Красноштанный дятел. Каталог птицы крыма


Певцы полей, глашатаи весны — жаворонки | Птицы Крыма - каталог

В давние, давние времена предки наши считали, что на зиму птицы улетают в дивную теплую страну под названием «Ирья», и Владимир Мономах говорил по весне детям своим: «Птицы небесные из Ирья идут, да наполнятся леса и поля». Лень сорока мучеников, приходившийся по старому стилю на 9 марта, носил краткое название «Сороки». В этот день, по воззрениям крестьян, возвращалось в Отечество 40 разновидовых птиц, и в числе первых были жаворонки. В честь их прилета хозяюшки пекли из ржаного теста плоские заплетушки, похожие на птичек с хохолком, острым носиком и изюминками-глазками. Они так и назывались «жаворонки». У А. Куприна можно, например, прочитать: «Вчера еще Москва ела жаворонков: булки, выпеченные в виде... птичек...» Их раздавали детям, и они пристраивали этих птичек на плетнях, заборах, бегали с ними по улицам и выкрикивали приговорочку-выгонялочку-зазывалочку. Просили жаворонков прогнать, «замкнуть» холодную зиму и отомкнуть теплое летечко: «Жаворонки прилетите, красное лето принесите». К празднику прилета жаворонков люди украшали комнаты пучками верб в серебристо-белых барашках, в окнах выставляли вторые рамы, мыли стекла, выпускали из клеток на волю птиц.

Зазывали в это время весну и голосистые девушки, пели песни «веснянки», но в основном «Сороки» все же праздник детский. Сохраняется он в деревнях и по сей день, да и в городах случается, торгуют по весне в булочных поджаристыми ритуальными птичками.

"Жаворонки" из теста

Прилетают жаворонки в Крым вместе со скворцами или сразу же вслед за ними. Летят эти, не любящие шумных компаний птицы маленькими стайками и норовят под самое тепло подгадать. В народе в связи с этим примета бытует: «Жаворонок летит к теплу, зяблица — к стуже». Однако весной 1987 года в Крыму сразу же после прилета первой партии жаворонков, ударили морозы и закрутили, захороводили по горам и распадкам метели. На Кара-Даге и в рядом расположенном поселке Курортном птицы гибли «пачками». Уцелели лишь те, что подзадержались с прилетом. Не всегда, следовательно, так бывает, что с прилетом жаворонков снега «плавятся», даже в Крыму осечки случаются, но все равно многоязычные фольклорные источники отводят им роль герольдов, глашатаев весны. В Якутии их, например, зовут «хону курдаччи» — «сушители полей».

Сватовство и брачные игры у жаворонков, конечно же, в воздухе, и, конечно же, музыкально оформлены. Исключение — эндемичный хохлатый жаворонок. Этот в воздух редко поднимается, да и в певческом искусстве рангом пониже, но в утешение симпатичному «пешеходу» скажем, что он частенько поет зимой и горазд на передразнивание других певчих птиц. Начинают ухаживать жавороночьи самцы в феврале-марте. Петушок хохлатого жаворонка ходит вокруг избранницы кандибобером, крылышки приспустит, хвостик веерком растопырит и хохолок вежливо, будто шапочку, над жениховской головой приподнимет и опустит и вновь приподнимет. Может и подраться с соперником на глазах у самки, "товар лицом показать". Степной и полевой жаворонки «сватаются» в воздухе. Потюркают на подъеме, взмоют в высоту метров на 100-200 и одарят с высоты радостной трелью будущую супругу. Брачные союзы тоже разные. Временные, когда дама сердца соглашается на сезонный адюльтер (полевой жаворонок) и пожизненные (хохлатый).

