Разноклювая гуйя. Птица гуйя


Гуйя — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Гу́йя[1], или разноклю́вая гу́йя[2] (лат. Heteralocha acutirostris) — самый крупный вымерший представитель птиц семейства новозеландских скворцов (Callaeidae), эндемик Северного острова Новой Зеландии. Исчезновение гуйи в начале XX века было обусловлено двумя основными причинами. Первой причиной была бесконтрольная чрезмерная охота с целью получения длинных ярких хвостовых перьев в качестве модного украшения для шляп, а также изготовления чучел, имевших большой спрос среди богатых музеев и частных коллекционеров. Второй причиной вымирания была широкомасштабная вырубка низменных лесов Северного острова европейскими поселенцами с целью создания сельскохозяйственных пастбищ. Большинство лесов были древними экологически сложными комплексами, после вырубки которых гуйя не смогла выжить в регенерирующих вторичных лесах. Последний раз гуйю видели 28 декабря 1907 года близ горной цепи Тараруа (англ.), однако отдельные сообщения о встречах с этими птицами появлялись в Веллингтоне вплоть до 1922 года, а в национальном парке Те Уревера — до 1960-х годов.

Примечательной особенностью гуйи было наличие сильно выраженного полового диморфизма в форме клюва. Клюв у самки был длинным, тонким и изогнутым вниз, в то время как у самца — коротким и толстым, как у ворона. Самка и самец были настолько похожи, что их можно было отличить только по форме клюва. Самка и самец имели оранжевые серёжки и преимущественно чёрное оперение с зеленоватым переливом. Птицы проживали исключительно в низменных и горных лесах. Это было связано с сезонными миграциями в течение года: летом гуйи жили на возвышенностях, а зимой — в низменных лесах. Гуйи были всеядными птицами. Они питались насекомыми, личинками, пауками, а также плодами некоторых местных растений. Во время кормления самец проделывал отверстия в гниющей древесине, в то время как самка, имея более длинный и гибкий клюв, проникала в места скопления личинок жуков. Несмотря на то, что половой диморфизм гуйи многократно упоминался в учебниках биологии и орнитологии, она осталась малоизученным видом.

Гуйя — одна из самых известных вымерших птиц Новой Зеландии. Благодаря своей красоте и форме клюва она заняла особое место в культуре и традициях маори. Она считалась у маори священной птицей, а ношение её шкурки или перьев среди них считалось привилегией.

В честь неё назван астероид 9488 Huia[3].

Таксономия и этимология

Название «гуйя» (маори [huia]?, хуиа) было дано птице народом маори за её громкий тревожный крик, напоминавший звук «уйя, уйя, уйя» или английское вопросительное предложение «где ты?»[4]. Вероятно птица подавала этот звук, когда была взволнованной или голодной[4].

В свою очередь название рода Heteralocha происходит от др.-греч. ἕτερος — «другой» и ἄλοχος — «жена», ссылаясь на поразительную разницу формы клювов самца и самки[5]. Видовое название acutirostris происходит от лат. acutus — «острый конец» и rostrum — «клюв»[6].

Джон Гульд классифицировал птицу в 1836 году, разделив её на два вида: Neomorpha acutirostris (самка) и Neomorpha crassirostris (самец). Название crassirostris происходит от лат. crassus — «толстый» или «тяжёлый», ссылаясь на короткий клюв самца[6]. В 1840 году Джордж Роберт Грей предложил другое название вида — Neomorpha gouldii, так как ни одно из имён, предложенных Джоном Гульдом, не соответствовало данному виду птиц[7]. В 1850 году Жан Кабанис заменил название Neomorpha на Heteralocha, так как оно уже применялось к птицам семейства кукушковых[5]. В 1888 году орнитолог Уолтер Буллер писал:

Я посчитал, что наиболее подходящее название в соответствии с принятыми правилами зоологической номенклатуры будет состоять из двух частей: первая — acutirostris, предложенная Джоном Гульдом, а вторая — Heteralocha, придуманная Жаном КабанисомУолтер Буллер, 1888[8]

По всей видимости, гуйя являлась одним из представителей воробьиных, участвовавших в ранней экспансии Новой Зеландии, а также крупнейшим видом среди трёх членов семейства новозеландских скворцов, которое также в себя включало тико и кокако. Единственным ближайшим родственником семейства является новозеландский медосос. Его таксономическое родство с новозеландскими скворцами ещё предстоит выяснить[9]. Проведённое с этой целью молекулярное исследование генов RAG-1 и C-MOS у трёх видов семейства новозеландских скворцов не дало убедительного результата. Согласно полученным данным, наиболее вероятной является гипотеза о раннем ответвлении новозеландского медососа от кокако или гуйи[10].

Описание

Гуйя имела зеленовато-чёрное оперение[11], отличительные округлые ярко-оранжевые серёжки[12], карие глаза[12], а также белый клюв с серым основанием[12]. Помимо этих особенностей гуйя также имела длинные голубовато-серые лапки[13], светло-коричневые когти[13] и двенадцать чёрных хвостовых перьев[14] с широкой белой полосой[15][16], каждое из которых было длиной от 2,5 до 3 см[13]. У гуй, не достигших половой зрелости, присутствовали маленькие бледные серёжки, тусклое рыжевато-коричневое оперение, белая полоска на хвосте и слегка изогнутый клюв[12][13]. Среди этих особей встречались и так называемые «гуйя — арики». «Гуйя — арики» имели коричневое полосатое оперение[8][17], хотя голова и шея были намного темнее, чем остальные части тела[11][17]. Подобную окраску имели либо птицы с частичным альбинизмом, либо старые особи. Среди птиц также были зарегистрированы особи с полным альбинизмом[4][17]. Слово «арики» в переводе с маорийского языка означает «священный»[8].

Несмотря на то, что половой диморфизм клюва был найден и у щитоносных райских птиц, и у

wiki-org.ru

Гуйя Вики

Разноклю́вая гу́йя[2][3][4][5][6][7], или гу́йя[8] (лат. Heteralocha acutirostris) — самый крупный вымерший представитель птиц семейства гуй (Callaeidae), эндемик Северного острова Новой Зеландии. Исчезновение гуйи в начале XX века было обусловлено двумя основными причинами. Первой причиной была бесконтрольная чрезмерная охота с целью получения длинных ярких хвостовых перьев в качестве модного украшения для шляп, а также изготовления чучел, имевших большой спрос среди богатых музеев и частных коллекционеров. Второй причиной вымирания была широкомасштабная вырубка низменных лесов Северного острова европейскими поселенцами с целью создания сельскохозяйственных пастбищ. Большинство лесов были древними экологически сложными комплексами, после вырубки которых гуйя не смогла выжить в регенерирующих вторичных лесах. Последний раз гуйю видели 28 декабря 1907 года близ горной цепи Тараруа (англ.), однако отдельные сообщения о встречах с этими птицами появлялись в Веллингтоне вплоть до 1922 года, а в национальном парке Те Уревера — до 1960-х годов.

Примечательной особенностью гуйи было наличие сильно выраженного полового диморфизма в форме клюва. Клюв у самки был длинным, тонким и изогнутым вниз, в то время как у самца — коротким и толстым, как у ворона. Самка и самец были настолько похожи, что их можно было отличить только по форме клюва. Самка и самец имели оранжевые серёжки и преимущественно чёрное оперение с зеленоватым переливом. Птицы проживали исключительно в низменных и горных лесах. Это было связано с сезонными миграциями в течение года: летом гуйи жили на возвышенностях, а зимой — в низменных лесах. Гуйи были всеядными птицами. Они питались насекомыми, личинками, пауками, а также плодами некоторых местных растений. Во время кормления самец проделывал отверстия в гниющей древесине, в то время как самка, имея более длинный и гибкий клюв, проникала в места скопления личинок жуков. Несмотря на то, что половой диморфизм гуйи многократно упоминался в учебниках биологии и орнитологии, она осталась малоизученным видом.

Гуйя — одна из самых известных вымерших птиц Новой Зеландии. Благодаря своей красоте и форме клюва она заняла особое место в культуре и традициях маори. Она считалась у маори священной птицей, а ношение её шкурки или перьев среди них считалось привилегией.

В честь неё назван астероид 9488 Huia[9].

Таксономия и этимология[ | код]

Название «гуйя» (маори [huia], хуиа) было дано птице народом маори за её громкий тревожный крик, напоминавший звук «уйя, уйя, уйя» или английское вопросительное предложение «кто ты?»[10]. Вероятно птица подавала этот звук, когда была взволнованной или голодной [10].

В свою очередь название рода Heteralocha происходит от др.-греч. ἕτερος — «другой» и ἄλοχος — «жена», ссылаясь на поразительную разницу формы клювов самца и самки[11]. Видовое название acutirostris происходит от лат. acutus — «острый конец» и rostrum — «клюв»[12].

Джон Гульд классифицировал птицу в 1836 году, разделив её на два вида: Neomorpha acutirostris (самка) и Neomorpha crassirostris (самец). Название crassirostris происходит от лат. crassus — «толстый» или «тяжёлый», ссылаясь на короткий клюв самца [12]. В 1840 году Джордж Роберт Грей предложил другое название вида — Neomorpha gouldii, так как ни одно из имён, предложенных Джоном Гульдом, не соответствовало данному виду птиц [13]. В 1850 году Жан Кабанис заменил название Neomorpha на Heteralocha, так как оно уже применялось к птицам семейства кукушковых[11]. В 1888 году орнитолог Уолтер Буллер писал:

Я посчитал, что наиболее подходящее название в соответствии с принятыми правилами зоологической номенклатуры будет состоять из двух частей: первая — acutirostris, предложенная Джоном Гульдом, а вторая — Heteralocha, придуманная Жаном КабанисомУолтер Буллер, 1888 [14]

По всей видимости, гуйя являлась одним из представителей воробьиных, участвовавших в ранней экспансии Новой Зеландии, а также крупнейшим видом среди трёх членов семейства новозеландских скворцов, которое также в себя включало тико и кокако. Единственным ближайшим родственником семейства является новозеландский медосос. Его таксономическое родство с новозеландскими скворцами ещё предстоит выяснить[15]. Проведённое с этой целью молекулярное исследование генов RAG-1 и C-MOS у трёх видов семейства новозеландских скворцов не дало убедительного результата. Согласно полученным данным, наиболее вероятной является гипотеза о раннем ответвлении новозеландского медососа от кокако или гуйи[16].

Описание[ | код]

Гуйя имела зеленовато-чёрное оперение [17], отличительные округлые ярко-оранжевые серёжки, карие глаза, а также белый клюв с серым основанием[18]. Помимо этих особенностей гуйя также имела длинные голубовато-серые лапки[19], светло-коричневые когти[19] и двенадцать чёрных хвостовых перьев [20] с широкой белой полосой [21][22], каждое из которых было длиной от 2,5 до 3 см[19]. У гуй, не достигших половой зрелости, присутствовали маленькие бледные серёжки, тусклое рыжевато-коричневое оперение, белая полоска на хвосте и слегка изогнутый клюв[18][19]. Среди этих особей встречались и так называемые «гуйя — арики». «Гуйя — арики» имели коричневое полосатое оперение [14][23], хотя голова и шея были намного темнее, чем остальные части тела [17][23]. Подобную окраску имели либо птицы с частичным альбинизмом, либо старые особи. Среди птиц также были зарегистрированы особи с полным альбинизмом [10][23]. Слово «арики» в переводе с маорийского языка означает «священный» [14].

Несмотря на то, что половой диморфизм клюва был найден и у щитоносных райских птиц, и у райских удодов, и у некоторых видов дятлов [24], сильнее всего он выделялся у гуйи[25]. Самец имел слегка изогнутый короткий клюв, как у райских удодов, длиной примерно 60 мм [17]. Самка же имела более тонкий, сильно изогнутый клюв, как у колибри или медососа, длиной более 104 мм [17]. Анатомия полов отличалась не только строением костей, но и рамфотекой. Рамфотека у самок росла в конце верхней и нижней челюстей, тем самым позволяя им гибко и глубоко проникать в норы личинок жуков-усачей [17]. Черепа гуйи и щитоносной райской птицы были почти одинаковыми, а нижние челюсти видов и вовсе идентичными [26].

Строение черепа гуйи: вид сбоку, сзади и сверху

Существовали две возможные причины возникновения полового диморфизма в форме клюва гуйи. Первой возможной причиной была способность использования различных источников питания [24]. Подобная способность, возможно, возникла из-за отсутствия конкурентов в кормовой нише Северного острова [24]. Второй возможной причиной был цвет клюва, который резко отличался от основного оперения птицы [24]. По мнению некоторых исследователей, подобная расцветка клюва использовалась особями для того, чтобы привлечь друг друга [24]. Животные, использующие половой диморфизм для привлечения партнёра, часто имели яркую окраску или различные размеры частей тела, как гуйя. Было также высказано предположение о том, что длинный клюв использовался самками для того, чтобы срыгивать пищу во время кормления птенцов [24].

Другим, менее очевидным аспектом полового диморфизма гуйи является небольшая разница в размерах особей. Самцы были 45 см (18 дюймов) в длину, в то время как самки — 48 см (19 дюймов) [22]. Кроме того, самец имел хвост длиной около 20 см (7,8 дюйма) и размах крыла от 21 до 22 см[18]. Самка же имела хвост длиной от 19,5 до 20 см и размах крыла от 20 до 20,5 см[18].

Распространение и среда обитания[ | код]

Субфоссильные отложения и остатки экскрементов показывают, что гуйя когда-то была широко распространена в равнинных и горных лесах всего Северного острова [22], простирающегося от оконечности мыса Реинга (англ.) [27] до хребта Аоранги на юге. Среди обширного карстового отложения пещеры Ваитомо (англ.) были хорошо изучены лишь некоторые образцы костей гуйи. Остальные образцы либо отсутствовали, либо изредка попадались в ископаемых месторождениях центральной части Северного острова и Хокс-Бей [27]. Кажется, что местообитание гуйи было не таким идеальным, как предполагалось ранее. Возможно, что ареал сократился после заселения острова народом маори в начале XII века. Во время европейского заселения острова в 1840 году птица обитала только в лесах южной части Северного острова: в районе Раукумара (англ.) и горной цепи Каиманава (англ.) [22]. Этот ареал также охватывал район Вайрарапа (англ.) и горную цепь Римутака (англ.) [22]. Из данных, собранных Уолтером Буллером, следовало, что гуйя когда-то обитала в районах Марлборо и Нельсон Южного острова, хотя её останки там никогда не находили [28], так как не было никаких доказательств присутствия рассматриваемого вида в этой части Новой Зеландии [12][23].

Гуйя предпочитала в основном два типа леса Новой Зеландии: широколиственные и буковые. Разнообразие мест обитания гуйи наблюдалось также и в растительности. Основными растениями, в которых селилась гуйя, были: матаи (англ.), дакридиум кипарисовый, ногоплодник дакридиевидный, северная рата (англ.), маир, хинау, подокарп тотара, новозеландская жимолость (англ.), махойа (англ.), бейльшмидия и карака. Гуйи никогда не селились в выгоревших лесах или на сельскохозяйственных угодьях [29].

Образ жизни[ | код]

Чучело самки гуйи наглядно показывает хорошо развитые длинные лапки и длинный изогнутый клюв

Передвижение[ | код]

О том, как передвигалась гуйя, мало что известно. Скорее всего, она вела малоподвижный образ жизни [30]. Предполагалось, что гуйя совершала сезонные миграции, живя в горах летом и спускаясь в низменные леса зимой для того, чтобы переждать непогоду и холодные температуры на больших высотах [30]. Как и выжившие новозеландские скворцы, райские удоды и кокако, гуйя плохо летала. Она летала на короткие дистанции, редко находясь выше высоты дерева [30]. Очень часто она пользовалась своими сильными лапками. Гуйя пользовалась ими либо во время длинных прыжков по ветвям деревьев [22], либо во время подъёма, чтобы цепляться за ствол, причём хвост во время подъёма служил в качестве стабилизатора [21].

Питание[ | код]

Гуйя вместе с райским удодом являлись двумя древесными видами насекомоядных птиц Новой Зеландии. Дятлы восточнее линии Уоллеса не встречались, так как их экологическая ниша была заполнена другими группами птиц, питавшимися личинками жуков в гниющей древесине. Таким образом, функцию дятла выполняли только две птицы подокарповых и буковых лесов: гуйя и новозеландский нестор-кака [31].

Гуйи питались в основном на гниющей древесине [30]. Несмотря на то, что гуйи в основном питались хищными личинками ночных жуков-усачей, их рацион на этом не ограничивался. Они питались уэтами, пауками, а также фруктами [22][30].

Гуйи часто находили насекомых и пауков в гниющей древесине, мхах и лишайниках, а также на земле. Гуйя охотились в одиночку, парами или небольшими стайками до пяти особей, которые вероятно являлись семейной группой [10]. Половой диморфизм клюва создал особые типы питания, резко отличающиеся между самцами и самками. Самец раскалывал своим клювом внешние слои гниющей древесины [31], в то время как самка проникала в норы личинок насекомых. У самца были хорошо развиты мышцы черепа, позволявшие ему быстрыми движениями вырывать части гниющей древесины [30]. Мускулатура и строение костей черепа и шеи полов немного отличались [31]. У гуйи были очень хорошо развиты жевательная мышца и затылочная кость, которые позволяли широко раскрывать клюв во время глотания[32]. Поймав добычу, гуйя сначала очищала её от жёстких частей, а затем проглатывала на лету[18].

Пара не вела совместную охоту, по крайней мере, не в строгом смысле этого слова. Этот тезис базировался на неверном понимании доклада орнитолога Уолтера Буллера [33], согласно которому самец и самка охотятся отдельно[34]. Согласно этому пониманию, ставшему частью экологического фольклора, самцы отрывали куски коры и открывали туннели личинок, тем самым позволяя самке глубоко пробираться при помощи длинного, гибкого клюва [28]. Скорее всего, различия в форме клюва представляют собой яркий пример дифференциации кормовой ниши (англ.), снижающей внутривидовую конкуренцию (англ.) между полами. Благодаря этой дифференциации вид пользовался различными источниками питания [35][36].

Процветание новозеландского леса в значительной мере зависит от плодоядных птиц, распространяющих семена. Около 70 % семян распространяются с помощью птиц, среди которых была и гуйя[37]. Трудно установить, какими фруктами питалась гуйя[37]. По мнению Буллера[37], наиболее вероятными растениями, которыми питалась гуйя, были хинау, голубиное дерево (англ.), ногоплодник дакридиевидный и различные виды копросмы [30]. Вымирание гуйи и других плодоядных птиц Новой Зеландии, таких как моа и новозеландский свистун, а также снижение численности таких представителей, как киви, пастушок-уэка и кокако, были обусловлены уничтожением нескольких ключевых видов растений новозеландского леса[37]. Для растений с плодами более 1 см в диаметре новозеландский плодоядный голубь остался единственным распространителем семян в данной экосистеме[37]. Новозеландский плодоядный голубь — довольно редкая птица, которая в некоторых районах Северного острова была безвозвратно утеряна[37]. Истощение птичьей фауны лесной экосистемы оказало значительное воздействие на такие процессы, как лесовосстановление и распространение семян[37].

