Легенды Куршской косы: Балтика, птицы и дюны. Куршская коса птицы


Птицы Куршской косы: как их ловят и с чем едят - В стране

Куршская коса — узкая полоска суши в заливе Балтийского моря между российской Калининградской областью и литовской Клайпедой. Она едва различима на картах, но притягивает тысячи туристов уникальным ландшафтом. Это Национальный парк под охраной ЮНЕСКО, где деревья причудливо изгибаются (здесь говорят "танцуют"), а ветер северных морей "шевелит" текучие песчаные дюны. Но интересна она не только видами и атмосферой: косу называют "птичьим мостом" — здесь проходит Беломоро-Балтийский путь миграции. Весной и осенью через этот небольшой участок суши пролетают около 2 млн птиц в сутки.

Ловушки для птиц

© Виталий Невар/ТАСС

В одном из самых узких мест косы — чуть больше 400 метров — находится уникальная орнитологическая станция с самыми большими ловушками для птиц в мире.

"Птиц мы не любили, жить нам не хотелось"

— Это наше советское изобретение, — гордо показывает Леонид Соколов на конструкцию из сетей, лебедок и тросов. Ее масштабы — 15 метров в высоту, 35 в ширину и 75 в длину.

Леонид Соколов — ученый-орнитолог Зоологического института в Санкт-Петербурге. Вот уже 43 года весь "перелетный" период — с апреля по ноябрь — он работает здесь. Профессиональную увлеченность выдает соломенная шляпа, украшенная значками в форме птиц и соколиным пером.

Первая станция кольцевания птиц на Куршской косе появилась в 1901 году, и создал ее немец Иоганн Тинеман. Профессор с богословским образованием, он хотел быть пастырем, но в одной из поездок по Пруссии так был восхищен местным птичьим разнообразием, что забросил служение и переквалифицировался в орнитолога.

— Немцы кольцевали здесь птиц 43 года, но ловили совсем не так: они сыпали еду на землю, сажали туда манную птицу, потом дергали за веревку, и сети падали сверху. Это был старый неудобный метод. Мы решили ловить как рыбу. В 1957 году поставили пробную ловушку, и за осень в нее залетело 10 тыс. птиц. Стало ясно, что метод работает, а ума у птиц не намного больше, чем у рыб.

Первое время на станции работало восемь ловушек, сейчас их две: одна "смотрит" на север и в сентябре-октябре будет ловить летящих на зимовку птиц. Другая — весенняя — развернута в противоположную сторону и работает в основном в апреле.

Орнитолог Зоологического института в Санкт-Петербурге Леонид Соколов

© Виталий Невар/ТАСС

— Когда в 1980 году было четыре ловушки, мы поставили рекорд — 9 тыс. за день, — рассказывает орнитолог. — Это был кошмарный день, птиц мы не любили в этот день, и жить нам не хотелось, но всех окольцевали. Нас было восемь сотрудников. То есть один человек физически может тысячу окольцевать, но после этого он уже не человек: ничего не может и еще во сне кольцует.

Птичке не тяжело

За 60 лет в ловушки ученых попало 3 млн птиц примерно 250 видов. Но станция не только для науки — за год через ее сети проходят тысячи туристов. В прошлом году здесь побывало 25 тыс. человек, в этом — уже больше 30 тыс. Много приезжает иностранцев, особенно объятых ностальгией немцев.

— Кто повыше — остаемся здесь, мелкие — со мной в лабораторию, — командует Леонид Викторович. Перед ним толпа туристов из разных городов России: дети и взрослые с большим интересом слушают влюбленного в свою профессию доктора наук.

Соколов начинает с демонстрации "бус" из колец разных размеров: для королька и для лебедя. Они выполнены из легкого алюминия, поэтому: "Не волнуемся! Птичке не тяжело".

"Бусы" с кольцами для разных видов птиц

© Виталий Невар/ТАСС

— Это для королька, для крапивника, пеночки. А вот колечко для синички. Вот так держат птицу не для удушения, не надо волноваться — за 43 года работы здесь я мало кого придушил, и то в основном туристов.

Спецпроект на тему

Орнитолог аккуратно защелкивает колечко, проверяет, чтобы оно свободно "гуляло" по лапке, и переходит к регистрации. Синица попалась молодая — "желторотик", около полутора месяцев. Будь птица постарше, орнитолог смог бы определить и записать в книгу ее пол, но в этом возрасте самцы и самки выглядят одинаково. Эта синица уже живет без родителей и в октябре полетит во Францию, рассказывает Соколов. Вместо календаря у нее наблюдательность: она изучает долготу дня.

— Как только день начнет сокращаться — это сигнал: пора рвать когти! Перед этим будет много кушать, запасая жир.

Запас жира тоже оценивается при регистрации. Для этого ученый дует птице на брюшко: между перьев под тонкой кожей хорошо различимы желтый жир или красные мышцы. Мелкие певчие птицы свои запасы жира тратят экономно — одного грамма им хватает на 200–300 километров полета.

— Теперь крыло измеряем. Оказывается, чем длиннее миграция, тем длиннее крылья. Эта летит во Францию — крыло 75 миллиметров, а ласточка в ЮАР летит — 130 миллиметров, в два раза почти длиннее. И последняя операция: делаем из нее мороженое! — Леонид Викторович помещает синицу в свернутое в виде вафельного рожка приспособление для взвешивания. — Вот, почти 16 граммов. А ястреба мы в бутылку от кетчупа засовывали.

Кольцевание птицы

© Виталий Невар/ТАСС

После всех процедур птицу отпускают. Первые 10 минут она пытается снять кольцо на ближайшей ветке, но потом привыкает и летает с ним всю жизнь.

— Зяблик с нашим кольцом 12 лет возвращался из Франции в эту ловушку, 40 раз мы его ловили. То есть птицы точно находят свой километр, и никто не знает, как они это делают. Нобелевская премия обещана тем, кто разгадает.

Зяблик — самый массовый вид на косе, в некоторые дни орнитологи ловили их по 6 тыс. в день. Название станции — "Фрингилла" — так и переводится с латыни: "зяблик".

Зачем зимовать в Антарктиде

Повторно попавших к орнитологам птиц записывают в отдельный журнал.

— В основном наши, но и иностранцы залетают. Вот 3 апреля попалась синица лазоревка из Литвы, а вот королечек из Дании, — Соколов листает журнал. — И мы сразу туда письма пишем электронные и обмениваемся информацией.

Данные эти для орнитологов крайне важны: они позволяют проследить пути миграции птиц и уже привели к неожиданным открытиям.

— Американские птицы обычно летают только между Северной и Южной Америками, но этих, видно, штормом занесло в Атлантический океан — две небольшие индиговые овсянки (цвета джинсов) добрались сюда. Значит, они пролетели над океаном без остановки 3,5 тыс. километров, и ушло у них на это четверо суток.

Почти 4 тыс. километров без остановки пролетает китайская кукушка, чтобы попасть на родину в Африку. Малый веретенник восемь суток машет крыльями, чтобы добраться из Аляски в Новую Зеландию — 11,5 тыс. километров.

— Но самый дальний мигрант — полярная крачка. Эта достаточно небольшая птица гнездится в Арктике, а зимовать летит, непонятно зачем, в Антарктиду. 35 тыс. километров летит туда и 35 тыс. километров обратно. Зачем? Питается она рыбой. Не обязательно в Антарктиду пилить.

Этот вопрос пока без ответа.

"Умных не кольцуем"

Леонид Викторович показывает туристам специальные "карманы", не дающие птицам выбраться наружу: "Глупые летят прямо туда, а умных мы и не кольцуем".

Орнитолог перечисляет когда-либо окольцованных "Фрингиллой" птиц, начиная с самой крошечной — четырехграммового королька.

— Вот такая кроха ночью летит из Швеции через Балтийское море 400 километров без остановки. Дальше идут зяблики, синицы, покрупнее — дрозды, скворцы. За ними хищники — ястреб-перепелятник очень любит наши ловушки: по 25 ястребов за день ловили.

"Мелочь", по словам ученого, летит на высоте 1–2 километра, а, к примеру, гуси — 6 километров и выше.

— У меня был как-то в группе военный летчик из Мурманска и уверял, что они встретили гусей на восьми километрах. Вы можете себе представить? Там минус 50 за бортом и разреженный воздух, а гуси летают.

История про сову

© Виталий Невар/ТАСС

Почти все птицы попадают в широкую ловушку сами, но одну ученым приходится заманивать. Орнитолог показывает туристам фотографию ушастой совы. Она, по его словам, интересна тем, что путешествует всего раз в жизни — пока молодая и глупая. Молодняк еще не умеет ловить мышей под снегом, поэтому на первую зиму летит туда, где меньше снега и больше еды, — в Западную Европу. Все путешествие записано в генах.

— Выбираем хорошую лунную ночь в октябре либо в апреле, берем с собой студентку-помощницу и прячемся под сосной, из кармана достаем научный прибор для заманивания сов, — Соколов под хохот туристов достает из кармана резиновую мышь. — Даем студентке, чтобы она пищала, и та пищит, если хочет зачет или курсовую.

За ночь, по словам орнитолога, хорошая студентка способна заманить не 5, не 10, а сотню сов.

— А мы читаем, что сова — мудрая птица. Сказки это все! Наивная и доверчивая. Когда к нам знатоки "Что? Где? Когда?" прилетали — у них же сова мудрость символизирует, — мы говорим: ребята, ну кого вы взяли? Обалдели, что ли? Ворону надо брать!