Жаворонок хохлатый

Гнезда у всех жаворонков, исключая лесного, на земле, в ямках, выстланны травой, конским волосом, перьями. Излюбленные места гнездования — целинные степи, но только где они теперь в Крыму, эти самые целинные степи?! Хохлатому жаворонку легче. Он селится там, где ни один уважающий себя жаворонок яиц не положит. Ему все подходит — и выгоны, и пустыри, и овраги, и захламленные задворки, и даже пригородные свалки. Как видите, не очень чтобы эстет, было бы где притулиться. Юла, лесной жаворонок, гнездится в лесу, на деревьях. Яиц у жаворонков три-пять, по цвету они рыжевато-серенькие. Сидит на них самочка около двух недель и примерно столько же мать и отец кормят выводок в гнезде.

Лесной жаворонок

Внешность у жаворонка-птенца на первых порах аховая. Очень неприглядный. Французы в таком случае говорят: enfante terrible («ужасный ребенок»). У птенцов выпяченные в глазницах, закрытые кожистой пленкой слепые глаза, широко разинутый оранжевый клюв, голое жалкое тельце, а на темени торчат нелепые птенцовые бурого цвета щетинки. Прямо дракончики какие-то. Никак не скажешь, что симпатичные серенькие слётки имеют родственные отношения с этими уродцами. Выбравшись из гнезда, птенцы начинают бродить возле него, бегать и верещать чуть слышными детскими голосами. Старики подкармливают их, учат затаиваться, находить корм, отличать несъедобное от съедобного. Как только окрепнет первый выводок, чадолюбивые родители отыщут новую ямку, соорудят немудрящее гнездышко и выведут следующее поколение жаворонят. И так до трех — четырех раз за сезон. Выкармливают родители птенцов, как и все певчие птицы, насекомыми, и только позже слетки переходят на зерновой корм, не отказываясь при случае и от «мясных блюд». Уничтожая в массе вредных насекомых и выклевывая семена диких трав-сорняков, жаворонки издавна считались друзьями земледельцев, а что касается зерен пшеницы или ржи, то птицы подбирают только падалицу, зерно в колосе не трогают.

Аппетит у птенцов сказочный, и в весе они прибавляют так быстро, что родители не нарадуются. Вылупляются весом примерно в три копейки, на второй день они уже «дороже», по пятачку; на четвертый—пятый по два пятака; на шестой — по четыре, а через полмесяца каждого птенца могут уравновесить семь пятаков и не менее. Если бы с такой скоростью прибавлял в весе человеческий детеныш, то в полумесячном возрасте он бы весил где-то около полуцентнера.

Теперь об издревле обольстительных, издревле знаменитых песнях жаворонков. Если дерзнуть на определения и бездарное звукоподражатель-ство, то слышится нашему уху песня полевого жаворонка, как слаженный дуэт колокольчиков с флейтой: «цир-лир-лир-лю, цир-лю-лю-лю-лю-ююююю», причем ученые установили любопытный факт: в одну-единствен-ную секунду жаворонок издает 130 звуков, а каждая песенка длится не менее 5—10 минут. Такое сверхспринтерское мелодичное звукотворчество трудно себе представить и объяснить, но поэты, композиторы, писатели мало интересуются цифрами и склонны скорее многое объяснять, принимать или не принимать сердцем и сто раз обруганной в прошлом, якобы несуществующей душой. Именно так славили песни жаворонков Е. Баратынский, А. Островский, Н. Кукольник, И. Соколов-Микитов, Э.Межелайтис, К. Паустовский и многие другие. С. Аксаков писал, что песни жаворонков «хватали за сердце», и он заслушивался ими до слез. Глинке так понравились стихи Кукольника о жаворонке, что он написал к ним музыку. П. Загребельный считает, что «жаворонки серебряными нитями своих голосов ангельских соединяют небо с землею».

Изящную и талантливую зарисовку дает японский поэт Масаока Сики:

Жаркого полдня разгар. На облачке отдыхая, Жаворонки поют.

Не менее удачно, с точки зрения автора, написал о том же наш современник поэт И. Грудев:

О чем-то близком и родном, Повиснув над разливом хлеба, Дрожит он звонким язычком В хрустальном колоколе неба.