Голос[ | код]

Другие аспекты биологии гуйи, такие как вокализация птиц, также неизвестны [30], поэтому современные знания об этом виде основаны на немногочисленных фактах. Слухи были весьма разнообразными, однако в каждом из них была общая деталь — «своеобразный и странный, но в то же время мягкий и мелодичный как флейта» свист [30]. Имитация пения птицы сохранилась на записи поисковой команды Генара Хаумана в 1909 году[38]. Гуйи были очень тихими птицами, однако когда они начинали петь, их голоса могли распространяться на значительные расстояния. Некоторые голоса были слышны на расстоянии до 400 м (1300 футов) [30]. Голоса самцов и самок немного отличались друг от друга, хотя нет никаких подробностей. Голосовые возможности птиц были установлены по положению головы и шеи, угол между которыми составлял от 30 до 45 градусов по вертикали [30]. Большинство голосов гуйи можно было услышать ранним утром. На одной из записей было слышно, как гуйи пели в утреннем птичьем хоре (англ.) [10]. Птицы, находившиеся в неволе, также пели по утрам, создавая людям «большой дискомфорт» [10]. Как и белоголовая мохуа, гуйя вела себя очень необычно перед началом дождя. Во время дождя она начинала петь, так называемую, «счастливую и долгую песню» [10].

Паразиты[ | код]

На гуйях паразитировало несколько видов вшей из семейства фтилоптерид[39], которые, вероятно, вымерли вместе с хозяином[40]. В 2008 году был описан новый вид клеща под названием Coraciacarus muellermotzfeldi, который также паразитировал на гуйях[41]. В то время, как клещи рода Coraciacarus присутствовали у многих воробьиных по всему миру, наличие данного паразита у гуйи считалось весьма загадочным явлением[41]. Первооткрыватели предположили, что клещ мог горизонтально передаваться только мигрирующими видами кукушек[41].

Социальная организация и размножение[ | код]

Тихие и социальные гуйи были моногамными птицами, они создавали пары на всю жизнь[23][30]. Птицы, как правило, гнездились парами, хотя иногда и группами по четыре и более особей[30]. Уолтер Буллер писал, что самцы и самки гуйи всегда находились близко друг к другу, постоянно издавая «низкое ласковое щебетание», даже тогда, когда они были в неволе [30]. Из записей Буллера также следовало, что дикие гуйи «сначала прыгали с ветки на ветку и раскрывали свои хвосты, а затем ласкали друг друга своими клювами, издавая вышеупомянутое щебетание» [30]. Во время периода ухаживания самцы, как правило, кормили самок [30]. Данное поведение было обусловлено способностью самца продемонстрировать самке свои навыки ухаживания. Утверждение, что самец кормил самку во время высиживания яиц, «не имеет доказательств» [10]. Если убивали самца, самка «начинала сильно тосковать по своему супругу и в конце концов умирала от горя через 10 дней» [33]. Из воспоминаний некоего маори:

Я всегда рассказывал старшим, что гуйи всегда жили в любви ... если первым погибал самец, самка вскоре умирала от горяОдин из маори, XIX век [17]

Гуйя не боялась людей, поэтому поймать её не составляло особого труда. По мнению маори, самок гуйи можно было поймать даже рукой [17][20].

Мало что известно о размножении гуйи, несмотря на описания двух яиц и четырёх гнёзд [10]. Единственное известное яйцо гуйи хранится в новозеландском музее Те Папа Тонгарева (англ.)[42]. Спаривание, строительство гнезда, откладывание яиц и забота о птенцах, как полагают учёные, начинались поздней весной и заканчивались в октябре — ноябре [10][18][23]. Считалось, что самец и самка высиживали яйца поодиночке [30], выбирая определённую территорию и оставаясь на ней всю жизнь [30]. Гуйя, судя по всему, делала один выводок за сезон [10], а количество яиц в кладке варьировалось от одного экземпляра до пяти штук [10]. Яйца были серого цвета с фиолетовыми или коричневыми крапинками [10], а их размеры составляли 45 на 30 мм [10]. В основном высиживала яйцо самка, хотя существует свидетельство о том, что самец также был наседкой [10]. Инкубационный период яиц также неизвестен [10]. После вылупления птенцов яичная скорлупа, по-видимому, выбрасывалась из гнезда взрослыми особями [10]. Размер выводка, как правило, составлял один или два птенца, хотя встречались и три [10]. Гнёзда строились в разнообразных местах: в мёртвых деревьях, неприступных больших стволах, дуплах или около поверхности земли [10]. Некоторые гнёзда были покрыты растительностью или лианами [10]. Гнездо представляло собой большую тарелку до 350 мм в диаметре и 70 мм в глубину с толстым навесом из сухой травы, листьев и стеблей травянистых растений [10]. В центр небольшого, неглубокого углубления из мягких материалов, травы и ветоши помещались яйца [22][23][30]. После вылупления молодые гуйи питались с семейной группой в течение трёх месяцев, а по достижению половой зрелости покидали гнездо [10].

Птица и люди[ | код]

Вождь маори с украшением из птицы гуйи

Во времена маори белая цапля и гуйя не были редкими птицами, так как охота на них строго регламентировалась обычаями и верованиями этого народа [43]. Подобное бережливое отношение маори к птице объяснялось тем, что её перья сильно ценились среди людей высокого ранга [43]. Смелый и любознательный характер гуйи делал её очень лёгкой добычей [20][23]. Маори сначала привлекали гуйю при помощи имитации её голоса, а затем ловили её, используя тари (резной шест с петлёй на конце) или сеть[23][33]. Иногда, чтобы получить перья птицы, маори убивали её при помощи палок или длинного копья[23][33]. Очень часто маори пользовались тесной связью супругов, чтобы захватить одного из них[23][33]. Мнение по поводу качества мяса гуйи — весьма неоднозначное. Хотя маори и не охотились на гуйю с целью добычи её мяса, по мнению некоторых маори, она являлась «хорошей едой» для пирогов или приправленного рагу[17][30]. Другие же маори считали мясо гуйи «жёстким и непригодным в пищу» [30].

Хотя ареал гуйи был ограничен лишь южной частью Северного острова, их хвостовые перья ценились очень высоко. Этими перьями маори обменивались между племенами для получения таких ценных товаров, как поунаму (англ.) и акульи зубы [12][20]. Также эти перья вручались вождям племён в качестве знака дружбы и уважения. Благодаря этому, перья достигали далёкого севера и крайнего юга Новой Зеландии [12][20][23]. Эти перья также помещались в резные ящики под названием «вака-хуиа» (англ.), которые висели на потолке домов вождей [12][23]. Перья гуйи надевались на похоронах, а также использовались для украшения головы покойного[23][44]. Из перьев также делали маререко — древний головной убор, состоявший из двенадцати перьев гуйи [12][45]. Высоко ценилась и похоиа — украшение из шкурки гуйи. Это украшение изготавливалось следующим образом: у мёртвой птицы сначала сдирали шкурку вместе с клювом, черепом и шеей, удаляя при этом лапки и крылья [12][23], а затем тщательно высушивали на солнце [17]. В конце концов получалось украшение, которое можно было носить на шее или ушах [17]. Сушёные головы гуйи также носили в качестве дорогой подвески под названием нгуту хуиа[12]. Захваченную гуйю держали в маленькой клетке так, чтобы можно было легко и полностью ощипывать хвост [17][20].

Маори также держали гуйю в качестве домашнего животного. Как и новозеландских туй, их можно было обучить нескольким словам [17]. Существуют также записи голоса ручных гуй, хранившиеся европейскими поселенцами в маленькой деревне Тараруа [20].

Новозеландская почтовая марка 1898 года с изображением гуйи

В Новой Зеландии было выпущено несколько почтовых марок с изображением гуйи[46][47], а также новозеландские шестипенсовые монеты, находившиеся в обращении с 1933 по 1966 год. Степень известности гуйи в Новой Зеландии была настолько высокой, что она находит своё отражение в большом количестве различных географических объектов, названных в честь этого вида. На Северном острове существует несколько дорог и улиц, названных в честь гуйи [12]. Несколько улиц в Веллингтоне (в том числе Шоссе Гуйи в Дейс-Бей (англ.) — недалеко от Регионального парка Ист-Харбор (англ.), где этот вид наблюдался в последний раз) и Окленде (район Гуйя Ваитакере (англ.)) также назван в честь гуйи [12]. Река на западном побережье Южного и горная цепь Хуиарау (англ.) в центральной части Северного островов также носят название этой птицы [12]. В горной цепи Хуиарау этот вид водился в большом изобилии [12]. «Хуиарау» в переводе с языка маори означает «сто гуй» [30]. Гуйя в качестве эмблемы присутствует у входа бассейна Лоуэр Хатт (англ.), винзавода Марлборо и издательства Huia Publishers (англ.), выпускающего книги и литературу на маорийском языке [12]. С конца XIX века в честь гуйи люди начали называть своих детей[23]. Имя Гуйя всё ещё используется в Новой Зеландии как среди женского, так и среди мужского населения (например, Гуйя Эдмондс (англ.))[23].

Очень редкие хвостовые перья вымерших гуй стали лакомым кусочком в среде коллекционеров. В июне 2010 года одно хвостовое перо гуйи, ставшее впоследствии самым дорогим за всю историю, было продано на аукционе в Окленде за 8000 новозеландских долларов[48]. Предыдущий рекорд составил 2800 американских долларов (или 4000 новозеландских долларов)[48].

Вымирание[ | код]

До появления людей в Новой Зеландии гуйя встречалась на всём Северном острове [22]. Маори прибыли в Новую Зеландию около 1200-х годов, а европейские поселенцы — только в 1840 году [22]. В результате разрушения среды обитания и охоты ареал гуйи сократился до южной границы Северного острова [22]. Тем не менее, давление маори на гуйю в некоторой степени было ограничено верованиями и традициями. Охотничий сезон действовал с мая по июль, когда оперение птиц было в прекрасном состоянии, а рахуйи (запрет на охоту) — в течение оставшегося весенне-летнего периода[23]. Резкое снижение численности гуйи после европейского освоения острова было обусловлено, главным образом, двумя хорошо задокументированными факторами: широкой вырубкой лесов и чрезмерным промыслом.

Как и вымирание других новозеландских птиц, таких как новозеландские свистуны в XIX веке, снижение численности гуйи было плохо изучено. Сильная вырубка лесов, происходившая на Северном острове в то время, особенно в низинах южной оконечности бухты Хоука, районах Манавату (англ.) и Вайрарапы (англ.), была обусловлена стремлением европейских поселенцев очистить землю под сельское хозяйство [17][23]. Гуйя была особенно уязвима из-за этого фактора, так как она могла жить только в первичных лесах, в которых было много гниющих деревьев, заполненных личинками насекомых [21][23]. Несмотря на то, что горные леса не были вырублены, низменные были систематически уничтожены [22][23]. Уничтожение низменных лесов, несомненно, серьёзно повлияло на снижение численности гуйи[23][44]. Снижение численности могло бы стать особенно катастрофическим, если бы гуйи спускались в низины на зимовку[23][44]. Подобного мнения придерживаются многие исследователи [30].

Похоже, что хищничество интродуцированных видов млекопитающих, таких как чёрная крыса, кошка и куницы, стало дополнительным фактором снижения численности гуйи. Интродукция этих животных в Новую Зеландию акклиматизационными обществами (англ.) достигла своего пика в 80-е годы XIX века, совпавшие с периодом особенно резкого сокращения численности гуйи [12]. Поскольку гуйя большую часть времени проводила на земле, она была особенно уязвима для хищников [21][22]. Ещё одной гипотетической причиной вымирания являются экзотические паразиты и болезни[49], завезённые из Азии обыкновенной майной.

Разрушение среды обитания и хищничество интродуцированных видов животных были угрозой для многих новозеландских птиц. Однако гуйя, помимо разрушения среды обитания и хищничества интродуцированных видов, испытала огромное давление со стороны охотников. Из-за своего яркого выраженного полового диморфизма и своей красоты гуйя стала основным объектом изготовления чучел для богатых европейских коллекционеров [50] и музеев по всему миру[23][30]. Эти лица и учреждения были готовы платить крупные суммы денег за хорошие чучела, спрос на которые в то время был весьма велик [50]. Этот дополнительный фактор создал сильный финансовый стимул для охотников Новой Зеландии [50]. Эта охота изначально проводилась натуралистами [50]. Австрийский таксидермист Андреас Райшек (англ.) для венского музея естествознания за 10 лет создал 212 чучел гуй[23], а новозеландский орнитолог Уолтер Буллер во время экспедиции на Римутаку (англ.) в 1883 году — 18[23]. Из записей Буллера также следовало, что в районах Манавату (англ.) и Акитио (англ.) 11 маори добыли 646 шкурок гуй [22][33]. Несколько тысяч гуй в рамках этой торговли было вывезено за границу [21]. Развитие транспортной инфраструктуры в низменных лесах ещё больше усугубило ситуацию: сотни гуй отстреливались около дорог и железнодорожных станций [30].

Пока мы смотрели и любовались картиной жизни птиц, пара гуй, не произнося ни звука, появилась на верхней ветке дерева, лаская друг друга своими красивыми клювами в тот момент, когда заряд дроби повалил их обоих на землю. Это было так трогательно, что был почти рад, что этот выстрел осуществил не я. Впрочем, это не помешало мне присвоить два прекрасных экземпляра этих птиц.Уолтер Буллер, XIX век [51]
Маори с перьями гуйи на голове (фото 1886 года)

Необузданная и нерациональная охота мотивировалась не только финансовыми соображениями: она имела также и более философский, фаталистический аспект [50]. Расхожим мнением среди новозеландских европейцев XIX века была ущербность всего колониального в сравнении с европейским [52]. Предполагалось, что новозеландские лесные растения и животные будут быстро вытеснены более энергичными и конкурентоспособными европейскими видами [52]. Эта идея о неминуемой гибели привела к выводу, что сохранение родной биомассы бессмысленно и бесполезно [52]. Следуя этой идее, викторианские коллекционеры сосредоточили свои усилия на приобретении хороших экземпляров редких животных до их исчезновения [50].

Существовали некоторые попытки сохранить гуйю, но они были малочисленными, плохо организованными и слабо соблюдавшимися юридически. Новозеландское движение за сохранение дикой природы по-прежнему находилось в зачаточном состоянии[23]. Последовательное резкое снижение численности гуйи в 1860 году [12] и конце 1880-х годов вынудило вождей районов Манавату и Вайрарапа запретить охоту в горной цепи Тараруа (англ.)[21]. В феврале 1892 года были приняты поправки в закон об охране диких птиц, делавшие убой гуй незаконным, однако всерьёз они не выполнялись [21]. После принятия поправок в закон были созданы островные заповедники для находившихся под угрозой исчезновения местных птиц, однако в новых заказниках, в том числе в Капити, Литтл-Барриер и Резольюшен, гуйи никогда не водились [12]. Хотя и были предприняты попытки захвата птиц с целью отправки в заповедник, ни одна гуйя туда не попала. Попытка переместить гуй на остров Капити была плохо организованной [21]. Живая пара гуй, предназначенная для поселения на острове в 1893 году, была присвоена Уолтером Буллером, который обошёл закон, чтобы от их обратно в Англию в качестве подарка для лорда Ротшильда (англ.) вместе с последней живой парой хохочущих сов [52].

Герцог и Герцогиня Йоркская, король Георг V и королева Мэри, впоследствии посетили Новую Зеландию в 1901 году [21][30]. На официальной встрече с маори в городе Роторуа вождь племени взял перо гуйи из своих волос и поместил его на шляпу лорда в знак уважения [21][30]. Многие англичане и новозеландцы хотели подражать этой королевской моде и носить перья гуйи на шляпах. Цена хвостовых перьев достигла одного фунта стерлингов, а каждое сделанное чучело птицы стоило двенадцать фунтов [21]. Некоторые перья даже продавались за пять фунтов [21], а клювы самок гуйи помещались в золотые оправы в качестве ювелирного изделия[53]. В 1901 году гуйя была исключена из списка охраняемых видов[23]. Последняя попытка защитить гуйю потерпела неудачу, когда генеральный прокурор объявил, что закона о защите перьев не существовало [21].

Впадина Мокау в национальном парке Те Уревера, в районе которой произошла последняя встреча с гуйей

Сокращение численности гуйи в южной половине Северного острова происходило со значительно разной скоростью. Области, в которых наблюдалось резкое снижение численности гуйи в 1880 году, включали в себя горную цепь Пукетои, долину Хатт (англ.), районы Тараруа и Пахиатуа (англ.) — Данневирке (англ.) [30]. Гуйя довольно «обильно водилась» в некоторых местах в начале XX века, в основном в Хокс-Бей и горной цепи Вайрарапа [12]. В 1905 году на саммите Акатарава-Вайкане появилось сообщение, что была обнаружена стая гуй, оценённая в 100—150 особей [12]. В 1906 году они по-прежнему «обильно водились» в верховьях реки Рангитикеи, однако последняя встреча состоялась только через год [12].

Последняя официально подтверждённая встреча с гуйями состоялась 28 декабря 1907 года, когда некий В. В. Смит увидел трёх птиц в горных лесах Тараруа [22]. По неподтверждённым данным исчезновение вида произошло немного позже. Человек, знакомый с видом, сообщил, что видел трёх гуй в долине Голланс за Йоркской бухтой (между районами Петон[en] и Истборн[en] около Веллингтонской гавани), в районе смешанных буковых и подокарповых лесов 28 декабря 1922 года [21]. О встречах с гуйей также сообщалось в 1912 и 1913 годах [12]. Несмотря на это, учёные из Те Папа Тонгарева (англ.) в Веллингтоне не подтвердили эти сообщения [12]. Последние достоверные сведения о гуйе приходят из леса национального парка Те Уревера: одно — с горы Урутава в 1952 году, а другое — с озера Ваикареити (англ.) в 1961 и 1963 годах [12]. Исследователи считают, что небольшое число гуй могло сохраниться в горной цепи Уревера, но это весьма маловероятно, так как экспедиций с целью обнаружения живого представителя вида в последнее время не проводилось [21][23].

Студенты из Hastings Boys’ High School (англ.) в 1999 году организовали конференцию с целью рассмотреть возможное клонирование гуйи[54][55]. Племя Нгати-хуиа (англ.) согласилось поддержать эксперимент, который предполагалось провести в университете Отаго (англ.), а калифорнийская интернет-компания предложила пожертвовать сто тысяч долларов[56]. Однако Сэнди Бартл, новозеландская хранительница музея Те Папа Тонгарева, сказала, что полный геном из чучела гуйи получить невозможно из-за плохого состояния ДНК, поэтому клонирование вряд ли удастся[57].

