Птица счастья (деревянная игрушка). Птица счастья игрушка


Птица счастья (деревянная игрушка) - Gpedia, Your Encyclopedia

Птица счастья

Птица счастья — деревянная игрушка в виде птицы, изготовленная с помощью резьбы по дереву. Элемент поморского ремесла.

История

Основным местом происхождения считается Архангелогородская губерния, в которую до XX века входили территории современных Мурманской, Архангельской областей, беломорские районы республики Карелии и Ненецкого автономного округа (Поморье, Поморская сторона). Одно из оригинальных названий игрушки «Поморский голубок». В 60-х годах XX века искусство изготовления было практически утрачено. Носителем и возродителем традиции изготовления птиц был мастер Мартын Филиппович Фатьянов из деревни Селище Лешуконского района Архангельской области. В деревне открыт небольшой музей, посвящённый его творчеству. После нескольких публикаций в центральных СМИ и журналах, о творчестве мастера, промысел по изготовлению «птицы счастья» был восстановлен на архангельском предприятии «Беломорские узоры».

Согласно описанию известного исследователя русской этнографии Сергея Максимова, в XIX веке подвешенная к потолку щепная птичка была непременным атрибутом поморского дома. Он упоминает, что таких голубков делали поморские старообрядцы в своих скитах, а также мурманские промышленники: «Здесь те же голубки из лучинок — досужество умелых скитников, прикрепленные к потолку ради украшения»[1].

В путевых записках по северу России и Норвегии «За волшебным колобком» Михаил Пришвин, описывает голубка так: «Я в чистой комнате зажиточного помора. Посреди неё свешивается вырезанный из дерева, окрашенный в сизую краску голубок». В рассказе М. Пришвина «По Маймаксе» он упоминает птицу, описывая старика-помора: «А то вот я его сфотографирую, и он повесит портрет в „чистой“ комнате над столиком с чистой скатертью. На него будут смотреть из угла преподобные Зосима и Савватий, а с потолка — вырезанный из дерева и окрашенный в синюю краску голубёночек — „вроде как бы Святой дух“»[2]. Из вышеприведенного текста можно сделать вывод о сакральном назначении голубя, связанным с образом Святого духа. В связи с этим современное превращение сакрального символа поморов в обычный сувенир не совсем корректно, так как разрушает исконную суть и духовное назначение артефакта. Образ голубя — это глубокий символ надежды, а не просто украшение или деревянная игрушка, как пытаются представить некоторые исследователи.

В советской этнографии также можно найти описание голубя. В конце 20-х годов XX века этнограф Нина Гаген-Торн в рассказе «Путь к Северу» так описывает птицу: «Я остановилась изумленная, широкое окно сияло лазоревым наличником. За ним блестели серебряные океанские дали, а на фоне их покачивалось привешенное на веревочке к оконному наличнику резное суденышко. Оно было так искусно вырезано и оснащено, что, казалось, приплыло сюда из океана, чудом не увеличившись, и повисло на окне. По бокам его покачивались на таких же шнурочках резанные из тонких стружек птицы. Одна, распустив разноцветный хвост, повернула голову к морю; другая, с девичьим лицом и в высокой короне, смотрела в комнату, сложив на груди ярко-синие крылья»[3].

Исследователь Иван Мосеев считает, что «поморский старообрядческий „голубок“ — артефакт этнических и религиозных верований поморского народа»[источник не указан 268 дней].

Птицу подвешивали под потолком в переднем, «красном» углу деревенской горницы, где располагался стол с лавками. Когда на него ставили кипящий самовар, резная птица, повинуясь токам горячего воздуха, медленно и торжественно вращалась вокруг оси… Глухарка Мартына Филипповича была изготовлена с великим тщанием и излучала добро. Он осторожно дул на её деревянные перья, и птица поворачивалась по кругу, словно осматривала свои владения. В золотистую фактуру сосновой дранки прекрасно вписывались красные и черные штрихи. Такое сочетание красок придавало вещи особый, «мезенский» колорит. В руках другого народного мастера из Архангельской области, Александра Ивановича Петухова, традиционный щепной голубок, выполнявшийся всегда предельно просто, лаконичными приёмами резьбы, превратился в настоящую скульптуру. Массивное туловище, причудливо выгнутые крылья, корона на голове. Работы А. Петухова украшают многие выставки. Мастер словно демонстрирует красоту материала, подбирая текстуру древесных слоев под оперение птицы, подчеркивая ею форму туловища, головы, хвоста.[источник не указан 268 дней]

За сравнительно короткий срок производство деревянной «птицы счастья» было освоено ремесленниками во многих регионах и ведется сейчас не только по всей России, но и на Украине, Белоруссии, Литве и Чехии.

Птица счастья вешалась в доме в качестве оберега, хранителя домашнего очага и благополучия.

Изготовление

Изготавливается из цельного бруска, щепки, без применения клея и крепежных элементов, путём нарезки тонких лепестков и специального метода изгибания, лепестки получившихся крыльев и хвоста могут соединяться нитками. Обычно делается из дерева сосны, ели, пихты или сибирского кедра.

Примечания

Литература

  • Максимов Сергей. «Год на Севере». 3-е изд., доп. -СПб.: Тип. А.Траншеля, 1871. − 690 с.
  • Чекалов А.К.. «Народная деревянная скульптура русского Севера» Искусство, 1974. стр. 189
  • Иван Мосеев. «Бренды покидают Поморье» Бизнес-класс-Архангельск. (21 января 2008 года)
  • «Поморская птица счастья: миф или мистификация?» Журнал «Поморская столица» (06/2004)

Источники

www.gpedia.com

Птица счастья (деревянная игрушка) — Википедия (с комментариями)

Ты - не раб! Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира". http://noslave.org

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Птица счастья — деревянная игрушка в виде птицы, изготовленная с помощью резьбы по дереву. Элемент поморского ремесла.

