«Ночные Птицы Рогонды» Татьяна Леванова читать онлайн - страница 5. Ночные птицы рогонды


Сквозняки. Ночные Птицы Рогонды (Татьяна Леванова) читать онлайн книгу бесплатно

Первый удар колокола предупреждает жителей Рогонды о приближении Черного Часа, ко второму удару все спешат домой, запирают ставни и двери, а с третьим - в город прилетают Ночные Птицы и приходит Тьма. Никто не знает, что происходит с теми, кто не успел попасть до этого времени в укрытие, они просто исчезают... Маша уже побывала в пяти мирах, и в каждом из них она сделала важное открытие, которое очень помогло их обитателям. А все потому, что Маша Некрасова - Сквозняк, то есть "сквозь ткань миров проходящий странник", значит, путешествовать по Великой Спирали и спасать миры - ее миссия. И раз она попала на рыбацкий остров Рогонда - там явно что-то идет не так и нужна ее помощь. Но сначала надо узнать, почему жители города боятся Ночных Птиц и Смотрителя маяка, что скрывается за Тьмой, приходящей с третьим ударом колокола, и кто такие морские тельца, о которых все говорят только шепотом?

О книге

  • Название:Сквозняки. Ночные Птицы Рогонды
  • Автор:Татьяна Леванова
  • Жанр:Детская фантастика
  • Серия:Сквозняки
  • ISBN:978-5-699-46716-7
  • Страниц:85
  • Перевод:-
  • Издательство:Эксмо
  • Год:2011

Электронная книга

Спасибо друзьям за поддержку в это нелегкое время и за неоднократный «пример настоящей дружбы» – Ольге, Анне, Полине, Андрею, Якову, Алексею и другим

Глава 1 Мобильник Светки Новоруссовой

Есть такая пословица – встречают по одежке, провожают по уму. Маша всегда понимала ее как своеобразное утешение: дескать, неважно, как ты выглядишь, главное, что у тебя в голове, рано или поздно это оценят. Но недавно ей пришлось столкнуться с другим значением поговорки. Встречают-то все равно по внешности, а если не встретят, то и провожать не станут. Иногда люди смотрят на внешнюю мишуру прежде, чем решают, стоит ли вообще обращать на тебя внимание. Неформалы узнают друг друга с первого взгляда по аксессуарам, манере одеваться и гриму, «ботаны» соблюдают собственный дресс-код и встречаются в читальном зале библиотеки, у футбольных фанатов опознавательным знаком служит одежда определенного сочетания цвето...

lovereads.me

Ночные Птицы Рогонды читать онлайн - Татьяна Леванова

Татьяна Леванова

Сквозняки. Ночные Птицы Рогонды

Спасибо друзьям за поддержку в это нелегкое время и за неоднократный «пример настоящей дружбы» — Ольге, Анне, Полине, Андрею, Якову, Алексею и другим

Глава 1

Мобильник Светки Новоруссовой

Есть такая пословица — встречают по одежке, провожают по уму. Маша всегда понимала ее как своеобразное утешение: дескать, неважно, как ты выглядишь, главное, что у тебя в голове, рано или поздно это оценят. Но недавно ей пришлось столкнуться с другим значением поговорки. Встречают-то все равно по внешности, а если не встретят, то и провожать не станут. Иногда люди смотрят на внешнюю мишуру прежде, чем решают, стоит ли вообще обращать на тебя внимание. Неформалы узнают друг друга с первого взгляда по аксессуарам, манере одеваться и гриму, «ботаны» соблюдают собственный дресс-код и встречаются в читальном зале библиотеки, у футбольных фанатов опознавательным знаком служит одежда определенного сочетания цветов. Те, кто превыше всего деньги ценит, успевают подсчитать, сколько стоит одежда, часы, сумка и очки, прежде чем заговорить с человеком. Творческие люди ищут единомышленников в поэтических клубах или художественных студиях, потому что с первого взгляда нельзя сказать о ком-либо, пишет ли он стихи или рисует пейзажи. Одинокому человеку так важно найти друзей, прибиться к стае, чувствовать себя среди своих! А где они, свои, и по каким знакам они тебя признают, не всегда ясно…

Света Новоруссова всегда была неформальным лидером женской половины класса, да и среди мальчишек у нее находилось немало поклонников. Она и училась хорошо, и выглядела отлично. К тому же родители ее не были стеснены в средствах, и даже кризис на семье почти не сказался. Стоило ей упомянуть о фильме, напеть популярную мелодию, прийти в класс в новом наряде или продемонстрировать недавно приобретенный аксессуар, как среди ребят начиналось повальное увлечение тем же самым. Все поголовно обсуждали один и тот же фильм, фанатели по одной и той же группе, а кто не успевал подхватить общую нить, терялся в аутсайдерах. Иногда даже доходило до смешного. Например, подражая Светке, все девочки нарядились в одежду модного в том сезоне фиолетового цвета, и какая-то пожилая учительница младших классов, встретив их в столовой, всплеснула руками от восторга:

— Наконец-то у нас ввели единую школьную форму, прямо как в добрые старые времена!

А вот Маша предпочитала оставаться сама собой. Но и быть в стороне, в аутсайдерах, ей не хотелось, к тому же Света была ее подругой. Соперничать с хорошим и интересным человеком только ради того, чтобы выделиться, казалось Маше неприемлемым. Намного легче, придя в класс, включиться в обсуждение любимого всеми фильма, почувствовать дружеское плечо, поиграв таким же брелоком с разноцветными шариками, как и у всех, подхватить пение любимой всеми песни. Быть как все — значит быть одной из своих, из друзей, из класса. Что с того, что тон общей песни задает один человек и что сама Маша дома слушает совсем другую музыку? Главное — чувство общности, защищенность, осознание себя частью чего-то большего. По крайней мере, так всем казалось.

Однажды Света пришла в класс с новым сотовым телефоном, и ее парту моментально обступили и девочки, и мальчики. Последние, правда, зафыркали, увидев пронзительно-розовый цвет и наклеенные стразы, однако заинтересовались техническими возможностями новой игрушки. А девочки ахали и восторгались, меняли рингтоны, фотографировались, подбирали прически и макияж в специальном графическом редакторе. Света снисходительно улыбалась. В течение нескольких недель, слезами ли, уговорами ли, обещаниями уломав родителей на покупку или просто вытряхивая копилки, почти все девочки сменили свои телефончики на Glamour Schoolgirl, как у Светки. Розовые мобильники демонстративно лежали на партах или болтались на шнурках поверх блузок и водолазок, новый телефон стал своеобразной приметой Светкиного окружения. Даже умница Лена Новикова приклеила новенькие стразы на розовую крышечку. Маша мрачнела с каждым днем, стеснялась доставать собственный мобильник из сумки и даже начала «забывать» его дома. А ведь раньше телефон для нее был просто средством связи, с помощью которого можно звонить и отправлять эсэмэски, Интернет же и графические редакторы она предпочитала на большом мониторе компьютера, музыку — в mp3-плеере, а снимки делать — родительским фотоаппаратом. Маша вдруг почувствовала себя очень одинокой, день ото дня ей все больше казалось, что подруги мало с ней говорят, смотрят искоса, обсуждают между собой. «Если бы у меня был такой же телефон, я бы снова стала одной из них», — мечтала девочка.

Сначала мама с папой отказали ей наотрез. На зарплату детского врача и воспитательницы можно достойно прожить, если не увлекаться ненужными дорогими покупками, а именно к таковой родители отнесли телефончик марки Glamour Schoolgirl. Машин старый мобильник находился в отличном состоянии, и не было необходимости менять его на новый. Машиных слов «у всех есть, а у меня нет» мама просто не понимала.

— Что значит — у всех есть? Одна и та же модель телефона? Бред какой-то! Не знаю никого, у кого был бы такой же мобильник, как у меня, да мне и неинтересно знать, — удивлялась она.

Однако, когда Маша все чаще начала «забывать» телефон дома, мама забеспокоилась. После многочисленных напоминаний она потеряла терпение и решила все выяснить за ужином.

— Где ты была после школы? Я пришла с работы, а тебя нет. Звонила, но твой мобильник оказался дома.

— В школьной библиотеке, писала доклад по географии.

— Я с ума сходила, не зная, где ты! Почему ты вечно забываешь телефон дома? И почему ни одна из твоих одноклассниц не знала, где ты?

Маша не ответила, сидела и молча разламывала хлеб на кусочки. Если бы она действительно забыла телефон дома, то легко могла бы его забрать, всего лишь щелкнув пальцами. Колдовать в родном мире было очень тяжело, но на мелкие личные вещи вроде ручки, тетради, мобильника магии сквозняка хватало. А одноклассниц Маша избегала, стесняясь отсутствия розового Glamour Schoolgirl.

— Возьми и повесь на шею, я завтра проверю. — Мама положила телефон в чехле на Машину пустую тарелку.

Девочка отключила у телефона звук и убрала его поглубже в сумку. Мама позвонила на большой перемене, когда Маша была в столовой, и ответа, конечно же, не дождалась. На работе она была в первую смену, поэтому после обеда решила зайти за дочкой в школу, под благовидным предлогом — чтобы отправиться за новыми туфлями, покупку которых откладывали со дня на день по разным причинам. Едва прозвенел звонок с последнего урока, мама осторожно заглянула в класс. Ученики собирались домой, у многих девчонок на столах лежали одинаковые розовые мобильники. Кучка подружек с такими же телефонами на шеях собралась вокруг парты Светы Новоруссовой. Маша сидела одна. Ни с кем не разговаривая, она поспешно собрала сумку и направилась к двери. Налетела на маму, уставилась на нее во все глаза.

— Мам, ты чего тут?

— Да вот, решила зайти за тобой, солнышко. Давай за туфлями съездим, а то все никак не соберемся, — объяснила мама.

Она взяла Машу за плечо и, уходя, еще раз обернулась на группу девочек с одинаковыми розовыми мобильниками. Те продолжали болтать и хихикать как ни в чем не бывало, только одна или две посмотрели им вслед.

На улице мама долго не решалась заговорить, подбирала слова. Они зашли с Машей в магазин, где им приглянулись туфли, но не оказалось подходящего размера. В другой магазин нужно было ехать на троллейбусе. Маша сразу прошла на заднюю площадку, встала лицом к стеклу. Мама несколько минут смотрела сбоку на дочкин профиль, потом сказала:

— Напрасно ты считаешь, что телефон решит твои проблемы в общении.

— Мама, не было никаких проблем, пока у всех не появился этот телефон, а у меня нет.

— Маша, ты даже ни с кем не попрощалась, когда уходила. Уходила ты, кстати, совсем одна, а раньше всегда с подружками. При чем тут мобильник?

— У всех моих друзей появилось что-то общее, к чему я оказалась непричастна. Несколько недель все разговоры в классе сводились к Glamour Schoolgirl. «Привет. О, у тебя тоже такой появился? Ну и как тебе? Ты уже пробовала эту прическу в редакторе на своей фотке? Вот так и постригись, тебе будет суперски! А откуда ты скачала этот рингтон? Я тоже хочу. Ой, какая красивенькая висюлечка! А у меня — посмотри…»

— Новая игрушка быстро надоедает. Я уверена, разговоры давно закончились.

— Их оказалось достаточно, чтобы я осталась в стороне. Теперь я не могу просто так подойти к ним и поддержать компанию. В самый неподходящий момент звонишь ты, или папа, или еще кто, и я достаю свой допотопный мобильник, и все смотрят на него, как на НЛО.

