Почему птицы не говорят: Сказка. Неговорящие птицы


IQ говорящих птиц | Область Культуры

Умение сказать к месту

О способности пернатых воспроизводить человеческую речь люди узнали в глубокой древности и нередко видели в этом нечто мистическое. Хотя, конечно, ни о каком волшебстве говорить не приходится. Склонные к пересмешничеству воробьиные птицы запоминают звуки, издаваемые другими существами и даже предметами (скрип двери, щелчок фотозатвора, выстрелы и т.д.) для того, чтобы более оригинальной песней вернее заинтересовать и привлечь самку. Если же говорить о попугаях, то они птицы стайные, социальные, и им для успеха в жизни необходимо активно и разнообразно общаться. Поэтому, попав в искусственную среду и не имея возможности контактировать с сородичами, воробьиные поневоле обогащают или даже полностью создают песню из единственного, что слышат вокруг, — из человеческих слов. А попугаи, находясь в полной зависимости от своего хозяина, вынуждены начинать общаться с ним на понятном ему языке.

Гораздо интереснее другое: почему из всех живых существ, населяющих планету Земля, кроме человека, способностью воспроизводить членораздельные звуки обладают только две систематические группы птиц? Вот загадка, которую ученые, возможно, сумеют когда-нибудь решить.

Пока же в поисках ответа на нее группа московских биоакустиков (специалистов, изучающих звуки живой природы) пришла к весьма занятному выводу: вполне вероятно, что древнейшие люди учились говорить у птиц. Ученые записали частотные характеристики первых гласных звуков в словах «птичка», «иди» и «бяка» в исполнении мужчин, женщин и детей и сравнили эти записи с произношением говорящих волнистых попугайчиков, канарейки, обыкновенной и священной майн, а также с песней самого что ни на есть обычного зяблика. Характеристики оказались очень похожи, несмотря на различие голосовых аппаратов человека и птиц. Ученые посчитали полученные данные достаточным основанием для рабочей гипотезы о том, что на заре своей истории люди копировали птичье пение — наиболее сложные и выразительные звуки в мире природы. Отголоски древней учебы можно обнаружить и сегодня, к примеру, в языке свистов, на котором общались первые жители Канарских островов, и который частично дошел до наших дней. Если вправду так и было, то становится понятно, каким образом птицы учатся нашей речи: они воспроизводят сигналы, у них же когда-то и позаимствованные!

Сороки и сойки славятся не только склонностью прихватизировать блестящие вещи, но и способностью к имитации самых разных звуков — от скрипа сосны и лая собаки до человеческого смеха и некоторых слов.

Есть и другая загадка: могут ли пернатые осознанно использовать выученные слова, и если да, то не является ли это проявлением птичьего разума, а не элементарной рассудочной деятельности? Ведь известно бессчетное количество случаев, когда слово, сказанное птицей, что называется, к месту, трудно посчитать случайным совпадением. Вот лишь два примера из этого сонма.

Многим по душе история о попугае, очень кстати нагрубившем чванливому гостю, описанная Джеральдом Дарреллом в книге «Поймайте мне колобуса». Но лично мне больше нравится приведенный там же пример с майной по кличке Тапенс, что жила в Джерсийском зоопарке:

«Подстригая кусты рядом с клеткой майны, наш престарелый и весьма уважаемый садовник мистер Холли вдруг прокашлялся и сплюнул на землю. Тотчас раздался отчетливый, звонкий голос Тапенса:

— Старый неряха!

Мистер Холли был страшно доволен и весь день посмеивался про себя».

Как-то московская исследовательница О.Л. Силаева, изучающая говорящих птиц, услышала о выдающемся волнистом попугайчике Грише, регулярно отвечавшем людям по существу дела. Решив записать его голос, она приехала по указанному адресу, но за целый день ничего толкового, кроме самых банальных фраз, Гриша так и не сказал. Настало время уходить, микрофон улегся в сумку. В прихожей хозяйка попеняла питомцу на его неразговорчивость, и вдруг тот отчетливо произнес: «А просто я не хочу»…

Священная майна Маня, живущая в кафе парка птиц «Воробьи» (Калужская область) тоже славится умением воспроизводить разные слова и фразы. И опять-таки, кое-что из своего запаса она произносит вполне осмысленно — даже закавычивать это слово не хочу. Очень часто, да почти всегда, когда я прихожу завтракать и усаживаюсь за столик по соседству с Маниной клеткой, она чётко изрекает, глядя в мою сторону: «Привет!». А когда ухожу, вслед несётся: «Пока-пока!». Понимаю, что и помимо меня то же самое слышат сотни посетителей кафе, и, в общем-то, «разговорная» реакция птицы на приход-уход не более чем условный рефлекс, а всё равно приятно...