История

Основным местом происхождения считается Архангелогородская губерния, в которую до ХХ века входили территории современных Мурманской, Архангельской областей, беломорские районы республики Карелии и Ненецкого автономного округа (Поморье, Поморская сторона). Одно из оригинальных названий игрушки «Поморский голубок». В 60-х годах XX века искусство изготовления было практически утрачено. Носителем и возродителем традиции изготовления птиц был мастер Мартын Филиппович Фатьянов из деревни Селище Лешуконского района Архангельской области. В деревне открыт небольшой музей, посвящённый его творчеству. После нескольких публикаций в центральных СМИ и журналах, о творчестве мастера, промысел по изготовлению «птицы счастья» был восстановлен на архангельском предприятии «Беломорские узоры».

Согласно описанию известного исследователя русской этнографии Сергея Максимова, в XIX веке, подвешенная к потолку щепная птичка была непременным атрибутом поморского дома. Он упоминает, что таких голубков делали поморские старообрядцы в своих скитах, а также мурманские промышленники: «Здесь те же голубки из лучинок — досужество умелых скитников, прикрепленные к потолку ради украшения».

В путевых записках по северу России и Норвегии «За волшебным колобком» Михаил Пришвин, описывает голубка так: «Я в чистой комнате зажиточного помора. Посреди неё свешивается вырезанный из дерева, окрашенный в сизую краску голубок». В рассказе М. Пришвина «По Маймаксе» он упоминает птицу, описывая старика-помора: «А то вот я его сфотографирую, и он повесит портрет в „чистой“ комнате над столиком с чистой скатертью. На него будут смотреть из угла преподобные Зосима и Савватий, а с потолка — вырезанный из дерева и окрашенный в синюю краску голубёночек — „вроде как бы Святой дух“». Из вышеприведенного текста можно сделать вывод о сакральном назначении голубя, связанным с образом Святого духа. В связи с этим современное превращение сакрального символа поморов в обычный сувенир не совсем корректно, так как разрушает исконную суть и духовное назначение артефакта. Образ голубя — это глубокий символ надежды, а не просто украшение или деревянная игрушка, как пытаются представить некоторые исследователи.

В советской этнографии также можно найти описание голубя. В конце 20-х годов XX века этнограф Нина Гаген-Торн в рассказе «Путь к Северу» так описывает птицу: «Я остановилась изумленная, широкое окно сияло лазоревым наличником. За ним блестели серебряные океанские дали, а на фоне их покачивалось привешенное на веревочке к оконному наличнику резное суденышко. Оно было так искусно вырезано и оснащено, что, казалось, приплыло сюда из океана, чудом не увеличившись, и повисло на окне. По бокам его покачивались на таких же шнурочках резанные из тонких стружек птицы. Одна, распустив разноцветный хвост, повернула голову к морю; другая, с девичьим лицом и в высокой короне, смотрела в комнату, сложив на груди ярко-синие крылья».

Исследователь Иван Мосеев считает, что «поморский старообрядческий „голубок“ — артефакт этнических и религиозных верований поморского народа».

Птицу подвешивали под потолком в переднем, «красном» углу деревенской горницы, где располагался стол с лавками. Когда на него ставили кипящий самовар, резная птица, повинуясь токам горячего воздуха, медленно и торжественно вращалась вокруг оси… Глухарка Мартына Филипповича была изготовлена с великим тщанием и излучала добро. Он осторожно дул на её деревянные перья, и птица поворачивалась по кругу, словно осматривала свои владения. В золотистую фактуру сосновой дранки прекрасно вписывались красные и черные штрихи. Такое сочетание красок придавало вещи особый, «мезенский» колорит. В руках другого народного мастера из Архангельской области, Александра Ивановича Петухова, традиционный щепной голубок, выполнявшийся всегда предельно просто, лаконичными приёмами резьбы, превратился в настоящую скульптуру. Массивное туловище, причудливо выгнутые крылья, корона на голове. Работы А. Петухова украшают многие выставки. Мастер словно демонстрирует красоту материала, подбирая текстуру древесных слоев под оперение птицы, подчеркивая ею форму туловища, головы, хвоста.

За сравнительно короткий срок производство деревянной «птицы счастья» было освоено ремесленниками во многих регионах и ведется сейчас не только по всей России, но и на Украине, Белоруссии, Литве и Чехии.

Птица счастья вешалась в доме в качестве оберега, хранителя домашнего очага и благополучия.

Изготовление

Изготавливается из цельного бруска, щепки, без применения клея и крепежных элементов, путём нарезки тонких лепестков и специального метода изгибания, лепестки получившихся крыльев и хвоста могут соединяться нитками. Обычно делается из дерева сосны, ели, пихты или сибирского кедра.