Примечания[ | код]

  1. ↑ Gill B. J., Bell B. D., Chambers G. K., Medway D. G., Palma R. L., Scofield R. P., Tennyson A. J. D., Worthy T. H. 2010. Checklist of the Birds of New Zealand, Norfolk and Macquarie Islands, and the Ross Dependency, Antarctica (By the Checklist Committee Ornithological Society of New Zealand). 4-th edition. Te Papa Press, Wellington. Pp. 280—281. 501 p. ISBN 978-1-877385-59-9
  2. ↑ Гладков Н. А., Иноземцев А. А., Михеев А. В., Дроздов Н. Н., Ильичев В. Д., Константинов В. М., Курочкин Е. Н., Потапов Р. Л. Подотряд Певчие (Oscines) // Жизнь животных. Том 6. Птицы / под ред. В. Д. Ильичёва, А. В. Михеева, гл. ред. В. Е. Соколов. — 2-е изд. — М.: Просвещение, 1986. — С. 478—479. — 527 с.

ru.wikibedia.ru

Разноклювая гуйя

Самая характерная особенность гуйи в том, что клювы самцов и самок значительно отличались по форме и размерам: у самцов — короткий и более ровный, а у самок — почти в два раза длин нее, тонкий и изогнутый. В свое время это даже ввело в заблуждение ученых. Английский зоолог Джон Гульд, описывая в 1836 г. разноклювую гуйю, отнес особей разных полов к различным видам. Когда-то разноклювая гуйя считалась у маори священной птицей. Сейчас она исчезла, однако так и осталась малоизученной.

Разноклювая гуйя обитала в Новой Зеландии, но не везде, а только на Северном острове. Когда туда прибыли европейцы, птица жила только в его южной части. Раньше ареал разноклювой гуйи был гораздо шире. Об этом свидетельствует местная топонимика. Например, рас положенная в центральной части острова горная цепь называет ся Гуйярау, что в переводе с языка маори значит «100 гуй». Любопытно, что последние сведения о встрече с этой птицей поступили в начале 1960-х гг. из национального парка Те Уревера, который также находится вовсе не на юге острова, а на северо-востоке.

Разноклювая гуйя была зеленовато-черного цвета с оранжевыми сережками на голове. Эта новозеландская птица летом жила в горных лесах, а зимой мигрировала в низины. Гуйи питались как насекомыми, так и фруктами. Летали эти птицы плохо и редко.

К исчезновению гуйи в первую очередь привела вырубка лесов. Ее проводили колонизаторы, чтобы расчистить землю для угодий, но в итоге это негативно повлияло на местную фауну. Вторая причина исчезновения гуйи — чрезмерная охота.

Если маори бережно относились к этой птице, так как почитали ее, то про европейцев такого сказать нельзя. Богатые коллекционеры и музеи щедро платили за добытые экземпляры, и новозеландские добытчики этим с удовольствием пользовались. Правда, в конце XIX в., чтобы спасти гуйю, охоту попытались запретить, но это ни к чему не привело. В 1901 г. она все равно возобновилась.

Особенности клюва гуйи — пример полового диморфизма животных. Возможно, у этой вымершей птицы он появился, чтобы разграничить способы питания и тем самым снизить видовую конкуренцию. Так, чтобы добраться до жуков, самцы откалывали куски гниющей древесины, а самки могли так не возиться — длинный клюв позволял им непосредственно проникать в ходы насекомых.

Раньше вожди маори носили такие оригинальные украшения. Для их изготовления с несчастных гуй сдирали шкурки вместе с головой и шеей и высушивали. Высоко ценились хвостовые перья, ношение которых отличало знать. Из перьев делали головные уборы, в том числе для пышных погребальных церемоний, использовали как своеобразные денежные единицы, по обычаю вручали вождям других племен в знак уважения. Так эти перья попадали за пределы Северного острова.

В честь этой птицы названы несколько дорог и улиц, книжное издательство и даже один астероид. В Новой Зеландии имя Гуйя иногда дают и девочкам, и мальчикам.

web-zoopark.ru

Разноклювая гуйя — Википедия РУ

Разноклю́вая гу́йя[2][3][4][5][6][7], или гу́йя[8] (лат. Heteralocha acutirostris) — самый крупный вымерший представитель птиц семейства гуй (Callaeidae), эндемик Северного острова Новой Зеландии. Исчезновение гуйи в начале XX века было обусловлено двумя основными причинами. Первой причиной была бесконтрольная чрезмерная охота с целью получения длинных ярких хвостовых перьев в качестве модного украшения для шляп, а также изготовления чучел, имевших большой спрос среди богатых музеев и частных коллекционеров. Второй причиной вымирания была широкомасштабная вырубка низменных лесов Северного острова европейскими поселенцами с целью создания сельскохозяйственных пастбищ. Большинство лесов были древними экологически сложными комплексами, после вырубки которых гуйя не смогла выжить в регенерирующих вторичных лесах. Последний раз гуйю видели 28 декабря 1907 года близ горной цепи Тараруа (англ.), однако отдельные сообщения о встречах с этими птицами появлялись в Веллингтоне вплоть до 1922 года, а в национальном парке Те Уревера — до 1960-х годов.

Примечательной особенностью гуйи было наличие сильно выраженного полового диморфизма в форме клюва. Клюв у самки был длинным, тонким и изогнутым вниз, в то время как у самца — коротким и толстым, как у ворона. Самка и самец были настолько похожи, что их можно было отличить только по форме клюва. Самка и самец имели оранжевые серёжки и преимущественно чёрное оперение с зеленоватым переливом. Птицы проживали исключительно в низменных и горных лесах. Это было связано с сезонными миграциями в течение года: летом гуйи жили на возвышенностях, а зимой — в низменных лесах. Гуйи были всеядными птицами. Они питались насекомыми, личинками, пауками, а также плодами некоторых местных растений. Во время кормления самец проделывал отверстия в гниющей древесине, в то время как самка, имея более длинный и гибкий клюв, проникала в места скопления личинок жуков. Несмотря на то, что половой диморфизм гуйи многократно упоминался в учебниках биологии и орнитологии, она осталась малоизученным видом.

Гуйя — одна из самых известных вымерших птиц Новой Зеландии. Благодаря своей красоте и форме клюва она заняла особое место в культуре и традициях маори. Она считалась у маори священной птицей, а ношение её шкурки или перьев среди них считалось привилегией.

В честь неё назван астероид 9488 Huia[9].

Таксономия и этимология

Название «гуйя» (маори [huia], хуиа) было дано птице народом маори за её громкий тревожный крик, напоминавший звук «уйя, уйя, уйя» или английское вопросительное предложение «кто ты?»[10]. Вероятно птица подавала этот звук, когда была взволнованной или голодной [10].

В свою очередь название рода Heteralocha происходит от др.-греч. ἕτερος — «другой» и ἄλοχος — «жена», ссылаясь на поразительную разницу формы клювов самца и самки[11]. Видовое название acutirostris происходит от лат. acutus — «острый конец» и rostrum — «клюв»[12].

Джон Гульд классифицировал птицу в 1836 году, разделив её на два вида: Neomorpha acutirostris (самка) и Neomorpha crassirostris (самец). Название crassirostris происходит от лат. crassus — «толстый» или «тяжёлый», ссылаясь на короткий клюв самца [12]. В 1840 году Джордж Роберт Грей предложил другое название вида — Neomorpha gouldii, так как ни одно из имён, предложенных Джоном Гульдом, не соответствовало данному виду птиц [13]. В 1850 году Жан Кабанис заменил название Neomorpha на Heteralocha, так как оно уже применялось к птицам семейства кукушковых[11]. В 1888 году орнитолог Уолтер Буллер писал:

  Я посчитал, что наиболее подходящее название в соответствии с принятыми правилами зоологической номенклатуры будет состоять из двух частей: первая — acutirostris, предложенная Джоном Гульдом, а вторая — Heteralocha, придуманная Жаном КабанисомУолтер Буллер, 1888 [14] 

По всей видимости, гуйя являлась одним из представителей воробьиных, участвовавших в ранней экспансии Новой Зеландии, а также крупнейшим видом среди трёх членов семейства новозеландских скворцов, которое также в себя включало тико и кокако. Единственным ближайшим родственником семейства является новозеландский медосос. Его таксономическое родство с новозеландскими скворцами ещё предстоит выяснить[15]. Проведённое с этой целью молекулярное исследование генов RAG-1 и C-MOS у трёх видов семейства новозеландских скворцов не дало убедительного результата. Согласно полученным данным, наиболее вероятной является гипотеза о раннем ответвлении новозеландского медососа от кокако или гуйи[16].

Описание

Гуйя имела зеленовато-чёрное оперение [17], отличительные округлые ярко-оранжевые серёжки, карие глаза, а также белый клюв с серым основанием[18]. Помимо этих особенностей гуйя также имела длинные голубовато-серые лапки[19], светло-коричневые когти[19] и двенадцать чёрных хвостовых перьев [20] с широкой белой полосой [21][22], каждое из которых было длиной от 2,5 до 3 см[19]. У гуй, не достигших половой зрелости, присутствовали маленькие бледные серёжки, тусклое рыжевато-коричневое оперение, белая полоска на хвосте и слегка изогнутый клюв[18][19]. Среди этих особей встречались и так называемые «гуйя — арики». «Гуйя — арики» имели коричневое полосатое оперение [14][23], хотя голова и шея были намного темнее, чем остальные части тела [17][23]. Подобную окраску имели либо птицы с частичным альбинизмом, либо старые особи. Среди птиц также были зарегистрированы особи с полным альбинизмом [10][23]. Слово «арики» в переводе с маорийского языка означает «священный» [14].

Несмотря на то, что половой диморфизм клюва был найден и у щитоносных райских птиц, и у райских удодов, и у некоторых видов дятлов [24], сильнее всего он выделялся у гуйи[25]. Самец имел слегка изогнутый короткий клюв, как у райских удодов, длиной примерно 60 мм [17]. Самка же имела более тонкий, сильно изогнутый клюв, как у колибри или медососа, длиной более 104 мм [17]. Анатомия полов отличалась не только строением костей, но и рамфотекой. Рамфотека у самок росла в конце верхней и нижней челюстей, тем самым позволяя им гибко и глубоко проникать в норы личинок жуков-усачей [17]. Черепа гуйи и щитоносной райской птицы были почти одинаковыми, а нижние челюсти видов и вовсе идентичными [26].

  Строение черепа гуйи: вид сбоку, сзади и сверху

Существовали две возможные причины возникновения полового диморфизма в форме клюва гуйи. Первой возможной причиной была способность использования различных источников питания [24]. Подобная способность, возможно, возникла из-за отсутствия конкурентов в кормовой нише Северного острова [24]. Второй возможной причиной был цвет клюва, который резко отличался от основного оперения птицы [24]. По мнению некоторых исследователей, подобная расцветка клюва использовалась особями для того, чтобы привлечь друг друга [24]. Животные, использующие половой диморфизм для привлечения партнёра, часто имели яркую окраску или различные размеры частей тела, как гуйя. Было также высказано предположение о том, что длинный клюв использовался самками для того, чтобы срыгивать пищу во время кормления птенцов [24].

Другим, менее очевидным аспектом полового диморфизма гуйи является небольшая разница в размерах особей. Самцы были 45 см (18 дюймов) в длину, в то время как самки — 48 см (19 дюймов) [22]. Кроме того, самец имел хвост длиной около 20 см (7,8 дюйма) и размах крыла от 21 до 22 см[18]. Самка же имела хвост длиной от 19,5 до 20 см и размах крыла от 20 до 20,5 см[18].

Распространение и среда обитания

Субфоссильные отложения и остатки экскрементов показывают, что гуйя когда-то была широко распространена в равнинных и горных лесах всего Северного острова [22], простирающегося от оконечности мыса Реинга (англ.) [27] до хребта Аоранги на юге. Среди обширного карстового отложения пещеры Ваитомо (англ.) были хорошо изучены лишь некоторые образцы костей гуйи. Остальные образцы либо отсутствовали, либо изредка попадались в ископаемых месторождениях центральной части Северного острова и Хокс-Бей [27]. Кажется, что местообитание гуйи было не таким идеальным, как предполагалось ранее. Возможно, что ареал сократился после заселения острова народом маори в начале XII века. Во время европейского заселения острова в 1840 году птица обитала только в лесах южной части Северного острова: в районе Раукумара (англ.) и горной цепи Каиманава (англ.) [22]. Этот ареал также охватывал район Вайрарапа (англ.) и горную цепь Римутака (англ.) [22]. Из данных, собранных Уолтером Буллером, следовало, что гуйя когда-то обитала в районах Марлборо и Нельсон Южного острова, хотя её останки там никогда не находили [28], так как не было никаких доказательств присутствия рассматриваемого вида в этой части Новой Зеландии [12][23].

Гуйя предпочитала в основном два типа леса Новой Зеландии: широколиственные и буковые. Разнообразие мест обитания гуйи наблюдалось также и в растительности. Основными растениями, в которых селилась гуйя, были: матаи (англ.), дакридиум кипарисовый, ногоплодник дакридиевидный, северная рата (англ.), маир, хинау, подокарп тотара, новозеландская жимолость (англ.), махойа (англ.), бейльшмидия и карака. Гуйи никогда не селились в выгоревших лесах или на сельскохозяйственных угодьях [29].

Образ жизни

  Чучело самки гуйи наглядно показывает хорошо развитые длинные лапки и длинный изогнутый клюв

Передвижение

О том, как передвигалась гуйя, мало что известно. Скорее всего, она вела малоподвижный образ жизни [30]. Предполагалось, что гуйя совершала сезонные миграции, живя в горах летом и спускаясь в низменные леса зимой для того, чтобы переждать непогоду и холодные температуры на больших высотах [30]. Как и выжившие новозеландские скворцы, райские удоды и кокако, гуйя плохо летала. Она летала на короткие дистанции, редко находясь выше высоты дерева [30]. Очень часто она пользовалась своими сильными лапками. Гуйя пользовалась ими либо во время длинных прыжков по ветвям деревьев [22], либо во время подъёма, чтобы цепляться за ствол, причём хвост во время подъёма служил в качестве стабилизатора [21].

Питание

Гуйя вместе с райским удодом являлись двумя древесными видами насекомоядных птиц Новой Зеландии. Дятлы восточнее линии Уоллеса не встречались, так как их экологическая ниша была заполнена другими группами птиц, питавшимися личинками жуков в гниющей древесине. Таким образом, функцию дятла выполняли только две птицы подокарповых и буковых лесов: гуйя и новозеландский нестор-кака [31].

Гуйи питались в основном на гниющей древесине [30]. Несмотря на то, что гуйи в основном питались хищными личинками ночных жуков-усачей, их рацион на этом не ограничивался. Они питались уэтами, пауками, а также фруктами [22][30].

Гуйи часто находили насекомых и пауков в гниющей древесине, мхах и лишайниках, а также на земле. Гуйя охотились в одиночку, парами или небольшими стайками до пяти особей, которые вероятно являлись семейной группой [10]. Половой диморфизм клюва создал особые типы питания, резко отличающиеся между самцами и самками. Самец раскалывал своим клювом внешние слои гниющей древесины [31], в то время как самка проникала в норы личинок насекомых. У самца были хорошо развиты мышцы черепа, позволявшие ему быстрыми движениями вырывать части гниющей древесины [30]. Мускулатура и строение костей черепа и шеи полов немного отличались [31]. У гуйи были очень хорошо развиты жевательная мышца и затылочная кость, которые позволяли широко раскрывать клюв во время глотания[32]. Поймав добычу, гуйя сначала очищала её от жёстких частей, а затем проглатывала на лету[18].

Пара не вела совместную охоту, по крайней мере, не в строгом смысле этого слова. Этот тезис базировался на неверном понимании доклада орнитолога Уолтера Буллера [33], согласно которому самец и самка охотятся отдельно[34]. Согласно этому пониманию, ставшему частью экологического фольклора, самцы отрывали куски коры и открывали туннели личинок, тем самым позволяя самке глубоко пробираться при помощи длинного, гибкого клюва [28]. Скорее всего, различия в форме клюва представляют собой яркий пример дифференциации кормовой ниши (англ.), снижающей внутривидовую конкуренцию (англ.) между полами. Благодаря этой дифференциации вид пользовался различными источниками питания [35][36].

Процветание новозеландского леса в значительной мере зависит от плодоядных птиц, распространяющих семена. Около 70 % семян распространяются с помощью птиц, среди которых была и гуйя[37]. Трудно установить, какими фруктами питалась гуйя[37]. По мнению Буллера[37], наиболее вероятными растениями, которыми питалась гуйя, были хинау, голубиное дерево (англ.), ногоплодник дакридиевидный и различные виды копросмы [30]. Вымирание гуйи и других плодоядных птиц Новой Зеландии, таких как моа и новозеландский свистун, а также снижение численности таких представителей, как киви, пастушок-уэка и кокако, были обусловлены уничтожением нескольких ключевых видов растений новозеландского леса[37]. Для растений с плодами более 1 см в диаметре новозеландский плодоядный голубь остался единственным распространителем семян в данной экосистеме[37]. Новозеландский плодоядный голубь — довольно редкая птица, которая в некоторых районах Северного острова была безвозвратно утеряна[37]. Истощение птичьей фауны лесной экосистемы оказало значительное воздействие на такие процессы, как лесовосстановление и распространение семян[37].

Голос

Другие аспекты биологии гуйи, такие как вокализация птиц, также неизвестны [30], поэтому современные знания об этом виде основаны на немногочисленных фактах. Слухи были весьма разнообразными, однако в каждом из них была общая деталь — «своеобразный и странный, но в то же время мягкий и мелодичный как флейта» свист [30]. Имитация пения птицы сохранилась на записи поисковой команды Генара Хаумана в 1909 году[38]. Гуйи были очень тихими птицами, однако когда они начинали петь, их голоса могли распространяться на значительные расстояния. Некоторые голоса были слышны на расстоянии до 400 м (1300 футов) [30]. Голоса самцов и самок немного отличались друг от друга, хотя нет никаких подробностей. Голосовые возможности птиц были установлены по положению головы и шеи, угол между которыми составлял от 30 до 45 градусов по вертикали [30]. Большинство голосов гуйи можно было услышать ранним утром. На одной из записей было слышно, как гуйи пели в утреннем птичьем хоре (англ.) [10]. Птицы, находившиеся в неволе, также пели по утрам, создавая людям «большой дискомфорт» [10]. Как и белоголовая мохуа, гуйя вела себя очень необычно перед началом дождя. Во время дождя она начинала петь, так называемую, «счастливую и долгую песню» [10].

Паразиты

На гуйях паразитировало несколько видов вшей из семейства фтилоптерид[39], которые, вероятно, вымерли вместе с хозяином[40]. В 2008 году был описан новый вид клеща под названием Coraciacarus muellermotzfeldi, который также паразитировал на гуйях[41]. В то время, как клещи рода Coraciacarus присутствовали у многих воробьиных по всему миру, наличие данного паразита у гуйи считалось весьма загадочным явлением[41]. Первооткрыватели предположили, что клещ мог горизонтально передаваться только мигрирующими видами кукушек[41].

