка, как пытаются представить некоторые исследователи.

В советской этнографии также можно найти описание голубя. В конце 20-х годов XX века этнограф Нина Гаген-Торн в рассказе «Путь к Северу» так описывает птицу: «Я остановилась изумленная, широкое окно сияло лазоревым наличником. За ним блестели серебряные океанские дали, а на фоне их покачивалось привешенное на веревочке к оконному наличнику резное суденышко. Оно было так искусно вырезано и оснащено, что, казалось, приплыло сюда из океана, чудом не увеличившись, и повисло на окне. По бокам его покачивались на таких же шнурочках резанные из тонких стружек птицы. Одна, распустив разноцветный хвост, повернула голову к морю; другая, с девичьим лицом и в высокой короне, смотрела в комнату, сложив на груди ярко-синие крылья»[3].

Исследователь Иван Мосеев считает, что «поморский старообрядческий „голубок“ — артефакт этнических и религиозных верований поморского народа»[источник не указан 270 дней].

Птицу подвешивали под потолком в переднем, «красном» углу деревенской горницы, где располагался стол с лавками. Когда на него ставили кипящий самовар, резная птица, повинуясь токам горячего воздуха, медленно и торжественно вращалась вокруг оси… Глухарка Мартына Филипповича была изготовлена с великим тщанием и излучала добро. Он осторожно дул на её деревянные перья, и птица поворачивалась по кругу, словно осматривала свои владения. В золотистую фактуру сосновой дранки прекрасно вписывались красные и черные штрихи. Такое сочетание красок придавало вещи особый, «мезенский» колорит. В руках другого народного мастера из Архангельской области, Александра Ивановича Петухова, традиционный щепной голубок, выполнявшийся всегда предельно просто, лаконичными приёмами резьбы, превратился в настоящую скульптуру. Массивное туловище, причудливо выгнутые крылья, корона на голове. Работы А. Петухова украшают многие выставки. Мастер словно демонстрирует красоту материала, подбирая текстуру древесных слоев под оперение птицы, подчеркивая ею форму туловища, головы, хвоста.[источник не указан 270 дней]

За сравнительно короткий срок производство деревянной «птицы счастья» было освоено ремесленниками во многих регионах и ведется сейчас не только по всей России, но и на Украине, Белоруссии, Литве и Чехии.

Птица счастья вешалась в доме в качестве оберега, хранителя домашнего очага и благополучия.

www-wikipediya.ru