Как вороны катаются на попе

Серую ворону, говорит Соколов, вы не заманите ни мышкой, ни сыром, ни колбасой. Эта птица научилась раскалывать орехи, закладывая их в стыки рельсов или под колеса машин. Вот интеллект!

— Вороны же и развлекаются интеллектуально. Очень любят кремлевские купола: поднимаются, садятся попой и съезжают. Любят кататься. Возникла проблема: купола покрыты сусальным золотом, они сдирают его коготками и выносят за пределы Кремля. А это криминал.

Соколы, обученные для защиты территории Кремля от ворон, 2005 год

© Григорий Сысоев/ТАСС

За помощью к орнитологам, вспоминает Соколов, обращалась целая правительственная делегация во главе с тогдашним премьер-министром Николаем Рыжковым. К тому моменту перепробовали уже многое: и холостыми выстрелами отпугивали, и соколов на охрану нанимали. Был даже особо изощренный способ.

— Услышали, что можно криками ужаса отпугивать. Поймали несчастную ворону, драли ей перья, она орала благим матом, записали на диктофон и по Кремлю с утра этот ор включали. Но ворона — любознательная птица, все слетелись посмотреть: кто так дико орет? Ворон стало в Кремле только больше, — рассказывает байку Соколов.

Рыжкову он тогда посоветовал оставить Кремль воронам, а самим переехать в другое место.

Поймать серую ворону непросто, но именно она стала первой окольцованной немецкими орнитологами птицей Куршской косы. Правда, ловили ученые не сами, а выкупали птиц у местных жителей — "кусателей ворон".

Дикие племена куршей, жившие на этой территории с давних времен, ловили ворон не для науки, а на еду. А "кусателями ворон" их прозвали за оригинальный способ умерщвления пойманной птицы — укусом в голову.

— Из ворон готовили фирменное блюдо: здесь подавалась копченая ворона. Сейчас вам только рыбу копченую дадут, а у них ворона была. Кстати, серую ворону можно кушать, у нее белое мясо, как у курицы, — говорит орнитолог.

Ворон курши не только коптили, но и солили на зиму бочками. Некоторые рестораны Калининградской области и сейчас включают в меню "Куршскую ворону", заменяя основной ингредиент мясом кролика.

Почему зяблик возвращается

Леонид Викторович предостерегает своих слушателей от неразумного кормления перелетных птиц. Обманутые хорошим прикормом осенью, они часто отказываются от планов зимовки и остаются в городах, где о них потом забывают.

— Сейчас на помойках стали оставаться скворцы, грачи, которые раньше всегда улетали. Помните картину "Грачи прилетели"? Так вот теперь грачи всю зиму по помойкам лазят и никуда не собираются лететь.

Решение отказаться от зимовки может стать для птиц смертельным. Соколов привел пример с утками, которые перестали улетать из Москвы и Санкт-Петербурга во Францию из-за хорошей кормежки от добродушных пенсионеров.

— 1991–1992 год, кризис в стране. Зарплаты не платят, пенсии закончились, пенсионеры перестали кормить уток. И все уточки зимой дали дуба. Сейчас опять много уток. Откуда они взялись? Оказывается, среди уток 70% верят пенсионерам и остаются, а 30% не верят — и правильно делают. Вот эти 30% неверящих улетели во Францию и Голландию в 1990-х годах, выжили, вернулись и восстановили нам всю популяцию.

Перед учеными "Фрингиллы" стоит несколько задач, и одна из них связана с предотвращением эпидемий. Птицы, по словам Соколова, настоящее бактериологическое оружие, они способны разносить вирусы на огромные расстояния. Именно они принесли в Россию чисто африканское смертельное заболевание — лихорадку Западного Нила.

Сейчас орнитологи берут у птиц капельку крови и отправляют в Институт гриппа в Санкт-Петербурге. Так выяснилось, что у ласточек есть антитела гриппа, которым мы от них уже заразились, — H5N1.

Основная же задача, для которой станция создавалась, — выяснить, куда птицы летят зимовать и как находят дорогу обратно. Вопрос ориентации и навигации птиц, по словам ученого, до сих пор остается открытым.

Орнитологическая станция "Фрингилла"

© Виталий Невар/ТАСС

— С рыбами более-менее разобрались: рождается малек из икринки, сразу делает химический анализ ручья и запоминает характеристики воды. Пять лет плавает в океане, а затем идет вдоль берега и, как только находит знакомые молекулы, движется в этом направлении и находит родной ручей. Но в воде-то эти молекулы сохраняются, она стабильна. А здесь-то как сохранить? С июля по март все в воздухе перемешается. С рыбами разобрались, а с птицами — нет.

Известно, что для ориентирования птицы могут использовать магнитное поле Земли. Но как это позволяет зяблику 40 раз возвращаться точно на 23-й километр "Фрингиллы", ученым пока не удалось установить.

Дарья Решетникова

tass.ru

Орнитологическая станция "Фрингилла" на Куршской косе

Во время весенних и осенних перелетов птицы избегают длительных полетов над открытой водой. Куршская коса – это своеобразный мостик для отдыха, во время их перелёта. Пролетая над ним птицы чувствуют себя в безопасности, им всегда есть где укрыться от непогоды или опуститься на кормежку. На Куршской косе проходит беломоро-балтийский миграционный путь птиц (более 300 видов), которые летят из Финляндии, Карелии, Прибалтики в Южную Европу и Африку. Неудивительно, что в XIX веке здесь была основана орнитологическая станция для изучения птиц и их перелётов. А в 1901 году здесь впервые в мире начали кольцевать птиц. Самая распространённая птица на Куршской косе - зяблик. Кстати, и орнитологическую станцию назвали "Фрингилла" - латинское название зяблика. Сегодня это - крупнейшая в Европе станция кольцевания птиц. Сейчас 2/3 всех птиц, кольцуемых в России, получают "птичьи паспорта" на станции "Фрингилла" на Куршской косе. Ознакомимся с процессом кольцевания птиц.По песчаной тропе, ведущей вдоль живописного соснового леса, мы вышли к деревянным избушкам:

Экскурсию вел известный орнитолог, доктор биологических наук - Леонид Соколов:

В 1957 году на "Фрингилле" была установлена первая ловушка для поимки птиц, сконструированная сотрудником станции Янисом Якшисом. Она получила название "рыбачинская ловушка", так как была похожа на рыболовный трал, закрепленный на земле и открытый навстречу низколетящим птицам. Ловушки позволяют контролировать многолетнюю динамику численности гнездящихся и пролетающих птиц, изучать их физиологическое состояние и проводить многие другие исследования.

Сейчас здесь установлено 2 ловушки: одна направлена на юг, а другая на север. Иногда функционируют четыре:

На территории Куршской косы установлены самые высокие в мире ловушки.

Ширина входа в ловушку до 30 метров, высота до 15 метров:

Длина ловушки более 60 метров:

В конце ловушки находится маленький вольер, оттуда и вылавливают птиц орнитологи:

Осенью через косу пролетает до одного миллиона птиц в день, а в ловушки попадает до нескольких сотен, а иногда и тысяч птиц. Был случай, когда за один день в ловушки попалось около 9 тысяч птиц.

Пока экскурсовод рассказывал про повадки птиц, в ловушку залетела птичка. Орнитолог проследовал за ней. Негромкими хлопками он подгонял птицу все дальше и дальше:

Пока она не залетела в вольер:

Немного подождав пока птица успокоится, наш экскурсовод продолжил свой увлекательный рассказ. Ворона, как оказалось – одна из самых умных птиц. Были случаи, когда ворона, после безуспешных попыток самой расколоть грецкий орех, выбрасывает его на дорогу и ждет, когда это за нее сделает проезжающий автомобиль.

Процесс ловли птицы оказался очень быстрым. Орнитолог осторожно прошел в вольер:

И вот уже зяблик в руках орнитолога:

По словам Леонида, за все 20 с лишним лет, в течение которых он занимается кольцеванием птиц, еще ни одна не погибла в его руках:

Пока мы слушали рассказы орнитолога, наш друг Александр тем же способом, что и Леонид Соколов, загнал в ловушку птицу пеночку, по словам орнитолога, прилетевшую сюда из Африки:

Домик орнитолога. Здесь происходит кольцевание птиц:

Леонид рассказывает и показывает на наглядном примере размеры колец, которыми кольцуют птиц. Для аиста – самое большое кольцо:

Для филина – свой размер:

После того как птица поймана, все ее параметры записывают в специальный журнал:

В нашем случае зяблик оказался уже окольцованным. Новое кольцо не надевают, а записывают номер со старого кольца:

Зяблик, тем временем, успокоился, видимо, поняв, что сам он на процесс повлиять не сможет. Записывают название птицы на латыни и пол:

Смотрят крылья:

Измеряют длину крыла и тоже записывают в журнал:

Птица накапливает жир перед перелетом, т.к. жир - это своеобразный бензин для птиц. Проверяют, есть ли ожирение. Для этого сильно дуют на грудку. Если под перьями она желтовато-белого цвета, то это жир, а если красноватая, как в нашем случае - то жира нет.