Социальная организация и размножение

Тихие и социальные гуйи были моногамными птицами, они создавали пары на всю жизнь[23][30]. Птицы, как правило, гнездились парами, хотя иногда и группами по четыре и более особей[30]. Уолтер Буллер писал, что самцы и самки гуйи всегда находились близко друг к другу, постоянно издавая «низкое ласковое щебетание», даже тогда, когда они были в неволе [30]. Из записей Буллера также следовало, что дикие гуйи «сначала прыгали с ветки на ветку и раскрывали свои хвосты, а затем ласкали друг друга своими клювами, издавая вышеупомянутое щебетание» [30]. Во время периода ухаживания самцы, как правило, кормили самок [30]. Данное поведение было обусловлено способностью самца продемонстрировать самке свои навыки ухаживания. Утверждение, что самец кормил самку во время высиживания яиц, «не имеет доказательств» [10]. Если убивали самца, самка «начинала сильно тосковать по своему супругу и в конце концов умирала от горя через 10 дней» [33]. Из воспоминаний некоего маори:

 Я всегда рассказывал старшим, что гуйи всегда жили в любви ... если первым погибал самец, самка вскоре умирала от горяОдин из маори, XIX век [17] 

Гуйя не боялась людей, поэтому поймать её не составляло особого труда. По мнению маори, самок гуйи можно было поймать даже рукой [17][20].

Мало что известно о размножении гуйи, несмотря на описания двух яиц и четырёх гнёзд [10]. Единственное известное яйцо гуйи хранится в новозеландском музее Те Папа Тонгарева (англ.)[42]. Спаривание, строительство гнезда, откладывание яиц и забота о птенцах, как полагают учёные, начинались поздней весной и заканчивались в октябре — ноябре [10][18][23]. Считалось, что самец и самка высиживали яйца поодиночке [30], выбирая определённую территорию и оставаясь на ней всю жизнь [30]. Гуйя, судя по всему, делала один выводок за сезон [10], а количество яиц в кладке варьировалось от одного экземпляра до пяти штук [10]. Яйца были серого цвета с фиолетовыми или коричневыми крапинками [10], а их размеры составляли 45 на 30 мм [10]. В основном высиживала яйцо самка, хотя существует свидетельство о том, что самец также был наседкой [10]. Инкубационный период яиц также неизвестен [10]. После вылупления птенцов яичная скорлупа, по-видимому, выбрасывалась из гнезда взрослыми особями [10]. Размер выводка, как правило, составлял один или два птенца, хотя встречались и три [10]. Гнёзда строились в разнообразных местах: в мёртвых деревьях, неприступных больших стволах, дуплах или около поверхности земли [10]. Некоторые гнёзда были покрыты растительностью или лианами [10]. Гнездо представляло собой большую тарелку до 350 мм в диаметре и 70 мм в глубину с толстым навесом из сухой травы, листьев и стеблей травянистых растений [10]. В центр небольшого, неглубокого углубления из мягких материалов, травы и ветоши помещались яйца [22][23][30]. После вылупления молодые гуйи питались с семейной группой в течение трёх месяцев, а по достижению половой зрелости покидали гнездо [10].

Птица и люди

  Вождь маори с украшением из птицы гуйи

Во времена маори белая цапля и гуйя не были редкими птицами, так как охота на них строго регламентировалась обычаями и верованиями этого народа [43]. Подобное бережливое отношение маори к птице объяснялось тем, что её перья сильно ценились среди людей высокого ранга [43]. Смелый и любознательный характер гуйи делал её очень лёгкой добычей [20][23]. Маори сначала привлекали гуйю при помощи имитации её голоса, а затем ловили её, используя тари (резной шест с петлёй на конце) или сеть[23][33]. Иногда, чтобы получить перья птицы, маори убивали её при помощи палок или длинного копья[23][33]. Очень часто маори пользовались тесной связью супругов, чтобы захватить одного из них[23][33]. Мнение по поводу качества мяса гуйи — весьма неоднозначное. Хотя маори и не охотились на гуйю с целью добычи её мяса, по мнению некоторых маори, она являлась «хорошей едой» для пирогов или приправленного рагу[17][30]. Другие же маори считали мясо гуйи «жёстким и непригодным в пищу» [30].

Хотя ареал гуйи был ограничен лишь южной частью Северного острова, их хвостовые перья ценились очень высоко. Этими перьями маори обменивались между племенами для получения таких ценных товаров, как поунаму (англ.) и акульи зубы [12][20]. Также эти перья вручались вождям племён в качестве знака дружбы и уважения. Благодаря этому, перья достигали далёкого севера и крайнего юга Новой Зеландии [12][20][23]. Эти перья также помещались в резные ящики под названием «вака-хуиа» (англ.), которые висели на потолке домов вождей [12][23]. Перья гуйи надевались на похоронах, а также использовались для украшения головы покойного[23][44]. Из перьев также делали маререко — древний головной убор, состоявший из двенадцати перьев гуйи [12][45]. Высоко ценилась и похоиа — украшение из шкурки гуйи. Это украшение изготавливалось следующим образом: у мёртвой птицы сначала сдирали шкурку вместе с клювом, черепом и шеей, удаляя при этом лапки и крылья [12][23], а затем тщательно высушивали на солнце [17]. В конце концов получалось украшение, которое можно было носить на шее или ушах [17]. Сушёные головы гуйи также носили в качестве дорогой подвески под названием нгуту хуиа[12]. Захваченную гуйю держали в маленькой клетке так, чтобы можно было легко и полностью ощипывать хвост [17][20].

Маори также держали гуйю в качестве домашнего животного. Как и новозеландских туй, их можно было обучить нескольким словам [17]. Существуют также записи голоса ручных гуй, хранившиеся европейскими поселенцами в маленькой деревне Тараруа [20].

  Новозеландская почтовая марка 1898 года с изображением гуйи

В Новой Зеландии было выпущено несколько почтовых марок с изображением гуйи[46][47], а также новозеландские шестипенсовые монеты, находившиеся в обращении с 1933 по 1966 год. Степень известности гуйи в Новой Зеландии была настолько высокой, что она находит своё отражение в большом количестве различных географических объектов, названных в честь этого вида. На Северном острове существует несколько дорог и улиц, названных в честь гуйи [12]. Несколько улиц в Веллингтоне (в том числе Шоссе Гуйи в Дейс-Бей (англ.) — недалеко от Регионального парка Ист-Харбор (англ.), где этот вид наблюдался в последний раз) и Окленде (район Гуйя Ваитакере (англ.)) также назван в честь гуйи [12]. Река на западном побережье Южного и горная цепь Хуиарау (англ.) в центральной части Северного островов также носят название этой птицы [12]. В горной цепи Хуиарау этот вид водился в большом изобилии [12]. «Хуиарау» в переводе с языка маори означает «сто гуй» [30]. Гуйя в качестве эмблемы присутствует у входа бассейна Лоуэр Хатт (англ.), винзавода Марлборо и издательства Huia Publishers (англ.), выпускающего книги и литературу на маорийском языке [12]. С конца XIX века в честь гуйи люди начали называть своих детей[23]. Имя Гуйя всё ещё используется в Новой Зеландии как среди женского, так и среди мужского населения (например, Гуйя Эдмондс (англ.))[23].

Очень редкие хвостовые перья вымерших гуй стали лакомым кусочком в среде коллекционеров. В июне 2010 года одно хвостовое перо гуйи, ставшее впоследствии самым дорогим за всю историю, было продано на аукционе в Окленде за 8000 новозеландских долларов[48]. Предыдущий рекорд составил 2800 американских долларов (или 4000 новозеландских долларов)[48].

Вымирание

До появления людей в Новой Зеландии гуйя встречалась на всём Северном острове [22]. Маори прибыли в Новую Зеландию около 1200-х годов, а европейские поселенцы — только в 1840 году [22]. В результате разрушения среды обитания и охоты ареал гуйи сократился до южной границы Северного острова [22]. Тем не менее, давление маори на гуйю в некоторой степени было ограничено верованиями и традициями. Охотничий сезон действовал с мая по июль, когда оперение птиц было в прекрасном состоянии, а рахуйи (запрет на охоту) — в течение оставшегося весенне-летнего периода[23]. Резкое снижение численности гуйи после европейского освоения острова было обусловлено, главным образом, двумя хорошо задокументированными факторами: широкой вырубкой лесов и чрезмерным промыслом.

Как и вымирание других новозеландских птиц, таких как новозеландские свистуны в XIX веке, снижение численности гуйи было плохо изучено. Сильная вырубка лесов, происходившая на Северном острове в то время, особенно в низинах южной оконечности бухты Хоука, районах Манавату (англ.) и Вайрарапы (англ.), была обусловлена стремлением европейских поселенцев очистить землю под сельское хозяйство [17][23]. Гуйя была особенно уязвима из-за этого фактора, так как она могла жить только в первичных лесах, в которых было много гниющих деревьев, заполненных личинками насекомых [21][23]. Несмотря на то, что горные леса не были вырублены, низменные были систематически уничтожены [22][23]. Уничтожение низменных лесов, несомненно, серьёзно повлияло на снижение численности гуйи[23][44]. Снижение численности могло бы стать особенно катастрофическим, если бы гуйи спускались в низины на зимовку[23][44]. Подобного мнения придерживаются многие исследователи [30].

Похоже, что хищничество интродуцированных видов млекопитающих, таких как чёрная крыса, кошка и куницы, стало дополнительным фактором снижения численности гуйи. Интродукция этих животных в Новую Зеландию акклиматизационными обществами (англ.) достигла своего пика в 80-е годы XIX века, совпавшие с периодом особенно резкого сокращения численности гуйи [12]. Поскольку гуйя большую часть времени проводила на земле, она была особенно уязвима для хищников [21][22]. Ещё одной гипотетической причиной вымирания являются экзотические паразиты и болезни[49], завезённые из Азии обыкновенной майной.

Разрушение среды обитания и хищничество интродуцированных видов животных были угрозой для многих новозеландских птиц. Однако гуйя, помимо разрушения среды обитания и хищничества интродуцированных видов, испытала огромное давление со стороны охотников. Из-за своего яркого выраженного полового диморфизма и своей красоты гуйя стала основным объектом изготовления чучел для богатых европейских коллекционеров [50] и музеев по всему миру[23][30]. Эти лица и учреждения были готовы платить крупные суммы денег за хорошие чучела, спрос на которые в то время был весьма велик [50]. Этот дополнительный фактор создал сильный финансовый стимул для охотников Новой Зеландии [50]. Эта охота изначально проводилась натуралистами [50]. Австрийский таксидермист Андреас Райшек (англ.) для венского музея естествознания за 10 лет создал 212 чучел гуй[23], а новозеландский орнитолог Уолтер Буллер во время экспедиции на Римутаку (англ.) в 1883 году — 18[23]. Из записей Буллера также следовало, что в районах Манавату (англ.) и Акитио (англ.) 11 маори добыли 646 шкурок гуй [22][33]. Несколько тысяч гуй в рамках этой торговли было вывезено за границу [21]. Развитие транспортной инфраструктуры в низменных лесах ещё больше усугубило ситуацию: сотни гуй отстреливались около дорог и железнодорожных станций [30].

 Пока мы смотрели и любовались картиной жизни птиц, пара гуй, не произнося ни звука, появилась на верхней ветке дерева, лаская друг друга своими красивыми клювами в тот момент, когда заряд дроби повалил их обоих на землю. Это было так трогательно, что был почти рад, что этот выстрел осуществил не я. Впрочем, это не помешало мне присвоить два прекрасных экземпляра этих птиц.Уолтер Буллер, XIX век [51] 
  Маори с перьями гуйи на голове (фото 1886 года)

Необузданная и нерациональная охота мотивировалась не только финансовыми соображениями: она имела также и более философский, фаталистический аспект [50]. Расхожим мнением среди новозеландских европейцев XIX века была ущербность всего колониального в сравнении с европейским [52]. Предполагалось, что новозеландские лесные растения и животные будут быстро вытеснены более энергичными и конкурентоспособными европейскими видами [52]. Эта идея о неминуемой гибели привела к выводу, что сохранение родной биомассы бессмысленно и бесполезно [52]. Следуя этой идее, викторианские коллекционеры сосредоточили свои усилия на приобретении хороших экземпляров редких животных до их исчезновения [50].

Существовали некоторые попытки сохранить гуйю, но они были малочисленными, плохо организованными и слабо соблюдавшимися юридически. Новозеландское движение за сохранение дикой природы по-прежнему находилось в зачаточном состоянии[23]. Последовательное резкое снижение численности гуйи в 1860 году [12] и конце 1880-х годов вынудило вождей районов Манавату и Вайрарапа запретить охоту в горной цепи Тараруа (англ.)[21]. В феврале 1892 года были приняты поправки в закон об охране диких птиц, делавшие убой гуй незаконным, однако всерьёз они не выполнялись [21]. После принятия поправок в закон были созданы островные заповедники для находившихся под угрозой исчезновения местных птиц, однако в новых заказниках, в том числе в Капити, Литтл-Барриер и Резольюшен, гуйи никогда не водились [12]. Хотя и были предприняты попытки захвата птиц с целью отправки в заповедник, ни одна гуйя туда не попала. Попытка переместить гуй на остров Капити была плохо организованной [21]. Живая пара гуй, предназначенная для поселения на острове в 1893 году, была присвоена Уолтером Буллером, который обошёл закон, чтобы отправить их обратно в Англию в качестве подарка для лорда Ротшильда (англ.) вместе с последней живой парой хохочущих сов [52].

Герцог и Герцогиня Йоркская, король Георг V и королева Мэри, впоследствии посетили Новую Зеландию в 1901 году [21][30]. На официальной встрече с маори в городе Роторуа вождь племени взял перо гуйи из своих волос и поместил его на шляпу лорда в знак уважения [21][30]. Многие англичане и новозеландцы хотели подражать этой королевской моде и носить перья гуйи на шляпах. Цена хвостовых перьев достигла одного фунта стерлингов, а каждое сделанное чучело птицы стоило двенадцать фунтов [21]. Некоторые перья даже продавались за пять фунтов [21], а клювы самок гуйи помещались в золотые оправы в качестве ювелирного изделия[53]. В 1901 году гуйя была исключена из списка охраняемых видов[23]. Последняя попытка защитить гуйю потерпела неудачу, когда генеральный прокурор объявил, что закона о защите перьев не существовало [21].

  Впадина Мокау в национальном парке Те Уревера, в районе которой произошла последняя встреча с гуйей

Сокращение численности гуйи в южной половине Северного острова происходило со значительно разной скоростью. Области, в которых наблюдалось резкое снижение численности гуйи в 1880 году, включали в себя горную цепь Пукетои, долину Хатт (англ.), районы Тараруа и Пахиатуа (англ.) — Данневирке (англ.) [30]. Гуйя довольно «обильно водилась» в некоторых местах в начале XX века, в основном в Хокс-Бей и горной цепи Вайрарапа [12]. В 1905 году на саммите Акатарава-Вайкане появилось сообщение, что была обнаружена стая гуй, оценённая в 100—150 особей [12]. В 1906 году они по-прежнему «обильно водились» в верховьях реки Рангитикеи, однако последняя встреча состоялась только через год [12].

Последняя официально подтверждённая встреча с гуйями состоялась 28 декабря 1907 года, когда некий В. В. Смит увидел трёх птиц в горных лесах Тараруа [22]. По неподтверждённым данным исчезновение вида произошло немного позже. Человек, знакомый с видом, сообщил, что видел трёх гуй в долине Голланс за Йоркской бухтой (между районами Петон[en] и Истборн[en] около Веллингтонской гавани), в районе смешанных буковых и подокарповых лесов 28 декабря 1922 года [21]. О встречах с гуйей также сообщалось в 1912 и 1913 годах [12]. Несмотря на это, учёные из Те Папа Тонгарева (англ.) в Веллингтоне не подтвердили эти сообщения [12]. Последние достоверные сведения о гуйе приходят из леса национального парка Те Уревера: одно — с горы Урутава в 1952 году, а другое — с озера Ваикареити (англ.) в 1961 и 1963 годах [12]. Исследователи считают, что небольшое число гуй могло сохраниться в горной цепи Уревера, но это весьма маловероятно, так как экспедиций с целью обнаружения живого представителя вида в последнее время не проводилось [21][23].

Студенты из Hastings Boys’ High School (англ.) в 1999 году организовали конференцию с целью рассмотреть возможное клонирование гуйи[54][55]. Племя Нгати-хуиа (англ.) согласилось поддержать эксперимент, который предполагалось провести в университете Отаго (англ.), а калифорнийская интернет-компания предложила пожертвовать сто тысяч долларов[56]. Однако Сэнди Бартл, новозеландская хранительница музея Те Папа Тонгарева, сказала, что полный геном из чучела гуйи получить невозможно из-за плохого состояния ДНК, поэтому клонирование вряд ли удастся[57].

Примечания

  1. ↑ Gill B. J., Bell B. D., Chambers G. K., Medway D. G., Palma R. L., Scofield R. P., Tennyson A. J. D., Worthy T. H. 2010. Checklist of the Birds of New Zealand, Norfolk and Macquarie Islands, and the Ross Dependency, Antarctica (By the Checklist Committee Ornithological Society of New Zealand). 4-th edition. Te Papa Press, Wellington. Pp. 280—281. 501 p. ISBN 978-1-877385-59-9
  2. ↑ Гладков Н. А., Иноземцев А. А., Михеев А. В., Дроздов Н. Н., Ильичев В. Д., Константинов В. М., Курочкин Е. Н., Потапов Р. Л. Подотряд Певчие (Oscines) // Жизнь животных. Том 6. Птицы / под ред. В. Д. Ильичёва, А. В. Михеева, гл. ред. В. Е. Соколов. — 2-е изд. — М.: Просвещение, 1986. — С. 478—479. — 527 с.
  3. ↑ Галушин В. М., Дроздов Н. Н., Ильичев В. Д. и др. Фауна Мира: Птицы: Справочник / под ред. В. Д. Ильичева. — М.: Агропромиздат, 1991. — С. 289. — 311 с. — ISBN 5-10-001229-3
  4. ↑ Фишер Д., Саймон Н., Винсент Д. Красная книга. Дикая природа в опасности / пер. с англ., под ред. А. Г. Банникова. — М.: Прогресс, 1976. — С. 360. — 478 с.
  5. ↑ Винокуров А. А. Редкие и исчезающие животные. Птицы / Под ред. В. Е. Соколова. — М.: Высшая школа, 1992. — С. 70. — 100 000 экз. — ISBN 5-06-002116-5.
  6. ↑ Коблик Е. А. Разнообразие птиц (по материалам экспозиции Зоологического музея МГУ). Часть 3. — М.: Издательство МГУ, 2001. — С. 204. — 360 с. — ISBN 5-211-04072-4
  7. ↑ Ганзак Я. Иллюстрированная энциклопедия птиц / под ред. И. А. Нейфельдт и П. М. Поадяышева. — 6-е изд. — Прага: Артия, 1986. — С. 436. — 582 с.
  8. ↑ Бёме Р. Л., Флинт В. Е. Пятиязычный словарь названий животных. Птицы. Латинский, русский, английский, немецкий, французский / Под общ. ред. акад. В. Е. Соколова. — М.: Рус. яз., «РУССО», 1994. — С. 463. — 2030 экз. — ISBN 5-200-00643-0.
  9. ↑ Schmadel, Lutz D. Dictionary of Minor Planet Names. — Fifth Revised and Enlarged Edition. — B., Heidelberg, N. Y.: Springer, 2003. — P. 695. — ISBN 3-540-00238-3.
  10. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 Higgins, 2006, p. 1016.
  11. ↑ 1 2 Cabanis, 1850, p. 218.
  12. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 Higgins, 2006, p. 1014.
  13. ↑ Gray, 1840, p. 15.
  14. ↑ 1 2 3

http-wikipediya.ru

Разноклювая гуйя Вики

Разноклю́вая гу́йя[2][3][4][5][6][7], или гу́йя[8] (лат. Heteralocha acutirostris) — самый крупный вымерший представитель птиц семейства гуй (Callaeidae), эндемик Северного острова Новой Зеландии. Исчезновение гуйи в начале XX века было обусловлено двумя основными причинами. Первой причиной была бесконтрольная чрезмерная охота с целью получения длинных ярких хвостовых перьев в качестве модного украшения для шляп, а также изготовления чучел, имевших большой спрос среди богатых музеев и частных коллекционеров. Второй причиной вымирания была широкомасштабная вырубка низменных лесов Северного острова европейскими поселенцами с целью создания сельскохозяйственных пастбищ. Большинство лесов были древними экологически сложными комплексами, после вырубки которых гуйя не смогла выжить в регенерирующих вторичных лесах. Последний раз гуйю видели 28 декабря 1907 года близ горной цепи Тараруа (англ.), однако отдельные сообщения о встречах с этими птицами появлялись в Веллингтоне вплоть до 1922 года, а в национальном парке Те Уревера — до 1960-х годов.

