Характеристика митиль из повести синяя птица. Синяя птица митиль


Синяя птица читать онлайн, Метерлинк Морис

Костюмы

Тильтиль — костюм Мальчика-с-Пальчик из сказок Перро: темно-красные панталоны, коротенькая курточка нежно-голубого цвета, белые чулки, желтые башмаки.

Митиль — костюм Гретель или Красной Шапочки.

Душа Света — газовое платье лунного цвета, то есть бледно-золотистое с серебряными блестками; от этого платья словно исходят лучи. Покрой новогреческий или же англо-греческий в духе Вальтера Крэна или же близкий к ампиру. Высокая талия, голые руки. Прическа — нечто вроде диадемы или даже легкой короны.

Фея Берилюна , она же соседка Берленго — традиционный костюм нищенок из волшебных сказок. Превращение Феи в принцессу в первом действии можно опустить.

Отец Тиль , Мать Тиль , Дедушка Тиль , Бабушка Тиль — костюмы дровосеков и немецких крестьян из сказок братьев Гримм.

Братья и сестры Тильтиля — варианты костюма Мальчика-с-Пальчик.

Время — классический костюм бога времени: широкая черная или же темно-синяя мантия, длинная седая борода, коса, песочные часы.

Материнская Любовь — костюм, напоминающий одежду Души Света, а именно: легкие, белоснежные, почти прозрачные покровы греческой статуи. Жемчуга и драгоценных камней на ней может быть сколько угодно и самых что ни на есть ярких, лишь бы это не нарушало чистой и целомудренной гармонии целого.

Великие Радости — как сказано в пьесе, блистающие одежды тонких и нежных оттенков: распускающейся розы, сверкающих на солнце вод, янтарной росы, утренней лазури и т. д.

Домашние Блаженства — платья разных цветов или, если угодно, костюмы крестьян, пастухов, дровосеков и т. п., но только приукрашенные, феерические преображенные.

Тучные Блаженства — до превращения: просторные тяжелые мантии из красной и желтой парчи, крупные, массивные драгоценности и т. д.; после превращения: трико шоколадного или же кофейного цвета, как у картонных паяцей.

Ночь — широкая, черная, с огненно-золотистым отливом риза, усыпанная таинственно мерцающими звездами. Вуаль, темно-красные башмаки и т. д.

Внучка соседки — золотистые волосы, длинное белое платье.

Пес — красный фрак, белые панталоны, лакированные сапожки. Клеенчатая шляпа — костюм, отчасти похожий на наряд Джона Буля.

Кошка — трико из черного шелка с блестками.

Головы Пса и Кошки должны лишь отдаленно напоминать головы животных.

Хлеб — роскошный наряд паши: широкий халат из шелка или из алого, шитого золотом бархата. Высокий тюрбан. Ятаган. Огромный живот, необыкновенно толстые румяные щеки.

Сахар — шелковое платье, вроде тех, что носят евнухи, синее с белым, как бумага, в которую завертывают сахарные головы. Головной убор, как у хранителя сераля.

Огонь — красное трико, багровый, на золотой подкладке, переливчато сверкающий плащ. Шляпа с султаном из разноцветных огненных языков.

Вода — платье цвета времени из сказки «Ослиная шкура», то есть голубовато-зеленоватое, с прозрачным отливом, из как бы струящегося газа; покрой платья тоже новогреческий или же англо-греческий, но только оно шире и воздушное. Головной убор из цветов и водорослей или же из метелок камыша.

Животные — костюмы крестьянские, простонародные.

Деревья — одежды зеленого цвета самых разнообразных оттенков или же цвета древесной коры. Их можно отличить по листьям и ветвям.