Процитируем и крымского поэта А. Милявского:

Подброшенный собственной песней, Вверху он трепещет, как лист. Привет тебе, друг поднебесный, Яйлы бескорыстный солист!

Очень красива свадебная песня лесного светлобрового жаворонка юлы. Она нежна, мелодична, с легким меланхолическим налетом, но самое удивительное то, что поет он не только днем, но и лунными ночами, что, безусловно, придает этим ночным «серенадам» дополнительную таинственность и очарование. Некоторые знатоки ценят напевы юлы выше соловьиных. Начинают петь жаворонки (полевой и степной) на излете ночи, часа в три-четыре.

Интересно, что раньше в некоторых странах жаворонков держали в неволе. Так, во времена Шекспира в Англии клетки с этими птицами часто можно было встретить в гостиницах. Стоило ли это делать? Наверное, нет. И небо без жаворонка и жаворонок без неба не действительны.

Улетает из Крыма жавороночье племя поздно, где-то в октябре и, как правило, ночью, когда не беспокоят пернатые хищники. Зимуют кто где. У берегов Болгарии, в Западной Европе, но основная масса в Средиземноморье, в северо-африканских степях в Египте, например. Так что осенью и весной морские перелеты у них за обычай. Летуны жаворонки превосходные. В непогоду, правда, устают и вместе с другими пернатыми путешественниками садятся стайками на корабельные снасти и палубные надстройки, да так густо, случается, что на парусных судах рей, бывало, не видно, да и палуба от помета серела, но моряки ни в коем разе не трогали птиц, не сгоняли, так как прекрасное морское поверье гласило: неизбежное несчастье грозит тому кораблю, на котором была убита или хотя бы обижена просившая приюта птица.

Хохлатый жаворонок остается зимовать вместе с нами, очень бедствует в многоснежные зимы, ну а в обычные, в поисках хлеба насущного бродит вдоль оврагов, проселков, дорог, «разбирает» навозные кучки, копается в мусорных кучах. Отсюда еще несколько названий-имен у этого симпатичного «пешехода»: посметюха, земляной жаворонок, подорожник и сусидка. Последнее, вероятно, связано с тем, что жаворонки эти в самое трудное время года соседствуют и кормятся рядом с человеком.

poluostrov-krym.com

Фауна Крыма - Фотоанималистика Крыма

Так уж получилось что наш блог больше специализируется на Фотографии. Он был создан во времена когда мы только начали понемногу фотографировать, и тогда мы даже не задумывались в каком жанре мы будем снимать. И так уж случилось, что постепенно мы увлеклись фото анималистикой.Однако общение с миром животных оказало большое влияние на наши интересы,и теперь они распространяются гораздо дальше фотографии. Сейчас мы с удовольствием принимаем участие в различных орнитологических мероприятиях: наблюдениях, подсчетах, кольцевании. Развешиваем гнезда, и просто с удовольствием наблюдаем за птицами. И не только. Однако не все материалы мы публикуем так как завышенные, на наш взгляд требования к фотографиям, просто связывает нам руки. А поделится интересными наблюдениями ой как хочется.

В общем для этих наших репортажей мы решили приспособить уже давно созданное нами, в кооперации с ещё одним Крымским фотографом-анималистом Сергеем Шкарупо сообщество Фауна Крыма. Оно давно простаивает без дела, поэтому мы решили “сдуть с него пыль”, и представить для всех кому интерестно будет почитать и посмотреть репортажные и бердовотчерские материалы.

В планах также создание каталога птиц Крыма, с описанием вида, их особенностей, ареала обитания и т.п. информации, которая как правило печатается в орнитологических справочниках.

Если кто-то готов взять на себя смелость и создать подобный каталог животных или насекомых Крыма, будем только рады. Мы сами пока не планируем, у нас ещё птицы не все отсняты )

Также мы приглашаем всех Крымских фотографов принять активное участие в развитии сообщества. Публикуйте свои рассказы и фотоотчеты о фауне Крыма: Животных, птицах, насекомых и прочих представителей богатейшей Крымской природы.