Примечательной особенностью гуйи было наличие сильно выраженного полового диморфизма в форме клюва. Клюв у самки был длинным, тонким и изогнутым вниз, в то время как у самца — коротким и толстым, как у ворона. Самка и самец были настолько похожи, что их можно было отличить только по форме клюва. Самка и самец имели оранжевые серёжки и преимущественно чёрное оперение с зеленоватым переливом. Птицы проживали исключительно в низменных и горных лесах. Это было связано с сезонными миграциями в течение года: летом гуйи жили на возвышенностях, а зимой — в низменных лесах. Гуйи были всеядными птицами. Они питались насекомыми, личинками, пауками, а также плодами некоторых местных растений. Во время кормления самец проделывал отверстия в гниющей древесине, в то время как самка, имея более длинный и гибкий клюв, проникала в места скопления личинок жуков. Несмотря на то, что половой диморфизм гуйи многократно упоминался в учебниках биологии и орнитологии, она осталась малоизученным видом.

Гуйя — одна из самых известных вымерших птиц Новой Зеландии. Благодаря своей красоте и форме клюва она заняла особое место в культуре и традициях маори. Она считалась у маори священной птицей, а ношение её шкурки или перьев среди них считалось привилегией.

В честь неё назван астероид 9488 Huia[9].

Таксономия и этимология[ | код]

Название «гуйя» (маори [huia], хуиа) было дано птице народом маори за её громкий тревожный крик, напоминавший звук «уйя, уйя, уйя» или английское вопросительное предложение «кто ты?»[10]. Вероятно птица подавала этот звук, когда была взволнованной или голодной [10].

В свою очередь название рода Heteralocha происходит от др.-греч. ἕτερος — «другой» и ἄλοχος — «жена», ссылаясь на поразительную разницу формы клювов самца и самки[11]. Видовое название acutirostris происходит от лат. acutus — «острый конец» и rostrum — «клюв»[12].

Джон Гульд классифицировал птицу в 1836 году, разделив её на два вида: Neomorpha acutirostris (самка) и Neomorpha crassirostris (самец). Название crassirostris происходит от лат. crassus — «толстый» или «тяжёлый», ссылаясь на короткий клюв самца [12]. В 1840 году Джордж Роберт Грей предложил другое название вида — Neomorpha gouldii, так как ни одно из имён, предложенных Джоном Гульдом, не соответствовало данному виду птиц [13]. В 1850 году Жан Кабанис заменил название Neomorpha на Heteralocha, так как оно уже применялось к птицам семейства кукушковых[11]. В 1888 году орнитолог Уолтер Буллер писал:

Я посчитал, что наиболее подходящее название в соответствии с принятыми правилами зоологической номенклатуры будет состоять из двух частей: первая — acutirostris, предложенная Джоном Гульдом, а вторая — Heteralocha, придуманная Жаном КабанисомУолтер Буллер, 1888 [14]

По всей видимости, гуйя являлась одним из представителей воробьиных, участвовавших в ранней экспансии Новой Зеландии, а также крупнейшим видом среди трёх членов семейства новозеландских скворцов, которое также в себя включало тико и кокако. Единственным ближайшим родственником семейства является новозеландский медосос. Его таксономическое родство с новозеландскими скворцами ещё предстоит выяснить[15]. Проведённое с этой целью молекулярное исследование генов RAG-1 и C-MOS у трёх видов семейства новозеландских скворцов не дало убедительного результата. Согласно полученным данным, наиболее вероятной является гипотеза о раннем ответвлении новозеландского медососа от кокако или гуйи[16].

Описание[ | код]

Гуйя имела зеленовато-чёрное оперение [17], отличительные округлые ярко-оранжевые серёжки, карие глаза, а также белый клюв с серым основанием[18]. Помимо этих особенностей гуйя также имела длинные голубовато-серые лапки[19], светло-коричневые когти[19] и двенадцать чёрных хвостовых перьев [20] с широкой белой полосой [21][22], каждое из которых было длиной от 2,5 до 3 см[19]. У гуй, не достигших половой зрелости, присутствовали маленькие бледные серёжки, тусклое рыжевато-коричневое оперение, белая полоска на хвосте и слегка изогнутый клюв[18][19]. Среди этих особей встречались и так называемые «гуйя — арики». «Гуйя — арики» имели коричневое полосатое оперение [14][23], хотя голова и шея были намного темнее, чем остальные части тела [17][23]. Подобную окраску имели либо птицы с частичным альбинизмом, либо старые особи. Среди птиц также были зарегистрированы особи с полным альбинизмом [10][23]. Слово «арики» в переводе с маорийского языка означает «священный» [14].

Несмотря на то, что половой диморфизм клюва был найден и у щитоносных райских птиц, и у райских удодов, и у некоторых видов дятлов [24], сильнее всего он выделялся у гуйи[25]. Самец имел слегка изогнутый короткий клюв, как у райских удодов, длиной примерно 60 мм [17]. Самка же имела более тонкий, сильно изогнутый клюв, как у колибри или медососа, длиной более 104 мм [17]. Анатомия полов отличалась не только строением костей, но и рамфотекой. Рамфотека у самок росла в конце верхней и нижней челюстей, тем самым позволяя им гибко и глубоко проникать в норы личинок жуков-усачей [17]. Черепа гуйи и щитоносной райской птицы были почти одинаковыми, а нижние челюсти видов и вовсе идентичными [26].

Строение черепа гуйи: вид сбоку, сзади и сверху

Существовали две возможные причины возникновения полового диморфизма в форме клюва гуйи. Первой возможной причиной была способность использования различных источников питания [24]. Подобная способность, возможно, возникла из-за отсутствия конкурентов в кормовой нише Северного острова [24]. Второй возможной причиной был цвет клюва, который резко отличался от основного оперения птицы [24]. По мнению некоторых исследователей, подобная расцветка клюва использовалась особями для того, чтобы привлечь друг друга [24]. Животные, использующие половой диморфизм для привлечения партнёра, часто имели яркую окраску или различные размеры частей тела, как гуйя. Было также высказано предположение о том, что длинный клюв использовался самками для того, чтобы срыгивать пищу во время кормления птенцов [24].

Другим, менее очевидным аспектом полового диморфизма гуйи является небольшая разница в размерах особей. Самцы были 45 см (18 дюймов) в длину, в то время как самки — 48 см (19 дюймов) [22]. Кроме того, самец имел хвост длиной около 20 см (7,8 дюйма) и размах крыла от 21 до 22 см[18]. Самка же имела хвост длиной от 19,5 до 20 см и размах крыла от 20 до 20,5 см[18].

Распространение и среда обитания[ | код]

Субфоссильные отложения и остатки экскрементов показывают, что гуйя когда-то была широко распространена в равнинных и горных лесах всего Северного острова [22], простирающегося от оконечности мыса Реинга (англ.) [27] до хребта Аоранги на юге. Среди обширного карстового отложения пещеры Ваитомо (англ.) были хорошо изучены лишь некоторые образцы костей гуйи. Остальные образцы либо отсутствовали, либо изредка попадались в ископаемых месторождениях центральной части Северного острова и Хокс-Бей [27]. Кажется, что местообитание гуйи было не таким идеальным, как предполагалось ранее. Возможно, что ареал сократился после заселения острова народом маори в начале XII века. Во время европейского заселения острова в 1840 году птица обитала только в лесах южной части Северного острова: в районе Раукумара (англ.) и горной цепи Каиманава (англ.) [22]. Этот ареал также охватывал район Вайрарапа (англ.) и горную цепь Римутака (англ.) [22]. Из данных, собранных Уолтером Буллером, следовало, что гуйя когда-то обитала в районах Марлборо и Нельсон Южного острова, хотя её останки там никогда не находили [28], так как не было никаких доказательств присутствия рассматриваемого вида в этой части Новой Зеландии [12][23].

Гуйя предпочитала в основном два типа леса Новой Зеландии: широколиственные и буковые. Разнообразие мест обитания гуйи наблюдалось также и в растительности. Основными растениями, в которых селилась гуйя, были: матаи (англ.), дакридиум кипарисовый, ногоплодник дакридиевидный, северная рата (англ.), маир, хинау, подокарп тотара, новозеландская жимолость (англ.), махойа (англ.), бейльшмидия и карака. Гуйи никогда не селились в выгоревших лесах или на сельскохозяйственных угодьях [29].

Образ жизни[ | код]

Чучело самки гуйи наглядно показывает хорошо развитые длинные лапки и длинный изогнутый клюв

Передвижение[ | код]

О том, как передвигалась гуйя, мало что известно. Скорее всего, она вела малоподвижный образ жизни [30]. Предполагалось, что гуйя совершала сезонные миграции, живя в горах летом и спускаясь в низменные леса зимой для того, чтобы переждать непогоду и холодные температуры на больших высотах [30]. Как и выжившие новозеландские скворцы, райские удоды и кокако, гуйя плохо летала. Она летала на короткие дистанции, редко находясь выше высоты дерева [30]. Очень часто она пользовалась своими сильными лапками. Гуйя пользовалась ими либо во время длинных прыжков по ветвям деревьев [22], либо во время подъёма, чтобы цепляться за ствол, причём хвост во время подъёма служил в качестве стабилизатора [21].

Питание[ | код]

Гуйя вместе с райским удодом являлись двумя древесными видами насекомоядных птиц Новой Зеландии. Дятлы восточнее линии Уоллеса не встречались, так как их экологическая ниша была заполнена другими группами птиц, питавшимися личинками жуков в гниющей древесине. Таким образом, функцию дятла выполняли только две птицы подокарповых и буковых лесов: гуйя и новозеландский нестор-кака [31].

Гуйи питались в основном на гниющей древесине [30]. Несмотря на то, что гуйи в основном питались хищными личинками ночных жуков-усачей, их рацион на этом не ограничивался. Они питались уэтами, пауками, а также фруктами [22][30].

Гуйи часто находили насекомых и пауков в гниющей древесине, мхах и лишайниках, а также на земле. Гуйя охотились в одиночку, парами или небольшими стайками до пяти особей, которые вероятно являлись семейной группой [10]. Половой диморфизм клюва создал особые типы питания, резко отличающиеся между самцами и самками. Самец раскалывал своим клювом внешние слои гниющей древесины [31], в то время как самка проникала в норы личинок насекомых. У самца были хорошо развиты мышцы черепа, позволявшие ему быстрыми движениями вырывать части гниющей древесины [30]. Мускулатура и строение костей черепа и шеи полов немного отличались [31]. У гуйи были очень хорошо развиты жевательная мышца и затылочная кость, которые позволяли широко раскрывать клюв во время глотания[32]. Поймав добычу, гуйя сначала очищала её от жёстких частей, а затем проглатывала на лету[18].

Пара не вела совместную охоту, по крайней мере, не в строгом смысле этого слова. Этот тезис базировался на неверном понимании доклада орнитолога Уолтера Буллера [33], согласно которому самец и самка охотятся отдельно[34]. Согласно этому пониманию, ставшему частью экологического фольклора, самцы отрывали куски коры и открывали туннели личинок, тем самым позволяя самке глубоко пробираться при помощи длинного, гибкого клюва [28]. Скорее всего, различия в форме клюва представляют собой яркий пример дифференциации кормовой ниши (англ.), снижающей внутривидовую конкуренцию (англ.) между полами. Благодаря этой дифференциации вид пользовался различными источниками питания [35][36].

Процветание новозеландского леса в значительной мере зависит от плодоядных птиц, распространяющих семена. Около 70 % семян распространяются с помощью птиц, среди которых была и гуйя[37]. Трудно установить, какими фруктами питалась гуйя[37]. По мнению Буллера[37], наиболее вероятными растениями, которыми питалась гуйя, были хинау, голубиное дерево (англ.), ногоплодник дакридиевидный и различные виды копросмы [30]. Вымирание гуйи и других плодоядных птиц Новой Зеландии, таких как моа и новозеландский свистун, а также снижение численности таких представителей, как киви, пастушок-уэка и кокако, были обусловлены уничтожением нескольких ключевых видов растений новозеландского леса[37]. Для растений с плодами более 1 см в диаметре новозеландский плодоядный голубь остался единственным распространителем семян в данной экосистеме[37]. Новозеландский плодоядный голубь — довольно редкая птица, которая в некоторых районах Северного острова была безвозвратно утеряна[37]. Истощение птичьей фауны лесной экосистемы оказало значительное воздействие на такие процессы, как лесовосстановление и распространение семян[37].

Голос[ | код]

Другие аспекты биологии гуйи, такие как вокализация птиц, также неизвестны [30], поэтому современные знания об этом виде основаны на немногочисленных фактах. Слухи были весьма разнообразными, однако в каждом из них была общая деталь — «своеобразный и странный, но в то же время мягкий и мелодичный как флейта» свист [30]. Имитация пения птицы сохранилась на записи поисковой команды Генара Хаумана в 1909 году[38]. Гуйи были очень тихими птицами, однако когда они начинали петь, их голоса могли распространяться на значительные расстояния. Некоторые голоса были слышны на расстоянии до 400 м (1300 футов) [30]. Голоса самцов и самок немного отличались друг от друга, хотя нет никаких подробностей. Голосовые возможности птиц были установлены по положению головы и шеи, угол между которыми составлял от 30 до 45 градусов по вертикали [30]. Большинство голосов гуйи можно было услышать ранним утром. На одной из записей было слышно, как гуйи пели в утреннем птичьем хоре (англ.) [10]. Птицы, находившиеся в неволе, также пели по утрам, создавая людям «большой дискомфорт» [10]. Как и белоголовая мохуа, гуйя вела себя очень необычно перед началом дождя. Во время дождя она начинала петь, так называемую, «счастливую и долгую песню» [10].

Паразиты[ | код]

На гуйях паразитировало несколько видов вшей из семейства фтилоптерид[39], которые, вероятно, вымерли вместе с хозяином[40]. В 2008 году был описан новый вид клеща под названием Coraciacarus muellermotzfeldi, который также паразитировал на гуйях[41]. В то время, как клещи рода Coraciacarus присутствовали у многих воробьиных по всему миру, наличие данного паразита у гуйи считалось весьма загадочным явлением[41]. Первооткрыватели предположили, что клещ мог горизонтально передаваться только мигрирующими видами кукушек[41].

Социальная организация и размножение[ | код]

Тихие и социальные гуйи были моногамными птицами, они создавали пары на всю жизнь[23][30]. Птицы, как правило, гнездились парами, хотя иногда и группами по четыре и более особей[30]. Уолтер Буллер писал, что самцы и самки гуйи всегда находились близко друг к другу, постоянно издавая «низкое ласковое щебетание», даже тогда, когда они были в неволе [30]. Из записей Буллера также следовало, что дикие гуйи «сначала прыгали с ветки на ветку и раскрывали свои хвосты, а затем ласкали друг друга своими клювами, издавая вышеупомянутое щебетание» [30]. Во время периода ухаживания самцы, как правило, кормили самок [30]. Данное поведение было обусловлено способностью самца продемонстрировать самке свои навыки ухаживания. Утверждение, что самец кормил самку во время высиживания яиц, «не имеет доказательств» [10]. Если убивали самца, самка «начинала сильно тосковать по своему супругу и в конце концов умирала от горя через 10 дней» [33]. Из воспоминаний некоего маори:

Я всегда рассказывал старшим, что гуйи всегда жили в любви ... если первым погибал самец, самка вскоре умирала от горяОдин из маори, XIX век [17]

Гуйя не боялась людей, поэтому поймать её не составляло особого труда. По мнению маори, самок гуйи можно было поймать даже рукой [17][20].

Мало что известно о размножении гуйи, несмотря на описания двух яиц и четырёх гнёзд [10]. Единственное известное яйцо гуйи хранится в новозеландском музее Те Папа Тонгарева (англ.)[42]. Спаривание, строительство гнезда, откладывание яиц и забота о птенцах, как полагают учёные, начинались поздней весной и заканчивались в октябре — ноябре [10][18][23]. Считалось, что самец и самка высиживали яйца поодиночке [30], выбирая определённую территорию и оставаясь на ней всю жизнь [30]. Гуйя, судя по всему, делала один выводок за сезон [10], а количество яиц в кладке варьировалось от одного экземпляра до пяти штук [10]. Яйца были серого цвета с фиолетовыми или коричневыми крапинками [10], а их размеры составляли 45 на 30 мм [10]. В основном высиживала яйцо самка, хотя существует свидетельство о том, что самец также был наседкой [10]. Инкубационный период яиц также неизвестен [10]. После вылупления птенцов яичная скорлупа, по-видимому, выбрасывалась из гнезда взрослыми особями [10]. Размер выводка, как правило, составлял один или два птенца, хотя встречались и три [10]. Гнёзда строились в разнообразных местах: в мёртвых деревьях, неприступных больших стволах, дуплах или около поверхности земли [10]. Некоторые гнёзда были покрыты растительностью или лианами [10]. Гнездо представляло собой большую тарелку до 350 мм в диаметре и 70 мм в глубину с толстым навесом из сухой травы, листьев и стеблей травянистых растений [10]. В центр небольшого, неглубокого углубления из мягких материалов, травы и ветоши помещались яйца [22][23][30]. После вылупления молодые гуйи питались с семейной группой в течение трёх месяцев, а по достижению половой зрелости покидали гнездо [10].