Для взвешивания птицы применяют способ, который маленькие дети называют "мороженое". Он наглядно виден на следующей фотографии:

После взвешивания птицы наш экскурсовод-орнитолог задал вопрос: "А знаете ли вы, почему самцы, чаще всего, крупные и яркие, а самки серенькие и маленькие?" И не дожидаясь ответа, сам разъяснил: "Природа, она, ведь, не дура и если что-то делает, значит это зачем-то нужно. Самцу что главное? Потомство оставить - генетическую информацию передать в как можно большем объёме. А что для этого нужно? - Привлечь к себе больше внимания. Поэтому, девушки, не расстраивайтесь, если ваш самец не живёт с вами постоянно, а ищет других самок. Это не он такой плохой, а природой ему так положено. Поэтому лишь бы деньги приносил в дом, а сам - пусть гуляет, где хочет. Но вот если и денег не приносит... ну, тогда стоит задуматься о смене самца." Вот такое интересное оправдание полигамии.Далее он продолжил: "А для самки что главное? - Не только потомство высидеть, но и защитить его, пока оно не окрепнет! И об этом, смотрите, тоже природа позаботилась...". Леонид извлёк откуда-то птичье гнездо, и бережно поместил туда зяблика:

После всех проведенных процедур Леонид отпустил птицу на волю и она, немного очумевшая от того, что с ней проделали, улетела прочь. На этом экскурсия закончилась. Немного познавательной информации на стендах:

И традиционное фото после экскурсии:

В следующий раз встретимся в "Танцующем лесу".

Метки: Куршская коса, Фрингилла

alexlomako.livejournal.com

Куршская коса | Futureruss.ru

Джанджугазова Е.А.

Куршская коса – уникальный памятник природы, ее длина – 98 км. Самое узкое место – 400 м. (поселок Лесной), самое широкое – 4 км. (поселок Рыбачий). Государственная граница России и Литвы делит ее почти пополам. Куршская коса самый маленький по площади национальный парк России, но на его долю приходится более трети всех посещений особо охраняемых природных территорий РФ.

Куршская коса – удивительное и вместе с тем загадочное место, называемое «Неринга» от куршского Nerija (Нерия — «коса»). Племена куршей – аборигены этой части Балтики, когда-то славились своими морскими походами и воинскими подвигами, но их, к сожалению, постигла участь многих народов, уничтоженных в средневековье крестоносцами. Однако память о них трепетно и верно хранит в своих сагах Куршская коса – этот небольшой песчаный полуостров, разделяющий соленое Балтийское море и пресноводный Куршский залив.

Куршская коса – это особенный мир, побывавшие в нем навсегда сохраняют необыкновенно яркие ощущения праздника, в котором великолепная природа Балтики в образе белокосой Неринги открывает свои самые сокровенные тайны. Замечательный немецкий ученый Вильгельм фон Гумбольдт — брат блестящего естествоиспытателя и путешественника Александра фон Гумбольдта, сказал об этом необычном уголке природы: «Куршская Неринга» так своеобразна, что ее необходимо увидеть так же, как Италию или Испанию, если душа хочет прекрасных зрелищ».

Куршская коса

Песчаные дюны косы как бы выступающие из синеватой дымки Куршского залива, образуют уникальное природное образование с ландшафтами необычайной красоты и величественности. Они производят впечатление космического пейзажа, нарисованного творческим воображением художника – фантаста. Путешествующие по песчаным дорожкам Куршской косы навсегда сохраняют в сердцах память о природном рае сухих сосновых боров, где на каждой серебряной иголочке играют теплые лучики солнца.

Сосновый бор Куршской косы

А белоснежные пляжи широким полотном тонко хрустящего под ногами песка тесно примыкают к изумрудной кромке воды. В какой-то миг, кажется, что теплый песочный ковер даже на расстоянии излучает живое тепло. Куршская коса – крупнейшая песчаная пересыпь и ее дюны, которым более 6 тысяч лет почти самые высокие в мире. Они не дотянулись только до дюн Гасконского залива, так называемых Гасконских Ланд, расположенных на юго-западе Франции, у самой границы с Испанией на территории исторической области Гасконь, хорошо известной в России по романам Александра Дюма. Гордая Гасконь – это родина д’Артаньяна, пожалуй, самого обаятельного и эмоционального персонажа Дюма-отца.

Еще Куршскую косу часто называют «птичьим мостом», потому что она лежит на пути птичьих стай, перелетающих в теплые страны. В год над косой пролетает почти 20 млн. птиц, более чем 150 видов. На косе гнездятся 102 вида птиц, за жизнью которых наблюдают орнитологи старейшей в Европе орнитологической станции в Рыбачьем поселке.

Есть еще одно примечательное свойство косы, она является своеобразной погодной границей. Здесь можно встретить настоящие погодные метаморфозы, когда на стороне залива полыхает молния и идет ливень, на морской стороне сияет солнце, и на небе нет ни одной тучки.

Этот уникальный природный уголок формировался тысячелетиями. Древние «бурые» песчаные дюны, постепенно обрастали лесами, позднее на их место пришли «белые» молодые дюны, образованные из белого морского песка. Уникальна флора и фауна Куршской косы. На сравнительно небольшой территории косы произрастает более 600 видов растений, среди которых 82 вида – редкие и исчезающие и обитает около 400 видов животных, в том числе птиц. Птицы Куршской косы – ее особые спутники, их разнообразие удивительно, только 18 видов включено в Красную книгу России, а 119 – в Красные книги Балтийского региона.

Культурный ландшафт Куршской косы

Сегодня самый западный национальный парк «Куршская коса» включен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО как уникальный комплексный памятник природы (номинация «культурный ландшафт»). В Росси только 10 подобных объектов, а во всем в мире только 180!

Давайте вместе совершим прогулку по Куршской косе! Посетим самые интересные и знаковые места национального парка, пройдем по зыбкой песчаной кромке залива, вдохнем сосновый аромат старого леса, полюбуемся грациозным танцем деревьев и, зажав между пальцами камешек янтаря, заглянем сквозь луч солнечного света в глубину веков, пытаясь разгадать загадку этого удивительного камня, издавна считающегося солнечным даром богов.

Янтарь – «золото Балтии». Солнечный амулет счастья.

«Королевский бор» («Лесничество Гренц»)

Сегодня «Королевский бор» — это маршрут протяженностью около 3 километров, проложенный в прикорневой части косы, составляющей всего 7 километров. Его особенностью являются массив хвойного леса, между Кранцем (город Зеленоградск) и поселком Заркау (поселок Лесной). Старинный лесной массив никогда не вырубался и ему никогда не угрожали движущие пески, так как в течение несколько столетий здесь был охотничий королевский заказник. На лугах, тесно примыкающих к заливу, ловили и обучали знаменитых королевских прусских соколов, которые в дальнейшем становились своего рода vip-подарками королевским особам Франции, Испании, Польши. Только всемогущему Кромвелю было отправлено более 100 соколов. Своим существованием «Королевский бор» обязан Великому курфюрсту Фридриху Вильгельму, который приказал устроить в прикорневой части косы заповедные угодья, удобные для охоты. Так и образовался заповедный бор, где с вековыми соснами и елями соседствуют растения, привезенные из разных частей света: туя гигантская, европейская лиственница, конский каштан и др.

Часть сегодняшнего туристского маршрута пролегает по участку старинного почтового тракта, который являлся основной дорогой из Восточной Пруссии в Россию в течение полутораста лет. Он проходит по декоративным посадкам, сохранившимся на месте существовавшего здесь с XVII века лесничества «Гренц». В лесничестве долгие годы велись испытания по подбору пород деревьев способных задерживать зыбучие пески. В результате самой подходящей породой была признана горная сосна.

Совершенно справедливо Куршскую косу называют птичьим Эльдорадо Балтики, ведь свою огромную популярность она снискала не только благодаря огромным песчаным дюнам. Ее славу вот уже более ста лет разносят по всему свету…перелетные птицы. Они несут на своих тонких лапках колечки, своего рода «птичьи паспорта», полученные на первой в мире станции кольцевания птиц «Фрингилла».

Орнитологическая станция «Фрингилла»

Заглянув на птичью станцию можно по маршруту протяженностью в 500 метров, находящемся на 23-м километре косы. Всемирную известность Куршская коса получила не только благодаря своим песчаным дюнам. Но и перелетным птицам, для которых Куршская коса стала местом «вечной транзитной остановки». В 1901 году немец Иоганн Тиннеманн основал в поселке Росситтен на Куршской косе первую в мире орнитологическую станцию, его работу продолжили российские ученые из Зоологического института Российской академии наук. Сегодня две третьих всех птиц, кольцуемых в России, получают «птичьи паспорта» на полевом стационаре «Фрингилла» на Куршской косе, для этого используются самые большие в мире ловушки. 

Орнитологическая станция «Фрингилла» [5]

«Фрингилла» — это латинское название зяблика – самой распространенной птицы косы. Правда настоящей героиней станции стала серая ворона, именно она удостоилось чести первого кольцевания 9 октября 1903г. Экскурсия по полевому стационару «Фрингилла», которую проводят квалифицированные специалисты-орнитологи, позволит ближе познакомиться с удивительным царством птиц и больше узнать о 100-летней-истории орнитологических исследований, проводимых российскими и немецкими учеными.

Куршский зяблик [5]

«Танцующий лес»

Это наиболее интересная и даже загадочная часть Куршской косы укладывается в короткий маршрут протяженностью около 800 метров на 37-м километре национального парка. В 1961 году был высажен этот участок соснового леса, который затем «затанцевал». Но только спустя десятилетия был замечен этот интересный эффект – резкое изменение направления роста стволов (тропизм) и раздвоение стволов (дихотомия). «Танцующий лес» располагается на дюне Круглой (Рундерберг) в окрестностях поселка Рыбачьего (Росситтен). В отличие от большинства дюн косы, вытянувшихся вдоль берега Куршского залива, отдельно стоящая дюна Круглая располагается прямо на пальве — плоской лесистой равнине между морем и заливом.