Выкладывайте свои наблюдения и заметки без стеснения. Очень интересно знать, где что происходит в нашем Крыму. Один везде, как ни крути, не успеешь, а вместе это сделать проще.

sergeshk.livejournal.com

Красноштанный дятел | Птицы Крыма - каталог

В числе охотничьей дичи дятел, к счастью, никогда не числился, но гонений и неприязни со стороны человека он все же не избежал. Одно время его, беднягу, ярого защитника леса, даже специально отстреливали. За что? А как вредителя леса! Трудно поверить? Ну что ж, давайте кое-что вспомним и разберемся в дятлином житье-бытье. Весной, как только самец пару себе подыщет, они сухостоину выбирают. В ней и долбят себе будущие супруги сообща семейные апартаменты. Неповрежденную, здоровую древесину на нужную глубину долбить голову отмотаешь, а потом прежде чем начать, дятлы ствол снаружи простукивают. Как зачуют пустоту или пораженное сердцевинной гнилью нутро, тут и приступают к работе. Здоровые, крепкие деревья редко для этого используются, разве что мягкотелый тополь, осину или липу для дупла приспособят. Вот тут-то его, голубчика, и ловили люди на этом деле и обрушивали заодно на его голову еще кучу мнимых грехов. Дятел, мол, мало того, что здоровые деревья калечит еще и массу древесных семян поедает, и от этого лесу тоже сплошной урон, самосева меньше.

Некоторые даже подсчитали, что большой пестрый дятел поедает столько семян сосны, что ими можно засеять плошадь в 1000 га. И еще: «кольцуя» весной деревья, то есть продалбливая по окружности ствола маленькие дырочки для того, чтобы попить древесного сока, дятел способствует, якобы, заносу в ранки инфекции, и деревья гибнут. Одним словом, совершенно прав канадский биолог Фарли Моуэт говоря, что когда бы и где бы люди бездумно не сживали со света живое существо, они стремятся всячески оправдать свои действия, порочат гонимого и приписывают жертвам все мыслимые пороки. Весьма к месту и старая пословица: «Если хотят убить собаку, говорят, что она бешеная».

Дятла со временем, конечно же, «реабилитировали». Ученые доказали, что случаи использования здоровых деревьев под дупла — исключение, что ранки, наносимые дятлом при поиске им столовых вредителей и «подсочке», по малости своей быстро затягиваются, и случаи заражения деревьев через эти «ворота инфекции» явление тоже совсем не частое. Кстати, о вредителях леса. Известно, как их много, как они искусно прячутся под корой и в глубине живой и мертвой древесины. Одним словом, там, куда ни человек, и ни один птичий нос, кроме дятлиного, не доберется. Личинок короеда он достает с глубины 7-9 см, причем простучав дерево, «выслушав пациента», красноштанный диагностик с завидной точностью прирожденного хирурга вскроет ствол точно над головой незадачливого интервента. Случается, конечно, и ошибется, но не отступится. Вновь простучит, найдет и съест. И опять-таки здоровое дерево дятел не тронет, нет ему там поживы.

Язык у дятла, которым он достает стволовых вредителей, знаменитый. Мало того, что длинный, он еще на конце с гарпунчиком, чтобы добыча не сорвалась. Высунуть язык дятел может на 13 см, и люди говорили: «Для дятла длинный язык не помеха». Отдавали должное и дятлиному носу: "Дятлу без носа, что волку без ног", не прокормиться. Кроме короедов, дятлы уничтожают усача, заболонника, хруща, древоточца, долгоносика, древесницу, щелкуна, златку, пилильщика и еще много других «внешних» и «внутренних» врагов деревьев. Один дятел за день может уничтожить 700-800 короедов. Недаром говорят, что дятел для лесоводов все равно, что собака для охотника, наводит на след вредителей. Если вспомнить о поставленных ему в вину съеденных семенах, то ведь он их не только ест, но и сеет, способствует восстановлению леса. По дороге к так называемым дятловым «кузницам» и вокруг них, где дятлы потрошат шишки хвойных деревьев, всегда много подроста. Добавьте к этому ту серьезную помощь, которой мелкая птичья братия обязана дятлу, подкармливаясь возле него зимой, и вы поймете, что дятла лесной науке не преследовать, а защищать всеми мерами следовало бы, поскольку и птицы без леса и лес без птиц не живут.