Картина первая Хижина дровосека

Сцена представляет хижину дровосека, по-деревенски простую, но не убогую. Догорающий очаг, кухонная утварь, шкаф, квашня, часы с гирями, веретено, умывальник и т. п. На столе зажженная лампа. По обеим сторонам шкафа спят, свернувшись клубком, собака и кошка. Между ними большая синяя с белым сахарная голова. На стене висит круглая клетка с горлицей. В глубине — два окна с закрытыми изнутри ставнями. Под одним окном скамья. Налево входная дверь на крепкой задвижке. Направо другая дверь. Лестница на чердак. Тут же, справа, две детские кроватки; у изголовья каждой из них аккуратно сложена на стуле одежда. При поднятии занавеса Тильтиль и Митиль спят сладким сном на своих кроватках. Мать Тиль в последний раз поправляет им на ночь одеяла и, склонившись над ними, любуется их безмятежным сном, затем машет рукой Отцу Тилю , который в эту минуту просовывает голову в приотворенную дверь. Приставив палец к губам в знак того, чтобы он не нарушал тишины, она гасит лампу и на цыпочках уходит в дверь направо. Сцена некоторое время погружена во мрак, потом сквозь щели ставен начинает пробиваться постепенно усиливающийся свет. Лампа на столе зажигается сама собой. Дети просыпаются и садятся на своих кроватках.

Тильтиль. Митиль!

Митиль. Тильтиль!

Тильтиль. Ты спишь?

Митиль. А ты?..

Тильтиль. Значит, не сплю, если говорю с тобой…

Митиль. Сегодня рождество, да?..

Тильтиль. Нет, не сегодня, а завтра. Только в нынешнем году святочный дед ничего нам не принесет…

Митиль. Почему?..

Тильтиль. Мама говорила, что она не успела сходить за ним в город… Он придет к нам на будущий год…

Митиль. А долго ждать до будущего года?..

Тильтиль. Порядочно… Сегодня ночью он придет к богатым детям…

Митиль. А-а!..

Тильтиль. Что я вижу!.. Мама забыла потушить лампу!.. Знаешь что?..

Митиль. ?..

Тильтиль. Давай встанем!..

Митиль. Нам это не разрешается…

Тильтиль. Да ведь никого нет… Ты видишь ставни?..

Митиль. Ой, как они светятся!..

Тильтиль. Это праздничные огни.

Митиль. А у кого праздник?

Тильтиль. Напротив, у богатых детей. У них елка. Мы сейча ...

knigogid.ru

МИТИЛЬ - это... Что такое МИТИЛЬ?

ТИЛЬТИЛЬ И МИТИЛЬ(фр. Tiltill, Mitill) - герои феерии М.Метерлинка «Синяя птица» (1905), маленький мальчик в костюме Мальчика-с-Палъчика, его младшая сестричка в платье Красной Шапочки. Через костюмы героев Перро автор стремится привлечь внимание к сказочной стихии пьесы. Образ ребенка довольно частое явление в драматургии Ме-терлинка. Причем, как правило, это символ, который имеет, по наблюдению Б.И.Зингерма-на, два значения: символ неведения, безвинного, беспомощного страдания и образ чистых надежд, обращенных в будущее, к счастливым, не родившимся еще поколениям. Вместе с тем Т. и М. вполне живые дети, без нарочитой символической окраски. Они, как и многие их сверстники, радуются подаркам, ждут праздников, особенно Рождества, любят сладости и игры. Но их отец всего лишь бедный дровосек, поэтому Т. и М. только в мечтах съедают по «четырежды двенадцать» пирожных, не забыв при этом поделиться друг с другом. Они действительно очень милые, добрые, общительные и хорошо воспитанные дети.

Однажды под Рождество явилась к ним фея и отправила их в путешествие по удивительным местам. То ли это происходило в мечтах, то ли во сне, а может быть, и на самом деле случилось, но по настоянию этой странной феи и с ее чудодейственным алмазом в руках Т. и М. пошли искать Синюю птицу, которая должна помочь выздороветь заболевшей внучке феи. Они побывали в волшебном мире, где действуют не предметы и вещества, а их души - душа Сахара, душа Воды, душа Часов и т.д. Они посетили Страну воспоминаний, где встретились со своими Бабушкой, Дедушкой, умершими в детстве братиками и сестричками, побеседовали с Лазоревыми детьми из Царства Будущего. Но Синей птицы так и не нашли. И это не удивительно: во всех этих чудесных местах Синей птицы - символа счастья - быть не могло. Эта диковинная птица всегда находится рядом. Главное - вовремя разглядеть ее.