Птица и люди[ | код]

Вождь маори с украшением из птицы гуйи

Во времена маори белая цапля и гуйя не были редкими птицами, так как охота на них строго регламентировалась обычаями и верованиями этого народа [43]. Подобное бережливое отношение маори к птице объяснялось тем, что её перья сильно ценились среди людей высокого ранга [43]. Смелый и любознательный характер гуйи делал её очень лёгкой добычей [20][23]. Маори сначала привлекали гуйю при помощи имитации её голоса, а затем ловили её, используя тари (резной шест с петлёй на конце) или сеть[23][33]. Иногда, чтобы получить перья птицы, маори убивали её при помощи палок или длинного копья[23][33]. Очень часто маори пользовались тесной связью супругов, чтобы захватить одного из них[23][33]. Мнение по поводу качества мяса гуйи — весьма неоднозначное. Хотя маори и не охотились на гуйю с целью добычи её мяса, по мнению некоторых маори, она являлась «хорошей едой» для пирогов или приправленного рагу[17][30]. Другие же маори считали мясо гуйи «жёстким и непригодным в пищу» [30].

Хотя ареал гуйи был ограничен лишь южной частью Северного острова, их хвостовые перья ценились очень высоко. Этими перьями маори обменивались между племенами для получения таких ценных товаров, как поунаму (англ.) и акульи зубы [12][20]. Также эти перья вручались вождям племён в качестве знака дружбы и уважения. Благодаря этому, перья достигали далёкого севера и крайнего юга Новой Зеландии [12][20][23]. Эти перья также помещались в резные ящики под названием «вака-хуиа» (англ.), которые висели на потолке домов вождей [12][23]. Перья гуйи надевались на похоронах, а также использовались для украшения головы покойного[23][44]. Из перьев также делали маререко — древний головной убор, состоявший из двенадцати перьев гуйи [12][45]. Высоко ценилась и похоиа — украшение из шкурки гуйи. Это украшение изготавливалось следующим образом: у мёртвой птицы сначала сдирали шкурку вместе с клювом, черепом и шеей, удаляя при этом лапки и крылья [12][23], а затем тщательно высушивали на солнце [17]. В конце концов получалось украшение, которое можно было носить на шее или ушах [17]. Сушёные головы гуйи также носили в качестве дорогой подвески под названием нгуту хуиа[12]. Захваченную гуйю держали в маленькой клетке так, чтобы можно было легко и полностью ощипывать хвост [17][20].

Маори также держали гуйю в качестве домашнего животного. Как и новозеландских туй, их можно было обучить нескольким словам [17]. Существуют также записи голоса ручных гуй, хранившиеся европейскими поселенцами в маленькой деревне Тараруа [20].

Новозеландская почтовая марка 1898 года с изображением гуйи

В Новой Зеландии было выпущено несколько почтовых марок с изображением гуйи[46][47], а также новозеландские шестипенсовые монеты, находившиеся в обращении с 1933 по 1966 год. Степень известности гуйи в Новой Зеландии была настолько высокой, что она находит своё отражение в большом количестве различных географических объектов, названных в честь этого вида. На Северном острове существует несколько дорог и улиц, названных в честь гуйи [12]. Несколько улиц в Веллингтоне (в том числе Шоссе Гуйи в Дейс-Бей (англ.) — недалеко от Регионального парка Ист-Харбор (англ.), где этот вид наблюдался в последний раз) и Окленде (район Гуйя Ваитакере (англ.)) также назван в честь гуйи [12]. Река на западном побережье Южного и горная цепь Хуиарау (англ.) в центральной части Северного островов также носят название этой птицы [12]. В горной цепи Хуиарау этот вид водился в большом изобилии [12]. «Хуиарау» в переводе с языка маори означает «сто гуй» [30]. Гуйя в качестве эмблемы присутствует у входа бассейна Лоуэр Хатт (англ.), винзавода Марлборо и издательства Huia Publishers (англ.), выпускающего книги и литературу на маорийском языке [12]. С конца XIX века в честь гуйи люди начали называть своих детей[23]. Имя Гуйя всё ещё используется в Новой Зеландии как среди женского, так и среди мужского населения (например, Гуйя Эдмондс (англ.))[23].

Очень редкие хвостовые перья вымерших гуй стали лакомым кусочком в среде коллекционеров. В июне 2010 года одно хвостовое перо гуйи, ставшее впоследствии самым дорогим за всю историю, было продано на аукционе в Окленде за 8000 новозеландских долларов[48]. Предыдущий рекорд составил 2800 американских долларов (или 4000 новозеландских долларов)[48].

Вымирание[ | код]

До появления людей в Новой Зеландии гуйя встречалась на всём Северном острове [22]. Маори прибыли в Новую Зеландию около 1200-х годов, а европейские поселенцы — только в 1840 году [22]. В результате разрушения среды обитания и охоты ареал гуйи сократился до южной границы Северного острова [22]. Тем не менее, давление маори на гуйю в некоторой степени было ограничено верованиями и традициями. Охотничий сезон действовал с мая по июль, когда оперение птиц было в прекрасном состоянии, а рахуйи (запрет на охоту) — в течение оставшегося весенне-летнего периода[23]. Резкое снижение численности гуйи после европейского освоения острова было обусловлено, главным образом, двумя хорошо задокументированными факторами: широкой вырубкой лесов и чрезмерным промыслом.

Как и вымирание других новозеландских птиц, таких как новозеландские свистуны в XIX веке, снижение численности гуйи было плохо изучено. Сильная вырубка лесов, происходившая на Северном острове в то время, особенно в низинах южной оконечности бухты Хоука, районах Манавату (англ.) и Вайрарапы (англ.), была обусловлена стремлением европейских поселенцев очистить землю под сельское хозяйство [17][23]. Гуйя была особенно уязвима из-за этого фактора, так как она могла жить только в первичных лесах, в которых было много гниющих деревьев, заполненных личинками насекомых [21][23]. Несмотря на то, что горные леса не были вырублены, низменные были систематически уничтожены [22][23]. Уничтожение низменных лесов, несомненно, серьёзно повлияло на снижение численности гуйи[23][44]. Снижение численности могло бы стать особенно катастрофическим, если бы гуйи спускались в низины на зимовку[23][44]. Подобного мнения придерживаются многие исследователи [30].

Похоже, что хищничество интродуцированных видов млекопитающих, таких как чёрная крыса, кошка и куницы, стало дополнительным фактором снижения численности гуйи. Интродукция этих животных в Новую Зеландию акклиматизационными обществами (англ.) достигла своего пика в 80-е годы XIX века, совпавшие с периодом особенно резкого сокращения численности гуйи [12]. Поскольку гуйя большую часть времени проводила на земле, она была особенно уязвима для хищников [21][22]. Ещё одной гипотетической причиной вымирания являются экзотические паразиты и болезни[49], завезённые из Азии обыкновенной майной.

Разрушение среды обитания и хищничество интродуцированных видов животных были угрозой для многих новозеландских птиц. Однако гуйя, помимо разрушения среды обитания и хищничества интродуцированных видов, испытала огромное давление со стороны охотников. Из-за своего яркого выраженного полового диморфизма и своей красоты гуйя стала основным объектом изготовления чучел для богатых европейских коллекционеров [50] и музеев по всему миру[23][30]. Эти лица и учреждения были готовы платить крупные суммы денег за хорошие чучела, спрос на которые в то время был весьма велик [50]. Этот дополнительный фактор создал сильный финансовый стимул для охотников Новой Зеландии [50]. Эта охота изначально проводилась натуралистами [50]. Австрийский таксидермист Андреас Райшек (англ.) для венского музея естествознания за 10 лет создал 212 чучел гуй[23], а новозеландский орнитолог Уолтер Буллер во время экспедиции на Римутаку (англ.) в 1883 году — 18[23]. Из записей Буллера также следовало, что в районах Манавату (англ.) и Акитио (англ.) 11 маори добыли 646 шкурок гуй [22][33]. Несколько тысяч гуй в рамках этой торговли было вывезено за границу [21]. Развитие транспортной инфраструктуры в низменных лесах ещё больше усугубило ситуацию: сотни гуй отстреливались около дорог и железнодорожных станций [30].

Пока мы смотрели и любовались картиной жизни птиц, пара гуй, не произнося ни звука, появилась на верхней ветке дерева, лаская друг друга своими красивыми клювами в тот момент, когда заряд дроби повалил их обоих на землю. Это было так трогательно, что был почти рад, что этот выстрел осуществил не я. Впрочем, это не помешало мне присвоить два прекрасных экземпляра этих птиц.Уолтер Буллер, XIX век [51]
Маори с перьями гуйи на голове (фото 1886 года)

Необузданная и нерациональная охота мотивировалась не только финансовыми соображениями: она имела также и более философский, фаталистический аспект [50]. Расхожим мнением среди новозеландских европейцев XIX века была ущербность всего колониального в сравнении с европейским [52]. Предполагалось, что новозеландские лесные растения и животные будут быстро вытеснены более энергичными и конкурентоспособными европейскими видами [52]. Эта идея о неминуемой гибели привела к выводу, что сохранение родной биомассы бессмысленно и бесполезно [52]. Следуя этой идее, викторианские коллекционеры сосредоточили свои усилия на приобретении хороших экземпляров редких животных до их исчезновения [50].

Существовали некоторые попытки сохранить гуйю, но они были малочисленными, плохо организованными и слабо соблюдавшимися юридически. Новозеландское движение за сохранение дикой природы по-прежнему находилось в зачаточном состоянии[23]. Последовательное резкое снижение численности гуйи в 1860 году [12] и конце 1880-х годов вынудило вождей районов Манавату и Вайрарапа запретить охоту в горной цепи Тараруа (англ.)[21]. В феврале 1892 года были приняты поправки в закон об охране диких птиц, делавшие убой гуй незаконным, однако всерьёз они не выполнялись [21]. После принятия поправок в закон были созданы островные заповедники для находившихся под угрозой исчезновения местных птиц, однако в новых заказниках, в том числе в Капити, Литтл-Барриер и Резольюшен, гуйи никогда не водились [12]. Хотя и были предприняты попытки захвата птиц с целью отправки в заповедник, ни одна гуйя туда не попала. Попытка переместить гуй на остров Капити была плохо организованной [21]. Живая пара гуй, предназначенная для поселения на острове в 1893 году, была присвоена Уолтером Буллером, который обошёл закон, чтобы от их обратно в Англию в качестве подарка для лорда Ротшильда (англ.) вместе с последней живой парой хохочущих сов [52].

Герцог и Герцогиня Йоркская, король Георг V и королева Мэри, впоследствии посетили Новую Зеландию в 1901 году [21][30]. На официальной встрече с маори в городе Роторуа вождь племени взял перо гуйи из своих волос и поместил его на шляпу лорда в знак уважения [21][30]. Многие англичане и новозеландцы хотели подражать этой королевской моде и носить перья гуйи на шляпах. Цена хвостовых перьев достигла одного фунта стерлингов, а каждое сделанное чучело птицы стоило двенадцать фунтов [21]. Некоторые перья даже продавались за пять фунтов [21], а клювы самок гуйи помещались в золотые оправы в качестве ювелирного изделия[53]. В 1901 году гуйя была исключена из списка охраняемых видов[23]. Последняя попытка защитить гуйю потерпела неудачу, когда генеральный прокурор объявил, что закона о защите перьев не существовало [21].

Впадина Мокау в национальном парке Те Уревера, в районе которой произошла последняя встреча с гуйей

Сокращение численности гуйи в южной половине Северного острова происходило со значительно разной скоростью. Области, в которых наблюдалось резкое снижение численности гуйи в 1880 году, включали в себя горную цепь Пукетои, долину Хатт (англ.), районы Тараруа и Пахиатуа (англ.) — Данневирке (англ.) [30]. Гуйя довольно «обильно водилась» в некоторых местах в начале XX века, в основном в Хокс-Бей и горной цепи Вайрарапа [12]. В 1905 году на саммите Акатарава-Вайкане появилось сообщение, что была обнаружена стая гуй, оценённая в 100—150 особей [12]. В 1906 году они по-прежнему «обильно водились» в верховьях реки Рангитикеи, однако последняя встреча состоялась только через год [12].

Последняя официально подтверждённая встреча с гуйями состоялась 28 декабря 1907 года, когда некий В. В. Смит увидел трёх птиц в горных лесах Тараруа [22]. По неподтверждённым данным исчезновение вида произошло немного позже. Человек, знакомый с видом, сообщил, что видел трёх гуй в долине Голланс за Йоркской бухтой (между районами Петон[en] и Истборн[en] около Веллингтонской гавани), в районе смешанных буковых и подокарповых лесов 28 декабря 1922 года [21]. О встречах с гуйей также сообщалось в 1912 и 1913 годах [12]. Несмотря на это, учёные из Те Папа Тонгарева (англ.) в Веллингтоне не подтвердили эти сообщения [12]. Последние достоверные сведения о гуйе приходят из леса национального парка Те Уревера: одно — с горы Урутава в 1952 году, а другое — с озера Ваикареити (англ.) в 1961 и 1963 годах [12]. Исследователи считают, что небольшое число гуй могло сохраниться в горной цепи Уревера, но это весьма маловероятно, так как экспедиций с целью обнаружения живого представителя вида в последнее время не проводилось [21][23].

Студенты из Hastings Boys’ High School (англ.) в 1999 году организовали конференцию с целью рассмотреть возможное клонирование гуйи[54][55]. Племя Нгати-хуиа (англ.) согласилось поддержать эксперимент, который предполагалось провести в университете Отаго (англ.), а калифорнийская интернет-компания предложила пожертвовать сто тысяч долларов[56]. Однако Сэнди Бартл, новозеландская хранительница музея Те Папа Тонгарева, сказала, что полный геном из чучела гуйи получить невозможно из-за плохого состояния ДНК, поэтому клонирование вряд ли удастся[57].

Примечания[ | код]

  1. ↑ Gill B. J., Bell B. D., Chambers G. K., Medway D. G., Palma R. L., Scofield R. P., Tennyson A. J. D., Worthy T. H. 2010. Checklist of the Birds of New Zealand, Norfolk and Macquarie Islands, and the Ross Dependency, Antarctica (By the Checklist Committee Ornithological Society of New Zealand). 4-th edition. Te Papa Press, Wellington. Pp. 280—281. 501 p. ISBN 978-1-877385-59-9
  2. ↑ Гладков Н. А., Иноземцев А. А., Михеев А. В., Дроздов Н. Н., Ильичев В. Д., Константинов В. М., Курочкин Е. Н., Потапов Р. Л. Подотряд Певчие (Oscines) // Жизнь животных. Том 6. Птицы / под ред. В. Д. Ильичёва, А. В. Михеева, гл. ред. В. Е. Соколов. — 2-е изд. — М.: Просвещение, 1986. — С. 478—479. — 527 с.

ru.wikibedia.ru

Разноклювая гуйя — ВиКи

Разноклю́вая гу́йя[2][3][4][5][6][7], или гу́йя[8] (лат. Heteralocha acutirostris) — самый крупный вымерший представитель птиц семейства гуй (Callaeidae), эндемик Северного острова Новой Зеландии. Исчезновение гуйи в начале XX века было обусловлено двумя основными причинами. Первой причиной была бесконтрольная чрезмерная охота с целью получения длинных ярких хвостовых перьев в качестве модного украшения для шляп, а также изготовления чучел, имевших большой спрос среди богатых музеев и частных коллекционеров. Второй причиной вымирания была широкомасштабная вырубка низменных лесов Северного острова европейскими поселенцами с целью создания сельскохозяйственных пастбищ. Большинство лесов были древними экологически сложными комплексами, после вырубки которых гуйя не смогла выжить в регенерирующих вторичных лесах. Последний раз гуйю видели 28 декабря 1907 года близ горной цепи Тараруа (англ.), однако отдельные сообщения о встречах с этими птицами появлялись в Веллингтоне вплоть до 1922 года, а в национальном парке Те Уревера — до 1960-х годов.

Примечательной особенностью гуйи было наличие сильно выраженного полового диморфизма в форме клюва. Клюв у самки был длинным, тонким и изогнутым вниз, в то время как у самца — коротким и толстым, как у ворона. Самка и самец были настолько похожи, что их можно было отличить только по форме клюва. Самка и самец имели оранжевые серёжки и преимущественно чёрное оперение с зеленоватым переливом. Птицы проживали исключительно в низменных и горных лесах. Это было связано с сезонными миграциями в течение года: летом гуйи жили на возвышенностях, а зимой — в низменных лесах. Гуйи были всеядными птицами. Они питались насекомыми, личинками, пауками, а также плодами некоторых местных растений. Во время кормления самец проделывал отверстия в гниющей древесине, в то время как самка, имея более длинный и гибкий клюв, проникала в места скопления личинок жуков. Несмотря на то, что половой диморфизм гуйи многократно упоминался в учебниках биологии и орнитологии, она осталась малоизученным видом.

Гуйя — одна из самых известных вымерших птиц Новой Зеландии. Благодаря своей красоте и форме клюва она заняла особое место в культуре и традициях маори. Она считалась у маори священной птицей, а ношение её шкурки или перьев среди них считалось привилегией.

В честь неё назван астероид 9488 Huia[9].

Таксономия и этимология

Название «гуйя» (маори [huia], хуиа) было дано птице народом маори за её громкий тревожный крик, напоминавший звук «уйя, уйя, уйя» или английское вопросительное предложение «кто ты?»[10]. Вероятно птица подавала этот звук, когда была взволнованной или голодной [10].

В свою очередь название рода Heteralocha происходит от др.-греч. ἕτερος — «другой» и ἄλοχος — «жена», ссылаясь на поразительную разницу формы клювов самца и самки[11]. Видовое название acutirostris происходит от лат. acutus — «острый конец» и rostrum — «клюв»[12].

Джон Гульд классифицировал птицу в 1836 году, разделив её на два вида: Neomorpha acutirostris (самка) и Neomorpha crassirostris (самец). Название crassirostris происходит от лат. crassus — «толстый» или «тяжёлый», ссылаясь на короткий клюв самца [12]. В 1840 году Джордж Роберт Грей предложил другое название вида — Neomorpha gouldii, так как ни одно из имён, предложенных Джоном Гульдом, не соответствовало данному виду птиц [13]. В 1850 году Жан Кабанис заменил название Neomorpha на Heteralocha, так как оно уже применялось к птицам семейства кукушковых[11]. В 1888 году орнитолог Уолтер Буллер писал:

  Я посчитал, что наиболее подходящее название в соответствии с принятыми правилами зоологической номенклатуры будет состоять из двух частей: первая — acutirostris, предложенная Джоном Гульдом, а вторая — Heteralocha, придуманная Жаном КабанисомУолтер Буллер, 1888 [14] 

По всей видимости, гуйя являлась одним из представителей воробьиных, участвовавших в ранней экспансии Новой Зеландии, а также крупнейшим видом среди трёх членов семейства новозеландских скворцов, которое также в себя включало тико и кокако. Единственным ближайшим родственником семейства является новозеландский медосос. Его таксономическое родство с новозеландскими скворцами ещё предстоит выяснить[15]. Проведённое с этой целью молекулярное исследование генов RAG-1 и C-MOS у трёх видов семейства новозеландских скворцов не дало убедительного результата. Согласно полученным данным, наиболее вероятной является гипотеза о раннем ответвлении новозеландского медососа от кокако или гуйи[16].