Напишите отзыв о статье "Птица счастья (деревянная игрушка)"

Литература

  • Максимов Сергей. «Год на Севере». 3-е изд., доп. -СПб.: Тип. А.Траншеля, 1871. − 690 с.
  • Чекалов А.К.. «Народная деревянная скульптура русского Севера» Искусство, 1974. стр. 189
  • Иван Мосеев. «Бренды покидают Поморье» Бизнес-класс-Архангельск. (21 января 2008 года)
  • «Поморская птица счастья: миф или мистификация?» Журнал «Поморская столица» (06/2004)

Источники

  • [http://www.pomorcpp.org/monitoring/?id=379 Бренды покидают Поморье]
  • [http://www.sibvernisage.ru/ru/goods/toys_111/114/ Птица счастья] (недоступная ссылка с 09-04-2015 (1339 дней)) ([https://web.archive.org/web/20120211190221/http://www.sibvernisage.ru/ru/goods/toys_111/114/ архивная копия])

Отрывок, характеризующий Птица счастья (деревянная игрушка)

– И Вы не боретесь с ними?!!! Ты говоришь об этом так спокойно, как будто это тебя не касается!.. Но ты ведь тоже живёшь на Земле, Север! В его глазах появилась смертельная тоска, будто я нечаянно затронула нечто глубоко печальное и невыносимо больное. – О, мы боролись, Изидора!.. Ещё как боролись! Давно это было... Я, как и ты сейчас, был слишком наивным и думал, что стоит людям лишь показать, где правда, а где ложь, и они тут же кинутся в атаку за «правое дело». Это всего лишь «мечты о будущем», Изидора... Человек, видишь ли, существо легко уязвимое... Слишком легко поддающееся на лесть и жадность. Да и другие разные «человеческие пороки»... Люди в первую очередь думают о своих потребностях и выгодах, и только потом – об «остальных» живущих. Те, кто посильнее – жаждут Власти. Ну, а слабые ищут сильных защитников, совершенно не интересуясь их «чистоплотностью». И это продолжается столетиями. Вот почему в любой войне первыми гибнут самые светлые и самые лучшие. А остальные «оставшиеся» присоединяются к «победителю»... Так и идёт по кругу. Земля не готова мыслить, Изидора. Знаю, ты не согласна, ибо ты сама слишком чиста и светла. Но одному человеку не по силам свергнуть общее ЗЛО, даже такому сильному, как ты. Земное Зло слишком большое и вольное. Мы пытались когда-то... и потеряли лучших. Именно поэтому, мы будем ждать, когда придёт правильное время. Нас слишком мало, Изидора. – Но почему тогда Вы не пытаетесь воевать по-другому? В войну, которая не требует Ваших жизней? У Вас ведь есть такое оружие! И почему разрешаете осквернять таких, как Иисус? Почему не расскажете людям правду?.. – Потому, что никто не будет этого слушать, Изидора... Люди предпочитают красивую и спокойную ложь, будоражащей душу правде... И пока ещё не желают думать. Смотри, ведь даже истории о «жизни богов» и мессий, сотворённые «тёмными», слишком одна на другую похожи, вплоть до подробностей, начиная с их рождения и до самой смерти. Это чтобы человека не беспокоило «новое», чтобы его всегда окружало «привычное и знакомое». Когда-то, когда я был таким, как ты – убеждённым, истинным Воином – эти «истории» поражали меня открытой ложью и скупостью разнообразия мысли их «создающих». Я считал это великой ошибкой «тёмных»... Но теперь, давно уже понял, что именно такими они создавались умышленно. И это по-настоящему было гениальным... Думающие Тёмные слишком хорошо знают природу «ведомого» человека, и поэтому совершенно уверены в том, что Человек всегда с готовностью пойдёт за тем, кто похож на уже и з в е с т н о е ему, но будет сильно сопротивляться и тяжело примет того, кто окажется для него н о в ы м, и заставит мыслить. Поэтому-то наверное люди всё ещё слепо идут за «похожими» Богами, Изидора, не сомневаясь и не думая, не утруждая задать себе хотя бы один вопрос... Я опустила голову – он был совершенно прав. У людей был всё ещё слишком сильным «инстинкт толпы», который легко управлял их податливыми душами... – А ведь у каждого из тех, которых люди называли Богами, были очень яркие и очень разные, их собственные уникальные Жизни, которые чудесно украсили бы Истинную Летопись Человечества, если бы люди знали о них, – печально продолжал Север. – Скажи мне, Изидора, читал ли кто-нибудь на Земле записи самого Христа?.. А ведь он был прекрасным Учителем, который к тому же ещё и чудесно писал! И оставил намного больше, чем могли бы даже представить «Думающие Тёмные», создавшие его липовую историю... Глаза Севера стали очень тёмными и глубокими, будто на мгновение вобрали в себя всю земную горечь и боль... И было видно, что говорить об этом ему совершенно не хочется, но с минуту помолчав, он всё же продолжил. – Он жил здесь с тринадцати лет... И уже тогда писал весть своей жизни, зная, как сильно её изолгут. Он уже тогда знал своё будущее. И уже тогда страдал. Мы многому научили его... – вдруг вспомнив что-то приятное, Север совершенно по-детски улыбнулся... – В нём всегда горела слепяще-яркая Сила Жизни, как солнце... И чудесный внутренний Свет. Он поражал нас своим безграничным желанием ВЕДАТЬ! Знать ВСЁ, что знали мы... Я никогда не зрел такой сумасшедшей жажды!.. Кроме, может быть, ещё у одной, такой же одержимой... Его улыбка стала удивительно тёплой и светлой. – В то время у нас жила здесь девочка – Магдалина... Чистая и нежная, как утренний свет. И сказочно одарённая! Она была самой сильной из всех, кого я знал на Земле в то время, кроме наших лучших Волхвов и Христа. Ещё находясь у нас, она стала Ведуньей Иисуса... и его единственной Великой Любовью, а после – его женой и другом, делившим с ним каждое мгновение его жизни, пока он жил на этой Земле... Ну, а он, учась и взрослея с нами, стал очень сильным Ведуном и настоящим Воином! Вот тогда и пришло его время с нами прощаться... Пришло время исполнить Долг, ради которого Отцы призвали его на Землю. И он покинул нас. А с ним вместе ушла Магдалина... Наш монастырь стал пустым и холодным без этих удивительных, теперь уже ставших совершенно взрослыми, детей. Нам очень не хватало их счастливых улыбок, их тёплого смеха... Их радости при виде друг друга, их неуёмной жажды знания, железной Силы их Духа, и Света их чистых Душ... Эти дети были, как солнца, без которых меркла наша холодная размеренная жизнь. Мэтэора грустила и пустовала без них... Мы знали, что они уже никогда не вернутся, и что теперь уже никто из нас более никогда не увидит их... Иисус стал непоколебимым воином. Он боролся со злом яростнее, чем ты, Изидора. Но у него не хватило сил. – Север поник... – Он звал на помощь своего Отца, он часами мысленно беседовал с ним. Но Отец был глух к его просьбам. Он не мог, не имел права предать то, чему служил. И ему пришлось за это предать своего сына, которого он искренне и беззаветно любил – в глазах Севера, к моему великому удивлению, блестели слёзы... – Получив отказ своего Отца, Иисус, также как и ты, Изидора, попросил помощи у всех нас... Но мы тоже отказали ему... Мы не имели права. Мы предлагали ему уйти. Но он остался, хотя прекрасно знал, что его ждёт. Он боролся до последнего мгновения... Боролся за Добро, за Землю, и даже за казнивших его людей. Он боролся за Свет. За что люди, «в благодарность», после смерти оклеветали его, сделав ложным и беспомощным Богом... Хотя именно беспомощным Иисус никогда и не был... Он был воином до мозга костей, ещё тогда, когда совсем ребёнком пришёл к нам. Он призывал к борьбе, он крушил «чёрное», где бы оно ни попадалось, на его тернистом пути.