Т., не раздумывая, отдает свою горлицу, которая давно уже живет в клетке у него в комнате, больной соседской девочке, и горлица становится синей. Подарив счастье ближнему, Т. и сам начинает все видеть по-другому - более красивым, новым, значительным. Горлица, став синей, вырывается из рук девочки-соседки и улетает. «Ничего, не плачь, я ее поймаю», - успокаивает девочку Т. Он обращается к зрителям (или читателям): «...если кто-нибудь из вас ее найдет, то пусть принесет нам - она нам нужна, чтобы стать счастливыми в будущем...» Несомненно, что и сам Т. постарается сдержать обещание и вместе со своей сестрой вновь отправится в поход за Синей птицей. Герои вернулись из своего дивного путешествия повзрослевшими и помудревшими. Они поняли, что счастье - не в обладании Синей птицей, а в ее поиске.

В знаменитой постановке «Синей птицы», осуществленной в Художественном театре К.С.Станиславским и Л.А.Сулержицким (1909), первыми исполнителями ролей Т. и М. были С.В.Халютина и А.Г.Коонен.

Лит.: Шкунаева И. Бельгийская драма от Метер-линка до наших дней. М., 1973; Зингерман Б. Очерки истории драмы XX века. М., 1979.

О.Г.Петрова

Литературные герои. — Академик. 2009.

dic.academic.ru

Тильтиль и Митиль (Синяя птица Метерлинк)

Сочинение

ТИЛЬТИЛЬ И МИТИЛЬ (фр. Tiltill, Mitill) — герои феерии М. Метерлинка «Синяя птица» (1905), маленький мальчик в костюме Мальчика-с-Пальчика, его младшая сестричка в платье Красной Шапочки. Через костюмы героев Перро автор стремится привлечь внимание к сказочной стихии пьесы. Образ ребенка довольно частое явление в драматургии Ме-терлинка. Причем, как правило, это символ, который имеет, по наблюдению Б.И.Зингерма-на, два значения: символ неведения, безвинного, беспомощного страдания и образ чистых надежд, обращенных в будущее, к счастливым, не родившимся еще поколениям. Вместе с тем Т. и М. вполне живые дети, без нарочитой символической окраски. Они, как и многие их сверстники, радуются подаркам, ждут праздников, особенно Рождества, любят сладости и игры. Но их отец всего лишь бедный дровосек, поэтому Т. и М. только в мечтах съедают по «четырежды двенадцать» пирожных, не забыв при этом поделиться друг с другом. Они действительно очень милые, добрые, общительные и хорошо воспитанные дети. Однажды под Рождество явилась к ним фея и отправила их в путешествие по удивительным местам. То ли это происходило в мечтах, то ли во сне, а может быть, и на самом деле случилось, но по настоянию этой странной феи и с ее чудодейственным алмазом в руках Т. и М. пошли искать Синюю птицу, которая должна помочь выздороветь заболевшей внучке феи. Они побывали в волшебном мире, где действуют не предметы и вещества, а их души — душа Сахара, душа Воды, душа Часов и т.д. Они посетили Страну воспоминаний, где встретились со своими Бабушкой, Дедушкой, умершими в детстве братиками и сестричками, побеседовали с Лазоревыми детьми из Царства Будущего. Но Синей птицы так и не нашли. И это не удивительно: во всех этих чудесных местах Синей птицы — символа счастья — быть не могло. Эта диковинная птица всегда находится рядом. Главное — вовремя разглядеть ее. Т., не раздумывая, отдает свою горлицу, которая давно уже живет в клетке у него в комнате, больной соседской девочке, и горлица становится синей. Подарив счастье ближнему, Т. и сам начинает все видеть по-другому — более красивым, новым, значительным. Горлица, став синей, вырывается из рук девочки-соседки и улетает. «Ничего, не плачь, я ее поймаю», — успокаивает девочку Т. Он обращается к зрителям (или читателям): «…если кто-нибудь из вас ее найдет, то пусть принесет нам — она нам нужна, чтобы стать счастливыми в будущем…» Несомненно, что и сам Т. постарается сдержать обещание и вместе со своей сестрой вновь отправится в поход за Синей птицей. Герои вернулись из своего дивного путешествия повзрослевшими и помудревшими. Они поняли, что счастье — не в обладании Синей птицей, а в ее поиске. В знаменитой постановке «Синей птицы», осуществленной в Художественном театре К.С.Станиславским и Л.А.Сулержицким (1909), первыми исполнителями ролей Т. и М. были С.В.Халютина и А.Г.Коонен. Лит.: Шкунаева И. Бельгийская драма от Метерлинка до наших дней. М., 1973; Зингерман Б. Очерки истории драмы XX века. М., 1979.