Упомянем еще об одной причине давней неприязни человека к дятлам. Весь его вид, его резкое, заполошное при виде человека «киик-к, кии-и-к», присущее ему любопытство, манера выглядывать из-за ствола и провожать путников в лесу, перелетая с дерева на дерево, принесли ему в свое время много горя. Суеверные люди пугались, считали, что за ними подсматривает злой дух, и убивали этого нарядного «князя». Князем называли дятла в народе за красную перьевую шапочку на макушке. В наше время о злых духах не вспоминают и о повадках дятла говорят не без юмора. В поисках вредителей дятел стучит по стволу, прислушивается, шарит в дыре языком, снова стучит, а потом скачками перебирается на другую сторону ствола, смотрит и возвращается на старое место. Люди в связи в этим шутят: дятел, мол, спешит на другую сторону, чтобы посмотреть, не пробил ли он ствол насквозь и не торчит ли там кончик его носа. На самом деле стук дятла, сотрясение ствола пугает вредителей, они выскакивают из всяких щелей, и дятел их склевывает. Потому и скачет на противоположную сторону ствола.

А теперь подробнее о «святая святых» — семейной «княжеской» жизни, хоромах «княжеских» и малых «княженятах». Перед «помолвкой» дятлы-самцы «музицируют». Выбирают для свадебной сигнализации хорошо резонирующие сухие ветки или расщепы их и колотят по ним клювом, давая знать соперникам, что жизненное пространство для предстоящей семейной жизни занято, ну, а для самки эта звонкая трель как предложение «руки и сердца». Летит к женишку незамедлительно, однако добрые взаимоотношения завязываются далеко не сразу. Поначалу будущие супруги крайне недружелюбны, такое впечатление будто им крайне противно смотреть друг на друга. Со стороны глядя впору подумать «своя своих не познаша». Постепенно все наладится, пойдет своим, тысячелетиями накатанным чередом, и они приступят к нелегкой работе по выдалбливанию дупла. На продольном срезе дупло это вроде горшка. Внизу пошире, к летку поуже. Глубина примерно 30-40 см, и чтобы такое выдолбить, трудится семейная пара несколько дней. Пока снаружи ствол долбят, еще ничего, а как вглубь заберутся — трудно. Ведь надо то, что уже отколото, в леток выбрасывать, кроме этого, в связи с тем, что дупла птицы делают в основном в мертвых деревьях, внутри тучей древесная пыль. Если бы не специальное устройство носа, не прочихаться бы красноштанным плотникам. Ноздри у дятлов снабжены как бы пылеуловителями — густыми щетинками-фильтрами. Сотрясение мозга им тоже не грозит. У дятлов между клювом и костями лицевой части черепа есть амортизирующая прослойка, которая как раз и оберегает крепкую голову этого неутомимого «стукача» от перетряхивания мозгов. По этому стуку его и враги находят. В «Словаре русского языка XI-XVII вв.» об этом сказано: «Как бы на дятла не свои нос, кто бы ево в дереве нашел».