Описание

Гуйя имела зеленовато-чёрное оперение [17], отличительные округлые ярко-оранжевые серёжки, карие глаза, а также белый клюв с серым основанием[18]. Помимо этих особенностей гуйя также имела длинные голубовато-серые лапки[19], светло-коричневые когти[19] и двенадцать чёрных хвостовых перьев [20] с широкой белой полосой [21][22], каждое из которых было длиной от 2,5 до 3 см[19]. У гуй, не достигших половой зрелости, присутствовали маленькие бледные серёжки, тусклое рыжевато-коричневое оперение, белая полоска на хвосте и слегка изогнутый клюв[18][19]. Среди этих особей встречались и так называемые «гуйя — арики». «Гуйя — арики» имели коричневое полосатое оперение [14][23], хотя голова и шея были намного темнее, чем остальные части тела [17][23]. Подобную окраску имели либо птицы с частичным альбинизмом, либо старые особи. Среди птиц также были зарегистрированы особи с полным альбинизмом [10][23]. Слово «арики» в переводе с маорийского языка означает «священный» [14].

Несмотря на то, что половой диморфизм клюва был найден и у щитоносных райских птиц, и у райских удодов, и у некоторых видов дятлов [24], сильнее всего он выделялся у гуйи[25]. Самец имел слегка изогнутый короткий клюв, как у райских удодов, длиной примерно 60 мм [17]. Самка же имела более тонкий, сильно изогнутый клюв, как у колибри или медососа, длиной более 104 мм [17]. Анатомия полов отличалась не только строением костей, но и рамфотекой. Рамфотека у самок росла в конце верхней и нижней челюстей, тем самым позволяя им гибко и глубоко проникать в норы личинок жуков-усачей [17]. Черепа гуйи и щитоносной райской птицы были почти одинаковыми, а нижние челюсти видов и вовсе идентичными [26].

  Строение черепа гуйи: вид сбоку, сзади и сверху

Существовали две возможные причины возникновения полового диморфизма в форме клюва гуйи. Первой возможной причиной была способность использования различных источников питания [24]. Подобная способность, возможно, возникла из-за отсутствия конкурентов в кормовой нише Северного острова [24]. Второй возможной причиной был цвет клюва, который резко отличался от основного оперения птицы [24]. По мнению некоторых исследователей, подобная расцветка клюва использовалась особями для того, чтобы привлечь друг друга [24]. Животные, использующие половой диморфизм для привлечения партнёра, часто имели яркую окраску или различные размеры частей тела, как гуйя. Было также высказано предположение о том, что длинный клюв использовался самками для того, чтобы срыгивать пищу во время кормления птенцов [24].

Другим, менее очевидным аспектом полового диморфизма гуйи является небольшая разница в размерах особей. Самцы были 45 см (18 дюймов) в длину, в то время как самки — 48 см (19 дюймов) [22]. Кроме того, самец имел хвост длиной около 20 см (7,8 дюйма) и размах крыла от 21 до 22 см[18]. Самка же имела хвост длиной от 19,5 до 20 см и размах крыла от 20 до 20,5 см[18].

Распространение и среда обитания

Субфоссильные отложения и остатки экскрементов показывают, что гуйя когда-то была широко распространена в равнинных и горных лесах всего Северного острова [22], простирающегося от оконечности мыса Реинга (англ.) [27] до хребта Аоранги на юге. Среди обширного карстового отложения пещеры Ваитомо (англ.) были хорошо изучены лишь некоторые образцы костей гуйи. Остальные образцы либо отсутствовали, либо изредка попадались в ископаемых месторождениях центральной части Северного острова и Хокс-Бей [27]. Кажется, что местообитание гуйи было не таким идеальным, как предполагалось ранее. Возможно, что ареал сократился после заселения острова народом маори в начале XII века. Во время европейского заселения острова в 1840 году птица обитала только в лесах южной части Северного острова: в районе Раукумара (англ.) и горной цепи Каиманава (англ.) [22]. Этот ареал также охватывал район Вайрарапа (англ.) и горную цепь Римутака (англ.) [22]. Из данных, собранных Уолтером Буллером, следовало, что гуйя когда-то обитала в районах Марлборо и Нельсон Южного острова, хотя её останки там никогда не находили [28], так как не было никаких доказательств присутствия рассматриваемого вида в этой части Новой Зеландии [12][23].

Гуйя предпочитала в основном два типа леса Новой Зеландии: широколиственные и буковые. Разнообразие мест обитания гуйи наблюдалось также и в растительности. Основными растениями, в которых селилась гуйя, были: матаи (англ.), дакридиум кипарисовый, ногоплодник дакридиевидный, северная рата (англ.), маир, хинау, подокарп тотара, новозеландская жимолость (англ.), махойа (англ.), бейльшмидия и карака. Гуйи никогда не селились в выгоревших лесах или на сельскохозяйственных угодьях [29].

Образ жизни

  Чучело самки гуйи наглядно показывает хорошо развитые длинные лапки и длинный изогнутый клюв

Передвижение

О том, как передвигалась гуйя, мало что известно. Скорее всего, она вела малоподвижный образ жизни [30]. Предполагалось, что гуйя совершала сезонные миграции, живя в горах летом и спускаясь в низменные леса зимой для того, чтобы переждать непогоду и холодные температуры на больших высотах [30]. Как и выжившие новозеландские скворцы, райские удоды и кокако, гуйя плохо летала. Она летала на короткие дистанции, редко находясь выше высоты дерева [30]. Очень часто она пользовалась своими сильными лапками. Гуйя пользовалась ими либо во время длинных прыжков по ветвям деревьев [22], либо во время подъёма, чтобы цепляться за ствол, причём хвост во время подъёма служил в качестве стабилизатора [21].

Питание

Гуйя вместе с райским удодом являлись двумя древесными видами насекомоядных птиц Новой Зеландии. Дятлы восточнее линии Уоллеса не встречались, так как их экологическая ниша была заполнена другими группами птиц, питавшимися личинками жуков в гниющей древесине. Таким образом, функцию дятла выполняли только две птицы подокарповых и буковых лесов: гуйя и новозеландский нестор-кака [31].

Гуйи питались в основном на гниющей древесине [30]. Несмотря на то, что гуйи в основном питались хищными личинками ночных жуков-усачей, их рацион на этом не ограничивался. Они питались уэтами, пауками, а также фруктами [22][30].

Гуйи часто находили насекомых и пауков в гниющей древесине, мхах и лишайниках, а также на земле. Гуйя охотились в одиночку, парами или небольшими стайками до пяти особей, которые вероятно являлись семейной группой [10]. Половой диморфизм клюва создал особые типы питания, резко отличающиеся между самцами и самками. Самец раскалывал своим клювом внешние слои гниющей древесины [31], в то время как самка проникала в норы личинок насекомых. У самца были хорошо развиты мышцы черепа, позволявшие ему быстрыми движениями вырывать части гниющей древесины [30]. Мускулатура и строение костей черепа и шеи полов немного отличались [31]. У гуйи были очень хорошо развиты жевательная мышца и затылочная кость, которые позволяли широко раскрывать клюв во время глотания[32]. Поймав добычу, гуйя сначала очищала её от жёстких частей, а затем проглатывала на лету[18].

Пара не вела совместную охоту, по крайней мере, не в строгом смысле этого слова. Этот тезис базировался на неверном понимании доклада орнитолога Уолтера Буллера [33], согласно которому самец и самка охотятся отдельно[34]. Согласно этому пониманию, ставшему частью экологического фольклора, самцы отрывали куски коры и открывали туннели личинок, тем самым позволяя самке глубоко пробираться при помощи длинного, гибкого клюва [28]. Скорее всего, различия в форме клюва представляют собой яркий пример дифференциации кормовой ниши (англ.), снижающей внутривидовую конкуренцию (англ.) между полами. Благодаря этой дифференциации вид пользовался различными источниками питания [35][36].

Процветание новозеландского леса в значительной мере зависит от плодоядных птиц, распространяющих семена. Около 70 % семян распространяются с помощью птиц, среди которых была и гуйя[37]. Трудно установить, какими фруктами питалась гуйя[37]. По мнению Буллера[37], наиболее вероятными растениями, которыми питалась гуйя, были хинау, голубиное дерево (англ.), ногоплодник дакридиевидный и различные виды копросмы [30]. Вымирание гуйи и других плодоядных птиц Новой Зеландии, таких как моа и новозеландский свистун, а также снижение численности таких представителей, как киви, пастушок-уэка и кокако, были обусловлены уничтожением нескольких ключевых видов растений новозеландского леса[37]. Для растений с плодами более 1 см в диаметре новозеландский плодоядный голубь остался единственным распространителем семян в данной экосистеме[37]. Новозеландский плодоядный голубь — довольно редкая птица, которая в некоторых районах Северного острова была безвозвратно утеряна[37]. Истощение птичьей фауны лесной экосистемы оказало значительное воздействие на такие процессы, как лесовосстановление и распространение семян[37].

Голос

Другие аспекты биологии гуйи, такие как вокализация птиц, также неизвестны [30], поэтому современные знания об этом виде основаны на немногочисленных фактах. Слухи были весьма разнообразными, однако в каждом из них была общая деталь — «своеобразный и странный, но в то же время мягкий и мелодичный как флейта» свист [30]. Имитация пения птицы сохранилась на записи поисковой команды Генара Хаумана в 1909 году[38]. Гуйи были очень тихими птицами, однако когда они начинали петь, их голоса могли распространяться на значительные расстояния. Некоторые голоса были слышны на расстоянии до 400 м (1300 футов) [30]. Голоса самцов и самок немного отличались друг от друга, хотя нет никаких подробностей. Голосовые возможности птиц были установлены по положению головы и шеи, угол между которыми составлял от 30 до 45 градусов по вертикали [30]. Большинство голосов гуйи можно было услышать ранним утром. На одной из записей было слышно, как гуйи пели в утреннем птичьем хоре (англ.) [10]. Птицы, находившиеся в неволе, также пели по утрам, создавая людям «большой дискомфорт» [10]. Как и белоголовая мохуа, гуйя вела себя очень необычно перед началом дождя. Во время дождя она начинала петь, так называемую, «счастливую и долгую песню» [10].

Паразиты

На гуйях паразитировало несколько видов вшей из семейства фтилоптерид[39], которые, вероятно, вымерли вместе с хозяином[40]. В 2008 году был описан новый вид клеща под названием Coraciacarus muellermotzfeldi, который также паразитировал на гуйях[41]. В то время, как клещи рода Coraciacarus присутствовали у многих воробьиных по всему миру, наличие данного паразита у гуйи считалось весьма загадочным явлением[41]. Первооткрыватели предположили, что клещ мог горизонтально передаваться только мигрирующими видами кукушек[41].

Социальная организация и размножение

Тихие и социальные гуйи были моногамными птицами, они создавали пары на всю жизнь[23][30]. Птицы, как правило, гнездились парами, хотя иногда и группами по четыре и более особей[30]. Уолтер Буллер писал, что самцы и самки гуйи всегда находились близко друг к другу, постоянно издавая «низкое ласковое щебетание», даже тогда, когда они были в неволе [30]. Из записей Буллера также следовало, что дикие гуйи «сначала прыгали с ветки на ветку и раскрывали свои хвосты, а затем ласкали друг друга своими клювами, издавая вышеупомянутое щебетание» [30]. Во время периода ухаживания самцы, как правило, кормили самок [30]. Данное поведение было обусловлено способностью самца продемонстрировать самке свои навыки ухаживания. Утверждение, что самец кормил самку во время высиживания яиц, «не имеет доказательств» [10]. Если убивали самца, самка «начинала сильно тосковать по своему супругу и в конце концов умирала от горя через 10 дней» [33]. Из воспоминаний некоего маори:

 Я всегда рассказывал старшим, что гуйи всегда жили в любви ... если первым погибал самец, самка вскоре умирала от горяОдин из маори, XIX век [17] 

Гуйя не боялась людей, поэтому поймать её не составляло особого труда. По мнению маори, самок гуйи можно было поймать даже рукой [17][20].

Мало что известно о размножении гуйи, несмотря на описания двух яиц и четырёх гнёзд [10]. Единственное известное яйцо гуйи хранится в новозеландском музее Те Папа Тонгарева (англ.)[42]. Спаривание, строительство гнезда, откладывание яиц и забота о птенцах, как полагают учёные, начинались поздней весной и заканчивались в октябре — ноябре [10][18][23]. Считалось, что самец и самка высиживали яйца поодиночке [30], выбирая определённую территорию и оставаясь на ней всю жизнь [30]. Гуйя, судя по всему, делала один выводок за сезон [10], а количество яиц в кладке варьировалось от одного экземпляра до пяти штук [10]. Яйца были серого цвета с фиолетовыми или коричневыми крапинками [10], а их размеры составляли 45 на 30 мм [10]. В основном высиживала яйцо самка, хотя существует свидетельство о том, что самец также был наседкой [10]. Инкубационный период яиц также неизвестен [10]. После вылупления птенцов яичная скорлупа, по-видимому, выбрасывалась из гнезда взрослыми особями [10]. Размер выводка, как правило, составлял один или два птенца, хотя встречались и три [10]. Гнёзда строились в разнообразных местах: в мёртвых деревьях, неприступных больших стволах, дуплах или около поверхности земли [10]. Некоторые гнёзда были покрыты растительностью или лианами [10]. Гнездо представляло собой большую тарелку до 350 мм в диаметре и 70 мм в глубину с толстым навесом из сухой травы, листьев и стеблей травянистых растений [10]. В центр небольшого, неглубокого углубления из мягких материалов, травы и ветоши помещались яйца [22][23][30]. После вылупления молодые гуйи питались с семейной группой в течение трёх месяцев, а по достижению половой зрелости покидали гнездо [10].

Птица и люди

  Вождь маори с украшением из птицы гуйи

Во времена маори белая цапля и гуйя не были редкими птицами, так как охота на них строго регламентировалась обычаями и верованиями этого народа [43]. Подобное бережливое отношение маори к птице объяснялось тем, что её перья сильно ценились среди людей высокого ранга [43]. Смелый и любознательный характер гуйи делал её очень лёгкой добычей [20][23]. Маори сначала привлекали гуйю при помощи имитации её голоса, а затем ловили её, используя тари (резной шест с петлёй на конце) или сеть[23][33]. Иногда, чтобы получить перья птицы, маори убивали её при помощи палок или длинного копья[23][33]. Очень часто маори пользовались тесной связью супругов, чтобы захватить одного из них[23][33]. Мнение по поводу качества мяса гуйи — весьма неоднозначное. Хотя маори и не охотились на гуйю с целью добычи её мяса, по мнению некоторых маори, она являлась «хорошей едой» для пирогов или приправленного рагу[17][30]. Другие же маори считали мясо гуйи «жёстким и непригодным в пищу» [30].

Хотя ареал гуйи был ограничен лишь южной частью Северного острова, их хвостовые перья ценились очень высоко. Этими перьями маори обменивались между племенами для получения таких ценных товаров, как поунаму (англ.) и акульи зубы [12][20]. Также эти перья вручались вождям племён в качестве знака дружбы и уважения. Благодаря этому, перья достигали далёкого севера и крайнего юга Новой Зеландии [12][20][23]. Эти перья также помещались в резные ящики под названием «вака-хуиа» (англ.), которые висели на потолке домов вождей [12][23]. Перья гуйи надевались на похоронах, а также использовались для украшения головы покойного[23][44]. Из перьев также делали маререко — древний головной убор, состоявший из двенадцати перьев гуйи [12][45]. Высоко ценилась и похоиа — украшение из шкурки гуйи. Это украшение изготавливалось следующим образом: у мёртвой птицы сначала сдирали шкурку вместе с клювом, черепом и шеей, удаляя при этом лапки и крылья [12][23], а затем тщательно высушивали на солнце [17]. В конце концов получалось украшение, которое можно было носить на шее или ушах [17]. Сушёные головы гуйи также носили в качестве дорогой подвески под названием нгуту хуиа[12]. Захваченную гуйю держали в маленькой клетке так, чтобы можно было легко и полностью ощипывать хвост [17][20].

Маори также держали гуйю в качестве домашнего животного. Как и новозеландских туй, их можно было обучить нескольким словам [17]. Существуют также записи голоса ручных гуй, хранившиеся европейскими поселенцами в маленькой деревне Тараруа [20].

  Новозеландская почтовая марка 1898 года с изображением гуйи

В Новой Зеландии было выпущено несколько почтовых марок с изображением гуйи[46][47], а также новозеландские шестипенсовые монеты, находившиеся в обращении с 1933 по 1966 год. Степень известности гуйи в Новой Зеландии была настолько высокой, что она находит своё отражение в большом количестве различных географических объектов, названных в честь этого вида. На Северном острове существует несколько дорог и улиц, названных в честь гуйи [12]. Несколько улиц в Веллингтоне (в том числе Шоссе Гуйи в Дейс-Бей (англ.) — недалеко от Регионального парка Ист-Харбор (англ.), где этот вид наблюдался в последний раз) и Окленде (район Гуйя Ваитакере (англ.)) также назван в честь гуйи [12]. Река на западном побережье Южного и горная цепь Хуиарау (англ.) в центральной части Северного островов также носят название этой птицы [12]. В горной цепи Хуиарау этот вид водился в большом изобилии [12]. «Хуиарау» в переводе с языка маори означает «сто гуй» [30]. Гуйя в качестве эмблемы присутствует у входа бассейна Лоуэр Хатт (англ.), винзавода Марлборо и издательства Huia Publishers (англ.), выпускающего книги и литературу на маорийском языке [12]. С конца XIX века в честь гуйи люди начали называть своих детей[23]. Имя Гуйя всё ещё используется в Новой Зеландии как среди женского, так и среди мужского населения (например, Гуйя Эдмондс (англ.))[23].

Очень редкие хвостовые перья вымерших гуй стали лакомым кусочком в среде коллекционеров. В июне 2010 года одно хвостовое перо гуйи, ставшее впоследствии самым дорогим за всю историю, было продано на аукционе в Окленде за 8000 новозеландских долларов[48]. Предыдущий рекорд составил 2800 американских долларов (или 4000 новозеландских долларов)[48].

Вымирание

До появления людей в Новой Зеландии гуйя встречалась на всём Северном острове [22]. Маори прибыли в Новую Зеландию около 1200-х годов, а европейские поселенцы — только в 1840 году [22]. В результате разрушения среды обитания и охоты ареал гуйи сократился до южной границы Северного острова [22]. Тем не менее, давление маори на гуйю в некоторой степени было ограничено верованиями и традициями. Охотничий сезон действовал с мая по июль, когда оперение птиц было в прекрасном состоянии, а рахуйи (запрет на охоту) — в течение оставшегося весенне-летнего периода[23]. Резкое снижение численности гуйи после европейского освоения острова было обусловлено, главным образом, двумя хорошо задокументированными факторами: широкой вырубкой лесов и чрезмерным промыслом.