Другие сочинения по этому произведению

О чем заставила меня задуматься пьеса М. Метерлинка «Синяя птица» Тема поиска в пьесе Метерлинка «Синяя птица» «Одухотворение» мира в пьесе Мориса Метерлинка «Синяя птица»

www.allsoch.ru

Метерлинк М. Синяя птица

…Стоило только надеть шапочку и повернуть алмаз справа налево, и тогда открывались души предметов, тогда человек мог видеть душу хлеба, вина, перца, сахара всех решительно других предметов вокруг себя. Надо было повернуть алмаз немного дальше – и было видно прошлое, еще немного и было видно будущее.— Хочешь примерить? – спросила фея Тильтиля.

И Тильтиль надел зеленую шапочку и повернул алмаз. И вдруг старая фея превратилась в чудесную сказочную принцессу. Камни стен в хижине дровосека начали светится, делаться синими, прозрачными и ослепительно сверкать. Вся бедная обстановка комнаты волшебно изменилась. Простой некрашеный кухонный стол обратился в беломраморный. Из квашни полезли странные смешны человечки, цвета хлебной корки, осыпанные мукой. Это были души хлебов, которые пекла жена дровосека. Они принялись прыгать вокруг стола, а за ними, извиваясь от смеха, гонялся выскочив из очага, долговязый красный верзила, от которого довольно скверно пахло. Там, где лежали собака и кошка, вдруг появились две фигуры – души собаки и кошки.— Что это за господин с собачьей головой? – спросил Тильтиль.— Разве ты не узнаешь? – ответила фея. – Это душа вашей собаки.Рыча и прыгая, Пес бросился к Тильтиль, целовать его и говорить:— Божество мое! Здравствуй! Здравствуй! Наконец-то я могу говорить с тобой. Сколько я ни лаял, ни вилял хвостом, ты не понимал меня. Здравствуй! Здравствуй! Я люблю тебя! Я тебя!А кот, пригладивши волосы гребнем, умыв руки, прихорашивал свои усы и, церемонно протягивая руку Митиль, говорил:— Здравствуйте, барышня! Как вы сегодня красивы!Из угла, где был кран для воды, послышался шум: это в раковину светящимися струями текла вода. И вдруг из этих струй вышла душа воды, похожая на молодую девушку, с распущенными волосами, и сейчас же завела драку с огнем. Со стола упал кувшин с молоком и разбился, и тогда из молока, разлившегося по полу, поднялось большое белое существо, конфузливое и приветливое.— Кто эта дама в рубашке? Его она боится? – спросил Тильтиль.— Это душа молока, — ответила фея.