«Танцующий лес»

Этот интересный феномен пытаются объяснить лесоводы, биологи и даже космобиологии. Одни выдвигают рациональные причины и считают, что в искривлении стволов деревьев виновата бабочка из семейства листовёрток, так как ее гусеницы разрушают сосновые побеги. Другие утверждают, что все происходит по причине невидимой связи между космосом и землей… Однако как бы то ни было, а какая-то тайна в этом все-таки есть и скрыта она глубоко в песках.

«Высота Эфа»

Высота Эфа была названа в честь дюнного инспектора Вильгельма Эфа. Этот человек стал настоящим подвижником Куршской косы, его имя связывают с очень эффективной техникой защиты дюн. За огромную работу по сохранению уникальных ландшафтов его назвали «дюнным королем». Высота Эфа находится на маршруте протяженностью 2 800 метров, который проложен на 42-м километре Куршской косы в окрестностях поселка Морского, пожалуй, самого живописного из всех поселков косы. На маршруте есть две смотровые площадки, если взойти на них, то можно увидеть настоящий лунный пейзаж, подчеркивающий причудливое великолепие ландшафтов Куршской косы.

«Высота Эфа». Величественный пейзаж.

Живые символы

Настоящими живыми символами Куршской косы, несомненно, являются ее птицы. И если сокол – это парадный или аристократический символ, то серая ворона – птица рыбаков – это истинно народный образ косы. Ворона заменяла местным рыбакам и их семьям куропатку, ее даже в шутку называли «куршским голубем». В разные времена воронье мясо считали деликатесом и готовили даже в лучших ресторанах Восточной Пруссии. Ворон ловили обычно осенью на рыбную приманку. Сидящий в шалаше птицелов накрывал птиц сетью, а затем быстро убивал, прокусывая птичью голову зубами. Ворон старались поймать как можно больше, чтобы сделать за пасы на зиму.

«Куршский голубь» [5]

Саги Куршской косы

Куршская коса — место мистическое и загадочное о нем сложено много сказаний и легенд. Вместе с тем все многообразие мифологических текстов можно разделить на две части: легенды или саги о великанше Неринге и другие мифы, в том числе о «танцующем лесе», «черных парусах», о кошке из трактира поселка Росситтен и другие. Каждая легенда по-своему интересна и поучительна, но главной сагой Куршской косы по праву считается рассказ о великанше Неринге.

Главная сага Куршской косы

Великанша Неринга

Много сотен лет тому назад, когда Куршской косы еще не существовало, на берегу моря высился построенный из темных сосновых бревен замок. Воздвигнутый из толстых древесных стволов, был он богато украшен многочисленной резьбой, янтарем и морскими раковинами и окружен просторными залами и тенистыми садами. Рядом с замком, на возвышенности, стояло святилище доброй богини Лаймы. Властителем замка был Карвайт — великий, во всей стране известный своей мощью и отвагой полководец и мореплаватель. Его жена была столь же славна своей верностью, сколь и красотой. Однако у них не было детей. Однажды на охоте Карвайт добыл огромного лося. Его он принес в жертву богине Лайме и попросил ее о наследнике. Двумя годами позже его жена родила ему великолепную девочку. Радость родителей была огромной.Девочка день ото дня становилась все больше и прекрасней. Но странно! Когда ей исполнилось четыре недели, молока шести кормилиц перестало хватать, чтобы накормить ее досыта. Спустя еще некоторое время девочке стали давать грубую человеческую пищу. Когда же прошло девять месяцев, и она начала бегать, была она так велика, как девочка в 15 лет, и имела косы длиной в две руки. Это очень сильно опечалило и испугало ее родителей, и они даже призвали жрецов, чтобы они объяснили чудо, ибо люди в стране поговаривали: «Это сделала Лайма, злая фея! Она украла настоящего ребенка и заменила его на нежить». 

Мудрецы, однако, качали своими белыми головами и серьезно говорили: «Ребенок является волшебным даром доброй богини Лаймы. Он будет расти дальше, поэтому надо построить для девочки новый дом, выше самых высоких деревьев. В любом случае, дитя не принесет никакой печали, напротив — умножит славу и радость». 

Родители вновь стали счастливы, и повелели построить гигатский дом для девушки-великанши. Когда Неринга достигла 18 лет, исполнилось то, что предрекали пророки: она приносила счастье везде, куда приходила. Если корабль попадал в опасность на море или же на заливе, она шла чрез бушующие волны и вытягивала корабль на сушу за якорную цепь, а несчастных жертв кораблекрушения поднимала со дна и уносила в своем переднике домой. Был ли это крестьянин со своей тяжело груженой телегой или с попавшими в сугроб санями, Неринга играючи переносила повозку с лошадьми туда, где была лучше дорога. Слава о Неринге распространилась во все края, и многие сыновья владетельных князей мечтали ее взять в жены. Девушка пожелала испытать, сможет ли кто-нибудь из них перебросить камень на другую сторону моря. Большую груду камней сложили для этого на берегу. Сюда приходили женихи и испытывали свою судьбу, но лишь Наглису — юному властителю замка Винденбург, подобному самой Неринге по росту и красоте, — улыбнулось счастье.

Свадьбе молодых, однако, не суждено было состояться: вскоре пришел с запада шторм и бушевал без перерыва 13 лет. Море выбрасывало на берег огромнейшие массы песка. Ужасные волны уничтожали побережье, поля и леса, луга и подворья. Замок Винденбург также постигла бы гибель, тогда Неринга решила построить преграду на пути бушующих волн. Она набирала полный подол песка, переносила и ссыпала его в море, и так трудилась без передышки несколько недель. Когда работа была закончена, через море от одного берега к другому протянулась тонкая песчаная полоска суши, отгородившая от бушующего моря тихую и спокойную гладь залива.

На следующий год справили счастливую свадьбу Наглиса и Неринги, но счастье их было недолгим, то, что предрекали жрецы случилось: «Придут с запада и юга сильные завоеватели». Закованные в панцири рыцари Тевтонского ордена пришли, чтобы обратить языческих пруссов в христианство. В неравной борьбе Куршская коса была покорена вместе с другими землями, в том числе с землей Скаловией, в которой находится замок Винденбург. Сыны Неринги и вся ее родня погибли в борьбе, а замок был разрушен. Стены его рухнули в залив и, как говорят корабельщики, по сей день видны в прозрачной воде недалеко от берега.

Однако память о доброй Неринге живет, ее именем по-прежнему называют литовскую часть Куршской косы.

Литература:

1.​ Куршская коса. Проект «Семь маршрутов по Восточной Пруссии». Калининград. Издательство «Балтипромо», 2012.

2.​ Поспелов Е. М. Географические названия России: Топонимический словарь: Более 4 000 единиц. — М.: АСТ; Астрель, 2008.

3.​ Храпа В. Саги Куршской косы. Калининград, 2010.

4.​ http://www.park-kosa.ru

5.​ http://www.naturelight.ru

futureruss.ru

Легенды Куршской косы: Балтика, птицы и дюны

Куршская коса, Курише Нерунг — узкая полоска песчаных дюн и лесов между Зеленоградском и Клайпедой. Изогнутая, похожая на легкую улыбку, тонкая линия земли на карте мира между морем и заливом.

Впервые я побывала в этом необычном месте 1 августа 2010 года, а спустя почти семь лет открыла для себя его заново — благодаря книге Юрия Иванова «Легенды Куршской косы». Эту книгу хочется хранить на столе, открывать на любой странице и воскрешать в памяти коротенькие рассказы-воспоминания, объединенные в единое повествование. Рассказы о людях, живших здесь до войны и после. О домах и лодках. О борьбе с песками и блуждающих дюнах, поглотивших не одну рыбацкую деревню. Об орнитологах и птицах…

Книга из пионерской библиотеки (как забавно звучит: «пионерская библиотека» — представляется уголок с красным знаменем и горном) пестрит чужими карандашными пометками. Кто-то так же, как и я, старался хотел сохранить, запомнить эти ценные истории. Жаль, что не удается найти книгу в магазине, купила бы два экземпляра — себе и сестре-орнитологу.

Сложно выбрать отрывки текста. Столько линий, оттенков, небольших заметок, порой даже не имеющих отношения к Куршской косе, но рассказывающих о Балтике. Не поняв нрав Балтийского моря — моря  с мужским суровым характером, — нельзя почувствовать эту землю.

Вот, например, история, в которую я вчитывалась несколько раз, потому что она касается Пионерского.

Кто такой Грек?

Какую тайну хранит судно, затонувшее возле Пионерского?

Есть в Заостровье, что возле Пионерского, место, называемое местными «Грека». Оно скрывается за небольшим мысом, который можно увидеть, если на променаде стоять спиной к порту и смотреть в сторону резиденции. «Мы ходили на Греку», «там, за Грекой» — фразы, понятные пионерчанам. «Почему Грека?» — поинтересовалась я, впервые услышав это странное название. «В этих местах затонуло греческое судно, и оно еще долго торчало из воды».

За мысом Грека

В «Балтийском альманахе» №10/2011 о судне написано несколько строк. В «Хронологии Нойкурена-Пионерского» 1972 год отмечен тем, что у берегов Пионерского потерпел крушение греческий сухогруз «Анна Форет». А вырезка из газеты «Комсомольская правда в Калининграде» от 5 апреля 2002 года сообщает, что «Греческий утопленник» продолжает загрязнять нефтепродуктами морские пляжи на северном побережье между Пионерским и поселком Морское на Куршской косе: под водой на глубине 4 метров лежат 12 танков, каждый емкостью до тонны топочного мазута. В статье «КП» сухогруз называется «Анна Ф». 