— Но у тебя хороший телефон! Согласна, немного устаревший, но мы же вместе принимали решение о покупке. Мы с папой не зарабатываем столько, сколько родители Светы, а ты еще ребенок, и покупать навороченную игрушку всякий раз, когда…

— Опять ты сводишь на эту тему. — Маша снова отвела взгляд к окну. — Наша остановка.

knizhnik.org

Ночные Птицы Рогонды читать онлайн

Спасибо друзьям за поддержку в это нелегкое время и за неоднократный «пример настоящей дружбы» – Ольге, Анне, Полине, Андрею, Якову, Алексею и другим

Есть такая пословица – встречают по одежке, провожают по уму. Маша всегда понимала ее как своеобразное утешение: дескать, неважно, как ты выглядишь, главное, что у тебя в голове, рано или поздно это оценят. Но недавно ей пришлось столкнуться с другим значением поговорки. Встречают-то все равно по внешности, а если не встретят, то и провожать не станут. Иногда люди смотрят на внешнюю мишуру прежде, чем решают, стоит ли вообще обращать на тебя внимание. Неформалы узнают друг друга с первого взгляда по аксессуарам, манере одеваться и гриму, «ботаны» соблюдают собственный дресс-код и встречаются в читальном зале библиотеки, у футбольных фанатов опознавательным знаком служит одежда определенного сочетания цветов. Те, кто превыше всего деньги ценит, успевают подсчитать, сколько стоит одежда, часы, сумка и очки, прежде чем заговорить с человеком. Творческие люди ищут единомышленников в поэтических клубах или художественных студиях, потому что с первого взгляда нельзя сказать о ком-либо, пишет ли он стихи или рисует пейзажи. Одинокому человеку так важно найти друзей, прибиться к стае, чувствовать себя среди своих! А где они, свои, и по каким знакам они тебя признают, не всегда ясно…

Света Новоруссова всегда была неформальным лидером женской половины класса, да и среди мальчишек у нее находилось немало поклонников. Она и училась хорошо, и выглядела отлично. К тому же родители ее не были стеснены в средствах, и даже кризис на семье почти не сказался. Стоило ей упомянуть о фильме, напеть популярную мелодию, прийти в класс в новом наряде или продемонстрировать недавно приобретенный аксессуар, как среди ребят начиналось повальное увлечение тем же самым. Все поголовно обсуждали один и тот же фильм, фанатели по одной и той же группе, а кто не успевал подхватить общую нить, терялся в аутсайдерах. Иногда даже доходило до смешного. Например, подражая Светке, все девочки нарядились в одежду модного в том сезоне фиолетового цвета, и какая-то пожилая учительница младших классов, встретив их в столовой, всплеснула руками от восторга:

– Наконец-то у нас ввели единую школьную форму, прямо как в добрые старые времена!

А вот Маша предпочитала оставаться сама собой. Но и быть в стороне, в аутсайдерах, ей не хотелось, к тому же Света была ее подругой. Соперничать с хорошим и интересным человеком только ради того, чтобы выделиться, казалось Маше неприемлемым. Намного легче, придя в класс, включиться в обсуждение любимого всеми фильма, почувствовать дружеское плечо, поиграв таким же брелоком с разноцветными шариками, как и у всех, подхватить пение любимой всеми песни. Быть как все – значит быть одной из своих, из друзей, из класса. Что с того, что тон общей песни задает один человек и что сама Маша дома слушает совсем другую музыку? Главное – чувство общности, защищенность, осознание себя частью чего-то большего. По крайней мере, так всем казалось.

Однажды Света пришла в класс с новым сотовым телефоном, и ее парту моментально обступили и девочки, и мальчики. Последние, правда, зафыркали, увидев пронзительно-розовый цвет и наклеенные стразы, однако заинтересовались техническими возможностями новой игрушки. А девочки ахали и восторгались, меняли рингтоны, фотографировались, подбирали прически и макияж в специальном графическом редакторе. Света снисходительно улыбалась. В течение нескольких недель, слезами ли, уговорами ли, обещаниями уломав родителей на покупку или просто вытряхивая копилки, почти все девочки сменили свои телефончики на Glamour Schoolgirl, как у Светки. Розовые мобильники демонстративно лежали на партах или болтались на шнурках поверх блузок и водолазок, новый телефон стал своеобразной приметой Светкиного окружения. Даже умница Лена Новикова приклеила новенькие стразы на розовую крышечку. Маша мрачнела с каждым днем, стеснялась доставать собственный мобильник из сумки и даже начала «забывать» его дома. А ведь раньше телефон для нее был просто средством связи, с помощью которого можно звонить и отправлять эсэмэски, Интернет же и графические редакторы она предпочитала на большом мониторе компьютера, музыку – в mp3-плеере, а снимки делать – родительским фотоаппаратом. Маша вдруг почувствовала себя очень одинокой, день ото дня ей все больше казалось, что подруги мало с ней говорят, смотрят искоса, обсуждают между собой. «Если бы у меня был такой же телефон, я бы снова стала одной из них», – мечтала девочка.

Сначала мама с папой отказали ей наотрез. На зарплату детского врача и воспитательницы можно достойно прожить, если не увлекаться ненужными дорогими покупками, а именно к таковой родители отнесли телефончик марки Glamour Schoolgirl. Машин старый мобильник находился в отличном состоянии, и не было необходимости менять его на новый. Машиных слов «у всех есть, а у меня нет» мама просто не понимала.

– Что значит – у всех есть? Одна и та же модель телефона? Бред какой-то! Не знаю никого, у кого был бы такой же мобильник, как у меня, да мне и неинтересно знать, – удивлялась она.

Однако, когда Маша все чаще начала «забывать» телефон дома, мама забеспокоилась. После многочисленных напоминаний она потеряла терпение и решила все выяснить за ужином.

– Где ты была после школы? Я пришла с работы, а тебя нет. Звонила, но твой мобильник оказался дома.

– В школьной библиотеке, писала доклад по географии.

– Я с ума сходила, не зная, где ты! Почему ты вечно забываешь телефон дома? И почему ни одна из твоих одноклассниц не знала, где ты?

Маша не ответила, сидела и молча разламывала хлеб на кусочки. Если бы она действительно забыла телефон дома, то легко могла бы его забрать, всего лишь щелкнув пальцами. Колдовать в родном мире было очень тяжело, но на мелкие личные вещи вроде ручки, тетради, мобильника магии сквозняка хватало. А одноклассниц Маша избегала, стесняясь отсутствия розового Glamour Schoolgirl.

– Возьми и повесь на шею, я завтра проверю. – Мама положила телефон в чехле на Машину пустую тарелку.

Девочка отключила у телефона звук и убрала его поглубже в сумку. Мама позвонила на большой перемене, когда Маша была в столовой, и ответа, конечно же, не дождалась. На работе она была в первую смену, поэтому после обеда решила зайти за дочкой в школу, под благовидным предлогом – чтобы отправиться за новыми туфлями, покупку которых откладывали со дня на день по разным причинам. Едва прозвенел звонок с последнего урока, мама осторожно заглянула в класс. Ученики собирались домой, у многих девчонок на столах лежали одинаковые розовые мобильники. Кучка подружек с такими же телефонами на шеях собралась вокруг парты Светы Новоруссовой. Маша сидела одна. Ни с кем не разговаривая, она поспешно собрала сумку и направилась к двери. Налетела на маму, уставилась на нее во все глаза.

1

Загрузка...

bookocean.net

Книга Ночные Птицы Рогонды читать онлайн бесплатно, автор Татьяна Леванова на Fictionbook

Спасибо друзьям за поддержку в это нелегкое время и за неоднократный «пример настоящей дружбы» – Ольге, Анне, Полине, Андрею, Якову, Алексею и другим

Глава 1Мобильник Светки Новоруссовой

Есть такая пословица – встречают по одежке, провожают по уму. Маша всегда понимала ее как своеобразное утешение: дескать, неважно, как ты выглядишь, главное, что у тебя в голове, рано или поздно это оценят. Но недавно ей пришлось столкнуться с другим значением поговорки. Встречают-то все равно по внешности, а если не встретят, то и провожать не станут. Иногда люди смотрят на внешнюю мишуру прежде, чем решают, стоит ли вообще обращать на тебя внимание. Неформалы узнают друг друга с первого взгляда по аксессуарам, манере одеваться и гриму, «ботаны» соблюдают собственный дресс-код и встречаются в читальном зале библиотеки, у футбольных фанатов опознавательным знаком служит одежда определенного сочетания цветов. Те, кто превыше всего деньги ценит, успевают подсчитать, сколько стоит одежда, часы, сумка и очки, прежде чем заговорить с человеком. Творческие люди ищут единомышленников в поэтических клубах или художественных студиях, потому что с первого взгляда нельзя сказать о ком-либо, пишет ли он стихи или рисует пейзажи. Одинокому человеку так важно найти друзей, прибиться к стае, чувствовать себя среди своих! А где они, свои, и по каким знакам они тебя признают, не всегда ясно…

Света Новоруссова всегда была неформальным лидером женской половины класса, да и среди мальчишек у нее находилось немало поклонников. Она и училась хорошо, и выглядела отлично. К тому же родители ее не были стеснены в средствах, и даже кризис на семье почти не сказался. Стоило ей упомянуть о фильме, напеть популярную мелодию, прийти в класс в новом наряде или продемонстрировать недавно приобретенный аксессуар, как среди ребят начиналось повальное увлечение тем же самым. Все поголовно обсуждали один и тот же фильм, фанатели по одной и той же группе, а кто не успевал подхватить общую нить, терялся в аутсайдерах. Иногда даже доходило до смешного. Например, подражая Светке, все девочки нарядились в одежду модного в том сезоне фиолетового цвета, и какая-то пожилая учительница младших классов, встретив их в столовой, всплеснула руками от восторга:

– Наконец-то у нас ввели единую школьную форму, прямо как в добрые старые времена!

А вот Маша предпочитала оставаться сама собой. Но и быть в стороне, в аутсайдерах, ей не хотелось, к тому же Света была ее подругой. Соперничать с хорошим и интересным человеком только ради того, чтобы выделиться, казалось Маше неприемлемым. Намного легче, придя в класс, включиться в обсуждение любимого всеми фильма, почувствовать дружеское плечо, поиграв таким же брелоком с разноцветными шариками, как и у всех, подхватить пение любимой всеми песни. Быть как все – значит быть одной из своих, из друзей, из класса. Что с того, что тон общей песни задает один человек и что сама Маша дома слушает совсем другую музыку? Главное – чувство общности, защищенность, осознание себя частью чего-то большего. По крайней мере, так всем казалось.

Однажды Света пришла в класс с новым сотовым телефоном, и ее парту моментально обступили и девочки, и мальчики. Последние, правда, зафыркали, увидев пронзительно-розовый цвет и наклеенные стразы, однако заинтересовались техническими возможностями новой игрушки. А девочки ахали и восторгались, меняли рингтоны, фотографировались, подбирали прически и макияж в специальном графическом редакторе. Света снисходительно улыбалась. В течение нескольких недель, слезами ли, уговорами ли, обещаниями уломав родителей на покупку или просто вытряхивая копилки, почти все девочки сменили свои телефончики на Glamour Schoolgirl, как у Светки. Розовые мобильники демонстративно лежали на партах или болтались на шнурках поверх блузок и водолазок, новый телефон стал своеобразной приметой Светкиного окружения. Даже умница Лена Новикова приклеила новенькие стразы на розовую крышечку. Маша мрачнела с каждым днем, стеснялась доставать собственный мобильник из сумки и даже начала «забывать» его дома. А ведь раньше телефон для нее был просто средством связи, с помощью которого можно звонить и отправлять эсэмэски, Интернет же и графические редакторы она предпочитала на большом мониторе компьютера, музыку – в mp3-плеере, а снимки делать – родительским фотоаппаратом. Маша вдруг почувствовала себя очень одинокой, день ото дня ей все больше казалось, что подруги мало с ней говорят, смотрят искоса, обсуждают между собой. «Если бы у меня был такой же телефон, я бы снова стала одной из них», – мечтала девочка.