Сахарная голова, стоявшая подле шкафа, вдруг стала расти, шириться. Бумага, в которую была завернута она, лопнула, и оттуда вышло смешное существо, в платье на половину в бeлом, на половину в синем, с глуповатой улыбой на лице.— А это душа сахара, — сказала фея.— А есть у него леденцы? – спросила маленькая Митиль.— О, да! – ответила фея. — Все карманы у него набиты леденцами, и каждый палец – леденец.Вдруг лампа упала со стола. Вспыхнуло пламя и превратилось в светящуюся молодую девушку необычайной красоты, в ослепительно сверкающих прозрачных одеяниях.— Это королева! – воскликнул Тильтиль.— Это святая дева? – шепнула Митиль.-Это душа святая! – ответила фея.И как раз в эту минуту кто-то три раза стукнул в дверь.Тильтиль догадался, что это отец, услыхавший шум в комнате где спали дети.— Поверни скорее алмаз! Слева направо! – заторопила фея.

Мальчик повернул алмаз, но так быстро, что души предметов не смогли успеть вернуться на свои места. Стены хижины перестали светиться, фея успела снова стать безобразной старухой; но в общей суматохе Огонь метался по комнате и ни как не мог найти своего очага: один из Хлебов не нашел себе места в квашне и принялся рыдать и кричать от ужаса; Вода никак не могла попасть обратно в кран, а Сахар, суетясь вокруг своей обертки хныкал:— Я порвал свою обертку.Пес и Кот замешкались тоже.Плохо пришлось молоку: кувшин его был разбит.А стук в дверь повторился, еще и еще.Тогда фея предложила всем идти вместе с детьми за Голубой птицей.— Скорее! Скорее! Терять времени нельзя! – торопила фея.Удлинилось и раскрылось окно, и все осторожно вышли через него, а в комнате снова стало темно; и когда приоткрылись двери и в комнату заглянули дровосек и его жена, все было тихо и спокойно. И оба – и мать, и отец – решили: дети спят на своих кроватках.

www.ababilova.com

Морис Метерлинк. Синяя птица - Метерлинк Морис Синяя птица

  1   2   3   4   5   6   7

Метерлинк Морис

Синяя птица

Морис Метерлинк

Синяя птица

Феерия в шести действиях,

двенадцати картинах

Картины

Картина первая. Хижина дровосека.

Картина вторая. У Феи.

Картина третья. Страна Воспоминаний.

Картина четвертая. Дворец Ночи.

Картина пятая. Лес.

Картина шестая. Перед занавесом.

Картина седьмая. Кладбище.

Картина восьмая. Перед занавесом, изображающим красивые облака.

Картина девятая. Сады Блаженств.

Картина десятая. Царство Будущего.

Картина одиннадцатая. Прощание.

Картина двенадцатая. Пробуждение.

Действующие лица

(в порядке их выхода на сцену)

Мать Тиль.

Тильтиль.

Митиль.

Фея.

Души Часов.

Хлеб.

Огонь.

Пес.

Кошка.

Вода.

Молоко.

Сахар

Душа Света.

Отец Тиль.

Бабушка Тиль.

Дедушка Тиль

Пьеро.

Робер.

Жан.

Мадлена.

Пьеретта.

Полина.

Рикетта.

Ночь.

Сон.

Смерть.

Призраки.

Насморк.

Духи Тьмы.

Ужасы.

Звезды.

Дух Дуба.

Дух Бука.

Дух Вяза.

Дух Тополя.

Дух Сосны.

Дух Кипариса.

Дух Липы.

Дух Каштана.

Дух Березы.

Дух Ивы.

Дух Дубка.

Кролик.

Дух Плюща.

Конь.

Бык.

Вол.

Корова.

Волк.

Баран.

Свинья.

Петух.

Коза.

Осел.

Медведь.

Тучные Блаженства.

Самое Тучное Блаженство.

Рабыни.

Великие Радости.

Детские Блаженства.

Домашние Блаженства.

Лазоревые Дети.

Хранительницы Детей.

Король Девяти Планет.