Всегда хотела узнать его историю, и вот… нахожу в книге Юрия Иванова, в той главе, где он рассказывает о своих судовых часах, висящих в доме на Куршской косе. 

Эти часы с судна «Анна Ф.» Огромный его корпус с высокими надстройками, трубой и мачтами можно ещё и сегодня увидеть на прибрежных камнях побережья, под Нойкуреном, ныне называемом «Пионерский». Лет двадцать назад, ранним утром, после сильнейшего на Балтике шторма, его увидели обходящие пустынный берег пограничники. Огромный пароход с зажжёнными огнями возле самого берега! Была поднята тревога. На судно переправилась группа пограничников. Оно было пустым. Ни души! Ни единого человека, хотя многое говорило о том, что люди тут были. И совершенно недавно. В каютах расстеленные койки, вещи в распахнутых шкафчиках- рундуках, обеденные приборы в кают-компании, пепел в пепельницах, еда, сигареты.

Что это за таинственная «Анна Ф.»? Откуда взялось это судно? Вначале оно было взято под охрану. Потом выяснилось, что это судно тянули на буксире из Испании в Финляндию, где его должны были разрезать на металл. Начался страшный шторм. Ураганный ветер сносил оба судна, и то, которое буксировало «Анну Ф.», и саму «Анну» к обрывистым берегам Земландского полуострова. Перегонная команда, одиннадцать человек, бросило «Анну Ф.», кое-как, на спасательном боте, перебрались на судно-буксировщик и стальной трос, при помощи которого буксировалось судно, обрубили. Когда «Анна Ф.» оказалась на камнях, то корпус его переломился. Специалисты подсчитали: вытаскивать его отсюда обойдётся во много раз дороже стоимости всего металла, из которого состоит этот старый пароход. Вскоре охрана была снята. Куда-то исчезла мебель, столы, диваны, кресла, ковры, посуда… В один из дней, кое-как добравшись вплавь до высоченного железного борта судна, на нём побывал и я. Со своей внучкой Мариной. О, как таинственно всё там было! И даже страшно! Все эти брошенные моряками каюты, огромное, пахнущее маслом машинное отделение, ходовая рубка, «капитанский мостик». Там, в рубке, мы сняли со стены эти часы.<…>

И кто это такая — «Анна Ф.»? Тайна. Прекрасная морская тайна, которую вряд ли кто-то теперь разгадает, да и зачем?

Юрий Иванов «Легенды Куршской косы»

Дюны Куршской косы

Куршская коса, как и 100, 200 лет назад, демонстрирует свой непокоренный нрав. Только внешне кажется, что она смирилась с появлением людей на ее территории. Иногда она напоминает о своей власти над ними.

…Сразу за посёлком Лесное-Заркау самое узкое место на Куршской косе, едва превышающее полкилометра. Смотрите, тут шоссе как бы поднято метра на два. Да так оно и есть. Десять лет назад во время жестокого зимнего шторма море, с яростью бросавшееся на берег, прорвало авандюну и огромный солёный поток воды, сметая на своём пути кустарники и деревья, перехлестнулся через узкую полоску суши, хлынул в пресноводный залив. Ветер усиливался. Пролом в авандюне, созданной руками человека столетие назад вдоль моря, расширялся. Две недели тут шла ожесточённая борьба, рычали бульдозеры. Огромные машины подвозили бетонные кубы, которыми перекрывали пролом. Сотни людей, порой по пояс в воде, воевали тут с разбушевавшейся Природой. Потом шторм утих. Ветер сменил направление. Прорыв морской воды удалось остановить, но ещё очень долго деревья тут стояли в воде. Дорога была разрушена. И построили новую, высотой в два метра, своеобразную дамбу. А укрепительные работы на берегу моря ведутся и сегодня. Слышите, рычат моторы грузовиков? И что-то гулко ухает? Это в песок вбиваются железобетонные сваи. На них, сверху, надеваются старые автомобильные покрышки. Между сваями укладывается бетон.Потом море нанесёт тысячи тонн песка и возникнет новая авандюна, но…

Юрий Иванов «Легенды Куршской косы»

Природа не прощает небрежного и неуважительного к себе отношения. Разрушение авандюны на Куршской косе уже аукнулось миллионами. Читаю у Иванова дальше:

…Но почему же погибла та авандюна, что была тут создана раньше? Полтора десятка лет тут, из авандюны, брали песок для строительства жилья в Зеленоградске. Учёные предупреждали: не трогайте авандюну! Но местные князьки не слушали их, мол, ничего не случится, стоит ли возить песок за полсотни километров, когда он лежит под носом? Случилось. Природа жестоко мстит тем, кто не уважает её. В тысячу раз больше уже вколочено средств для восстановления авандюны, чем было сэкономлено на перевозке того песка.

Скользя глазами по строчкам, я вспоминаю разрушенную дюну в Пионерском. Ее я уже не застала. На месте дюны, считавшейся у куршей священной, сегодня стоит здание резиденции президента. Ничто не меняется уже несколько веков. Человек и дюны по-прежнему противостоят друг другу.

Восемнадцатый и первая половина девятнадцатого века — были особенно тяжёлыми, трудными и опасными в жизни, в существовании косы: человек уничтожил леса, и дюны сдвинулись. Дюны отправились в своё страшное, смертельное путешествие, поглощая не только островки ещё сохранившегося леса, но и деревни, что цепочкой тянулись вдоль залива. Первой погибла деревня Кунцен, жители её перебрались в другое место, но и там их настигали кочующие пески. Погибли деревни Альт, Латтенвальде, а потом и Неу Латтенвальде. Преден. Нейштадт. Пиллкоппен, Карвайтен, Негельн, а всего — четырнадцать деревень. Люди перебирались с места на место, но кочующие дюны настигали их… И вновь заводил свою страшную смертельную песню ветер. «Дюна курится! Дюна зашевелилась!» — говорили в тревоге люди, выбегая из домов. И глядели в сторону ближней дюны: на её вершине будто туман клубился. Но это был не туман, это песок, подхваченный ветром, взметался в воздух. И вот он уже скрипит на зубах. Он уже на подоконниках, пороге дома… «Ветер через малейшие щели в дверях или окнах проникает в помещение, пылью покрываются не только вещи и утварь, но даже пища», — сообщал о Куршской косе профессор Кёнигсбергского университета Самуэль Фридрих Бок в 1772 году. Люди целыми днями отгребали песок. Чтобы не быть засыпанными в доме за ночь, двери делались из двух половинок. Если уже засыпана нижняя, то можно было выбраться наружу через верхнюю!Но что могли сделать люди? Кто мог остановить эту разбушевавшуюся, мстящую людям, Природу? «Дюну-Поглотительницу»? <…>

Страшные сказания, жуткие легенды повествовали о тех погибших в куршских песках деревнях! Будто одну из деревень дюна так быстро поглотила, что люди не успели выйти из домов. Была деревня — нет деревни! <…>

Все гибло! Природа мстила, но что сделать, как остановить это разрушение? Песок заносил дороги, почтовый тракт Кёнигсберг — Мемель. <…> Песок угрожал заливу, Мемельскому порту! Надо что-то было делать, неужели человек не в состоянии остановить разбушевавшуюся стихию?

Данцигское общество естествоиспытателей объявило в 1768 году специальный конкурс: как, каким образом наиболее дешёвым и быстрым, и постоянным остановить наступление песков? Победителем конкурса стал профессор-естествоиспытатель из Виттенбергского университета Иоганн Даниэль Тициус. Он предложил укреплять дюны, высаживая на их склонах неприхотливые, с мощной корневой системой растения. В начале девятнадцатого века тут, на Куршской косе, появился энергичный учёный «датского происхождения», как о нём пишут, Сьеорен Бьерн, начавший укреплять дюны, что тянулись вдоль побережья («авандюны») древесными, плетёными «клетками», в которые высаживались песколюбивые травы и кустарники. Была создана специальная «дюнная инспекция», усилиями которой в период с 1829 по 1859 годы был создан защитный вал, авандюна, от Кранца до Заркау, и дальше, до Первалка. Вскоре среди «дюнных инспекторов» появился ещё один, государственный дюнный инспектор Франц Эфа…

Юрий Иванов «Легенды Куршской косы»

Прошло почти 200 лет с того времени. Одна из дюн носит имя Франца Эфа.

Иоханнес Тинеманн и орнитологическая станция на Куршской косе

Рассказы о птицах и орнитологах занимают в книге, пожалуй, центральное место. Неудивительно: на Куршской косе работает одна из трех российских станций кольцевания птиц. А вообще, именно отсюда началось кольцевание птиц благодаря Иоханнесу Тинеманну.

«Итак, поговорим немного о Иоханнесе Тинеманне, о котором, как и обо всём, что происходило на Куршской косе, сочинено немало легенд, так что порой трудно разобраться, что было на самом деле, а что придумано людьми…» — предлагает Юрий Иванов.

Поговорим.

Родился он в доме семьи священника 12 ноября 1863 года, но вот странность, «через орнитологическую работу своего отца, ещё с раннего детства определил свою дорогу» (из статьи Ханса Георга Таутората к 55-летию со дня смерти Тинеманна). Определил свою жизненную дорогу ещё в раннем детстве? Но вот ещё странность — поступает учиться не на биологический, а на теологический факультет и по окончании учёбы получает место священника. В очень интересной и полезной статье Ханса Георга Таутората после этого сообщения возникает какая-то пустота. Информационная дыра в тридцать три года, до того «прорыва» в орнитологической науке, который произошёл благодаря Тинеманну в 1896 году. Когда, уже оставив позади значительнейшую часть своей жизни, он, известный орнитолог, приступает на Куршской косе к систематическому изучению птиц, к созданию росситтенской орнитологической станции. Попытаемся же заглянуть в эти опущенные в статье годы жизни учёного, годы, как я уже сказал выше, из правды и вымысла, из народной молвы, легенд, коими так богата эта песчаная птичья земля.