Сначала мама с папой отказали ей наотрез. На зарплату детского врача и воспитательницы можно достойно прожить, если не увлекаться ненужными дорогими покупками, а именно к таковой родители отнесли телефончик марки Glamour Schoolgirl. Машин старый мобильник находился в отличном состоянии, и не было необходимости менять его на новый. Машиных слов «у всех есть, а у меня нет» мама просто не понимала.

– Что значит – у всех есть? Одна и та же модель телефона? Бред какой-то! Не знаю никого, у кого был бы такой же мобильник, как у меня, да мне и неинтересно знать, – удивлялась она.

Однако, когда Маша все чаще начала «забывать» телефон дома, мама забеспокоилась. После многочисленных напоминаний она потеряла терпение и решила все выяснить за ужином.

– Где ты была после школы? Я пришла с работы, а тебя нет. Звонила, но твой мобильник оказался дома.

– В школьной библиотеке, писала доклад по географии.

– Я с ума сходила, не зная, где ты! Почему ты вечно забываешь телефон дома? И почему ни одна из твоих одноклассниц не знала, где ты?

Маша не ответила, сидела и молча разламывала хлеб на кусочки. Если бы она действительно забыла телефон дома, то легко могла бы его забрать, всего лишь щелкнув пальцами. Колдовать в родном мире было очень тяжело, но на мелкие личные вещи вроде ручки, тетради, мобильника магии сквозняка хватало. А одноклассниц Маша избегала, стесняясь отсутствия розового Glamour Schoolgirl.

– Возьми и повесь на шею, я завтра проверю. – Мама положила телефон в чехле на Машину пустую тарелку.

Девочка отключила у телефона звук и убрала его поглубже в сумку. Мама позвонила на большой перемене, когда Маша была в столовой, и ответа, конечно же, не дождалась. На работе она была в первую смену, поэтому после обеда решила зайти за дочкой в школу, под благовидным предлогом – чтобы отправиться за новыми туфлями, покупку которых откладывали со дня на день по разным причинам. Едва прозвенел звонок с последнего урока, мама осторожно заглянула в класс. Ученики собирались домой, у многих девчонок на столах лежали одинаковые розовые мобильники. Кучка подружек с такими же телефонами на шеях собралась вокруг парты Светы Новоруссовой. Маша сидела одна. Ни с кем не разговаривая, она поспешно собрала сумку и направилась к двери. Налетела на маму, уставилась на нее во все глаза.

– Мам, ты чего тут?

– Да вот, решила зайти за тобой, солнышко. Давай за туфлями съездим, а то все никак не соберемся, – объяснила мама.

Она взяла Машу за плечо и, уходя, еще раз обернулась на группу девочек с одинаковыми розовыми мобильниками. Те продолжали болтать и хихикать как ни в чем не бывало, только одна или две посмотрели им вслед.

На улице мама долго не решалась заговорить, подбирала слова. Они зашли с Машей в магазин, где им приглянулись туфли, но не оказалось подходящего размера. В другой магазин нужно было ехать на троллейбусе. Маша сразу прошла на заднюю площадку, встала лицом к стеклу. Мама несколько минут смотрела сбоку на дочкин профиль, потом сказала:

– Напрасно ты считаешь, что телефон решит твои проблемы в общении.

– Мама, не было никаких проблем, пока у всех не появился этот телефон, а у меня нет.

– Маша, ты даже ни с кем не попрощалась, когда уходила. Уходила ты, кстати, совсем одна, а раньше всегда с подружками. При чем тут мобильник?

– У всех моих друзей появилось что-то общее, к чему я оказалась непричастна. Несколько недель все разговоры в классе сводились к Glamour Schoolgirl. «Привет. О, у тебя тоже такой появился? Ну и как тебе? Ты уже пробовала эту прическу в редакторе на своей фотке? Вот так и постригись, тебе будет суперски! А откуда ты скачала этот рингтон? Я тоже хочу. Ой, какая красивенькая висюлечка! А у меня – посмотри…»

– Новая игрушка быстро надоедает. Я уверена, разговоры давно закончились.

– Их оказалось достаточно, чтобы я осталась в стороне. Теперь я не могу просто так подойти к ним и поддержать компанию. В самый неподходящий момент звонишь ты, или папа, или еще кто, и я достаю свой допотопный мобильник, и все смотрят на него, как на НЛО.

– Но у тебя хороший телефон! Согласна, немного устаревший, но мы же вместе принимали решение о покупке. Мы с папой не зарабатываем столько, сколько родители Светы, а ты еще ребенок, и покупать навороченную игрушку всякий раз, когда…

– Опять ты сводишь на эту тему. – Маша снова отвела взгляд к окну. – Наша остановка.

Туфли они в тот день так и не купили. А вернувшись домой, больше не разговаривали. Маша не спорила, не ругалась, а ушла в свою комнату и принялась за уроки. Она не была даже обижена на родителей. Просто не знала, какой найти выход. И ей пришло в голову, что лучше вообще отказаться от сотовой связи. Если уж быть белой вороной, то ради принципа, а не потому, что нет денег…

А у мамы состоялся долгий разговор с папой. Тот тоже сначала долго отказывался понимать, зачем дочери нужен телефон именно этой марки. Но потом папа вспомнил, как чувствовал себя в шестом классе, когда у всех появились фирменные джинсы, а у него – нет. И как неловко ему стало приходить в компанию, когда все носили модные штаны. Только в отличие от дочки он-то как раз закатывал своим родителям показательные скандалы, о чем сейчас вспоминать ему было больно и противно.

 

– Подростки… – вздохнул папа. – Ладно, туфли вы все равно не купили, стало быть, немного сэкономили. Давай купим розовый мобильник…

На следующий день Машу ждал сюрприз. Девочка боялась поверить своим глазам, она взяла коробку в руки и просто держала ее, не открывая.

– Поверить не могу! – воскликнула она в восторге.

– Поверить не могу! – воскликнула она снова минутой позже, когда, наконец, решилась заглянуть внутрь, однако теперь в ее голосе звучало негодование.

– Что? – растерялась мама и заглянула через плечо дочки в коробку.

Там лежал другой телефон. Не розовый, а сиреневый. Не раскладушка, а круглый кулон на витом шнурке. И рядом пакетик с простыми белыми стразами.

– Не Glamour Schoolgirl, – поняла мама и взглянула на папу.

– Не нашел я ваш гламур, – стал оправдываться тот. – Наверное, твои одноклассники все в городе скупили. Но этот Curiosity – тоже девчачья марка. К тому же более новая модель. Немного дороже, зато фото и видео выше качеством. Да еще walkman есть, плюс к тем же программам, что тебе понравились в гламуре. Будешь музыку слушать по дороге в школу.

– Да вы издеваетесь! – У Маши слезы брызнули из глаз. – На Glamour Schoolgirl у вас денег нет, а потом покупаете телефон еще дороже – и не тот! На фиг он мне сдался?

Папа стукнул кулаком по столу, мама ойкнула. Потом папа взялся за пульс и, считая вполголоса, вышел из комнаты. Маша даже за него испугалась. А мама, когда за папой закрылась дверь, твердо сказала:

– Вот теперь я точно знаю, что проблема в общении у тебя. Причина в тебе, а не в телефоне.

– Почему?! – возмутилась Маша.

– Твой телефон был старый, дешевый, хуже, чем у других, и ты его стыдилась. Так? Теперь у тебя телефон новый, дорогой и лучше, чем у других, но ты по-прежнему недовольна.

– Ты же знаешь, что мне нужен точно такой же!

– Зачем? Я еще могла понять, что ты чувствуешь себя хуже других, потому что в чем-то обделена, но сейчас я тебя совсем не понимаю. Сейчас у тебя отличный телефон, и больше не сваливай на него свои проблемы. Честно говоря, я бы на твоем месте нашла общие темы для разговора с подругами и со старым аппаратом.

– Я просто хочу быть одной из них, такой, как другие, не белой вороной.

– Угу, розовой вороной… Извини, мне нужно поговорить с папой, а ты осваивай новую игрушку.

Мама в сердцах даже хлопнула дверью. Правда, скорее случайно – просто силу не рассчитала. Но Машу это так оскорбило, что она бросила коробочку с новым телефоном на пол. Потом, спохватившись, нагнулась за ней, и в тот момент у нее сильно закружилась голова. Девочка упала на колени и удивилась, почему пол такой неровный и холодный, просто как камни. В нос ударил запах тухлой рыбы, неожиданный и сильный. Потом он ослабел, и Маша почувствовала запахи моря, дыма, листвы. В глазах потемнело, пришлось зажмуриться. На секунду заложило уши, а потом тишина вдруг взорвалась множеством звуков – шаги, музыка, голоса, шум моря, свист ветра, гудки, свистки, звонки…

– Да она больная, не трогай ее! – сказал кто-то в темноте, слова разнеслись эхом.

Из темноты и пугающих звуков кто-то протянул руку и помог ей подняться, крепко сжав локоть.

– Эй, девочка, тебе плохо? – Начало фразы снова прозвучало с эхом, а конец – вполне обычно.

Маша открыла глаза.

Глава 2Где спрятаться от Ночных Птиц?

Она находилась не в своей комнате. Над головой – низкое серое небо, под ногами – грубые округлые камни, а вокруг стояли незнакомые подростки в тельняшках и одежде из черной кожи. За их спинами Маша увидела низкие серые стены, чахлую живую изгородь, кривые улицы с бледно-желтыми фонарями.

– Как это я так? – пробормотала девочка, ошарашенно озираясь. – Почему? Когда?

Колени ее внезапно опять ослабели, и она бы упала второй раз, но парень, державший за локоть, обнял ее, и Маша устояла на ногах. У парня были яркие синие глаза, яркая синяя шапка, надвинутая по самые брови, и яркий синий шарф, закрывавший нижнюю часть лица. От него пахло шерстью и какой-то пряностью, терпкой и приятной, вроде сандала. Отчего-то, глядя в его лицо, Маша вдруг подумала, что с этого дня у нее все и всегда будет получаться. Но уже в следующую секунду удивилась, с чего вдруг такая мысль вообще возникла.

– Вызвать каменщиков, пусть к лечухам отправят, она же точно больная, – повторил уже знакомый девичий голос.

Маша повернула голову, чтобы посмотреть, кому он принадлежит. Это была девочка с двумя десятками косичек на голове, причем каждая косичка была украшена раковиной. Она смотрела на Машу хмуро и озабоченно.

– Аня, принеси ей воды, – попросил кто-то, и девочка с косичками отошла в сторону.

– Я здорова, просто не ожидала здесь оказаться, – объяснила Маша. – Можно мне сесть? Скажите, что это за город?

Парень в синей шапочке бережно подвел ее к низкой каменной скамье и усадил. Девочка с косичками принесла воды из колонки. Кружка была алюминиевая, холодная, с вмятиной на боку, а вода чуть солоноватая на вкус. Маша сделала пару глотков из вежливости, но ей и в самом деле стало легче. Она выплеснула немного воды в ладошку и обтерла лицо.

– Это Рогонда, – тихо произнес парень в синей шапочке. – Город на острове, столица рыбаков и моряков. Попасть сюда можно только по морю, на корабле, плыть несколько дней. Воздушный транспорт в пределах Рогонды запрещен, он пугает реликтовых Птиц. На ракушке ты прилететь с другого острова не могла, заряда антиграва не хватит. Как же ты оказалась тут, да еще так неожиданно?

– Не знаю, – ответила девочка.

После умывания ей стало холодно – она была в домашней футболке и тренировочных штанах, на ногах резиновые шлепанцы на босу ногу. Ледяной ветер пронизывал ее насквозь, из серых облаков начал накрапывать мелкий дождик. Маша съежилась и засунула руки в карманы штанов. Внезапно она нащупала круглый предмет. Это оказалась точилка для карандашей, украшенная зеркальцем размером с пятирублевую монету.

– Я точила карандаш, но пришел папа, и я случайно сунула точилку в карман, потом мне дали коробку… – бормотала девочка, рассматривая точилку. И вдруг Маша все поняла и схватилась за амулет, висевший у нее на шее. – Кристалл! Второе лицо!