Священная майна, или бео, общепризнанно считается одним из самых талантливых пернатых имитаторов.

Ключ к успехам птицы

Давно установлено, что среди птиц, как и среди людей, есть более и менее одаренные индивидуумы. И среди попугаев попадаются ученики талантливые и бездарные. Впрочем, подчас бездарем может оказаться педагог, а у хорошего учителя, казалось бы, напрочь бестолковый попка неожиданно начинает болтать без остановки. Если же говорить о самых-самых, то нельзя не вспомнить жако Алекса, воспитанника американки Айрин Пепперберг (оба — на соседнем фото), которая изучает познавательные способности попугаев.

Не будет преувеличением назвать Айрин и Алекса идеальной парой «учитель — ученик», в которой нельзя недооценить значение обоих составляющих. Ключом к успехам птицы стала принципиально новая методика обучения, разработанная Пепперберг. В соответствии с ней в процессе участвуют птица и два тренера вместо привычного одного. Поначалу жако наблюдал за людьми, которые поочередно давали друг другу задания, отвечая на вопросы то правильно, то специально ошибаясь. За правильный ответ «ученику» позволяли поиграть предметом, а за неправильный резко отчитывали. Через некоторое время заинтересованный Алекс усвоил правила игры и сам начал включаться в нее, поправляя ошибки тренера-ученика. По сути, с птицей занимались, как с человеческим ребенком, используя ее природное любопытство, а не долбили ей изо дня в день одну и ту же фразу. В ходе многолетних занятий попугай-вундеркинд научился, комбинируя усвоенные понятия, идентифицировать и описывать более ста различных объектов. Причем он еще и отличает их по цвету, размеру и количеству, а также способен ответить на вопросы о сходстве и различии предметов по указанным параметрам, что говорит ни много, ни мало, как о способности к абстрактному анализу.

По меньшей мере, результаты экспериментов, считают Айрин Пепперберг и ее коллеги, позволяют сделать однозначный вывод: Алекс ясно понимает определенные аспекты человеческой речи и знает, о чем говорит сам. В целом же эти исследования продемонстрировали сходство уровня познавательной активности попугая жако с тем, который показывают человекообразные приматы и дельфины.

Кто знает, может быть, когда-нибудь наш контакт с общительными пернатыми достигнет такого рубежа, что они не только смогут отвечать на задаваемые им простые вопросы, но и начнут рассказывать о себе? В любом случае интерес к экзотическим говорунам не угасает ни у профессионалов-биологов, ни у любителей декоративных птиц. Для его удовлетворения в мире существуют сотни частных питомников, владельцам которых удается успешно разводить не только мелких попугайчиков, но и большинство лучших говорунов — жако, амазонов и какаду, снижая пресс на природные популяции.

Среди попугаев серые жако из Центральной Африки считаются непревзойдёнными талантами в "разговорном жанре". Однако даже среди крохотных (и гораздо более доступных по цене) волнистых попугайчиков попадаются очень способные говоруны, выучивающие по несколько десятков слов и фраз. Только птичка должна быть самцом, жить без пары (чтобы тянулся к общению с хозяином), и начинать занятия нужно как можно раньше...

Попутно развивается и специфическая сфера добрых услуг.

В австралийском городе Мельбурн открыта клиника исправления речи и различных дефектов дикции у говорящих птиц. Несмотря на то, что трехмесячный курс лечения у птичьего логопеда недёшев, говорят, что клиника пользуется успехом. А супруги Копленды из американского города Клинтон выпустили первый в мире учебник для попугаев. На 90-минутной аудиокассете записаны простейшие фразы и популярные мелодии, произнесенные и насвистанные амазоном по кличке Герджи. Рекламируя свой продукт, предприимчивые американцы утверждали, что с птичьего голоса процесс обучения идет куда быстрее, чем с голоса человека.