«Зачем тебе Африка, Южная Америка, сын? — как-то сказал ему отец. — Поезжай на Куриш-Нерунг. Нет на свете более пре¬красного уголка Природы. Отправляйся в Страну Янтаря. В удивительную страну птиц». И по окончании теологического факультета юный, жаждущий необычного, в душе искатель приключений — я бы с уважением сказал — авантюрист… — отправляется не туда, где свистят стрелы индейцев, а где с неба доносится мелодичный посвист птичьих крыльев. Однако в те дни, когда он с великими трудностями добирается туда, в свой приход, в Росситтен, небо было ещё пустынным, стылым и холодным. Поздняя холодная зима. Залив во льду. В маленькой запущенной церквушке — лошади. Осенний ураган разрушил немало построек в Росситтене, негде было держать мёрзнущих лошадей, священника не было, вот лошадей и определили сюда.

<…> Вскоре в освобождённой от лошадей кирхе зазвучали слова проповедей. <…> Крестьяне слушали своего наставника и посмеивались: что мм проповедь, то слова, размышления о птицах. Странный, очень странный молодой человек! <…> В свободное от церковных дел время пастор уходил в лес или поднимался на дюны и подолгу оставался там, вглядываясь в небо.

Юрий Иванов «Легенды Куршской косы»

Дом Тинеманна облюбовали ласточки, каждый год они прилетали в свое гнездо. Однажды священник достал из гнезда птенцов, завязал на их лапках красные ниточки и стал с нетерпением ждать следующей весны. Вернутся ли выросшие птенцы? Долгой показалась Тинеманну зима. Наконец ласточки прилетели, и на лапке одной из них краснела уже растрепавшаяся ниточка.

Воодушевленный первым орнитологическим успехом священник Тинеманн принес из кирхи серебряную тарелку, разрезал ее на полоски и надел колечки на лапки своим ласточкам. Так началась история кольцевания птиц, а в 1901 году благодаря стараниям Иоханнеса Тинеманна на Куршской косе открылась орнитологическая станция.

Можно пересказывать истории и продолжать цитировать книгу. Поведать о замке Росситтен и памятниках, рассказать о «Первом охотнике Рейха» Генрихе Геринге и писателе Томасе Манне, о Дюнной ведьме и Золотой карете… Двести страниц исторических фактов и легенд! 

Печально, что такие книги выходят только в калининградских издательствах малыми тиражами и не переиздаются. У «Легенд Куршской косы» тираж всего 1000 экземпляров, а содержание — бесценное. 

Если вдруг у вас есть книга Юрия Иванова «Легенды Куршской косы», и она вам не нужна, продайте ее мне, пожалуйста.

Светлана Кравцова, автор блога «Про Балтику»

probaltiku.ru

Как и зачем на Куршской косе кольцуют птиц

В посёлке Рыбачий на российской части Куршской косы находится самая старая и самая известная в мире станция кольцевания птиц. По осени за сутки здесь может пролетать до двух миллионов пернатых! Объясняется просто: тонкая полоска суши между Балтийским морем и Куршским заливом – место птичьей «передышки».

С вековой историей

Местной орнитологической станции более 100 лет: за птицами здесь начали наблюдать немцы в 1901 году. Немцы, потому что до Великой Отечественной войны эта территория принадлежала Германии. Однако, как только к этому месту в 1944-м подошла война, немецкая станция закрылась, орнитологи уехали.

Работа по кольцеванию возобновилась в марте 1956-го, когда наблюдать за птицами приехали учёные из России. И долгие годы многие из них, несмотря на петербургскую прописку, мигрируют сюда ради птиц и на большую часть года – с ранней весны до поздней осени – живут вдали от дома.

– Станции 61 год, я отдал ей 41 год своей жизни. Жизнь у меня птичья, туда-сюда несколько раз в год перемещаюсь, – рассказывает о своей работе научный сотрудник биостанции Зоологического института Российской Академии наук Анатолий Шаповал. – Моя работа – ловить птиц и кольцевать. Так мы изучаем миграцию пернатых – очень интересное явление. За 100 лет работы станции сведений собрано немало, но и это недостаточно, чтобы знать абсолютно всё об этом явлении.

Куршская коса является уникальным культурным ландшафтом, входящим в наследие ЮНЕСКО. Фото Ольги Астапович

Куршским орнитологам повезло: Куршская коса – одно из самых удобных в мире мест для наблюдения и изучения пернатых.

– Сухопутные птицы, которые мигрируют днём, боятся лететь над водой. Дело в том, что при ухудшении погодных условий, при усталости они, в отличие от водоплавающих – гусей, лебедей, уток, не могут сесть на воду, поплавать, отдохнуть, поесть. Поэтому они используют Куршскую косу как мост, – поясняет специалист.

Ловим, как рыбу

Сегодня на биостанции используются две огромные ловушки для мелких певчих птиц. По своей форме они напоминают сачки. Только огромные.

Гигантский сачок для ловли птиц так выглядит изнутри. Фото Ольги Астапович

Такую конструкцию, позволяющую ловить птиц на суше, как рыбу в воде, придумал много лет назад один из первых сотрудников станции – Янис Якшис. Эти ловушки используются до сих пор и делаются из обычных рыболовных сетей.

– Высота входных ворот в такую ловушку около 15 метров, ширина – 35 метров, длина – почти 70, – рассказывает Анатолий Шаповал и проводит нас внутрь гигантского сачка. – Вход широкий и всегда открыт. Если птица летит невысоко, то, естественно, попадёт сюда. Правда, более половины пернатых сразу же летят на попятную. Остальные, имея природный инстинкт двигаться вперёд, попадают в сетчатый коридор, который ведёт в специальную камеру небольшого размера. Там они сидят недолго – один-два раза в час мы птиц оттуда забираем. Это непросто делать руками, потому что мелкие птицы очень юркие, но мы приноровились за десятилетия.

Ловушки 15-метровой высоты предназначены только для мелких певчих птиц. Фото Ольги Астапович

То, сколько птиц попадёт в руки к учёным, предугадать всегда сложно. Исследователи вспоминают: в 1980-е было «золотое» десятилетие. Так, например, 1983 году за день удалось окольцевать рекордное число птиц – почти девять тысяч! В последние годы в течение семимесячного сезона миграции получается окольцевать 20—30 тысяч птиц примерно 100 разных видов.

Это финишная клетка для птиц, отсюда их забирают орнитологи. Фото Ольги Астапович

– Результаты зависят и от конкретного года, и от сезона, и от изменчивой погоды. Однако пока больше всего мешают кольцевать птиц нам куршские сосны. Когда я впервые приехал сюда студентом, деревья были метровые. Сегодня они огромные, выше «потолка» нашей ловушки. Понятно, что птицы летят ещё выше и не попадают к нам, – рассказывает «властелин колец». – Меньше получается окольцевать, когда на биостанции гости – например, туристы на экскурсии.

Как ни странно, высокие деревья мешают учёным работать. Ольги Астапович

Больше всего птиц ловится в сентябре и октябре. Работы у учёных прибавляется, когда птицы сталкиваются со встречным ветром. Маленьким птичкам на высоте тяжело справляться с природной стихией, потому они снижаются и… попадают в ловушку! А вот крупные птицы (гуси, утки, лебеди, журавли, чайки, голуби, бакланы) всегда летают заметно выше 15 метров, поэтому в ловушке их искать не приходится.

Мой адрес – Москва

После того, как птицу достали из клетки, она отправляется со специалистом в небольшой домик-лабораторию.

Так выглядит «кабинет» орнитолога, в котором хранятся инструменты и документы. Фото Ольги Астапович

Здесь каждая птица получает кольцо, которое для неё становится своеобразным паспортом. Каждое кольцо содержит серию, индивидуальный номер и адрес. Серия и номер – для того, чтобы можно было отличить одну птицу от другой, а адрес иностранному орнитологу подскажет, где именно птицу изначально зарегистрировали. Например, пролетевшие над Куршской косой птицы на кольце имеют слово «Москва», это и есть адрес. Взглянув на это слово, орнитологи всего мира сразу поймут, что птицу окольцевали в России.

Паспорт на лапке птицы, с которым она будет жить всю оставшуюся жизнь. Фото Ольги Астапович

– По сути, находки птиц с кольцами в разных местах – это и есть главная цель кольцевания. Но, признаться, эффективность такой «слежки» за птицами низкая: на сто окольцованных птиц мы получаем только одно сообщение, – рассказывает специалист. – И всё же за 60 лет работы нашей станции мы имеем некоторое представление, в каких районах гнездятся «наши» птицы, где зимуют, какими путями летают, с какой скоростью, когда возвращаются обратно, сколько лет живут…

Каждой – паспорт по размеру

Взяв пойманную птицу в руку специальным образом, на лапку ей надевают кольцо. Кольца делают из алюминия, чтобы птахи не чувствовали их. Колечко всегда свободно двигается по ножке, но никогда не снимется с лапки полностью.