– Что? – не понял ее собеседник.

Маша поспешно обшарила карманы и вытащила пакетик стразов от нового телефона.

– И еще дары. Не обязательный, но частый спутник сквозняка. Ясно, я переместилась…

Девочка уронила голову на руки и хотела было заплакать, но ребята вокруг нее засмеялись.

– Что тут смешного? – спросила Маша. От холода у нее зуб на зуб не попадал.

– Да ладно, Андрей, она обычный морской волчонок, – фыркнула Аня. – На грузовом, поди, ехала. Несколько дней в море, вот и заговаривается теперь.

– Я не заговариваюсь! – возмутилась Маша, но громко клацнула зубами от озноба, и ребята снова засмеялись.

– Ты замерзла, – мягко сказал помогавший ей парень.

Сняв с себя шарф, он обмотал ее шею и плечи. От шарфа пахло шерстью и сандалом. Потом парень снял с себя шапочку – у него оказались черные взлохмаченные волосы, и только одна-единственная ярко-красная косичка, тоненькая, как шнурочек, спускалась с правого виска до самого плеча, на конце ее висела ракушка. Без шапки он выглядел моложе, чем на первый взгляд, у него были прямые густые брови, высокие скулы и очень мягкая улыбка.

– Спасибо, – сказала Маша. – Ты очень добрый. А не подскажешь, где тут можно пожить? Может, здесь кто-то принимает беспризорников на ночлег или кому-то нужна служанка?

– Служанка? – удивленно переспросил высокий парень в алой бандане. До сей минуты он не произнес ни слова, даже не улыбнулся, только удивленно приподнимал тонкие брови.

– Ну да, я готова работать, помогать по дому или присматривать за детьми. Еще я умею профессионально делать маникюр. Мне просто нужна крыша над головой и добрые порядочные люди, которые могли бы приютить меня на время. А я со своей стороны…

– Очень интересно! – высокомерно перебил ее парень в алой бандане. – Маникюрша-нянька-прачка, универсальный беспризорник, новая модель.

Ребята снова засмеялись, а Маша смутилась.

– Может, она подходит на роль участника программы «Волшебная сиротка»? – нерешительно произнесла девочка с косичками и повернулась к Маше. – Ты умеешь колдовать?

– Для того чтобы вступить в программу, требуется время, Аня, – озабоченно протянул, не дав Маше ответить, парень, которого, кажется, звали Андреем. – Сначала надо собрать документы, получить гражданство, подать заявление. Отец уехал в Керонду, вернется только через два дня, а девочка уже сегодня должна где-то ночевать. К тому же Черный Час не за горами, крыша над головой необходима ей немедленно.

– Прости, ты Аня, да? – спросила девочку с косичками Маша, решив взять инициативу на себя. – А ты Андрей? Меня зовут Маша.

– Да, я Андрей, но друзья обычно зовут меня Шаман, – представился парень, отдавший ей свою шапочку. – Аня, Нюшка-Ракушка – моя сводная сестра, я сир в доме ее родителей.

– Сир? – не поняла Маша.

– Сир, участник программы «Волшебная сиротка». Парень в алой бандане – Боцман. Он тоже сирота, но без волшебства, живет у своей тетки. Рядом с ним Вася-Карасик, наш самый сильный друг.

Вася-Карасик оказался широкоплечим толстым парнем, белокурым, с розовой кожей. Когда его представили Маше, он только шумно высморкался, но ничего не сказал.

– Вот этот шут – Кирюшка-Селедка. – Андрей указал на тощего мальчика, который, гримасничая, повис на руках на заборе. – Вон та красавица с двумя хвостиками – подруга Боцмана, Оля-Чайка.

У Оли дрогнули ресницы, но выражение лица не изменилось. Девушка вообще не пошевелилась, продолжая молча смотреть на Машу.

– Спасибо, мне очень приятно, – вежливо сказала Маша. – Ребята, а кто-нибудь из вас мог бы меня на сегодня приютить?

Подростки переглянулись. Только Боцман рассматривал свои ногти, да Селедка продолжал раскачиваться на заборе.

– Погоди, надо подумать… – разомкнула губы Оля. – Номер своей ракушки назови.

– Номер ракушки?

– Ну да. Мы передадим его родителям или опекунам, и если он чистый, то есть настоящий и неворованный, кто-то, возможно, разрешит тебе у него пожить, пока ты не стала чьим-то сиром, то есть пока тебя не приютят в рамках программы «Волшебная сиротка».

Оля демонстративно вытянула за шнурок из-под свитера странный предмет, больше всего напоминавший раковину рапан, только пластмассовую. Оля покрутила самый кончик, и из него вытянулась дрожащая сфера, похожая на мыльный пузырь. На ней появилось какое-то изображение. Тотчас все ребята достали свои «рапаны», кто из кармана, кто на шнурке из-за пазухи. У всех «рапаны» были разные.

– Это что? – еще больше удивилась Маша. – Игра или документы?

– Документы, телефоны, информаторы, – объяснила Ольга. – Твоя-то где?

Маша внимательно осмотрела ракушки ребят. У Кирюхи она была простой, желтой, с красным брелоком. У Андрея и Ани – тигрового раскраса, одинаковые. Ракушка Боцмана, черная, с бегающими зелеными огоньками, напоминала маленький космический корабль. У Оли и Карасика ракушки были черными и маленькими, без особых отличий.

– У меня нет ракушки и никогда не было, – призналась Маша.

– Ууу, тогда мы не сможем тебе помочь, – протянула Оля и проткнула пальцем дрожащую сферу. Та лопнула, как мыльный пузырь. – Без хорошей ракушки в нашем городе ты не человек, а вообще без ракушки… даже не знаю… Не жилец вообще!

– Однако сегодня будет гроза, – пробормотал озабоченно Кирюшка-Селедка, глядя в свой «мыльный пузырь». – Мне нужно к отцу в доки.

– Мы с Карасем тоже в доки, – буднично сказал Боцман. – У нас там дела, верно, Карась?

Ребята свернули свои ракушки и убрали их, переговариваясь и напрочь забыв о Маше.

– Погодите! – остановил их Андрей. – Нужно же придумать, как помочь девчонке.

– А что тут придумаешь? – отозвался Боцман. – Без номера ее вряд ли кто рискнет приютить. Вдруг она воровка, или пиратский шпион, или из отмоллюзгов…

– Но ведь скоро Черный Час! – озабоченно перебила его Аня. – Мы бы взяли ее домой и без номера, не будь отец в отъезде.

– Вам хорошо говорить, у вас отец мэр города, – фыркнула Оля. – Он бы придумал, куда ее устроить на ночлег, не оставляя у себя, а другие не могут так рисковать.

 

– Я не воровка! – обиделась Маша. – И я готова заплатить за приют, то есть отработать. И что такое Черный Час?

Карась присвистнул, Селедка втянул голову в плечи, девочки переглянулись.

– Да, вот теперь я верю, что ты не из Рогонды, – медленно произнес Боцман. – Черный Час – это время, когда нельзя находиться под открытым небом. До его наступления каждый старается найти себе укрытие.

– Нельзя зажигать света и шуметь, – добавила Оля. – Обычно он начинается в полночь, а закончиться может через час, или через час пятнадцать минут, или через два часа, или утром – все зависит от Смотрителя Маяка.

– А почему надо прятаться? – не поняла Маша. – И как узнать, когда он начинается и когда заканчивается?

– Черный Час – время темных чудес, – сказал, глядя ей в глаза, Андрей, – когда в город слетаются Ночные Птицы Рогонды, принося на крыльях магию и тьму. Никто не знает, что происходит тогда на улицах, наши спальни находятся глубоко под землей, дома звукоизолированы. Но уверяю тебя: каждый, кто оказался в Черный Час снаружи, будь он хоть маленький мышонок, хоть вооруженный до зубов пират, или пропадет бесследно, или свихнется. Смотритель Маяка – волшебный спаситель города. Триста лет Маяк не гаснет, чтобы корабли не заблудились во тьме, и триста лет тот, кто является Смотрителем, усмиряет Ночных Птиц, чтобы Черный Час закончился вовремя.

– Ему триста лет? – удивилась Маша.

– Нет, что ты, каждый Смотритель Маяка рано или поздно ищет себе ученика из горожан с магическими способностями. Только на сей раз поиски затянулись…

– Придержи язык! – Аня испуганно закрыла Андрею рот ладошкой. – Ты же ее не знаешь! Рассказали чужестранке про Черный Час – и хватит. Лучше давайте думать, куда малахольную спрячем. Хотя, по мне, так это совсем не наше дело.

– Ну, если она так рвется поработать, то пусть нанимается к Капитошке, – придумал Боцман и заржал. Его поддержал Карась.

– Ты с ума сошел, – спокойно сказала Оля.

– Да ничуть. После того что мы устроили утром ее новой служанке, та наверняка уволилась, – объяснил Боцман. – Пусть девчонка наймется к ней на работу, переночует пару дней, а там вернется мэр и подберет для нее новую семью в рамках программы «Волшебная сиротка». Мы, так и быть, дадим Капитошке отдых от нас на пару деньков. Мы же добрые-предобрые, правда, Шаман?

Андрей нахмурился и опустил голову.

– Это мысль… – Аня тронула Андрея за локоть. – Точно, давай проводим ее к «Фруктовой корзинке».

– Шаман мне нужен в порту, – строго произнес Боцман. – А вам, девчонки, пора по домам – скоро начнет темнеть. Машу проводит Селедка.

– Почему я?! – взвился тот. – Я должен помочь отцу в доках, чтобы он успел домой до грозы!

– Слетаешь в порт на антиграве. Уже конец дня, и аккумуляторы тебе сегодня больше не понадобятся, – отрезал Боцман. – К тому же пользы от тебя рыбакам немного. Ладно, ладно – пока немного, не заводись. Все, ребята, проблема решена. Расходимся! И завтра, смотрите, в школу не опаздывать, иначе вас занесут в списки особо одаренных учеников, рекомендованных Смотрителю.

– Есть, капитан, – пробурчал Селедка. – Прощайте, дамы и господа, отважный пират спасет незнакомку от Черного Часа, доставит ее прямиком в логово Морского Змея…

– Трепло! – фыркнула Ольга. Чайка улыбнулась Боцману и отправилась вверх по улице, увлекая за собой Аню. Та помахала Андрею на прощание одной из своих косичек. Парень расплылся в ответ и дотронулся до одинокой красной косички с ракушкой. Боцман и Карась, о чем-то тихо переговариваясь, неторопливо спускались вниз по улице.

– Чего ждешь? – окликнул Селедка Машу. – Пошли, я и так из-за тебя опаздываю!

Кирилл, не оглядываясь на свою подопечную, двинулся вдоль живой изгороди. Маша покорно поплелась за ним. Один раз она обернулась на уходящих в порт ребят, но уже не увидела, как Андрей вскинул вверх руку, прощаясь с ней.

Селедка шел, посвистывая, по узким кривым улочкам, переходящим в каменные лестницы и снова тянущимся, словно серпантин, мимо невысоких домов и крохотных садиков. Маша смотрела на маленькие веранды и низкие крыши и удивлялась, как же там живут люди. Может быть, в этом мире только маленькие семьи, которые обитают в одной комнате, совмещая спальню с кухней? Хотя Андрей вроде говорил, что спальни находятся под землей… Но кроме спален в доме еще должны быть комнаты, кухня, ванная. Как же тут обходятся без окон? Круглые сутки сидят при электрическом свете? Девочка остановилась, чтобы перевести дух и осмотреться. Рогонда была похожа не на город, а скорее – на многоярусную деревню.