Впрочем, та аудиокассета — дело прошлое. Сегодня любой желающий может отыскать в Интернете, скачать и установить в своём мобильном телефоне приложение для занятий с любимой птицей. Говорят, помогает!

Это лишь в поэме американца Эдгара По мудрый ворон каркает зловещее Nevermore! («Никогда!»). Российский ворон скорее закричит: «Бабка, открой!»

okultureno.ru

ГОВОРЯЩИЕ ПТИЦЫ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 7. Москва, 2007, стр. 285

  • Скопировать библиографическую ссылку:

Авторы: В. В. Иваницкий

ГОВОРЯ́ЩИЕ ПТИ́ЦЫ, пти­цы, спо­соб­ные при со­дер­жа­нии в не­во­ле за­по­ми­нать и про­из­но­сить отд. сло­ва и це­лые пред­ло­же­ния че­ло­ве­че­ской ре­чи. Из­вест­ны го­во­ря­щие во­ро­ны, сой­ки, сквор­цы, май­ны и ка­на­рей­ки. Наи­бо­лее раз­ви­ты эти спо­соб­но­сти у по­пу­га­ев. Го­во­рить мо­гут, по край­ней ме­ре, 40 ви­дов по­пу­га­ев, в т. ч. ама­зо­ны, ара, ло­ри, ло­ри­ке­ты, ка­ка­ду, коль­ча­тые и вол­ни­стые по­пу­гай­чи­ки. Луч­шим «го­во­ру­ном» из­дав­на счи­та­ет­ся аф­ри­кан­ский се­рый по­пу­гай жа­ко. Эта пти­ца столь вир­ту­оз­но пе­ре­да­ёт тембр го­ло­са и ма­не­ру го­во­рить кон­крет­но­го че­ло­ве­ка, что её го­вор поч­ти не­воз­мож­но от­ли­чить от ори­ги­на­ла. Кро­ме то­го, жа­ко не про­сто за­учи­ва­ет мно­же­ст­во слов (до 600), но и очень кста­ти их про­из­но­сит. По­пу­гаи, как и все Г. п., го­во­рят «ос­мыс­лен­но» во­все не по­то­му, что по­ни­ма­ют зна­че­ние слов. Они со­от­но­сят сло­ва с кон­крет­ным пред­ме­том или яв­ле­ни­ем и точ­но ко­пи­ру­ют зву­ки, ко­то­рые в по­доб­ной си­туа­ции мно­го раз про­из­но­сил их вос­пи­та­тель. Напр., по­пу­гай лю­бую фра­зу все­гда про­из­но­сит с од­ной и той же ин­то­на­ци­ей, ни­ко­гда не из­ме­няя по­ряд­ка слов. При этом ме­ха­низм го­ло­со­об­ра­зо­ва­ния у по­пу­га­ев, как и у др. птиц, прин­ци­пи­аль­но от­ли­чен от ме­ха­низ­ма об­ра­зо­ва­ния ре­чи у че­ло­ве­ка или го­ло­са у др. мле­ко­пи­таю­щих. Пти­цы обу­ча­ют­ся го­во­рить толь­ко в ус­ло­ви­ях пол­ной изо­ля­ции от со­пле­мен­ни­ков и дос­ти­га­ют наи­луч­ших ре­зуль­та­тов в тех слу­ча­ях, ко­гда обу­че­ние на­чи­на­ет­ся смо­ло­ду и ве­дёт­ся в ус­ло­ви­ях тес­но­го эмо­цио­наль­но­го кон­так­та и жи­во­го об­ще­ния с вос­пи­та­те­лем. По­пу­гаи, ко­то­рым по­зво­ле­но сво­бод­но ле­тать по ком­на­там, учат­ся бы­ст­рее и го­во­рят го­раз­до луч­ше, чем со­дер­жа­щи­е­ся в клет­ках. Пти­цы за­по­ми­на­ют и за­пи­сан­ные на маг­ни­то­фон сло­ва и фра­зы, но «тех­ни­че­ское» обу­че­ние ме­нее эф­фек­тив­но, чем жи­вое об­ще­ние. Луч­ше все­го пти­цы за­по­ми­на­ют про­из­но­си­мые с чув­ст­вом сло­ва и фра­зы – имен­но по­это­му им осо­бен­но уда­ют­ся разл. при­вет­ст­вия, вос­кли­ца­ния и ру­га­тель­ст­ва. По­пу­га­ев мож­но так­же на­учить иден­ти­фи­ци­ро­вать де­сят­ки объ­ек­тов и опе­ри­ро­вать по­ня­тия­ми о цве­те, фор­ме и ко­ли­че­ст­ве пред­ме­тов на уров­не 3–4-лет­не­го ре­бён­ка.