Время.

Соседка Берленго.

Ее внучка.

Костюмы

Тильтиль - костюм Мальчика-с-Пальчик из сказок Перро: темно-красные панталоны, коротенькая курточка нежно-голубого цвета, белые чулки, желтые башмаки.

Митиль - костюм Гретель или Красной Шапочки.

Душа Света - газовое платье лунного цвета, то есть бледно-золотистое с серебряными блестками; от этого платья словно исходят лучи. Покрой новогреческий или же англо-греческий в духе Вальтера Крэна или же близкий к ампиру. Высокая талия, голые руки. Прическа - нечто вроде диадемы или даже легкой короны.

Фея Берилюна, она же соседка Берленго - традиционный костюм нищенок из волшебных сказок. Превращение Феи в принцессу в первом действии можно опустить.

Отец Тиль, Мать Тиль, Дедушка Тиль, Бабушка Тиль - костюмы дровосеков и немецких крестьян из сказок братьев Гримм.

Братья и сестры Тильтиля - варианты костюма Мальчика-с-Пальчик.

Время - классический костюм бога времени: широкая черная или же темно-синяя мантия, длинная седая борода, коса, песочные часы.

Материнская Любовь - костюм, напоминающий одежду Души Света, а именно: легкие, белоснежные, почти прозрачные покровы греческой статуи. Жемчуга и драгоценных камней на ней может быть сколько угодно и самых что ни на есть ярких, лишь бы это не нарушало чистой и целомудренной гармонии целого.

Великие Радости - как сказано в пьесе, блистающие одежды тонких и нежных оттенков: распускающейся розы, сверкающих на солнце вод, янтарной росы, утренней лазури и т. д.

Домашние Блаженства - платья разных цветов или, если угодно, костюмы крестьян, пастухов, дровосеков и т. п., но только приукрашенные, феерические преображенные.

Тучные Блаженства - до превращения: просторные тяжелые мантии из красной и желтой парчи, крупные, массивные драгоценности и т. д; после превращения: трико шоколадного или же кофейного цвета, как у картонных паяцей.

Ночь - широкая, черная, с огненно-золотистым отливом риза, усыпанная таинственно мерцающими звездами. Вуаль, темно-красные у маки и т. д.

Внучка соседки - золотистые волосы, длинное белое платье.

Пес - красный фрак, белые панталоны, лакированные сапожки. клеенчатая шляпа - костюм, отчасти похожий на наряд Джона Буля.

Кошка - трико из черного шелка с блестками.

Головы Пса и Кошки должны лишь отдаленно напоминать головы животных.

Хлеб - роскошный наряд паши: широкий халат из шелка или из алого, шитого золотом бархата. Высокий тюрбан. Ятаган. Огромный живот, необыкновенно толстые румяные щеки.

Сахар - шелковое платье, вроде тех, что носят евнухи, синее с белым, как бумага, в которую завертывают сахарные головы. Головной убор, как у хранителя сераля.

Огонь - красное трико, багровый, на золотой подкладке, переливчато сверкающий плащ. Шляпа с султаном из разноцветных огненных языков.

Вода - платье цвета времени из сказки "Ослиная шкура", то есть голубовато-зеленоватое, с прозрачным отливом, из как бы струящегося газа; покрой платья тоже новогреческий или же англо-греческий, но только оно шире и воздушное. Головной убор из цветов и водорослей или же из метелок камыша.

Животные - костюмы крестьянские, простонародные.

Деревья - одежды зеленого цвета самых разнообразных оттенков или же цвета древесной коры. Их можно отличить по листьям и ветвям.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

КАРТИНА ПЕРВАЯ

ХИЖИНА ДРОВОСЕКА

Сцена представляет хижину дровосека, по-деревенски простую, но не убогую. Догорающий очаг, кухонная утварь, шкаф, квашня, часы с гирями, веретено, умывальник и т. п. На столе зажженная лампа. По обеим сторонам шкафа спят, свернувшись клубком, собака и кошка. Между ними большая синяя с белым сахарная голова. На стене висит круглая клетка с горлицей. В глубине - два окна с закрытыми изнутри ставнями. Под одним окном скамья. Налево входная дверь на крепкой задвижке. Направо другая дверь. Лестница на чердак. Тут же, справа, две детские кроватки; у изголовья каждой из них аккуратно сложена на

стуле одежда.