– Эй, чужестранка! – окликнул ее Кирюха. – Если затошнит, не плюй себе под ноги, мы вышли из пояса рыбаков и бедняков. Ты и так бродяжка, не хватало еще тебе внимания каменщиков – службы порядка мэра! Крыша над головой будет точно, но она тебе не понравится, в подземельях каменщиков даже среди детей полно отмоллюзгов и пиратских волчат. Вряд ли тебе подойдет их компания.

– Я постараюсь, – кивнула Маша, оторопев от подобной информации.

Сказать по правде, ей уже было намного лучше. Может быть, из-за того, что ее способности сквозняка помогали ей быстрее адаптироваться к новому миру. Ветер с рыбной базы не казался уже таким противным, улица словно посветлела под серым небом. Девочка, чтобы передохнуть, на минутку оперлась рукой на каменистую изгородь, украшенную высокими горшками с растениями, чьи листья напоминали папоротник. Селедка тоже с неохотой остановился. Дома вокруг были такими же небольшими, как будто на одну-две комнаты. Правда, здесь, в богатом районе, окна и двери украшали витражи или мозаика из разноцветного стекла, и тротуар покрывали не круглые камушки, а затейливо выложенная плитка с ракушками. В маленьких садах у домов виднелись низкие фруктовые деревья, только, что за фрукты на них росли, Маша не могла разглядеть. Затем девочка посмотрела вниз, на район, из которого они с Селедкой уже вышли.

Улицы и дома образовывали странный рисунок – словно круги, большие и маленькие, располагались на разной высоте. Все крыши были наклонены в сторону моря, из каждой торчала здоровенная квадратная труба. Далеко внизу Маша увидела порт со множеством современно выглядевших кораблей, здания, похожие на промышленные предприятия, и, наконец, узкую голубую полоску моря.

– Красиво, да? – ухмыльнулся Селедка.

– Какой странный город… – пробормотала девочка. – Что-то мне он напоминает.

– Дай угадаю – морской желудь на створке мидии?

– Я никогда не видела морской желудь, кажется…

– Ну, тогда не знаю. Лично мне Рогонда всегда напоминала морской желудь. Это такие белые штуки, которыми бывают усыпаны ракушки и днища кораблей. Дальше идем или нет?

– А ты уверен, что ваша Капитошка меня примет?

– Во-первых, не называй ее Капитошкой. Капитолина Андреевна, только так! – Селедка поднял палец вверх. – Иначе она с тобой и разговаривать не будет. Была директором нашей школы, пока не увлеклась овощами и фруктами. У ее сына аллергия на рыбу, и супружник Капитошки принялся возить сюда крупу, муку, овощи, фрукты, а она начала продавать излишки. Мол, продукты хорошие, да и дорогие. Но притом оставалась директором школы. И вот, год назад заявился к ней наш мэр и говорит: «Вы педагог или торговка? Извольте определиться! Не имеете права торговать, пока работаете в школе». Она и ушла. Сделала к своему дому пристрой, завела в нем магазинчик, где торгуют овощами, фруктами, иногда крупой, но никогда – рыбой, за что мы с ребятами ей и мстим. Из школы-то ушла, а такой же вредной осталась, как была.

– Спасибо, что предупредил. Но ты сказал – во-первых. А будет ли во-вторых? – поинтересовалась девочка.

– Будет! Ты непременно должна понравиться Капитошке, иначе у тебя не останется другого выхода, как идти к отмоллюзгам. Вот куда я тебя провожать точно не стану! В любом случае найди себе ночлег до того, как зазвонят колокола. Вопрос жизни и смерти!

– А кто такие отмоллюзги?

– Те, кто много улыбается и много обещает. Орден великой и ужасной ракушки или как ее там… Поверишь им – и станешь морским тельцем. Никогда даже не разговаривай с отмоллюзгами! Поняла?

– Если честно, ничего не поняла, – пригорюнилась Маша.

– Вот же пуховая идиотка! – в сердцах воскликнул Селедка. – Заставили же меня с тобой нянькаться… Шел бы Андрей, ему бы терпения хватило. Ну хоть главное запомни: Капитолина Андреевна – хорошо, отмоллюзги – плохо. Ночью по улицам не бродить. Или для тебя и это слишком сложно?

– Да нет, не сложно, – примирительно сказала девочка. – Ты очень хорошо все объяснил. А где живет Капитолина Андреевна?

1. Обязательные атрибуты для перемещения в другой мир. Читайте книгу «Первая миссия» серии «Сквозняки».

fictionbook.ru

Ночные Птицы Рогонды читать онлайн - Татьяна Леванова (Страница 5)

— Эй! — вдруг услышала Маша и отвлеклась от созерцания прохожих.

Рядом с ней стояли трое ребятишек, два мальчика и девочка. На первый взгляд лет по семь-восемь. Похожи, как близнецы, но девочка все же выглядела старше. Одеты в такие же, как сейчас на Маше, длинные вязаные кофты, правда, новые. Девочка держала в руках желтую пластмассовую кружку, в которой что-то дымилось и аппетитно пахло.

— А? — ответила Маша.

— Мама прислала тебе супу. — Девочка осторожно передала ей кружку. — И просила напомнить, чтобы ты пока не мешала. Она о тебе не забыла.

— Спасибо, — смущенно отозвалась Маша.

В чашке был простой мясной бульон с одним луковым колечком, теплый и несоленый. Она выпила, сколько смогла, и вернула кружку девочке. Стало теплее, но есть хотелось по-прежнему, казалось, что бульон булькает в желудке. А дети так и стояли рядом с ней, пристально рассматривая из-под низко надвинутых шапочек.

— Ну? — спросила их Маша, смущенная таким пристальным вниманием.

— Жди маму, — повторила девочка. — Ни с кем никуда не уходи.

— Я поняла уже. Дальше что?

Дети не ответили, продолжая сверлить ее глазами. Вдруг по притихшим улицам раскатился удар грома.

— Что это? — испуганно вскочила Маша.

Замерзшие ноги внезапно сильно закололо, и она вынуждена была присесть обратно, чтобы растереть их. А когда Маша снова подняла голову, дети исчезли.

Улицы медленно пустели. Небо и без того было сумрачным, но сейчас оно со стороны моря медленно наливалось чернотой, в которой посверкивали молнии. Во мраке хорошо было видно бледно-желтые фонари на кривых улочках, словно светящиеся змейки взбегавших к «Корзинке с фруктами». Начался дождь, девочка накрыла голову кофтой, но не решилась постучаться в дверь магазина.

— Ну вот, все меня бросили… — Маша села обратно на скамеечку и пригорюнилась. Она промокла и совсем продрогла. — Никому я в этом мире не нужна, никто мне не поможет…

— Великая Сердцевидка! Не говори так, милая! — вдруг ахнул кто-то прямо над ее головой.

Девочка увидела перед собой довольно полную девушку лет восемнадцати, одетую в странную тунику с вышитой обыкновенной круглой ракушкой. У девушки была забавная прическа — словно две огромные улитки приклеились за ушами, так она завернула свои косы. Незнакомка держала широкий четырехугольный зонт. Она раздвинула его ручку и воткнула ее рядом с Машей, освободив руки.

— Вот, возьми плед, ты совсем замерзла! — Девушка укрыла Машины плечи пледом, а потом достала из кармана сверток: — У меня с собой кусочек морского хлеба, поешь!

— Спасибо… — Маша начала осторожно жевать зернистую массу со вкусом вареной рыбы. Пища оказалась совсем невкусной, но выплюнуть было неловко.

— Как тебя зовут?

— Маша Некрасова.

— Машенька, ты можешь звать меня сестрой. Меня все так зовут. Почему ты сидишь здесь? Приближается гроза! И Черный Час не за горами! Тебе нужно скорее домой!

— У меня нет дома, — покачала головой девочка. — Я впервые в этом городе. Никто не хочет меня приютить. Наверное, придется спать здесь…

— Какой ужас! Ты собираешься встретить Черный Час на улице? — Девушка в испуге прижала руки ко рту.

— Я спрячусь где-нибудь. Ну, вот залезу под ящики… или переберусь через забор в сад. Меня там никто не найдет.

— Но тебе нельзя оставаться на улице в Черный Час! Когда он наступает, Тьма накрывает город, и весь мир сходит с ума. Все становится враждебным, опасным, не таким, как днем. Не говоря уже о самом страшном — о Ночных Птицах Рогонды, которые уносят людей в свои гнезда, на прокорм птенцам. Разве ты не знаешь?

Маша бросила взгляд на дверь магазина и увидела, что разноцветные гирлянды на двери и на окне погасли. Неужели хозяйка ушла спать и забыла о ней?

— Знаю. Но я хорошо умею прятаться.

— Это не поможет! Послушай меня. — Девушка приблизилась к Маше и взяла ее лицо в ладони, чтобы девочка взглянула ей в глаза. — Я иду домой, в Орден. Мои друзья не будут против, если я приведу тебя, мы часто подбираем на улице тех, кто лишился крова. Поверь мне, мы не обидим тебя, ты сможешь уйти утром, если захочешь. Но сейчас, ради спасения твоей жизни, ты должна пойти со мной.

— Орден? — переспросила девочка.

— Орден Великой и Святой Сердцевидки. Мы поклоняемся ей и ждем Великого Сошествия… но это долгий разговор. У нас нет ненужных и голодных, мы все поддерживаем друг друга, делимся едой и помогаем спрятаться от Ночных Птиц Рогонды. А сейчас мы должны торопиться. Скоро колокол ударит…

«Черта с два пошла бы я куда-то с ней, будь я дома! — подумала Маша. — Позвонила бы папе, маме, вызвала милицию… Но я не дома. И в последние пару часов только тем и занимаюсь, что ищу, у кого бы мне переночевать. Девушка на вид безобидна, и про Черный Час с Ночными Птицами она не лжет. Но не об этом ли Ордене предупреждали ребята?» Пока Маша лихорадочно искала выход, издалека послышался удар колокола.

— Вот, колокол уже бьет! С третьим ударом наступит Черный Час! Скорее идем отсюда, ведь до пещеры Ордена Великой Сердцевидки еще полквартала. Если мы не поторопимся, нас могут не впустить, и тогда мы пропали. Пойдем! Ты ведь не хочешь, чтобы я погибла из-за тебя?

Девушка протягивала Маше руку, но та еще сомневалась. И оглядывалась на магазин. А оттуда не было слышно ни шороха, сквозь ставни не видно и проблеска. Между тем улицы совсем опустели, только свет фонарей да дым из квадратных труб говорил о том, что город не вымер. Девочка подошла к окну — изнутри не доносилось ни звука.

— Скорее! — повторила девушка. — Или я уйду без тебя!

И она действительно сделала несколько шагов прочь. В этот момент вдалеке раздался слабый женский крик. Голос был незнакомый, но слова заставили девочку вздрогнуть:

— Маша! Маша Некрасова!

— Кому-то здесь известно мое имя… — прошептала девочка, оборачиваясь и прислушиваясь.

Девушка из Ордена тоже остановилась.

— Маша! Никуда не уходи! Я за тобой, слышишь? — Незнакомку не было видно в сгущающихся сумерках, но по голосу чувствовалось, что она запыхалась.

— Великая Сердцевидка! Это же они! — воскликнула девушка и, схватив Машу за руку, потащила ее за собой.

— Кто — они? — не поняла Маша, послушно переставляя ноги, но по-прежнему оглядываясь.

— Ночные Птицы! Их шаманы могут копировать человеческий голос! Они летят за тобой, бежим!

— Почему? — Маша нехотя тащилась за девушкой, неумолимо тянувшей ее за руку.

— Ты же сама сказала, что впервые в нашем городе… Кто может звать тебя по имени? Кто может прийти за тобой? Тебя заманивают Птицы! Бежим!

— Голос незнакомый, но…

Колокол ударил во второй раз. Окна в ближайших домах зазвенели, эхо раскатилось по узким улочкам. И девочка не выдержала. Неожиданный звук так напугал ее, что она вцепилась в свою спутницу и буквально побежала, хватая ртом холодный влажный воздух и кашляя.