bigenc.ru

читать сказку для детей, текст онлайн на РуСтих

Это ещё тогда было, когда птицы человеческий язык понимали.

Жил на горе Дарбайты орёл. Однажды сидел он голодный на вершине горы и высматривал, не покажется ли из норки сурок — тарбаган. Ждал-ждал, разморился на солнце да и уснул. Проснулся орёл от шума крыльев. Большой серый ястреб схватил тарбагана и на ближайшей сопке стал его клевать. Возмутился орёл, подлетел к ястребу и чуть не задавил его.

Не испугался ястреб и говорит:

— Чего ты, орёл, взъерошился? Если хочешь кусок получить, то проси, да повежливей.

— Не нужно мне твоё угощение! — ответил надменно орёл, а сам жадных глаз с тарбагана не сводит. — Просто хочу посмотреть, как ты такого дохлого тарбагана будешь есть.

Засмеялся ястреб:

— Зачем же ты тогда сам целый день караулил тарбагана, коли он дохлый! Отвечает орёл сердито:

— На тарбагана я не смотрел. Одним глазом я высматривал косулю, а другим — зайца. Тебе в жизни их мяса не попробовать. Ешь своего тарбагана, пока он не протух.

Сильно поссорились между собой орёл и ястреб. Такой шум подняли, что все птицы слетелись и решили птичьего хана избрать, чтобы он споры разбирал.

Загалдели, зашумели птицы. Всем хотелось стать ханом.

Выступил вперёд орёл и говорит:

— Я должен быть вашим ханом. Выше меня никто в поднебесье не залетает.

— Не нужно нам такого хана, — хором возразили птицы. — Гордость у тебя большая, потому и живёшь один на неприступных скалах. Не согласны!

Тогда выбралась вперёд летучая мышь и сказала:

— Я хочу быть ханом. Крылья у меня не из перьев, как у вас, а из кожи. Уши мои слышат далеко. Взъерошилась серая кукушка:

— Не может быть летучая мышь ханом. Нам говорит, что она птица, а зверям говорит, что зверь. Да ещё всю ночь летает, нам спать не даёт. То ли дело я, кукушка. От моего пения вся земля весной в зелёный убор наряжается. Лучше меня хана не найти вам.

Замахали крыльями большие и малые птицы:

— Не бывать кукушке нашим ханом. Она своих птенцов не высиживает.

Разгорелся тут великий спор, каждая птица предлагала себя в ханы.

Долго шумело птичье сборище. А на верхушке высокого кедра сидел старый ворон-волшебник.

Слушал, слушал он птичьи споры и сказал:

— Раз не можете договориться, то совсем не будете говорить! Каждый хочет быть ханом…

Как сказал ворон-волшебник, так и случилось — pазучились птицы говорить.

Читать сказку "Почему птицы не говорят" на сайте РуСтих онлайн: лучшие народные сказки для детей и взрослых. Поучительные сказки для мальчиков и девочек для чтения в детском саду, школе или на ночь.