o-ili-v.ru

Птица счастья (деревянная игрушка)

Птица счастья — деревянная игрушка в виде птицы, изготовленная с помощью резьбы по дереву. Элемент поморского ремесла.

Содержание

  • 1 История
  • 2 Изготовление
  • 3 Литература
  • 4 Источники

История

Основным местом происхождения считается Архангелогородская губерния, в которую до ХХ века входили территории современных Мурманской, Архангельской областей, беломорские районы республики Карелии и Ненецкого автономного округа (Поморье, Поморская сторона). Одно из оригинальных названий игрушки «Поморский голубок». В 60-х годах XX века искусство изготовления было практически утрачено. Носителем и возродителем традиции изготовления птиц был мастер Мартын Филиппович Фатьянов из деревни Селище Лешуконского района Архангельской области. В деревне открыт небольшой музей посвящённый его творчеству. После нескольких публикаций в центральных СМИ и журналах, о творчестве мастера, промысел по изготовлению «птицы счастья» был восстановлен на архангельском предприятии «Беломорские узоры».

Согласно описанию известного исследователя русской этнографии Сергея Максимова, в XIX веке, подвешенная к потолку щепная птичка была непременным атрибутом поморского дома. Он упоминает, что таких голубков делали поморские старообрядцы в своих скитах, а также мурманские промышленники: «Здесь те же голубки из лучинок — досужество умелых скитников, прикрепленные к потолку ради украшения».

В путевых записках по северу России и Норвегии «За волшебным колобком» Михаил Пришвин, описывает голубка так: «Я в чистой комнате зажиточного помора. Посреди нее свешивается вырезанный из дерева, окрашенный в сизую краску голубок». В рассказе М. Пришвина «По Маймаксе» он упоминает птицу, описывая старика-помора: „А то вот я его сфотографирую, и он повесит портрет в «чистой» комнате над столиком с чистой скатертью. На него будут смотреть из угла преподобные Зосима и Савватий, а с потолка — вырезанный из дерева и окрашенный в синюю краску голубеночек — «вроде как бы Святой дух»“. Из вышеприведенного текста можно сделать вывод о сакральном назначении голубя связанным с образом Святого духа. В связи с этим, современное превращение сакрального символа поморов в обычный сувенир не совсем корректно, так как разрушает исконную суть и духовное назначение артефакта. Образ голубя - это глубокий символ надежды, а не просто украшение или деревянная игрушка, как пытаются представить некоторые исследователи.

В советской этнографии также можно найти описание голубя. В конце 20-х годов XX века этнограф Нина Гаген-Торн в рассказе «Путь к Северу» так описывает птицу: «Я остановилась изумленная, широкое окно сияло лазоревым наличником. За ним блестели серебряные океанские дали, а на фоне их покачивалось привешенное на веревочке к оконному наличнику резное суденышко. Оно было так искусно вырезано и оснащено, что, казалось, приплыло сюда из океана, чудом не увеличившись, и повисло на окне. По бокам его покачивались на таких же шнурочках резанные из тонких стружек птицы. Одна, распустив разноцветный хвост, повернула голову к морю; другая, с девичьим лицом и в высокой короне, смотрела в комнату, сложив на груди ярко-синие крылья».

Исследователь Иван Мосеев считает, что «поморский старообрядческий „голубок“ — артефакт этнических и религиозных верований поморского народа».

Птицу подвешивали под потолком в переднем, «красном» углу деревенской горницы, где располагался стол с лавками. Когда на него ставили кипящий самовар, резная птица, повинуясь токам горячего воздуха, медленно и торжественно вращалась вокруг оси... Глухарка Мартына Филипповича была изготовлена с великим тщанием и излучала добро. Он осторожно дул на ее деревянные перья, и птица поворачивалась по кругу, словно осматривала свои владения. В золотистую фактуру сосновой дранки прекрасно вписывались красные и черные штрихи. Такое сочетание красок придавало вещи особый, «мезенский» колорит. В руках другого народного мастера из Архангельской области, Александра Ивановича Петухова, традиционный щепной голубок, выполнявшийся всегда предельно просто, лаконичными приёмами резьбы, превратился в настоящую скульптуру. Массивное туловище, причудливо выгнутые крылья, корона на голове. Работы А. Петухова украшают многие выставки. Мастер словно демонстрирует красоту материала, подбирая текстуру древесных слоев под оперение птицы, подчеркивая ею форму туловища, головы, хвоста.