— Скорей! Она, кажется, от нас отстала! — торопила ее девушка.

На пути оказалась крутая каменная лестница без перил. Машина спутница привычно одолела ее в два счета, а у девочки на последних ступеньках начали подкашиваться ноги. Затем снова узкая улица. Качающиеся желтые фонари. Две изломанные тени на стенах домов, на каменных изгородях. Скрип ракушек и камней из мостовой под их ногами. Хлоп, хлоп — закрываются ставни и двери, щелк-щелк — запираются замки.

Несколько крутых поворотов между высоких заборов — и беглянки очутились перед высоким крыльцом с круглой деревянной дверью. На одной из них висел латунный колокольчик. Девушка выпустила руку Маши и принялась трезвонить в него изо всех сил. Прошло несколько секунд. Тишина. Девушка выпустила колокольчик и прижалась ухом к створке. Маша оглянулась на улицу, по которой они бежали. Рогонда сияла перед ней разноцветной бисерной россыпью огней. И вдруг огни начали исчезать. Слева и справа ярче вспыхивали и тут же гасли крохотные искорки далеких фонарей, темнели окна, словно к Маше приближалась со всех сторон живая жуткая тьма. Девочка метнулась к своей спутнице, которая продолжала напряженно слушать то, что происходило за дверью.

— Почему они нас не пускают? — воскликнула Маша.

— Тише! — ответила девушка.

И в этот момент дверь распахнулась. На пороге возникла фигура в белом, в руках у нее был желтый фонарь.

— Скорее!

Тот, кто их встречал, открыл фонарь и перевернул его, оттуда высыпалась светящаяся пыль и погасла. Девушка снова вцепилась в Машину руку, даже царапнула ее ногтями, затаскивая внутрь. Но Маша еще раз обернулась на потемневшую Рогонду и увидела — где-то далеко внизу, там, где минуту назад еще сиял огнями порт, глубокую темноту разрезал острый луч маяка. После этого дверь захлопнулась, и девочка оказалась в темноте, ослепшая и словно оглохшая. Единственным ощущением были цепкие пальцы девушки на ее запястье.

— Иди осторожно, — прошептала та.

Маша шагнула во тьму и тут же обо что-то споткнулась. Кто-то обнял ее за плечи, не дав упасть, и прошептал на ухо:

— Не шуми и ничего не бойся.

Маша осторожно двигалась в темноте, нащупывая ногами пол. Затем на ее плечи надавили сверху, заставляя сесть.

— Ох и умаялась я с ней, — шепотом пожаловалась кому-то девушка. — Она вообще не знает, что такое Птицы. Дайте воды!

knizhnik.org

Читать книгу Аквамариновая звезда. Ночные Птицы Рогонды (сборник) Татьяны Левановой : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 36 страниц) [доступный отрывок для чтения: 24 страниц]

Татьяна ЛевановаАквамариновая звезда. Ночные Птицы Рогонды (сборник)

Аквамариновая звезда
Глава 1Один против всех, все против одного

Коридор перед школьным гардеробом гудел ровно и успокаивающе, этот гул вдруг напомнил Маше шум моря. Да уж, в эту минуту она все бы отдала, чтобы оказаться на пляже. Но, в общем, и плавающая льдина подойдет, лишь бы не видеть, как ссорятся ее друзья… Девочка накинула белый полушубок и забралась с ногами на подоконник, искоса посматривая на подруг. Ей очень не нравилось происходящее. Бледная от ярости Света Новоруссова смерила взглядом Лену Новикову и отошла к группе притихших девчонок. Лена, красная, как помидор, с упрямо поджатыми губами, медленно застегивала дубленку. Ее глаз под затемненными стеклами очков Маша не видела.

– Какие у нас в классе есть… единоличники. – В это длинное слово Света вложила столько яда, что его хватило бы, наверное, для сведения семейных счетов целой королевской династии.

– Списывать – себя не уважать, – не глядя на нее, парировала Лена.

– Списывать, – фыркнула Света, – я просто хотела сверить ответы. А ты даже тетрадку не показала.

– Может, она не сделала? – довольно несмело прозвучало предложение одной из подружек.

– Как же, наша отличница домашку не сделает, если только настанет конец света… – возразила ее соседка.

– Алгебраичка тройки исправлять не разрешает, – вздохнула третья. – По мне, так уж лучше двойку получить и исправить…

– Девчонки, ну бывает, – вмешалась Маша. – Ну не поняли друг друга… Давайте лучше в кино сходим. Сеанс через сорок минут. Вы видели рекламу, это…

– Я не пойду, – твердо сказала Лена. Маша еле удержалась, чтобы легонько не толкнуть подружку коленом – ради нее же старалась! Не хочет смотреть – ну посидела бы просто за компанию, из вежливости.

– Ты чего? – вместо этого спросила она ее. Лена, опустив голову, принялась копаться в сумке.

– Ну, пойдемте тогда ко мне, – предложила одна из девочек. – У меня на компьютере новые «Симсы» есть, можно по очереди играть…

– Я не пойду! – не поднимая головы, снова сказала Лена.

– По-моему, у нас появился враг! – Голос у Светы зазвенел не то от обиды, не то от ярости. – Если некоторые единоличницы не прекратят вести себя наперекор всем…

Лена взяла сумку и выпрямилась.

– Делайте что хотите! – резко сказала она. – Идите в кино, играйте на компьютере, я вам что, запрещаю? Чего вы меня-то тащите? Лучше бы уроки вовремя делали, не пришлось бы тогда «сверять ответы».

Девочка заторопилась к выходу. Света от такой отповеди только рот раскрыла. Маша соскочила с подоконника:

– Я сейчас ее верну!

– Не надо! Пусть уходит! Нам такие единоличницы не подруги. Домашку не показывает, в кино не желает… Если мы ей не нужны, она нам тем более.

– Но она же!.. – Маша прикусила язык. Чуть было не проговорилась…

Уже неделю она хранила Ленину тайну. Подруга болела, и Маша решила ее навестить. Дверь открыла мама Лены, она только поздоровалась и убежала на кухню, где что-то шипело и стреляло, так что Маша прошла в комнату без предупреждения, на правах лучшей подруги. Первое, что она увидела, была сидящая спиной к телевизору Лена в очках с затемненными стеклами.

– Тебе что, спиной лучше видно? – пошутила Маша.

Лена ответила:

– Мне больно смотреть на экран.

А потом вдруг у нее по щекам покатились слезы. Вошла мама с двумя пузырьками, закапала Лене в глаза.

– Чего ж ты плачешь все время, – сокрушенно сказала мама. – Тебе радоваться надо. Сделали операцию по восстановлению зрения, через две недели все придет в норму, распрощаешься с очками, которые ты так не любишь.

– Операция? – растерянно повторила Маша и, встретившись с предупреждающим взглядом Лениной мамы, воодушевленно подхватила: – Вот здорово! Сразу без очков преобразишься, будем друг другу макияж подбирать! Я тебе свои блестючие тени отдам, помнишь, ты переживала, что под очками их не видно? Считай, они твои!

Лена заулыбалась, но, когда ее мама вышла, взяла с Маши обещание, что та никому не скажет об операции, пока Ленины глаза полностью не придут в норму.

– Они меня замучили, – пожаловалась Лена. – То Гарри Поттером назовут, то Катей Пушкаревой, даже третьеклашки вслед поют: «У кого четыре глаза, тот похож на водолаза». Лучше я просто приду как-нибудь без очков, вот они все упадут!

Глаза у Лены почти не болели, но читать и смотреть телевизор ей было пока трудно. Поэтому она не делала письменные уроки (классная руководительница предупредила учителей) и отказалась пойти с девочками в кино. Но Света Новоруссова сделала свои выводы. И они ей казались непогрешимой истиной. Маше очень хотелось все рассказать подругам, чтобы они поняли, что ошибаются, но тогда Лена не простила бы ей предательства.

В сомнении Маша оглядела подружек. Потом решительно застегнула полушубок и взяла сумку.

– Или ты с нами, или ты против нас! – голос Светы разнесся по коридору. – Пойдешь с нами в кино или с этой змеей очкастой в ее нору? Выбирай!

Обидные слова «змея очкастая» резанули по ушам. Маша вздрогнула. Лена, конечно, была ее подругой – но вокруг Светы столпились и другие ее подружки, разве можно между ними выбирать? Они все дороги ей одинаково! Может, еще удастся убедить Лену, если поговорить с ней наедине? Все равно через неделю она снимет очки.

– Я сейчас вернусь! – воскликнула Маша и бросилась за Леной. Но, когда школьная дверь за ее спиной захлопнулась, девочка поняла, что такими аргументами она Лену не убедит, упрямица будет дожидаться своего звездного выхода…

Маша увидела вдали фигурку в пальто и без особой надежды устремилась за ней. Надо было успеть решить, что делать. Предать подругу ради ее же блага или промолчать? Если Маша промолчит, то ей придется выбирать между Леной и остальными подругами. Разделить бойкот с Леной или участвовать в бойкоте против нее. В любом случае ее поступок расценят опять же как предательство. Куда ни кинь, всюду клин! Маша то ускоряла шаг, то замедляла, в растерянности раздумывая, как поступить. Лена же шла очень быстро, казалось, расстояние между ними не сокращается. Маше стало жарко, она расстегнула полушубок, но это не помогло. Ноги горели, как в огне. Мимо проезжали автомобили, шум моторов звучал необычно, к нему добавился странный плеск. Вдруг запахло водой и солью. Маша остановилась, чтобы перевести дух, и заметила, как выросли дома, они смотрелись просто небоскребами. Кремовые, розовые и золотистые стены, все с круглыми переливающимися окнами, как будто инкрустированные бледно-голубыми и зеленоватыми опалами, уходили глубоко под воду. Внизу на стенах дрожали рябистые отсветы от воды. Земли не было вовсе. Маша поняла, что стоит на мосту, соединяющем два здания. Она подняла голову и увидела в небе ажурные переплетения мостов и переходов между домами, сквозь них пробивались тонкие лучики ослепительно-белого солнца. Кружевной, изящный, как снежинка, весь в брызгах света, город казался плывущим по воде старинным парусником.

Под самыми ногами у Маши взревел мотор, из-под моста вынырнула лодка или что-то в этом роде, похожая по форме на половинку раковины, с полукруглыми сиденьями, прижимающимися к бортам. На носу, у автомата с разноцветными кнопками, сидел мужчина в кремовой рубашке и бежевых бриджах. Очевидно, он управлял этой раковиной. За ней проскользнула точно такая же, но гораздо меньше, со стройной темноволосой женщиной, которая сидела, опираясь локтями о края «ракушки» и словно просто так положив руку на рулевой автомат. Вдруг шум мотора изменился, стал более глубоким. И меньшая раковина взлетела в воздух, вертикально вверх, стремительно исчезла в паутине мостов и солнечных лучей. Затем небо вдруг потемнело – скрывая солнце, над домами медленно двигалась огромная тень… Не туча, не самолет, а большой диск, что это могло быть, оставалось только гадать.