skazki.rustih.ru

Почему птицы не говорят

Это было тогда, когда рога горного козла упирались в небо, а короткий хвост верблюда тащился по земле. Жил на горе Дарбайты быстрокрылый сильный орел. Однажды сидел он у подножия горы, у глубокой норы и подстерегал сурка. От жаркого солнца орел задремал. И вдруг проснулся от крика. Он увидел, что серый ястреб прямо у него из-под носа выхватил сурка и понес на холм. Там ястреб начал его быстро расклевывать. Орел рассердился и, чуть не сбив с ног ястреба, сел рядом с ним. – Если ты хочешь угоститься — будь вежливым, опускайся осторожно. А у тебя все перья дыбом! Ты, может быть, меня пугаешь? — издеваясь, сказал ястреб. Орел еще больше рассердился и говорит: – Я больше тебя, я сильней тебя. Чего это я буду у тебя угощения просить? Я просто прилетел спросить, где ты подобрал этого дохлого сурка? — Он не дохлый, ты сам его подстерегал, — сказал ястреб. — Ты — жалкое существо, ты подбираешь мышей и сусликов, которые попадают в петли! А я ем косулю, зайца! Вот это — настоящее мясо! — крикнул орел. От досады клюв ястреба зашевелился. Но он промолчал и продолжал клевать. — Жалкая птица,— кричал орел, — ешь, ешь скорее, пока кровь не остыла, пока мясо не протухло! — Конечно, буду есть. Ты, наверное, думаешь, что я всего не съем и тебе остатки достанутся? У тебя уже и горло приготовилось мясо глотать! — насмешливо сказал ястреб. — О, что за ядовитая тварь! Ты будешь мне подчиняться! Я должен стать ханом птиц! — вскричал орел. — Почему ты, а не я? — спросил ястреб. — Мы будем состязаться. Кто лучше летает, тот и будет ханом. На шум собрались все птицы. И все решили: кто выше взлетит, тот будет ханом птиц, чтобы разрешать птичьи споры. — Все под моей властью будете, — гордо сказал ястреб. – Все под моей властью будете, — важно сказал орел. – Все под моей властью будете, — спокойно сказал белоголовый гриф. Пока птицы шумели, пока кричали: «Я, я!», маленькая летучая мышь залезла под крыло белоголового грифа и спряталась там. Гриф крикнул: — Начинаем состязания! Все взлетели. Сначала ястреб летел так, что ни у кого не было надежды его обогнать. Но птицы поднялись выше и попали на встречный ветер. Ястреб оказался ниже орла, а орел — ниже белоголового грифа. Ветер трижды перевернул ястреба, он больше не мог подниматься, а гриф летел все выше и выше. И он закричал: — Я победил! Никто не может подняться выше меня! Я буду ханом! Орел и ястреб согласились, они видели, что у них нет сил тягаться с грифом. — Будем снижаться, — сказал белоголовый гриф. И в это время все услыхали голос сверху: — Ты что, гриф, думаешь, что выше тебя никто не летает? Я летаю выше тебя! Я буду ханом! Это кричала летучая мышь. Все спустились. Ястреб сказал птицам, которые сидели на земле: — Я летел выше всех, если не считать орла, грифа и летучей мыши. Орел сказал: — Если кто и будет властвовать, то только тот, кто летел выше всех. А если он властвовать не захочет — пусть все будет по-прежнему. — Зря вы спорите,— сказал гриф,— ханом буду я. — Ах вот как! — сказала летучая мышь, — значит, высота полета — не главное, а главное — кто больше и сильнее? Если бы я знала об этом, я бы не прилетела на состязания! Но я выполнила условие, я летела выше всех! И тогда маленькие птицы закричали-запищали: — Пусть ханом будет летучая мышь, она победила в состязаниях! Но серая кукушка сказала: — Я не подчинюсь летучей мыши, я ее не люблю! Ночью она летает, спать не дает. Вот был бы у нее голос, как у меня... Лучше я буду вместо нее ханом! И тогда все птицы, которые были больше летучей мыши, захлопали крыльями и закричали: — И я, и я ей не подчинюсь! Лучше я, лучше я буду ханом! Поднялся такой шум, такой гвалт, что можно было оглохнуть. Черный ворон-волшебник, который сидел на вершине дерева, послушал этот крик и сказал: — Нет, вам никогда не договориться, никого вы слушаться не хотите. Вы умеете только шуметь. С этого дня вы будете только свистеть, пищать, чирикать, щелкать, крякать, курлыкать, клекотать, а говорить больше не будете. С тех пор птицы не говорят. Вспоминая, записал Маадыр-оол. Перевод Марка Ватагина. На русском опубликовано в сборнике «Тувинские народные сказки». Издательство «Наука», главная редакция восточной литературы. Москва – 1971