При поднятии занавеса Тильтиль и Митиль спят сладким сном на своих кроватках. Мать Тиль в последний раз поправляет им на ночь одеяла и, склонившись над ними, любуется их безмятежным сном, затем машет рукой Отцу Тилю, который в эту минуту просовывает голову в приотворенную дверь. Приставив палец к губам в знак того, чтобы он не нарушал тишины, она гасит лампу и на цыпочках уходит в дверь направо. Сцена некоторое время погружена во мрак, потом сквозь щели ставен начинает пробиваться постепенно

усиливающийся свет. Лампа на столе зажигается сама собой.

Дети просыпаются и садятся на своих кроватках.

Тильтиль. Митиль!

Митиль. Тильтиль!

Тильтиль. Ты спишь?

Митиль. А ты?..

Тильтиль. Значит, не сплю, если говорю с тобой...

Митиль. Сегодня рождество, да?..

Тильтиль. Нет, не сегодня, а завтра. Только в нынешнем году святочный дед ничего нам не принесет...

Митиль. Почему?..

Тильтиль. Мама говорила, что она не успела сходить за ним в город... Он придет к нам на будущий год...

Митиль. А долго ждать до будущего года?..

Тильтиль. Порядочно... Сегодня ночью он придет к богатым детям...

Митиль. А-а!..

Тильтиль. Что я вижу!.. Мама забыла потушить лампу!.. Знаешь что?..

Митиль.?..

Тильтиль. Давай встанем!..

Митиль. Нам это не разрешается...

Тильтиль. Да ведь никого нет... Ты видишь ставни?..

Митиль. Ой, как они светятся!..

Тильтиль. Это праздничные огни.

Митиль. А у кого праздник?

Тильтиль. Напротив, у богатых детей. У них елка. Мы сейчас откроем ставни.

Митиль. А разве можно?

Тильтиль. Конечно, можно, раз мы одни. Слышишь - музыка?.. Вставай!

Дети встают, бегут к окну, взбираются на скамью и открывают ставни. Комнату

заливает яркий свет. Дети жадно смотрят на улицу.

Тильтиль. Все видно!..

Митиль (заняв на скамье неудобное место). А я ничего не вижу.

Тильтиль. Снег идет!.. Вон две кареты шестериком!..

Митиль. Вышли двенадцать мальчиков!..

Тильтиль. Глупышка! Это не мальчики, а девочки!

Митиль. Да они же в штанишках!

Тильтиль. Много ты понимаешь! Не толкайся!

Митиль. Я тебя не трогаю.

Тильтиль (захватил один всю скамью). Заняла всю скамью!..

Митиль. Это ты занял, а не я!

Тильтиль. Да замолчи ты! Вон елка!

Митиль. Какая елка?..

Тильтиль. Рождественская!.. А ты смотришь на стену!

Митиль. Смотрю на стену, потому что ты меня совсем столкнул.

Тильтиль (уступает ей крошечное местечко на скамье). Ладно уж!.. Ну что, успокоилась?.. А свечей-то сколько, свечей!..

Митиль. А что это они так гремят?

Тильтиль. Вон те?.. Это музыканты.

Митиль. Они сердятся?

Тильтиль. Нет, они просто устали.

Митиль. Еще карета, запряженная белыми конями!..

Тильтиль. Молчи!.. Смотри лучше!..

Митиль. А что это там такое золотое висит на ветках?..

Тильтиль. Ах, боже мой, игрушки!.. Сабли, ружья, солдатики, пушки...