За сравнительно короткий срок производство деревянной «птицы счастья» было освоено ремесленниками во многих регионах и ведется сейчас не только по всей России, но и на Украине, Белоруссии, Литве и Чехии.

Птица счастья вешалась в доме в качестве оберега, хранителя домашнего очага и благополучия.

Изготовление

Изготавливается из цельного бруска, щепки, без применения клея и крепежных элементов, путем нарезки тонких лепестков и специального метода изгибания, лепестки получившихся крыльев и хвоста могут соединяться нитками. Обычно делается из дерева сосны, ели, пихты или сибирского кедра.

Литература

  • Максимов Сергей. «Год на Севере». 3-е изд., доп. -СПб.: Тип. А.Траншеля, 1871. − 690 с.
  • Чекалов Александр Калимович. «Народная деревянная скульптура русского Севера» Искусство, 1974. стр. 189
  • Иван Мосеев. «Бренды покидают Поморье» Бизнес-класс-Архангельск. (21 января 2008 года)
  • «Поморская птица счастья: миф или мистификация?» Журнал «Поморская столица» (06/2004)

Источники

  • Бренды покидают Поморье
  • Птица счастья (недоступная ссылка с 09-04-2015 (56 дней)) (архивная копия)
  Русское народное искусство Роспись Резьба Одежда Игрушки Металл

Борецкая • Гжель • Городецкая • Жостовская • Мезенская • Мстёрская • Палехская • Пермогорская • Полхов-Майданская • Ракульская • Русская иконопись • Федоскинская • Ростовская финифть • Холуйская • Хохлома

По дереву: Абрамцево-кудринская • Богородская  • Пермская скульптура • ШемогодскаяПо кости: Тобольская • ХолмогорскаяГравюра: Северная чернь

Платки: Оренбургский пуховый платок • Павлово-посадские набивные платкиКружево: Белёвское • Вологодское • Вятское • Елецкое • Кадомский вениз • Калязинское • Кукарское • Михайловское • МценскоеВышивка: Ведновская строчка • Крестецкая строчка • Орловский спис • Торжокское золотное шитьё

Абашевская • Дымковская • Жбанниковская • Каргопольская • Ковровская • Мазыкская • Матрёшка • Плешковская • Птица счастья • Старооскольская • Филимоновская • Хлудневская • Чернышенская

Каслинское литьё • Мороз по жести • Скань

Птица счастья (деревянная игрушка) Информацию О

Птица счастья (деревянная игрушка) Комментарии

Птица счастья (деревянная игрушка)Птица счастья (деревянная игрушка) Птица счастья (деревянная игрушка) Вы просматриваете субъект

Птица счастья (деревянная игрушка) что, Птица счастья (деревянная игрушка) кто, Птица счастья (деревянная игрушка) описание

There are excerpts from wikipedia on this article and video

www.turkaramamotoru.com

Птица счастья (деревянная игрушка) — ВиКи

Основным местом происхождения считается Архангелогородская губерния, в которую до XX века входили территории современных Мурманской, Архангельской областей, беломорские районы республики Карелии и Ненецкого автономного округа (Поморье, Поморская сторона). Одно из оригинальных названий игрушки «Поморский голубок». В 60-х годах XX века искусство изготовления было практически утрачено. Носителем и возродителем традиции изготовления птиц был мастер Мартын Филиппович Фатьянов из деревни Селище Лешуконского района Архангельской области. В деревне открыт небольшой музей, посвящённый его творчеству. После нескольких публикаций в центральных СМИ и журналах, о творчестве мастера, промысел по изготовлению «птицы счастья» был восстановлен на архангельском предприятии «Беломорские узоры».

Согласно описанию известного исследователя русской этнографии Сергея Максимова, в XIX веке подвешенная к потолку щепная птичка была непременным атрибутом поморского дома. Он упоминает, что таких голубков делали поморские старообрядцы в своих скитах, а также мурманские промышленники: «Здесь те же голубки из лучинок — досужество умелых скитников, прикрепленные к потолку ради украшения»[1].

В путевых записках по северу России и Норвегии «За волшебным колобком» Михаил Пришвин, описывает голубка так: «Я в чистой комнате зажиточного помора. Посреди неё свешивается вырезанный из дерева, окрашенный в сизую краску голубок». В рассказе М. Пришвина «По Маймаксе» он упоминает птицу, описывая старика-помора: «А то вот я его сфотографирую, и он повесит портрет в „чистой“ комнате над столиком с чистой скатертью. На него будут смотреть из угла преподобные Зосима и Савватий, а с потолка — вырезанный из дерева и окрашенный в синюю краску голубёночек — „вроде как бы Святой дух“»[2]. Из вышеприведенного текста можно сделать вывод о сакральном назначении голубя, связанным с образом Святого духа. В связи с этим современное превращение сакрального символа поморов в обычный сувенир не совсем корректно, так как разрушает исконную суть и духовное назначение артефакта. Образ голубя — это глубокий символ надежды, а не просто украшение или деревянная игрушка, как пытаются представить некоторые исследователи.

В советской этнографии также можно найти описание голубя. В конце 20-х годов XX века этнограф Нина Гаген-Торн в рассказе «Путь к Северу» так описывает птицу: «Я остановилась изумленная, широкое окно сияло лазоревым наличником. За ним блестели серебряные океанские дали, а на фоне их покачивалось привешенное на веревочке к оконному наличнику резное суденышко. Оно было так искусно вырезано и оснащено, что, казалось, приплыло сюда из океана, чудом не увеличившись, и повисло на окне. По бокам его покачивались на таких же шнурочках резанные из тонких стружек птицы. Одна, распустив разноцветный хвост, повернула голову к морю; другая, с девичьим лицом и в высокой короне, смотрела в комнату, сложив на груди ярко-синие крылья»[3].