Кольцо подбирается в зависимости от размера птицы. Фото Ольги Астапович

Анатолий Шаповал протягивает связку колец: оказывается, они разных размеров – чтобы каждой птицы в пору подобрать. Самые маленькие колечки предназначены для кольцевания птиц-малюток, весом приблизительно 5–10 граммов. Это, например, пеночки, мухоловки, крапивники, пищухи, корольки. Для птиц размером с воробья или синичку, весом 10–30 граммов, применяются два следующих размера. Обычно такие паспорта получают зяблики, чижики, снегири, синицы, зарянки, горихвостки, трясогузки. Дрозд и клёст получают кольцо ещё больше, следующее – кукушка, дятел, козодой, следующая размерная категория для ястреба, сокола, кулика, сойки, кедровки.

Молодая птичка чижа окольцована! Фото Ольги Астапович

– Самым большим кольцом на нашей станции (но не самым большим в принципе) мы одаривали ушастую сову. Совы осенью могут попадаться к нам в ловушку, но ночью они видят хорошо, потому, как правило, разворачивались и вылетали обратно. Для того, чтобы сов поймать побольше, мы ещё в 1970-е годы придумали простой способ и много лет им пользуемся. Для этого в своей работе применяем научный прибор, который когда-то отобрали у детей, – улыбается учёный и зажимает в руке советскую резиновую игрушку-пищалку. – Очень часто осенью мы «работаем мышкой», сидим под сосной и пищим. Голодные совы летят на звук, а, попав в ловушку, обнаруживают не маленькую мышку, а большого орнитолога, который вылететь уже не даст. В лучшие ночи своей «мышиной» работы мы окольцовывали около сотни сов.

Чтобы окольцевать сову, орнитологи пользуются детскими игрушками. Фото Ольги Астапович

Самое большое из существующих колец предназначено для лап лебедя. Но его на биостанции нет: за последние 60 лет лебедей здесь не ловили ни разу.

Кроме колечка, каждая птица получает описание. В специальный журнал вносится информация о виде, возрасте, весе, длине крыльев и так далее.

– Вот, например, у каждой птицы определяем количество жира. Жир для птицы – это топливо, как бензин для машины. А поскольку птицы летают на расстояния в сотни и тысячи километров, без жира они это сделать просто не смогут. Птицам важно иметь жир во время миграции. Накопленные жировые запасы птица тратит экономно и эффективно: одного грамма жира хватает примерно на 200–300 километров полёта, – рассказывает специалист. – Откладывают птицы жир на теле там же, где и мы с вами – на животе и боках. Чтобы рассмотреть, сколько жира, нужно подуть птице на эти места. Орнитологи на глаз в баллах оценивают жировые запасы.

По внешним признакам определяют, перед нами самка или самец. Самцы обычно привлекательнее. Фото Ольги Астапович

В среднем на «выдачу паспорта» и полное описание птицы уходит не больше 20 секунд. И птица снова на свободе!

Фото Ольги Астапович

 

Текст: Ольга Астапович

 

Автор благодарит за возможность посещения биостанции кольцевания организаторов российско-белорусского форума «Экологические инициативы и проекты в России и Беларуси: вместе в чистое будущее», который проходил на площадке национального парка «Куршская коса» 29—30 июня 2017 года. Организатором форума стал оргкомитет выставки «ЭКОТЕХ» при поддержке национального парка «Куршская коса» совместно с оргкомитетом Всероссийского конкурса экологических стартапов «Russia Eco Сhallenge» в рамках проведения Года экологии в России.

ecoidea.by

Как кольцуют птиц на Куршской косе: p2beep

Несколько лет назад я был в Калининграде, тогда я жил прямо на Куршской косе, в поселке Морское. Вернуться сюда давно хотел, да и сейчас хочу еще, одного дня очень мало для осмотра хотя бы всех "туристических" мест. А вообще, на косе есть и громадные дюны, и шикарные хвойные леса, и Балтийское море со сладковатым привкусом. На дороге можно часто встретить диких животных, а в лесу сохранились немецкие бункеры и батареи времен Второй мировой. Но одним из самых интересных мест еще с первой поездки мне запомнилась орнитологическая станция «Фрингилла».1. В среднем коса имеет ширину около километра.

2. Песчаные дюны здесь — одни из самых высоких в Европе. Самая высокая точка — 64 метра, была названа высотой Эфа в честь лесовода Франца Вильгельма Эфы.

3. Здесь проложен специальный маршрут, оборудованный деревянными дорожками.

4. Куршская коса входит в перечень объектов всемирного наследия ЮНЕСКО.

5. Ходить по самим дюнам запрещено, они и так постепенно уползают.

6. Начиная с XVIII века люди занимались их укреплением. Под этими песками погрмебены десятки домов прошлых веков. Сейчас старые деревяшки постепенно разрушаются.

7. Сзади Куршский залив.

8. Сейчас дюна почти не движется, со всех сторон она окружена лесом, корни деревьев помогают сдерживать песок.

9. Перейдем к орнитологической станции. На входе вас встречает орнитолог, и сразу ведет к будке. В ней прямо при вас кольцует птицу.

10. Нужно замерить крылья, величину жировых резервов, состояние линьки и стадию полового цикла.

11. Также измеряют массу. Для этого птицу суют в кулек.

12.

13.

14. Затем подбирается кольцо нужного размера.

15. Птицу выпускают. Теперь если ее поймают где-нибудь в мире, на другой станции, будет известно, откуда она прилетела. Все это позволяет получить информацию о миграции птиц.

Моя панорама из ловушки, с помощью которой ловят птиц.

16. Остатки аэродрома.

17.

18. А это уже берег Балтийского моря моря.

19.

20. Дороги на косе такие же хорошие, как и во всей Калининградской области. Правда, за проезд по ним придется заплатить экологический сбор.

Предыдущие посты про поездку в Калининград здесь. Как-то так.

Также много всего интересного у меня в Твиттере и Инстаграме

По всем вопросам пишите на почту: [email protected]

p2beep.livejournal.com

Куршская коса. Полевая биологическая станция "Фрингилла" ЗИ РАН - Andrey Rumyantsev

Среди множества уникальных мест на Куршской косе есть одно, которое мне особо интересно уже много, много лет. Это полевой стационар "Фрингилла" при Биологической станции "Рыбачий" зоологического института Российской Академии Наук. Впервые я здесь побывал еще ребенком в советские времена, потом – уже будучи студентом биологического факультета Калининградского государственного университета. Орнитология – наука, изучающая птиц, стала для меня тогда большим увлечением. Я безошибочно мог определить практически любую птицу нашего региона, а также не раз участвовал в различных орнитологических мероприятиях, за что имею памятные дипломы и грамоты.

Хотя я сейчас и работаю в другой сфере, лишь частично имеющей отношение к биологии и медицине, я сохранил такую же сильную любовь к окружающей нас флоре и фауне. Имея под рукой фотокамеру, я не могу пройти мимо, чтобы не сфотографировать какую-нибудь птичку вблизи меня, будь то обычный воробей или ворона, белоснежная чайка или, к примеру, поползень… Возвращение на "Фрингиллу", спустя столько лет, стало для меня по настоящему дорогим подарком. Итак, давайте познакомимся поближе с этим удивительным местом.

Куршская коса – узкая полоска суши длиной в 98 км и шириной от 0,4 до 3,6 км, с двух сторон окруженная водами Балтийского моря и пресноводного Куршского залива, является для птиц своеобразным мостом, по которому, с давних времен, проходит беломоро-балтийский миграционный путь пернатых в южную Европу и Северную Африку. Птицы летят из Прибалтики, Карелии, Финляндии и других северных и северо-восточных мест. Именно такая природная уникальность Косы как нельзя лучше подходила для создания на ней орнитологической станции.

В дни осенней миграции над Косой пролетает порядка 10 миллионов птиц 150-170 видов. Это, в среднем, до 250.000 особей в день с пиками до 1-2 миллионов в отдельные дни. Всего же над Косой пролетает почти 300 видов птиц, из них 127 видов птиц выбирают Косу в качестве гнездования.

Орнитологическая станция "Vogelwarte Rossitten" была основана 1 января 1901 года, немецким ученым и большим любителем птиц Иоганном Тинеманном (нем. Johanness Thienemann) на базе поселка Росситтен (нем. Rossitten). Сейчас этот поселок называется Рыбачий. Это была первая в мире научная станция, занимающаяся изучением миграций птиц. Первоначально Иоганн привязывал на лапки красные ниточки, однако ткань — это ненадежный материал и, спустя 2 года, станция переходит на специальные алюминиевые кольца, изобретенные датским орнитологом-любителем Хансом Корнелиусом Мортенсеном в 1899 году. Иоганн проработал на станции до 1929 года, после чего его сменил коллега — профессор Эрнст Шюз (нем. Ernst Schüz). А в 1931 году выходит в свет первый Атлас миграций птиц.

Вторая мировая война надолго прервала научные исследования на Косе, и возобновились они уже только в 1956 году, благодаря советскому ученому Льву Белопольскому, создавшему в пос. Рыбачий, по решению Академии наук СССР, биологическую станцию Ленинградского Зоологического института, чтобы продолжить исследования немецких орнитологов.

02.

Год спустя, на 23-м километре Куршской косы, в 12 километрах от поселка Рыбачий, строится крупная ловушка-сеть (ширина ворот 30 метров, высота до 15 метров, длина 70 метров), напоминающая большой рыбацкий трал. Кстати, огромные размеры ловушки нужны не только для большего отлова птиц, но еще и потому, что чем крупнее ее размер — тем меньше птицы будут ее бояться.03.

Полевой стационар биологической станции получил название "Фрингилла", по латинскому названию зяблика Fringilla coelebs — наиболее распространенной птицы Куршской косы.04.