Маша остановилась, закрыла глаза и глубоко вздохнула. Затем снова посмотрела по сторонам, на кремовые стены и аквамариновые окна. Внимательно прислушалась к плеску воды, людским голосам, непривычно мягкому шуму моторов. Почувствовала, что ей очень жарко, сняла с головы шапку – она блестела от растаявших снежинок. Маша еще раз глубоко вздохнула, чтобы унять подступившие к глазам слезы – ее приключения всегда начинались чересчур неожиданно, – и только после этого сняла полушубок, а потом и ботинки. Ступни в тонких махровых носках благодарно встретили нежную теплоту гладкой плитки на мосту. Девочка спрятала ботинки и шапку в свой рюкзак, свернула полушубок и подхватила его под мышку. Вдаль она больше не глядела, зная, что фигурки в пальто ей не найти. Это был другой мир, и Лены в нем не существовало. Она догонит ее, когда вернется домой, а пока у нее есть время, чтобы подумать и понять, как поступить. Сейчас же в первую очередь следует найти ночлег или безопасное место, где бы она могла отдохнуть, чтобы начать исследовать этот мир, как полагается сквозняку. Раз она сюда попала, значит, здесь происходит что-то неправильное, чего не замечают местные жители, и значит, они нуждаются в ее помощи…

Глава 2Ночлег для пришельцев

Маша сразу же отказалась от мысли вызвать из своего мира куртку-броню, во-первых, ей и так хватало проблем с полушубком и рюкзаком с учебниками, во-вторых, ей, кажется, ничто не угрожало. Незнакомый город, весь словно кружевной, с похожими на драгоценные камни окнами домов, несмотря на красоту, выглядел удивительно буднично, как любой другой город в дневные часы – магазины, кафе, прохожие, транспорт, рекламные щиты. Поэтому Маша только привязала к своему кулону с горным хрусталем шапочку колокольцев с фонариком, всегда указывающим верный путь. Однако куда и зачем идти в данный момент, она совершенно не представляла. И что делать – тоже. В надежде, что в ближайшее время все прояснится, девочка долго брела по выложенному плиткой тротуару, рассматривая нависающие над улицами причудливые дома, поднималась и спускалась по закругляющимся лестницам, переходила по ажурным мостикам, отдыхала в тени балконов и открытых кафе.

Мимо проносились похожие на раковины лодки, проходили люди. Некоторые с недоумением оглядывались на девочку, идущую в одних носках, с полушубком под мышкой, но никто с ней не заговаривал, а она никак не могла выбрать, кому можно довериться, у кого попросить помощи. По крайней мере здесь тепло и можно заночевать на улице, положив под голову рюкзак и укрывшись полушубком, но что есть и пить? Вода, журчащая у нее под ногами, дразнила прозрачностью, но пахла морем и наверняка была соленой на вкус.

Маша выбилась из сил, волосы стали влажными от пота, повисли сальными прядями, щеки пылали, поэтому девочка присела отдохнуть на полукруглые ступеньки у арочного входа в золотисто-кремовое здание. Обмахиваясь капюшоном от полушубка, она не сразу заметила, как рядом с ней остановилась молодая женщина. Вернее, повисла в воздухе без видимой поддержки – вместо ног у нее был зеленый русалочий хвост.

– Добро пожаловать в наш мир, – улыбнулась она, когда девочка подняла на нее глаза.

– Что-что? – переспросила Маша, из вежливости стараясь не пялиться на хвост.

– Мы предлагаем ночлег для пришельцев из других миров, – любезно пояснила женщина. – Я – ваша проводница. Позвольте предложить вам апартаменты.

– Простите, а как вы узнали, что я из другого мира? – спросила девочка.

– В этот час, когда космодром пролетает над городом, всегда случаются гости с других планет, выбравшие наш мир для отдыха или лечения. Прошу вас, пройдемте в ваши апартаменты. Вам необходим отдых после путешествия, а также уютный дом на время вашего знакомства с нашим миром.

– А что собой представляет ваш мир? – неосторожно задала вопрос Маша и прикусила язык. «Сейчас вот спросит у меня, зачем я прилетела, если понятия не имею, что это за мир».

Но женщина ничуть не удивилась. Просто на мгновение ее улыбка застыла, затем весь ее облик дрогнул, покрылся рябью, словно испорченное видео с поцарапанного DVD-диска, потом она вновь обаятельно улыбнулась и сказала:

– Наш мир – водный мир, царство океана и пяти морей, здесь нет ни клочка суши, кроме коралловых атоллов на юге. Из самых удаленных уголков космоса прилетают пришельцы, чтобы отдохнуть и подлечиться, потому что у нас круглый год теплое солнце, мягкий морской воздух и вода. Население составляют мигранты из других миров, специализирующиеся на туризме, медицине и биологии. Коренного населения нет. Единственный город построен на мелководье, на экваторе, в районе теплого течения, где крайне низкая вероятность возникновения бурь, извержения вулканов и других природных катаклизмов. Эта курортная зона создана специально для отдыха и развлечений пришельцев. Состоятельные люди могут заинтересоваться покупкой или арендой кораллового атолла.

Затем ее облик вновь сделался нечетким. Через несколько секунд женщина продолжила.

– На юге располагаются коралловые атоллы, прекрасное место для охоты. Также организуются экскурсии за пределы города, на океанские плантации. Не забудьте посетить колонию морских ежей русалки Валенсии. Более подробная информация будет вам предоставлена после заселения.

«Какая-то она ненатуральная», – догадалась девочка и попыталась незаметно ткнуть свою новую знакомую пальцем. Палец словно погрузился в пузырящуюся пену… Девушка с хвостом была всего лишь картинкой, только не плоской, а объемной. К счастью, Маша читала достаточно фантасти-ки, чтобы не испугаться голограммы. Не бьет, не кусает, улыбается и разговаривает – чего ее бояться?

– Прошу вас оставить ваши вещи здесь, их принесут, как только вы выберете апартаменты.

– Но у меня нет ни вещей, ни денег, – спохватилась Маша.

– Вам предоставляется кредит на неделю. Для начала назовите ваш возраст и цель визита.

– Мне четырнадцать лет. – Маша прибавила себе два года, подумав – а вдруг она слишком мала, чтобы получить кредит? – Цель – исследовательская.

Проводница по комнатам нисколько не удивилась, она улыбнулась и промолвила:

– Приятного отдыха. А теперь позвольте предложить вам апартаменты.

– Хорошо, – растерянно согласилась девочка, поднимаясь со ступенек. Женщина, не двигая хвостом, вплыла в закрытые двери, но стоило Маше остановиться перед ними, как они раздвинулись полукругом, словно створки раковины, вписавшись в силуэт кремовой арки. Внутри был прохладный, полутемный холл. Женщина ждала девочку, зависнув между двух прозрачных четырехгранных колонн, внутри которых непрерывно струилась зеленоватая вода. «Стеклянная вода», – подобрала Маша самое точное определение. Она сделала несколько шагов и остановилась в нерешительности – такие же прозрачные вставки с журчащей водой, словно сеть, украшали пол. Наступать на них было страшно.

– Прошу вас, идите за мной, – пригласила проводница и поплыла в сторону закругляющейся лестницы, каждая вторая ступенька которой также была «стеклянной водой». Пришлось Маше решиться наступить на зеленоватый поток. Вдруг лестница полетела вверх – не так резко, как эскалатор, но намного быстрее – у девочки сердце подпрыгнуло от неожиданности, она вцепилась в перила и зажмурилась.

– Прошу вас, – снова раздался мелодичный голос спутницы. – Как вам нравятся ваши апартаменты? Я взяла на себя смелость подобрать их с учетом вашего возраста и роста. Если вас что-то не устраивает, я готова исправить свои ошибки.

Маша осторожно открыла глаза и поскорее сошла с напугавшей ее лестницы. Только теперь она перевела дух и смогла оценить по достоинству то, что ей предлагалось.

Девочка оказалась внутри огромного клубничного чупа-чупса. Розовые стены сходились под потолком ровной полусферой, углов не было вовсе. Противоположную от входа стену почти всю занимало круглое окно, занавешенное блестящей розовой тканью, около него стояла пушистая малиновая лежанка, формой напоминающая банан, – не кресло, не кровать, а что-то среднее. На стене висел круглый экран; был еще холодильник или бар с овальными прозрачными дверцами, через которые виднелись незнакомые напитки и яркие коробочки с чем-то явно очень вкусным. О предназначении розового шара размером с нее девочка не догадывалась, пока «проводница по комнатам» не начала выдвигать по всему периметру помещения полочки в форме полумесяца:

– Вещи вы можете положить сюда. Продукты в холодном шкафу можно подобрать индивидуально, по вашему вкусу. Не угодно ли вам осмотреть комнату гигиены?

Вытянув шею, Маша заглянула в ванную – золото и цвет фуксии, естественно, с круглой ванной и круглым зеркалом. На двери висел пушистый розовый халатик.

– Все ли вас устраивает в ваших апартаментах? Не желаете ли добавить что-либо или сменить?

– Цвет! – вырвалось у девочки прежде, чем она успела подумать. – Ненавижу такой конфетно-розовый.

– Прошу вас. – Ничуть не удивившись, женщина хлопнула в ладоши, как фокусник, и разложила перед Машей разноцветный веер. Как оказалось, это были полоски пластика, не скрепленные между собой. Растерявшись девочка протянула руку и вытащила три – глубокий темно-синий, как вечернее небо, фиолетовый, словно спелая слива, и нежно-сиреневый, как зимний рассвет. Нельзя сказать, чтобы это были ее любимые цвета, просто именно в этом сочетании в тот момент они больше всего приглянулись девочке. Спутница взяла у нее все три полоски и вставила их в овальную штучку, которую девочка приняла было за светильник, который почему-то спрятали на стене за дверью. Штучка замигала, переливаясь, как елочная гирлянда, а когда Маша отвернулась от нее, комната полностью преобразилась. Темно-синие стены контрастировали с бледно-сиреневым полом, на месте остался круглый комод, только теперь он был похож на мраморный шар – бледно-сиреневый в фиолетовых разводах. Спутница подплыла к лежанке, такой же изогнутой и пушистой, но сейчас фиолетовой, как слива, и бросила на нее две маленькие круглые нежно-сиреневые подушки. Маша снова заглянула в ванную – та теперь была темно-синей с золотом, наверное, когда купаешься в ней, легко представить себя парящей в небе, среди звезд. Комната не стала лучше или красивее, но на клубничный чупа-чупс она теперь не была похожа.

– Спасибо, – поблагодарила Маша, продолжая вертеть головой. – Так на сколько мне предоставлен кредит?

– Кредит предоставляется на неделю, распространяется на владение комнатой, продукты из холодного шкафа, а также на товары в магазинах, список их будет у вас в карте гостя, которую вы получите, когда зарегистрируетесь. В случае, если кредит не будет погашен через неделю, вашим долгом займутся сердцееды.

Маша хихикнула, представив себе сердцееда из какой-то старой комедии – брюнета с завитыми усиками и с розочкой в петлице.

– Через неделю меня уже здесь не будет, – пообещала она проводнице, оптимистично надеясь на то, что за неделю справится со своей миссией. Пока она не догадывалась, какова цель ее пребывания в этом мире, но более удачных условий трудно было желать. Уже в самом начале у нее есть жилье, еда, и, судя по висевшему на стене экрану, проблем с получением информации о мире не будет. Мало кому из сквозняков так везет! Правда, совесть слегка нашептывала о кредите, которому не суждено быть оплаченным, но Маша решила ее не слушать – какой бы ни была ее миссия, она спасет этот мир, а значит, заслуживает немного денег на самое необходимое. Награда авансом.

– В космопорт не допускаются лица, не погасившие кредит, – предупредила ее проводница. Затем попросила девочку вытянуть руку и вдруг шлепнула ладонью по тыльной ее стороне. Маша ойкнула и отдернула руку, на коже моментально вырос бугорок, который принял форму розы ветров и позеленел.

– Что это? – Девочка со страхом разглядывала знак на руке.

– Стандартная процедура регистрации. Теперь при вас всегда пропуск в апартаменты, маячок для поиска вашего местонахождения, путеводитель по городу, карта магазинов, где вам будет предоставлен кредит за счет нашего «Ночлега для пришельцев», а также уведомление о кредитоспособности. Ваше имя, пожалуйста.

– Маша Некрасова. – Девочка осторожно прикоснулась к путеводителю на руке. Он был прохладным и почти не мешал, во всяком случае, не больше, чем браслет или часы.

– Ваш домашний адрес? Планета, астероид, другой объект?