Исследователь Иван Мосеев считает, что «поморский старообрядческий „голубок“ — артефакт этнических и религиозных верований поморского народа»[источник не указан 270 дней].

Птицу подвешивали под потолком в переднем, «красном» углу деревенской горницы, где располагался стол с лавками. Когда на него ставили кипящий самовар, резная птица, повинуясь токам горячего воздуха, медленно и торжественно вращалась вокруг оси… Глухарка Мартына Филипповича была изготовлена с великим тщанием и излучала добро. Он осторожно дул на её деревянные перья, и птица поворачивалась по кругу, словно осматривала свои владения. В золотистую фактуру сосновой дранки прекрасно вписывались красные и черные штрихи. Такое сочетание красок придавало вещи особый, «мезенский» колорит. В руках другого народного мастера из Архангельской области, Александра Ивановича Петухова, традиционный щепной голубок, выполнявшийся всегда предельно просто, лаконичными приёмами резьбы, превратился в настоящую скульптуру. Массивное туловище, причудливо выгнутые крылья, корона на голове. Работы А. Петухова украшают многие выставки. Мастер словно демонстрирует красоту материала, подбирая текстуру древесных слоев под оперение птицы, подчеркивая ею форму туловища, головы, хвоста.[источник не указан 270 дней]

За сравнительно короткий срок производство деревянной «птицы счастья» было освоено ремесленниками во многих регионах и ведется сейчас не только по всей России, но и на Украине, Белоруссии, Литве и Чехии.

Птица счастья вешалась в доме в качестве оберега, хранителя домашнего очага и благополучия.

xn--b1aeclack5b4j.xn--j1aef.xn--p1ai

Птица счастья (деревянная игрушка) - это... Что такое Птица счастья (деревянная игрушка)?

Птица счастья

Птица счастья — деревянная игрушка в виде птицы, изготовленная с помощью резьбы по дереву. Элемент поморского ремесла. Основным местом происхождения считается Архангельская область. Одно из оригинальных названий игрушки «Поморский голубок». В 60-х годах XX века искусство изготовления было практически утрачено. Носителем и возрадителем традиции изготовления птиц был мастер Мартын Филиппович Фатьянов из деревни Селище (Лешуконского района, Архангельской области). В деревне сейчас открыт небольшой музей посвященный его творчеству. После нескольких публикаций в центральных СМИ и журналах, о творчестве мастера, промысел по изготовлению «птицы счастья» был восстановлен на архангельском предприятии «Беломорские узоры».

Согласно описанию известного исследователя русской этнографии Сергея Максимова, в XIX веке, подвешенная к потолку щепная птичка была непременным атрибутом поморского дома. Он упоминает, что таких голубков делали поморские старообрядцы в своих скитах, а также мурманские промышленники: «Здесь те же голубки из лучинок — досужество умелых скитников, прикрепленные к потолку ради украшения».

В путевых записках по cеверу России и Норвегии «За волшебным колобком» Михаил Пришвин, описывает голубка так: «Я в чистой комнате зажиточного помора. Посреди нее свешивается вырезанный из дерева, окрашенный в сизую краску голубок». В рассказе Пришвина «По Маймаксе» он упоминает птицу, описывая старика-помора: "А то вот я его сфотографирую, и он повесит портрет в «чистой» комнате над столиком с чистой скатертью. На него будут смотреть из угла преподобные Зосима и Савватий, а с потолка — вырезанный из дерева и окрашенный в синюю краску голубеночек — «вроде как бы Святой дух». Из вышеприведенного текста можно сделать вывод о сакаральном назначении голубя связанным с образом Святого духа.

В советской этнографии также можно найти описание голубя. В конце 20-х годов XX века этнограф Нина Гаген-Торн в рассказе «Путь к Северу» так описывает птицу: «Я остановилась изумленная, широкое окно сияло лазоревым наличником. За ним блестели серебряные океанские дали, а на фоне их покачивалось привешенное на веревочке к оконному наличнику резное суденышко. Оно было так искусно вырезано и оснащено, что, казалось, приплыло сюда из океана, чудом не увеличившись, и повисло на окне. По бокам его покачивались на таких же шнурочках резанные из тонких стружек птицы. Одна, распустив разноцветный хвост, повернула голову к морю; другая, с девичьим лицом и в высокой короне, смотрела в комнату, сложив на груди ярко-синие крылья».

Исследователь Иван Мосеев считает, что «поморский старообрядческий „голубок“ — артефакт этнических и религиозных верований поморского народа».

Птицу подвешивали под потолком в переднем, «красном» углу деревенской горницы, где располагался стол с лавками. Когда на него ставили кипящий самовар, резная птица, повинуясь токам горячего воздуха, медленно и торжественно вращалась вокруг оси... Глухарка Мартына Филипповича бьша изготовлена с великим тщанием и излучала добро. Он осторожно дул на ее деревянные перья, и птица поворачивалась по кругу, словно осматривала свои владения. В золотистую фактуру сосновой дранки прекрасно вписывались красные и черные штрихи. Такое сочетание красок придавало вещи особый, «мезенский» колорит. В руках другого народного мастера из Архангельской области, Александра Ивановича Петухова, традиционный щепной голубок, выполнявшийся всегда предельно просто, лаконичными приемами резьбы, превратился в настоящую скульптуру. Массивное туловище, причудливо выгнутые крылья, корона на голове.х в детстве. Работы Петухова украшают многие выставки. Мастер словно демонстрирует красоту материала, подбирая текстуру древесных слоев под оперение птицы, подчеркивая ею форму туловища, головы, хвоста.