Как и вымирание других новозеландских птиц, таких как новозеландские свистуны в XIX веке, снижение численности гуйи было плохо изучено. Сильная вырубка лесов, происходившая на Северном острове в то время, особенно в низинах южной оконечности бухты Хоука, районах Манавату (англ.) и Вайрарапы (англ.), была обусловлена стремлением европейских поселенцев очистить землю под сельское хозяйство [17][23]. Гуйя была особенно уязвима из-за этого фактора, так как она могла жить только в первичных лесах, в которых было много гниющих деревьев, заполненных личинками насекомых [21][23]. Несмотря на то, что горные леса не были вырублены, низменные были систематически уничтожены [22][23]. Уничтожение низменных лесов, несомненно, серьёзно повлияло на снижение численности гуйи[23][44]. Снижение численности могло бы стать особенно катастрофическим, если бы гуйи спускались в низины на зимовку[23][44]. Подобного мнения придерживаются многие исследователи [30].

Похоже, что хищничество интродуцированных видов млекопитающих, таких как чёрная крыса, кошка и куницы, стало дополнительным фактором снижения численности гуйи. Интродукция этих животных в Новую Зеландию акклиматизационными обществами (англ.) достигла своего пика в 80-е годы XIX века, совпавшие с периодом особенно резкого сокращения численности гуйи [12]. Поскольку гуйя большую часть времени проводила на земле, она была особенно уязвима для хищников [21][22]. Ещё одной гипотетической причиной вымирания являются экзотические паразиты и болезни[49], завезённые из Азии обыкновенной майной.

Разрушение среды обитания и хищничество интродуцированных видов животных были угрозой для многих новозеландских птиц. Однако гуйя, помимо разрушения среды обитания и хищничества интродуцированных видов, испытала огромное давление со стороны охотников. Из-за своего яркого выраженного полового диморфизма и своей красоты гуйя стала основным объектом изготовления чучел для богатых европейских коллекционеров [50] и музеев по всему миру[23][30]. Эти лица и учреждения были готовы платить крупные суммы денег за хорошие чучела, спрос на которые в то время был весьма велик [50]. Этот дополнительный фактор создал сильный финансовый стимул для охотников Новой Зеландии [50]. Эта охота изначально проводилась натуралистами [50]. Австрийский таксидермист Андреас Райшек (англ.) для венского музея естествознания за 10 лет создал 212 чучел гуй[23], а новозеландский орнитолог Уолтер Буллер во время экспедиции на Римутаку (англ.) в 1883 году — 18[23]. Из записей Буллера также следовало, что в районах Манавату (англ.) и Акитио (англ.) 11 маори добыли 646 шкурок гуй [22][33]. Несколько тысяч гуй в рамках этой торговли было вывезено за границу [21]. Развитие транспортной инфраструктуры в низменных лесах ещё больше усугубило ситуацию: сотни гуй отстреливались около дорог и железнодорожных станций [30].

 Пока мы смотрели и любовались картиной жизни птиц, пара гуй, не произнося ни звука, появилась на верхней ветке дерева, лаская друг друга своими красивыми клювами в тот момент, когда заряд дроби повалил их обоих на землю. Это было так трогательно, что был почти рад, что этот выстрел осуществил не я. Впрочем, это не помешало мне присвоить два прекрасных экземпляра этих птиц.Уолтер Буллер, XIX век [51] 
  Маори с перьями гуйи на голове (фото 1886 года)

Необузданная и нерациональная охота мотивировалась не только финансовыми соображениями: она имела также и более философский, фаталистический аспект [50]. Расхожим мнением среди новозеландских европейцев XIX века была ущербность всего колониального в сравнении с европейским [52]. Предполагалось, что новозеландские лесные растения и животные будут быстро вытеснены более энергичными и конкурентоспособными европейскими видами [52]. Эта идея о неминуемой гибели привела к выводу, что сохранение родной биомассы бессмысленно и бесполезно [52]. Следуя этой идее, викторианские коллекционеры сосредоточили свои усилия на приобретении хороших экземпляров редких животных до их исчезновения [50].

Существовали некоторые попытки сохранить гуйю, но они были малочисленными, плохо организованными и слабо соблюдавшимися юридически. Новозеландское движение за сохранение дикой природы по-прежнему находилось в зачаточном состоянии[23]. Последовательное резкое снижение численности гуйи в 1860 году [12] и конце 1880-х годов вынудило вождей районов Манавату и Вайрарапа запретить охоту в горной цепи Тараруа (англ.)[21]. В феврале 1892 года были приняты поправки в закон об охране диких птиц, делавшие убой гуй незаконным, однако всерьёз они не выполнялись [21]. После принятия поправок в закон были созданы островные заповедники для находившихся под угрозой исчезновения местных птиц, однако в новых заказниках, в том числе в Капити, Литтл-Барриер и Резольюшен, гуйи никогда не водились [12]. Хотя и были предприняты попытки захвата птиц с целью отправки в заповедник, ни одна гуйя туда не попала. Попытка переместить гуй на остров Капити была плохо организованной [21]. Живая пара гуй, предназначенная для поселения на острове в 1893 году, была присвоена Уолтером Буллером, который обошёл закон, чтобы отправить их обратно в Англию в качестве подарка для лорда Ротшильда (англ.) вместе с последней живой парой хохочущих сов [52].

Герцог и Герцогиня Йоркская, король Георг V и королева Мэри, впоследствии посетили Новую Зеландию в 1901 году [21][30]. На официальной встрече с маори в городе Роторуа вождь племени взял перо гуйи из своих волос и поместил его на шляпу лорда в знак уважения [21][30]. Многие англичане и новозеландцы хотели подражать этой королевской моде и носить перья гуйи на шляпах. Цена хвостовых перьев достигла одного фунта стерлингов, а каждое сделанное чучело птицы стоило двенадцать фунтов [21]. Некоторые перья даже продавались за пять фунтов [21], а клювы самок гуйи помещались в золотые оправы в качестве ювелирного изделия[53]. В 1901 году гуйя была исключена из списка охраняемых видов[23]. Последняя попытка защитить гуйю потерпела неудачу, когда генеральный прокурор объявил, что закона о защите перьев не существовало [21].

  Впадина Мокау в национальном парке Те Уревера, в районе которой произошла последняя встреча с гуйей

Сокращение численности гуйи в южной половине Северного острова происходило со значительно разной скоростью. Области, в которых наблюдалось резкое снижение численности гуйи в 1880 году, включали в себя горную цепь Пукетои, долину Хатт (англ.), районы Тараруа и Пахиатуа (англ.) — Данневирке (англ.) [30]. Гуйя довольно «обильно водилась» в некоторых местах в начале XX века, в основном в Хокс-Бей и горной цепи Вайрарапа [12]. В 1905 году на саммите Акатарава-Вайкане появилось сообщение, что была обнаружена стая гуй, оценённая в 100—150 особей [12]. В 1906 году они по-прежнему «обильно водились» в верховьях реки Рангитикеи, однако последняя встреча состоялась только через год [12].

Последняя официально подтверждённая встреча с гуйями состоялась 28 декабря 1907 года, когда некий В. В. Смит увидел трёх птиц в горных лесах Тараруа [22]. По неподтверждённым данным исчезновение вида произошло немного позже. Человек, знакомый с видом, сообщил, что видел трёх гуй в долине Голланс за Йоркской бухтой (между районами Петон[en] и Истборн[en] около Веллингтонской гавани), в районе смешанных буковых и подокарповых лесов 28 декабря 1922 года [21]. О встречах с гуйей также сообщалось в 1912 и 1913 годах [12]. Несмотря на это, учёные из Те Папа Тонгарева (англ.) в Веллингтоне не подтвердили эти сообщения [12]. Последние достоверные сведения о гуйе приходят из леса национального парка Те Уревера: одно — с горы Урутава в 1952 году, а другое — с озера Ваикареити (англ.) в 1961 и 1963 годах [12]. Исследователи считают, что небольшое число гуй могло сохраниться в горной цепи Уревера, но это весьма маловероятно, так как экспедиций с целью обнаружения живого представителя вида в последнее время не проводилось [21][23].

Студенты из Hastings Boys’ High School (англ.) в 1999 году организовали конференцию с целью рассмотреть возможное клонирование гуйи[54][55]. Племя Нгати-хуиа (англ.) согласилось поддержать эксперимент, который предполагалось провести в университете Отаго (англ.), а калифорнийская интернет-компания предложила пожертвовать сто тысяч долларов[56]. Однако Сэнди Бартл, новозеландская хранительница музея Те Папа Тонгарева, сказала, что полный геном из чучела гуйи получить невозможно из-за плохого состояния ДНК, поэтому клонирование вряд ли удастся[57].

Примечания

  1. ↑ Gill B. J., Bell B. D., Chambers G. K., Medway D. G., Palma R. L., Scofield R. P., Tennyson A. J. D., Worthy T. H. 2010. Checklist of the Birds of New Zealand, Norfolk and Macquarie Islands, and the Ross Dependency, Antarctica (By the Checklist Committee Ornithological Society of New Zealand). 4-th edition. Te Papa Press, Wellington. Pp. 280—281. 501 p. ISBN 978-1-877385-59-9
  2. ↑ Гладков Н. А., Иноземцев А. А., Михеев А. В., Дроздов Н. Н., Ильичев В. Д., Константинов В. М., Курочкин Е. Н., Потапов Р. Л. Подотряд Певчие (Oscines) // Жизнь животных. Том 6. Птицы / под ред. В. Д. Ильичёва, А. В. Михеева, гл. ред. В. Е. Соколов. — 2-е изд. — М.: Просвещение, 1986. — С. 478—479. — 527 с.
  3. ↑ Галушин В. М., Дроздов Н. Н., Ильичев В. Д. и др. Фауна Мира: Птицы: Справочник / под ред. В. Д. Ильичева. — М.: Агропромиздат, 1991. — С. 289. — 311 с. — ISBN 5-10-001229-3
  4. ↑ Фишер Д., Саймон Н., Винсент Д. Красная книга. Дикая природа в опасности / пер. с англ., под ред. А. Г. Банникова. — М.: Прогресс, 1976. — С. 360. — 478 с.
  5. ↑ Винокуров А. А. Редкие и исчезающие животные. Птицы / Под ред. В. Е. Соколова. — М.: Высшая школа, 1992. — С. 70. — 100 000 экз. — ISBN 5-06-002116-5.
  6. ↑ Коблик Е. А. Разнообразие птиц (по материалам экспозиции Зоологического музея МГУ). Часть 3. — М.: Издательство МГУ, 2001. — С. 204. — 360 с. — ISBN 5-211-04072-4
  7. ↑ Ганзак Я. Иллюстрированная энциклопедия птиц / под ред. И. А. Нейфельдт и П. М. Поадяышева. — 6-е изд. — Прага: Артия, 1986. — С. 436. — 582 с.
  8. ↑ Бёме Р. Л., Флинт В. Е. Пятиязычный словарь названий животных. Птицы. Латинский, русский, английский, немецкий, французский / Под общ. ред. акад. В. Е. Соколова. — М.: Рус. яз., «РУССО», 1994. — С. 463. — 2030 экз. — ISBN 5-200-00643-0.
  9. ↑ Schmadel, Lutz D. Dictionary of Minor Planet Names. — Fifth Revised and Enlarged Edition. — B., Heidelberg, N. Y.: Springer, 2003. — P. 695. — ISBN 3-540-00238-3.
  10. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 Higgins, 2006, p. 1016.
  11. ↑ 1 2 Cabanis, 1850, p. 218.
  12. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 Higgins, 2006, p. 1014.
  13. ↑ Gray, 1840, p. 15.
  14. ↑ 1 2 3 Bul

xn--b1aeclack5b4j.xn--j1aef.xn--p1ai

Семейство гуйи - это... Что такое Семейство гуйи?

 Семейство гуйи         Разноклювая гуйя (Heteralocha acutirostris) имеет более или менее развитые, пестрые кожистые лопасти у основания клюва. Гуйя отличается от своих ближайших родичей и всех известных птиц главным образом тем, что клюв самки существенно разнится от клюва самца. У этого последнего он длиною с голову, на верхушке почти прямой, в ширину плоско скруглен, у основания высокий, по сторонам сильно сжат, в общем равномерно утончающийся к концу. У самки же, напротив, он по крайней мере вдвое длиннее, чем у самца, сильно сужен и вытянут в сильно изогнутый книзу кончик; при этом верхняя часть клюва длиннее нижней, так что свешивается над нею. Длиннопалые лапы с высокой плюсной снабжены чрезвычайно большими, сильно выгнутыми когтями; крылья длинные, но округленные; хвост средней длины, широкий, отлого скругленный. Кроющие перья густые, с небольшим блеском. Самец достигает в длину около 48 см, самка 50; длина крыльев как у того, так и у другой около 20 см; длина клюва у самца 4, а у самки 9,6 см. Оперение, за исключением широких белых краев и рулевых перьев, одноцветное черное со слабым зеленоватым отливом; глаза темно-бурые; клюв белый, цвета слоновой кости, у корня черновато-серый; большие угловатые лопасти у рта оранжевого цвета; ноги темные, сине серые. Птенцы отличаются от взрослых птиц только красноватым налетом на конце хвоста и белыми каемками на нижних кроющих перьях хвоста. Маори называют эту птицу "гуйя".Разноклювая гуйя (Heteralocha acutirostris)        Несмотря на все внимание, которое уделяли этой птице, очень известной туземцам Новой Зеландии, все европейские орнитологи, сведения о жизни на свободе гуйи еще крайне скудны. Ограничивая свое местопребывание немногими местностями Новой Зеландии, да и там становясь год от года все более и более редкой птицей, гуйя дает исследователям весьма мало случаев для тщательных наблюдений. Она живет больше на земле, чем на ветвях, двигается необыкновенно быстро большими прыжками, при малейшем шуме или приближении человека с возможною поспешностью убегает в густые кусты или в лес и скрывается здесь обыкновенно от всяких преследований. Этим вполне объясняется недостаток сведений о жизни на свободе гуйи, а равным образом и то, что все собранные до сих пор наблюдения делались исключительно над пленными птицами.        Наконец эти птицы были живыми доставлены в Лондон, но, насколько мне известно, никаких сведений об их образе жизни не обнародовано, так что при описании этой птицы мне приходится ограничиться сообщениями Буллера, который в продолжение нескольких дней ухаживал за ними. Замечательна в них та легкость, с какою эти, столь пугливые на свободе птицы привыкают к неволе. Через несколько дней после поимки они сделались уже совершенно ручными и, по-видимому, мало сокрушались об утраченной свободе. Уже на следующее утро, после того как их получил Буллер, они с жадностью набросились на еду и на воду, держались бойко, развязно и даже стали играть друг с другом. Движения их как на земле, так и на ветвях были грациозны и привлекательны; особенно красиво выглядели они, когда веерообразно распускали свои хвосты и, нежно, ласково щебеча, миловались своими белыми, как слоновая кость, клювами. Этими последними они все выискивали, выкапывали и выдалбливали. Найдя, что обои их комнаты не слишком крепко держатся на стенах, они стали отдирать одну полосу за другою и в короткое время оголили все стены.        Но всего замечательнее казались Буллеру те приемы, которыми гуйи помогали друг другу при добывании пищи. Так как в желудке убитого экземпляра нашли различных земляных червей, личинок майских жуков, а также семена и ягоды, то Буллеру пришла мысль положить в их комнату прогнивший чурбан, в котором гнездилась масса больших жирных личинок насекомого, называемого "хуху". Чурбан тотчас же обратил на себя внимание птиц; они попробовали клювом мягкое дерево и деятельно принялись долбить гнилой чурбан до тех пор, пока не добрались до скрывавшихся в нем личинок или куколок вышеназванных насекомых. Особенною деятельностью отличался при этом самец, так как он долбит по способу дятлов, тогда как самка расследовала своим длинным, гибким клювом и утилизировала все те местечки, которые из-за твердости дерева были недоступны для самца. Буллер видел, как самцу, напрасно потрудившемуся над тем, чтобы вытащить из пустого места личинку, приходилось не раз уступать место самке, которая легко присваивала себе добычу, добровольно уступленную ей самцом. Вначале оба питались только личинками хуху, но с течением времени они привыкли и к другому корму, так, что впоследствии с такою же охотою ели картофель, рис и сырое, разрезанное на мелкие кусочки мясо. Они часто подходили к чашке с водой, но всегда лишь для того, чтобы напиться, а не купаться. Их обычный призывный голос состоял из нежного, ясного свиста, который сначала они испускали протяжно, а затем прерывающимися звуками; иногда он звучал высокими нотами, иногда очень нежными или же переходил в тихое карканье, а порой поразительно походил на плач маленьких детей.        Относительно размножения Буллер мог привести только сообщения туземцев, из которых мы узнаем, что эта птица вьет гнезда в дуплистых деревьях и кладет мало яиц*.

* В нашем веке выяснено, что гуйи гнездились не в дуплах, а на ветвях деревьев, где строили рыхлые гнезда. Кладка содержала 2-3 серо-бурых яйца с темными пятнами, насиживание длилось 20-21 день. Питались различными древесными насекомыми.

        Главную причину редкости гуйи и постоянно прогрессирующей убыли их следует искать в том, что туземцы, употребляющие перья этой птицы в качестве головного украшения, всячески стараются ловить их где и когда только возможно. По всей вероятности, новозеландские исследователи не безосновательно высказывают свои опасения, что вследствие такого пристрастия маори к перьям гуйи эта в высшей степени замечательная птица рано или поздно разделит участь других пернатых родичей своего отечества, т.е. со временем будет совсем истреблена*.

* К великому сожалению, это пророчество Буллера оправдалось. Вырубка лесов, в которых жили гуйи, и непрестанное уничтожение птиц привели к тому, что этот вид вымер в начале нашего века. Последний раз группу птиц наблюдали в 1907 году.

Жизнь животных. — М.: Государственное издательство географической литературы. А. Брем. 1958.

  • Семейство иволговые
  • Семейство сорочьи жаворонки

Смотреть что такое "Семейство гуйи" в других словарях:

  • Семейство Гуйи (Callaeidae) —          Средних размеров лесные птицы, свойственные исключительно Новой Зеландии. Характерно наличие ясно выраженных и довольно ярко окрашенных мясистых лопастей у основания клюва. Крыло сильно закругленное, хвост длинный, ноги длинные, сильные …   Биологическая энциклопедия

  • Гуйи-органисты — ? Кокако Кокако Научная классификация Царство: Животные Тип: Хордовые Под …   Википедия

  • Разноклювая гуйя — ? Разноклювая гуйя Разноклювая гуйя Научная классификация Царство …   Википедия

  • Тико — У этого термина существуют и другие значения, см. Тико (значения). ? Тико …   Википедия

  • Гуйя — †Гуйя Птица с изогнутым клювом на заднем плане взрослая самка, птица на переднем плане взрослый самец. Художник Й. Г. Кёлеманс, 1888 …   Википедия

  • Новозеландские скворцы — ? Новозеландские скворцы …   Википедия

  • Гуйя-органист — ? Кокако Кокако Научная классификация Царство: Животные Тип: Хордовые Под …   Википедия

  • Новозеландский скворец — ? Кокако Кокако Научная классификация Царство: Животные Тип: Хордовые Под …   Википедия

  • Седлистая гуйя — ? Седлистая гуйя Седлистая гуйя Научная классификация Царств …   Википедия

  • Кокако — ? Кокако Научная классификация …   Википедия

dic.academic.ru