 

tuvacheleesh.ru

Почему птицы не говорят - Тувинская народная сказка

Это ещё тогда было, когда птицы человеческий язык понимали.Жил на горе Дарбайты орёл. Однажды сидел он голодный на вершине горы и высматривал, не покажется ли из норки сурок - тарбаган. Ждал-ждал, разморился на солнце да и уснул. Проснулся орёл от шума крыльев. Большой серый ястреб схватил тарбагана и на ближайшей сопке стал его клевать. Возмутился орёл, подлетел к ястребу и чуть не задавил его.Не испугался ястреб и говорит:- Чего ты, орёл, взъерошился? Если хочешь кусок получить, то проси, да повежливей.- Не нужно мне твоё угощение! - ответил надменно орёл, а сам жадных глаз с тарбагана не сводит. - Просто хочу посмотреть, как ты такого дохлого тарбагана будешь есть.Засмеялся ястреб:- Зачем же ты тогда сам целый день караулил тарбагана, коли он дохлый! Отвечает орёл сердито:- На тарбагана я не смотрел. Одним глазом я высматривал косулю, а другим - зайца. Тебе в жизни их мяса не попробовать. Ешь своего тарбагана, пока он не протух.Сильно поссорились между собой орёл и ястреб. Такой шум подняли, что все птицы слетелись и решили птичьего хана избрать, чтобы он споры разбирал.Загалдели, зашумели птицы. Всем хотелось стать ханом.Выступил вперёд орёл и говорит:- Я должен быть вашим ханом. Выше меня никто в поднебесье не залетает.- Не нужно нам такого хана, - хором возразили птицы. - Гордость у тебя большая, потому и живёшь один на неприступных скалах. Не согласны!Тогда выбралась вперёд летучая мышь и сказала:- Я хочу быть ханом. Крылья у меня не из перьев, как у вас, а из кожи. Уши мои слышат далеко. Взъерошилась серая кукушка:- Не может быть летучая мышь ханом. Нам говорит, что она птица, а зверям говорит, что зверь. Да ещё всю ночь летает, нам спать не даёт. То ли дело я, кукушка. От моего пения вся земля весной в зелёный убор наряжается. Лучше меня хана не найти вам.Замахали крыльями большие и малые птицы:- Не бывать кукушке нашим ханом. Она своих птенцов не высиживает.Разгорелся тут великий спор, каждая птица предлагала себя в ханы.Долго шумело птичье сборище. А на верхушке высокого кедра сидел старый ворон-волшебник.Слушал, слушал он птичьи споры и сказал:- Раз не можете договориться, то совсем не будете говорить! Каждый хочет быть ханом...Как сказал ворон-волшебник, так и случилось - pазучились птицы говорить.

malenkii-genii.ru

Почему птицы не говорят, Тувинские сказки

Это ещё тогда было, когда птицы человеческий язык понимали.

Жил на горе Дарбайты орёл. Однажды сидел он голодный на вершине горы и высматривал, не покажется ли из норки сурок — тарбаган. Ждал-ждал, разморился на солнце да и уснул. Проснулся орёл от шума крыльев. Большой серый ястреб схватил тарбагана и на ближайшей сопке стал его клевать. Возмутился орёл, подлетел к ястребу и чуть не задавил его.

Не испугался ястреб и говорит:

— Чего ты, орёл, взъерошился? Если хочешь кусок получить, то проси, да повежливей.

— Не нужно мне твоё угощение! — ответил надменно орёл, а сам жадных глаз с тарбагана не сводит. — Просто хочу посмотреть, как ты такого дохлого тарбагана будешь есть.

Засмеялся ястреб:

— Зачем же ты тогда сам целый день караулил тарбагана, коли он дохлый! Отвечает орёл сердито:

— На тарбагана я не смотрел. Одним глазом я высматривал косулю, а другим — зайца. Тебе в жизни их мяса не попробовать. Ешь своего тарбагана, пока он не протух.

Сильно поссорились между собой орёл и ястреб. Такой шум подняли, что все птицы слетелись и решили птичьего хана избрать, чтобы он споры разбирал.