За сравнительно короткий срок производство деревянной «птицы счастья» было освоено ремесленниками во многих регионах и ведется сейчас не только по всей России, но и на Украине, Белоруссии, Литве и Чехии.

Птица счастья вешалась в доме в качестве оберега, хранителя домашнего очага и благополучия.

Изготавливается из цельного бруска, щепки, без применения клея и крепежных элементов, путем нарезки тонких лепестков и специального метода изгибания, лепестки получившихся крыльев и хвоста могут соединяться нитками. Обычно делается из дерева сосны, ели, пихты или сибирского кедра.

Библиография

  • Максимов Сергей. «Год на Севере». 3-е изд., доп. -СПб.: Тип. А.Траншеля, 1871. − 690 с.
  • Чекалов Александр Калимович. «Народная деревянная скульптура русского Севера» Искусство, 1974. стр. 189
  • Иван Мосеев. «Бренды покидают Поморье» Бизнес-класс-Архангельск. (21 января 2008 года)
  • «Поморская птица счастья: миф или мистификация?» Журнал «Поморская столица» (06/2004)

Источники

xzsad.academic.ru

Птица счастья (деревянная игрушка) - это... Что такое Птица счастья (деревянная игрушка)?

Птица счастья

Птица счастья — деревянная игрушка в виде птицы, изготовленная с помощью резьбы по дереву. Элемент поморского ремесла. Основным местом происхождения считается Архангельская область. Одно из оригинальных названий игрушки «Поморский голубок». В 60-х годах XX века искусство изготовления было практически утрачено. Носителем и возрадителем традиции изготовления птиц был мастер Мартын Филиппович Фатьянов из деревни Селище (Лешуконского района, Архангельской области). В деревне сейчас открыт небольшой музей посвященный его творчеству. После нескольких публикаций в центральных СМИ и журналах, о творчестве мастера, промысел по изготовлению «птицы счастья» был восстановлен на архангельском предприятии «Беломорские узоры».

Согласно описанию известного исследователя русской этнографии Сергея Максимова, в XIX веке, подвешенная к потолку щепная птичка была непременным атрибутом поморского дома. Он упоминает, что таких голубков делали поморские старообрядцы в своих скитах, а также мурманские промышленники: «Здесь те же голубки из лучинок — досужество умелых скитников, прикрепленные к потолку ради украшения».

В путевых записках по cеверу России и Норвегии «За волшебным колобком» Михаил Пришвин, описывает голубка так: «Я в чистой комнате зажиточного помора. Посреди нее свешивается вырезанный из дерева, окрашенный в сизую краску голубок». В рассказе Пришвина «По Маймаксе» он упоминает птицу, описывая старика-помора: "А то вот я его сфотографирую, и он повесит портрет в «чистой» комнате над столиком с чистой скатертью. На него будут смотреть из угла преподобные Зосима и Савватий, а с потолка — вырезанный из дерева и окрашенный в синюю краску голубеночек — «вроде как бы Святой дух». Из вышеприведенного текста можно сделать вывод о сакаральном назначении голубя связанным с образом Святого духа.

В советской этнографии также можно найти описание голубя. В конце 20-х годов XX века этнограф Нина Гаген-Торн в рассказе «Путь к Северу» так описывает птицу: «Я остановилась изумленная, широкое окно сияло лазоревым наличником. За ним блестели серебряные океанские дали, а на фоне их покачивалось привешенное на веревочке к оконному наличнику резное суденышко. Оно было так искусно вырезано и оснащено, что, казалось, приплыло сюда из океана, чудом не увеличившись, и повисло на окне. По бокам его покачивались на таких же шнурочках резанные из тонких стружек птицы. Одна, распустив разноцветный хвост, повернула голову к морю; другая, с девичьим лицом и в высокой короне, смотрела в комнату, сложив на груди ярко-синие крылья».

Исследователь Иван Мосеев считает, что «поморский старообрядческий „голубок“ — артефакт этнических и религиозных верований поморского народа».

Птицу подвешивали под потолком в переднем, «красном» углу деревенской горницы, где располагался стол с лавками. Когда на него ставили кипящий самовар, резная птица, повинуясь токам горячего воздуха, медленно и торжественно вращалась вокруг оси... Глухарка Мартына Филипповича бьша изготовлена с великим тщанием и излучала добро. Он осторожно дул на ее деревянные перья, и птица поворачивалась по кругу, словно осматривала свои владения. В золотистую фактуру сосновой дранки прекрасно вписывались красные и черные штрихи. Такое сочетание красок придавало вещи особый, «мезенский» колорит. В руках другого народного мастера из Архангельской области, Александра Ивановича Петухова, традиционный щепной голубок, выполнявшийся всегда предельно просто, лаконичными приемами резьбы, превратился в настоящую скульптуру. Массивное туловище, причудливо выгнутые крылья, корона на голове.х в детстве. Работы Петухова украшают многие выставки. Мастер словно демонстрирует красоту материала, подбирая текстуру древесных слоев под оперение птицы, подчеркивая ею форму туловища, головы, хвоста.

За сравнительно короткий срок производство деревянной «птицы счастья» было освоено ремесленниками во многих регионах и ведется сейчас не только по всей России, но и на Украине, Белоруссии, Литве и Чехии.

Птица счастья вешалась в доме в качестве оберега, хранителя домашнего очага и благополучия.

Изготавливается из цельного бруска, щепки, без применения клея и крепежных элементов, путем нарезки тонких лепестков и специального метода изгибания, лепестки получившихся крыльев и хвоста могут соединяться нитками. Обычно делается из дерева сосны, ели, пихты или сибирского кедра.