Дупло большого дятла (в разрезе)

Внутри дупло птицы ничем не выстилают, и самка так и кладет яйца прямо на твердое дно. Птенцам, надо полагать, тоже не очень уютно, однако ни травм, ни пролежней у них не бывает. Сидят себе бок о бок, опираясь на пятки, которые снабжены у них специальными на этот случай мозолями. Из круглого, аккуратно выдолбленного летка целый день, с небольшими перерывами, несется детский галдеж, и слышно его не только вблизи, но и за десятки метров. Сначала, когда еще маленькие, — шипят, а чуть повзрослеют, выглядывают то один, то другой и кричат «те-те-те-те-те...» Птенцы других птиц обычно таятся в отсутствие родителей и начинают пищать, когда те с кормом подлетают, а дятлам в узком, глубоком дупле хищники не страшны, вот и верещат с рассвета до темноты. Ну, а когда взрослых заслышат, тут уж друг друга перекричать стараются, на корм претендуют. В дупле в это время куча мала, настоящая свалка, борьба за то, чтобы первому голову в леток сунуть. Из 3-6 птенцов случаются и заморыши, им еда редко перепадает, все-то их сталкивают вниз те, кто побойчее, и они часто гибнут, но обычно леток занимает самый голодный и потому самый горластый. Поев, замолкает и соскальзывает вниз подремать, а когда всем достанется, он к этому времени вновь проголодается и опять кричит громче всех и вперед всех к летку лезет. И если кто помешает, может и отпихнуть, и клюнуть больно при случае. Так и чередуются.

Когда птенцы еще слепые, голые и совсем слабенькие, мать и отец в дупло залезают с едой, позже садятся на его край и кормят. Едоки дятлята отменные. Трудовой день у взрослых начинается рано, часа в три-четыре и заканчивается около девяти вечера. Примерно 120 раз за 18-часовую смену подлетают к дуплу с добычей родители, а когда птенцы маленькие, еще того чаще, так что к концу дня крылья натрудят. Над подбором «блюд» для птенцов головы особенно не ломают (не то что крохотные крапивнички, выискивают что понежнее да посочнее), тащат все, чем разживутся: и гусеницу, и жесткого жука, и кузнечика, и личинку пилильщика, а то и тлями рот до отказа набьют. В общем, заботятся, а вот с санитарией у дятлов в дуплах не сказать, чтобы порядок. Уборкой они себя не утруждают, и на дне скапливаются остатки съеденных и взрослыми, и птенцами насекомых. Ну и запах поэтому в птенцовых покоях не так чтобы приятный, однако торопиться с осуждением не будем. Вспомним: «У каждой пташки свои замашки». Лишь бы этим пташкам их замашки во вред не были, а у дятлов дела обстоят именно так.

Когда дятлята подрастут, начинают лазить по стенкам, попозже из дупла выбираются и уже снаружи тренируют ноги. Ползая, коротко перепрыгивают, хвостиками подпираются и сразу же их в смолке запачкают. Совсем как у папы с мамой. А как взрослому дятлу хвост уберечь? Он у него наряду с ногами и клювом первый работник. Дятел им и на ходу подпирается, и когда клювом работает, упор на него, да и во время прыжков и даже сна опять же хвост без нагрузки не остается. Спят дятлята в дуплах в вертикальном положении, сидя на хвосте и вцепившись коготками в стенки дупла. Хвост у дятлов для всего этого самой природой приспособлен. Клиновидный, жесткий, как дворовая метла, и вечно грязный. В мусоре, в смоле или в саже, если хозяин хвоста на обгорелом дереве обретается.

Зимой подросшие дятлята используют дупла для ночлега, где, несмотря на антисанитарию и отсутствие выстилки, все же теплее, чем на открытом воздухе. Ученые подсчитали, что суточные колебания температур в мертвой древесине в два раза меньше, чем у здоровых, нетронутых дятлами деревьев. Весной, как и положено, выберут себе молодые пару, выдолбят вдвоем совершенно новые, для новой семьи, древесные хоромы и начнут растить следующее поколение дятлят, уничтожая за время их выкармливания сотни тысяч вредителей леса. Каждая пара дятлов, как подсчитали ученые, оздоровляет древостой на площади 15 га. Ну как тут не пожелать им доброго здоровья и многочисленного прожорливого потомства.

poluostrov-krym.com