Загалдели, зашумели птицы. Всем хотелось стать ханом.

Выступил вперёд орёл и говорит:

— Я должен быть вашим ханом. Выше меня никто в поднебесье не залетает.

— Не нужно нам такого хана, — хором возразили птицы. — Гордость у тебя большая, потому и живёшь один на неприступных скалах. Не согласны!

Тогда выбралась вперёд летучая мышь и сказала:

— Я хочу быть ханом. Крылья у меня не из перьев, как у вас, а из кожи. Уши мои слышат далеко. Взъерошилась серая кукушка:

— Не может быть летучая мышь ханом. Нам говорит, что она птица, а зверям говорит, что зверь. Да ещё всю ночь летает, нам спать не даёт. То ли дело я, кукушка. От моего пения вся земля весной в зелёный убор наряжается. Лучше меня хана не найти вам.

Замахали крыльями большие и малые птицы:

— Не бывать кукушке нашим ханом. Она своих птенцов не высиживает.

Разгорелся тут великий спор, каждая птица предлагала себя в ханы.

Долго шумело птичье сборище. А на верхушке высокого кедра сидел старый ворон-волшебник.

Слушал, слушал он птичьи споры и сказал:

— Раз не можете договориться, то совсем не будете говорить! Каждый хочет быть ханом...

Как сказал ворон-волшебник, так и случилось — pазучились птицы говорить.

wisdomlib.ru

Почему птицы не говорят

Это ещё тогда было, когда птицы человеческий язык понимали. Жил на горе Дарбайты орёл. Однажды сидел он голодный на вершине горы и высматривал, не покажется ли из норки сурок — тарбаган. Ждал-ждал, разморился на солнце да и уснул. Проснулся орёл от шума крыльев. Большой серый ястреб схватил тарбагана и на ближайшей сопке стал его клевать. Возмутился орёл, подлетел к ястребу и чуть не задавил его. Не испугался ястреб и говорит: —   Чего ты, орёл, взъерошился? Если хочешь кусок получить, то проси, да повежливей. —   Не нужно мне твоё угощение! — ответил надменно орёл, а сам жадных глаз с тарбагана не сводит. — Просто хочу посмотреть, как ты такого дохлого тарбагана будешь есть. Засмеялся ястреб: —  Зачем же ты тогда сам целый день караулил тарбагана, коли он дохлый! Отвечает орёл сердито: —  На тарбагана я не смотрел. Одним глазом я высматривал косулю, а другим — зайца. Тебе в жизни их мяса не попробовать. Ешь своего тарбагана, пока он не протух. Сильно поссорились между собой орёл и ястреб. Такой шум подняли, что все птицы слетелись и решили птичьего хана избрать, чтобы он споры разбирал. Загалдели, зашумели птицы. Всем хотелось стать ханом. Выступил вперёд орёл и говорит: —  Я должен быть вашим ханом. Выше меня никто в поднебесье не залетает. —  Не нужно нам такого хана,— хором возра­зили птицы. — Гордость у тебя большая, потому и живёшь один на неприступных скалах. Не со­гласны! Тогда выбралась вперёд летучая мышь и сказала: —  Я хочу быть ханом. Крылья у меня не из перьев, как у вас, а из кожи. Уши мои слышат далеко. Взъерошилась серая кукушка: —  Не может быть летучая мышь ханом. Нам говорит, что она птица, а зверям говорит, что зверь. Да ещё всю ночь летает, нам спать не даёт. То ли дело я, кукушка. От моего пения вся земля весной в зелёный убор наряжается. Лучше меня хана не найти вам. Замахали крыльями большие и малые птицы: —  Не бывать кукушке нашим ханом. Она своих птенцов не высиживает. Разгорелся тут великий спор, каждая птица предлагала себя в ханы. Долго шумело птичье сборище. А на верхушке высокого кедра сидел старый ворон — волшебник. Слушал, слушал он птичьи споры и сказал: — Раз не можете договориться, то совсем не будете говорить! Каждый хочет быть ханом... Как сказал ворон-волшебник, так и случилось — разучились птицы говорить.  

tuvacheleesh.ru