Библиография

  • Максимов Сергей. «Год на Севере». 3-е изд., доп. -СПб.: Тип. А.Траншеля, 1871. − 690 с.
  • Чекалов Александр Калимович. «Народная деревянная скульптура русского Севера» Искусство, 1974. стр. 189
  • Иван Мосеев. «Бренды покидают Поморье» Бизнес-класс-Архангельск. (21 января 2008 года)
  • «Поморская птица счастья: миф или мистификация?» Журнал «Поморская столица» (06/2004)

Источники

dvc.academic.ru

Птица счастья (деревянная игрушка) - это... Что такое Птица счастья (деревянная игрушка)?

Птица счастья

Птица счастья — деревянная игрушка в виде птицы, изготовленная с помощью резьбы по дереву. Элемент поморского ремесла. Основным местом происхождения считается Архангельская область. Одно из оригинальных названий игрушки «Поморский голубок». В 60-х годах XX века искусство изготовления было практически утрачено. Носителем и возрадителем традиции изготовления птиц был мастер Мартын Филиппович Фатьянов из деревни Селище (Лешуконского района, Архангельской области). В деревне сейчас открыт небольшой музей посвященный его творчеству. После нескольких публикаций в центральных СМИ и журналах, о творчестве мастера, промысел по изготовлению «птицы счастья» был восстановлен на архангельском предприятии «Беломорские узоры».

Согласно описанию известного исследователя русской этнографии Сергея Максимова, в XIX веке, подвешенная к потолку щепная птичка была непременным атрибутом поморского дома. Он упоминает, что таких голубков делали поморские старообрядцы в своих скитах, а также мурманские промышленники: «Здесь те же голубки из лучинок — досужество умелых скитников, прикрепленные к потолку ради украшения».

В путевых записках по cеверу России и Норвегии «За волшебным колобком» Михаил Пришвин, описывает голубка так: «Я в чистой комнате зажиточного помора. Посреди нее свешивается вырезанный из дерева, окрашенный в сизую краску голубок». В рассказе Пришвина «По Маймаксе» он упоминает птицу, описывая старика-помора: "А то вот я его сфотографирую, и он повесит портрет в «чистой» комнате над столиком с чистой скатертью. На него будут смотреть из угла преподобные Зосима и Савватий, а с потолка — вырезанный из дерева и окрашенный в синюю краску голубеночек — «вроде как бы Святой дух». Из вышеприведенного текста можно сделать вывод о сакаральном назначении голубя связанным с образом Святого духа.

В советской этнографии также можно найти описание голубя. В конце 20-х годов XX века этнограф Нина Гаген-Торн в рассказе «Путь к Северу» так описывает птицу: «Я остановилась изумленная, широкое окно сияло лазоревым наличником. За ним блестели серебряные океанские дали, а на фоне их покачивалось привешенное на веревочке к оконному наличнику резное суденышко. Оно было так искусно вырезано и оснащено, что, казалось, приплыло сюда из океана, чудом не увеличившись, и повисло на окне. По бокам его покачивались на таких же шнурочках резанные из тонких стружек птицы. Одна, распустив разноцветный хвост, повернула голову к морю; другая, с девичьим лицом и в высокой короне, смотрела в комнату, сложив на груди ярко-синие крылья».

Исследователь Иван Мосеев считает, что «поморский старообрядческий „голубок“ — артефакт этнических и религиозных верований поморского народа».

Птицу подвешивали под потолком в переднем, «красном» углу деревенской горницы, где располагался стол с лавками. Когда на него ставили кипящий самовар, резная птица, повинуясь токам горячего воздуха, медленно и торжественно вращалась вокруг оси... Глухарка Мартына Филипповича бьша изготовлена с великим тщанием и излучала добро. Он осторожно дул на ее деревянные перья, и птица поворачивалась по кругу, словно осматривала свои владения. В золотистую фактуру сосновой дранки прекрасно вписывались красные и черные штрихи. Такое сочетание красок придавало вещи особый, «мезенский» колорит. В руках другого народного мастера из Архангельской области, Александра Ивановича Петухова, традиционный щепной голубок, выполнявшийся всегда предельно просто, лаконичными приемами резьбы, превратился в настоящую скульптуру. Массивное туловище, причудливо выгнутые крылья, корона на голове.х в детстве. Работы Петухова украшают многие выставки. Мастер словно демонстрирует красоту материала, подбирая текстуру древесных слоев под оперение птицы, подчеркивая ею форму туловища, головы, хвоста.

За сравнительно короткий срок производство деревянной «птицы счастья» было освоено ремесленниками во многих регионах и ведется сейчас не только по всей России, но и на Украине, Белоруссии, Литве и Чехии.

Птица счастья вешалась в доме в качестве оберега, хранителя домашнего очага и благополучия.

Изготавливается из цельного бруска, щепки, без применения клея и крепежных элементов, путем нарезки тонких лепестков и специального метода изгибания, лепестки получившихся крыльев и хвоста могут соединяться нитками. Обычно делается из дерева сосны, ели, пихты или сибирского кедра.

Библиография

  • Максимов Сергей. «Год на Севере». 3-е изд., доп. -СПб.: Тип. А.Траншеля, 1871. − 690 с.
  • Чекалов Александр Калимович. «Народная деревянная скульптура русского Севера» Искусство, 1974. стр. 189
  • Иван Мосеев. «Бренды покидают Поморье» Бизнес-класс-Архангельск. (21 января 2008 года)
  • «Поморская птица счастья: миф или мистификация?» Журнал «Поморская столица» (06/2004)

Источники

biograf.academic.ru