05.

06.

На входе на "Фрингиллу" нас встретил один из научных сотрудников, настоящий "Властелин Колец" — кандидат биологических наук Анатолий Петрович Шаповал. Забегая вперед, скажу что это удивительно доброй души человек, с потрясающим юмором и умением интересно рассказать о станции, как ребенку, так и взрослому.

Анатолий родился 12 апреля 1954 г. на Украине. В 1976 году окончил Львовский университет с дипломом по биологии, и с тех пор, уже 37 лет работает на биологической станции Рыбачий, изучая миграции, морфологию, разведение и этологию птиц. К слову стоит сказать, что все сотрудники станции из Санкт-Петербурга и на Косе, в так называемой экспедиции, работают лишь с апреля по ноябрь.

07. Анатолий Петрович Шаповал

Прежде чем начать экскурсию, Анатолий Петрович посетовал, что возможно скоро от станции ничего не останется и научные исследования придется свернуть. Причиной этому стал анонс премьер-министром Дмитрием Медведевым начала реформы Академии наук. Согласно планам правительства, планируется слить в единую "большую" Академию наук ныне существующую Российскую Академию наук, Российскую Академию медицинских наук и Российскую Академию сельскохозяйственных наук, при этом в процессе член-корреспонденты РАН получат звания академиков. "Новая организация станет новым сообществом выдающихся ученых", - добавил министр образования и науки Дмитрий Ливанов. Анонс реформы РАН, как водится, сопровождался словесной атакой на организацию. Министр обмолвился еще о том, что в РАН слишком много пенсионеров и надо давать дорогу молодым специалистам.

Как же считают ученые, начинавшие еще с великой АН СССР, главная цель реформы РАН — это не благо для науки, а возможность оттяпать имущество, созданное советским государством для нужд науки. Именно для нее в советские времена строились огромные здания научных институтов, академгородки, исследовательские площадки и базы, только при одном взгляде на которые у риэлторов текут слюнки...

Не так уж давно российское правительство уже развалило могучий научный флот АН СССР. Уникальные корабли отправились на иголки, а что чудом удалось сохранить, стали музеями на вечном приколе... Теперь взялись за остальное... Приведенный же министром, в качестве примера, ИЦ "Сколково", по мнению ученых старой закалки — это ничто иное, как гостевой дом, где нынешние молодые ученые заключают контракты и пьют чай с различными толстосумами со всего мира, а также занимаются отмыванием денег.

Но, как говорится, не будем о грустном... Итак, экскурсия по стационару традиционно начинается с осмотра ловушек. На "Фрингилле" их несколько, разного размера. Одна направлена на север (весенняя миграция), другая на юг (осенняя миграция).

08.

Сильно выросший за десятилетия лес, по словам Анатолия Петровича, создает определенные проблемы... Птицы летят все выше и выше, а наращивать высоту ловушек технически очень сложно. В этом году власти пошли на встречу ученым и все же выдали разрешение на вырубку части леса вблизи ловушек, чтобы создать искусственную просеку в направлении полета птиц.

Принцип действия ловушек прост. Ловушка состоит из нескольких отсеков, постепенно сужаясь. Залетевшие в широкие входные ворота птицы, пытаясь выбраться, попадают в следующее отделение. Вылететь обратно им мешают внутренние "крылья" ловушки. Конечно, так попадаются не все птицы... Определенный процент птиц, попав в ловушку, сразу находит из нее выход...

09.

"Пропутешествовав" до конца ловушки, птицы через небольшое отверстие попадают в "приемное отделение" — три камеры-накопителя, где и отлавливаются учеными вручную. Кроме птиц в ловушки попадаются еще и стрекозы, бабочки, летучие мыши. Они не окольцовываются (за исключением мышей), но тоже изучаются на станции. Ловушки проверяются каждые 15 минут.10.

11.

Пойманные птицы помещаются в специальные деревянные клетки-переноски и отправляются в небольшой домик неподалеку, где ученые производят необходимые измерения, делают записи в регистрационный журнал, окольцовывают и сразу же отпускают.12.

Нам немного не повезло с погодой в этот день (было пасмурно) и, наверное, со временем... Птиц в ловушке не было... а вот неделю назад их, наоборот, было так много, что вход для экскурсионных групп на "Фрингиллу" был закрыт... ученым было не до экскурсий.

За пол века, с 1957 года оказались в ловушке и были окольцованы несколько миллионов птиц, более чем 180 видов. Наиболее часто встречающиеся птицы, это: зяблик, большая синица, чиж, королек (самая маленькая птица в Европе), скворец, сокол- перепелятник, ушастая сова, дятел, кукушка и другие.

13.

Каждый год ловушки открыты 24 часа в сутки с 1 апреля по 1 ноября. Благодаря такой уникальной системе мониторинга, ученые могут тщательно изучать сроки миграции, а также пол / возрастной состав, и физическое состояние различных видов птиц.

Кольцевание и измерение параметров отдельно взятой особи занимает около минуты, но специально для экскурсионных групп, Анатолий показывает каждый этап медленно, сопровождая каждое свое действие комментариями и первоклассным юмором, от которого непроизвольно улыбаются даже самые серьезные зрители.

Туристы, конечно, очень сильно одолевают, ведь ученые не экскурсоводы... Но, чтобы заработать хоть какие-то средства на нужды станции, приходится мириться и водить по 20 групп в день, рассказывая про основы кольцевания. И как можно в таких условиях еще и работать? Поэтому Анатолий Петрович до сих пор все еще к.б.н., так как на написание докторской просто нету времени...

14.

Итак, на чем мы остановились? В регистрационный журнал заносятся физические данные птицы (размах крыла, вес), информация с кольца на лапке, если в ловушку попалась уже окольцованная ранее птица, возраст и процент жира. Жир для птицы — это источник топлива для полета, как у самолетов. Если он заканчивается, то птице необходимо его добирать.15.

16.

Ловко зажатая в кулак птица истошно верещит, однако Анатолий на это не обращает внимание, чего нельзя сказать об отдельных тётеньках из экскурсионных групп. На станции уже давно привыкли, что на каждую группу обязательно найдется впечатлительная личность, которая будет "учить" орнитологов их работе.17.

— Ой, вы же ее задушите!!!— Бедная птичка, ей же больно, у нее сейчас разрыв сердца будет!!! 18.

Чтобы узнать вес птицы, она помещается головой вниз в специальный пластиковый конус, что обеспечивает ее полную неподвижность и затем взвешивается на весах. Это действие тоже обязательно комментируется сердобольными тётеньками.19.

20.

— Что вы делаете? Как же так птичку, вверх ногами и вниз головой?! Ей же неудобно, прекратите издеваться!21.

22.

На каждую такую реплику у Анатолия Петровича в арсенале есть специальные ответы, не без юмора, конечно. А еще есть окольцованный плюшевый аист, которого орнитолог показывает туристам перед началом "страшной экзекуции над птичками", чтобы те немного расслабились, а то ведь и побить могут ))).23.

Встречаются и "глупые" вопросы, вроде "А что вы на этой станции вообще делаете?" На такие вопросы сразу же напрашиваются встречные — "А вы собственно куда ехали на экскурсию, вам не сказали?"24.

Кстати, о глупости. Вы знаете, какая птица самая глупая? Сова! И как только ее именуют символом мудрости? В противовес ей, обычная серая ворона — это просто компьютерный мозг. Мало того, что об уме птиц семейства врановых написаны тысячи статей и научных трудов, так еще и поймать ее в ловушку очень непросто.

Но вернемся к совам. Анатолий ловко достает откуда-то фотографию ушастой совы и "научное устройство" — потрепанного временем резинового зайца. "Пи-пи-пи" — жалобно запищал заяц и вся группа заливается хохотом.

25.

Именно при помощи этого зайца, уже много лет исправно выполняющего роль мышки, ловятся совы. Происходит это так. Орнитолог садится на стульчик в начале ловушки и "работает мышкой". Этот писк, крайне голодная и обрадованная, сова принимает за писк мыши и бездумно летит в ловушку. Но вместо мыши находит там лишь довольное и хитрое лицо орнитолога, жаждущего окольцевать птичку и проверить ее жирок. Таким образом, по словам Анатолия Петровича, можно ловить до 100 сов за ночь.26. Клёст (лат. Loxia curvirostra)

Есть у орнитологов и другие интересные истории из жизни ученых на "Фрингилле", например, про выпь. Поймать такую крупную птицу в ловушку очень и очень редкая удача. Устав ждать, когда же ее все-таки поймают, рассказывает Анатолий Петрович, выпь сама решила прийти к бородатым орнитологам в гости, но не по воздуху, а по воде... Дело в том, что в одно время, из-за затяжных дождей, "Фрингилла" превратилась в самое настоящее болото с лягушками. Вот так, собирая по пути лягушек, выпь и зашла "на чаёк" в ловушку, где ее приветливо встретили, "поставили на учет" и после отпустили.27. Большая синица (лат. Parus major)

Рассказывать о Биологической станции и удивительном мире птиц, я могу еще очень долго, тем более будучи биологом по образованию, но все же надо заканчивать... Тем более будет намного лучше, если вы все сами увидите и услышите из уст ученых-орнитологов непосредственно на "Фрингилле". А у меня, на память о посещении этого уникального места, остался фирменный магнитик с символикой станции.28.

29.

Предыдущие репортажи с Куршской косы:

Национальный парк "Куршская коса" - объект всемирного наследия ЮНЕСКО

rumyantsevphoto.livejournal.com