– Я много путешествую, адреса нет, – решила ответить Маша, подумав, что, если здесь не знают планету Земля, у нее возникнут проблемы.

– Регистрация закончена. Добро пожаловать в наш мир. – Проводница ослепительно улыбнулась. – Идеальный курорт, сочетание океана и яркого солнца. Лучшие сердцееды в Галактике способны вернуть вам красоту и молодость! За консультацией обращаться в Центры Красоты и Здоровья, адреса имеются в вашем персональном путеводителе. Многочисленные коралловые атоллы на юге ждут любителей подводной охоты! За билетами обращаться в развлекательные центры. Лучшие магазины с модными товарами со всех концов света! Адреса имеются в вашем персональном путеводителе. Клуб морских дев приглашает вас на экскурсию по городу, также еженедельно на ослепительные морские феерии, ежедневно на вечеринки и подводные дискотеки! Обращаться за билетами к вашей проводнице!

Женщина отбарабанила рекламный текст и удалилась, оставив девочку одну в комнате. Измученная блужданиями по городу, Маша первым делом бросилась к холодильнику – или к холодному шкафу, как его здесь называли, – и утолила жажду. Напиток она выбирала поспешно, но не без опаски, внимательно разглядывая этикетки. Вместо фруктов и овощей на них были изображения рыб, медуз, кораллов, раковин. Ну какой вкус может иметь газировка с нарисованной русалкой? Маша попробовала и задумалась – напиток был холодным, газированным, кисло-сладким, но она ни с чем не могла сравнить его вкус. В газировках, которые она пила дома, всегда было что-то знакомое: лимон, апельсин, клубника, ваниль. Хотя, к примеру, вкус кока-колы она бы не смогла описать точно так же, как и вкус этой русалочьей воды. Но сейчас ей слишком хотелось пить, поэтому она опустошила бутылку с русалкой, затем взяла бутылку с веткой коралла. Вода в ней оказалась пряной и несладкой, но приятной. А в бутылке с двумя серебристыми рыбками оказался прозрачный рыбный студень, холодный и соленый… Маша поставила эту бутылку на место, решив больше никогда к ней не прикасаться. Бегло осмотрев напитки и продукты, Маша поняла, что не все они сладкие, но, в общем-то, все на вид вкусные. Если подумать, то и рыбный студень был не так уж плох, просто он попался ей неожиданно. И, что самое интересное, почти все, что можно было съесть, оказалось из рыбы и морепродуктов. Печенье из костной рыбьей муки, крохотные осьминоги, салат из морской капусты, маленькие шашлычки из креветок, икра всех цветов, мидии в маринаде, филе незнакомых рыб, маленькие копченые рыбьи хвостики, пирожное в форме раковины с подслащенной пастой из криля вместо крема, суфле в виде медузы и тому подобное… В сущности, девочке не могло попасться ничего для нее опасного, ведь проводница сразу сказала, что подобрала апартаменты с учетом возраста и особенностей гостьи.

Утолив жажду русалочьей водой и перекусив сухим несладким печеньем, Маша положила свой полушубок и сумку в круглый комод и отправилась освежиться в ванную. После душа (вода была чуть солоноватой) она с отвращением надела свою одежду – пропотевшую водолазку, теплые брюки и носки вместо обуви. Ей просто необходима была чистая одежда, белье и подходящие туфли!

Путеводитель отозвался вибрацией, когда Маша нажала на него. Словно читая мысли хозяйки, а может, в рекламных целях, он развернул в воздухе трехмерную карту города, отмечая розовым цветом магазины, видимо, как раз те, в которых пришельцам предоставлен кредит. Маша, захватив школьный рюкзак, освобожденный от учебников, поспешила на улицу, чувствуя себя так, как будто Новый год наступит завтра, ведь каждая девочка, даже если она не тряпичница и не любит шопинг, всегда рада возможности измениться, попробовать что-то новенькое. А что может быть интереснее, чем инопланетная мода?

iknigi.net

Ночные Птицы Рогонды читать онлайн

Ночные Птицы Рогонды

Татьяна Леванова

Год издания: 2011

Страниц: 85

Первый удар колокола предупреждает жителей Рогонды о приближении Черного Часа, ко второму удару все спешат домой, запирают ставни и двери, а с третьим – в город прилетают Ночные Птицы и приходит Тьма. Никто не знает, что происходит с теми, кто не успел попасть до этого времени в укрытие, они просто исчезают… Маша уже побывала в пяти мирах, и в каждом из них она сделала важное открытие, которое очень помогло их обитателям. А все потому, что Маша Некрасова – Сквозняк, то есть «сквозь ткань миров проходящий странник», значит, путешествовать по Великой Спирали и спасать миры – ее миссия. И раз она попала на рыбацкий остров Рогонда – там явно что-то идет не так и нужна ее помощь. Но сначала надо узнать, почему жители города боятся Ночных Птиц и Смотрителя маяка, что скрывается за Тьмой, приходящей с третьим ударом колокола, и кто такие морские тельца, о которых все говорят только шепотом?

Стр. 1 из 85

Спасибо друзьям за поддержку в это нелегкое время и за неоднократный «пример настоящей дружбы» – Ольге, Анне, Полине, Андрею, Якову, Алексею и другим

Есть такая пословица – встречают по одежке, провожают по уму. Маша всегда понимала ее как своеобразное утешение: дескать, неважно, как ты выглядишь, главное, что у тебя в голове, рано или поздно это оценят. Но недавно ей пришлось столкнуться с другим значением поговорки. Встречают-то все равно по внешности, а если не встретят, то и провожать не станут. Иногда люди смотрят на внешнюю мишуру прежде, чем решают, стоит ли вообще обращать на тебя внимание. Неформалы узнают друг друга с первого взгляда по аксессуарам, манере одеваться и гриму, «ботаны» соблюдают собственный дресс-код и встречаются в читальном зале библиотеки, у футбольных фанатов опознавательным знаком служит одежда определенного сочетания цветов. Те, кто превыше всего деньги ценит, успевают подсчитать, сколько стоит одежда, часы, сумка и очки, прежде чем заговорить с человеком. Творческие люди ищут единомышленников в поэтических клубах или художественных студиях, потому что с первого взгляда нельзя сказать о ком-либо, пишет ли он стихи или рисует пейзажи. Одинокому человеку так важно найти друзей, прибиться к стае, чувствовать себя среди своих! А где они, свои, и по каким знакам они тебя признают, не всегда ясно…

Света Новоруссова всегда была неформальным лидером женской половины класса, да и среди мальчишек у нее находилось немало поклонников. Она и училась хорошо, и выглядела отлично. К тому же родители ее не были стеснены в средствах, и даже кризис на семье почти не сказался. Стоило ей упомянуть о фильме, напеть популярную мелодию, прийти в класс в новом наряде или продемонстрировать недавно приобретенный аксессуар, как среди ребят начиналось повальное увлечение тем же самым. Все поголовно обсуждали один и тот же фильм, фанатели по одной и той же группе, а кто не успевал подхватить общую нить, терялся в аутсайдерах. Иногда даже доходило до смешного. Например, подражая Светке, все девочки нарядились в одежду модного в том сезоне фиолетового цвета, и какая-то пожилая учительница младших классов, встретив их в столовой, всплеснула руками от восторга:

– Наконец-то у нас ввели единую школьную форму, прямо как в добрые старые времена!

А вот Маша предпочитала оставаться сама собой. Но и быть в стороне, в аутсайдерах, ей не хотелось, к тому же Света была ее подругой. Соперничать с хорошим и интересным человеком только ради того, чтобы выделиться, казалось Маше неприемлемым. Намного легче, придя в класс, включиться в обсуждение любимого всеми фильма, почувствовать дружеское плечо, поиграв таким же брелоком с разноцветными шариками, как и у всех, подхватить пение любимой всеми песни. Быть как все – значит быть одной из своих, из друзей, из класса. Что с того, что тон общей песни задает один человек и что сама Маша дома слушает совсем другую музыку? Главное – чувство общности, защищенность, осознание себя частью чего-то большего. По крайней мере, так всем казалось.

Однажды Света пришла в класс с новым сотовым телефоном, и ее парту моментально обступили и девочки, и мальчики. Последние, правда, зафыркали, увидев пронзительно-розовый цвет и наклеенные стразы, однако заинтересовались техническими возможностями новой игрушки. А девочки ахали и восторгались, меняли рингтоны, фотографировались, подбирали прически и макияж в специальном графическом редакторе. Света снисходительно улыбалась. В течение нескольких недель, слезами ли, уговорами ли, обещаниями уломав родителей на покупку или просто вытряхивая копилки, почти все девочки сменили свои телефончики на Glamour Schoolgirl, как у Светки. Розовые мобильники демонстративно лежали на партах или болтались на шнурках поверх блузок и водолазок, новый телефон стал своеобразной приметой Светкиного окружения. Даже умница Лена Новикова приклеила новенькие стразы на розовую крышечку. Маша мрачнела с каждым днем, стеснялась доставать собственный мобильник из сумки и даже начала «забывать» его дома. А ведь раньше телефон для нее был просто средством связи, с помощью которого можно звонить и отправлять эсэмэски, Интернет же и графические редакторы она предпочитала на большом мониторе компьютера, музыку – в mp3-плеере, а снимки делать – родительским фотоаппаратом. Маша вдруг почувствовала себя очень одинокой, день ото дня ей все больше казалось, что подруги мало с ней говорят, смотрят искоса, обсуждают между собой. «Если бы у меня был такой же телефон, я бы снова стала одной из них», – мечтала девочка.

Сначала мама с папой отказали ей наотрез. На зарплату детского врача и воспитательницы можно достойно прожить, если не увлекаться ненужными дорогими покупками, а именно к таковой родители отнесли телефончик марки Glamour Schoolgirl. Машин старый мобильник находился в отличном состоянии, и не было необходимости менять его на новый. Машиных слов «у всех есть, а у меня нет» мама просто не понимала.

– Что значит – у всех есть? Одна и та же модель телефона? Бред какой-то! Не знаю никого, у кого был бы такой же мобильник, как у меня, да мне и неинтересно знать, – удивлялась она.

Однако, когда Маша все чаще начала «забывать» телефон дома, мама забеспокоилась. После многочисленных напоминаний она потеряла терпение и решила все выяснить за ужином.

– Где ты была после школы? Я пришла с работы, а тебя нет. Звонила, но твой мобильник оказался дома.

– В школьной библиотеке, писала доклад по географии.

– Я с ума сходила, не зная, где ты! Почему ты вечно забываешь телефон дома? И почему ни одна из твоих одноклассниц не знала, где ты?

Маша не ответила, сидела и молча разламывала хлеб на кусочки. Если бы она действительно забыла телефон дома, то легко могла бы его забрать, всего лишь щелкнув пальцами. Колдовать в родном мире было очень тяжело, но на мелкие личные вещи вроде ручки, тетради, мобильника магии сквозняка хватало. А одноклассниц Маша избегала, стесняясь отсутствия розового Glamour Schoolgirl.

– Возьми и повесь на шею, я завтра проверю. – Мама положила телефон в чехле на Машину пустую тарелку.

Девочка отключила у телефона звук и убрала его поглубже в сумку. Мама позвонила на большой перемене, когда Маша была в столовой, и ответа, конечно же, не дождалась. На работе она была в первую смену, поэтому после обеда решила зайти за дочкой в школу, под благовидным предлогом – чтобы отправиться за новыми туфлями, покупку которых откладывали со дня на день по разным причинам. Едва прозвенел звонок с последнего урока, мама осторожно заглянула в класс. Ученики собирались домой, у многих девчонок на столах лежали одинаковые розовые мобильники. Кучка подружек с такими же телефонами на шеях собралась вокруг парты Светы Новоруссовой. Маша сидела одна. Ни с кем не разговаривая, она поспешно собрала сумку и направилась к двери. Налетела на маму, уставилась на нее во все глаза.

ruread.net