Митиль. А кукол там тоже понавесили?..

Тильтиль. Кукол?.. Нет, куклы - это чепуха, это им неинтересно...

Митиль. А что это там расставлено на столе?..

Тильтиль. Пирожки, фрукты, пирожные с кремом...

Митиль. Когда я была маленькая, я как-то раз ела пирожное...

Тильтиль. Я тоже. Это вкуснее, чем хлеб, но только пирожных много не дают...

Митиль. А там много пирожных... Весь стол заставлен... Неужели они все съедят?..

Тильтиль. Еще как съедят! А что же, смотреть на них?..

Митиль. А почему они еще не едят?..

Тильтиль. Потому что они не голодны...

Митиль (поражена). Не голодны?.. Почему?..

Тильтиль. Они могут есть, когда захотят...

Митиль (недоверчиво). Каждый день?..

Тильтиль. Я так слыхал...

Митиль. Неужели они все съедят?.. Неужели они ничего не оставят?..

Тильтиль. Кому?..

Митиль. Нам...

Тильтиль. Они нас не знают...

Митиль. А если попросить?..

Тильтиль. Попросить нельзя.

Митиль. Почему?..

Тильтиль. Потому что это запрещается...

Митиль (хлопает в ладоши). Ах, какие же они красивые!..

Тильтиль (в восторге). И они смеются, смеются!..

Митиль. А малыши танцуют!..

Тильтиль. Да, да!.. Давай и мы с тобой танцевать!..

Прыгают от радости на скамейке.

Митиль. Ах, как весело!..

Тильтиль. Им раздают пирожки!.. Они берут их в руки!.. Они едят! Едят! Едят!

Митиль. И малыши тоже!.. По два, по три, по четыре!..

Тильтиль (вне себя от радости). Как вкусно! Как вкусно! Как вкусно!..

Митиль (считает воображаемые пирожки). Мне дали двенадцать!..

Тильтиль. А мне - четырежды двенадцать!.. Но я с тобой поделюсь...

Стук в дверь.

Тильтиль (сразу притих; испуганно). Кто это?..

Митиль (в ужасе). Это отец!..

Они не отпирают, тогда задвижка сама собой со скрипом отодвигается, дверь приотворяется и пропускает старушонку в зеленом платье и в красном чепце. Она горбата, хрома, одноглаза, нос крючком, ходит с палочкой. Сразу видно,

что это - Фея.

Фея. Нет ли у вас Поющей Травы или Синей Птицы?..

Тильтиль. Трава у нас есть, только она не поет...

Митиль. У Тильтиля есть птица.

Тильтиль. Я ее не отдам...

Фея. Почему?..

Тильтиль. Потому что она моя.

Фея. Это, конечно, веский довод. А где птица?..

Тильтиль (показывает на клетку). В клетке...

Фея (надевает очки и рассматривает птицу). Я такую птицу и не возьму она недостаточно синяя. Вам придется пойти поискать ту птицу, которая мне нужна.

Тильтиль. А я не знаю, где она.

Фея. Я тоже. Потому-то и надо ее искать. Обойтись без Поющей Травы я еще в крайнем случае могу, но Синяя Птица мне просто необходима. Я ищу ее для моей внучки моя внучка очень больна.

Тильтиль. Что с ней?..

Фея. Трудно понять. Она хочет быть счастливой...

Тильтиль. Ах вот что!..

Фея. Вы знаете, кто я?..

Тильтиль. Вы немного похожи на нашу соседку, госпожу Берленго...

Фея (вдруг вспылив). Ничуть не похожа!.. Ни малейшего сходства!.. Это возмутительно!.. Я - Фея Берилюна...

Тильтиль. Ах, очень приятно!..

Фея. Вам придется пойти сейчас же.

Тильтиль. А вы с нами пойдете?..

Фея. Мне никак нельзя. Я утром поставила варить

суп, а когда я запаздываю, он непременно выкипает... (Показывает сперва на потолок, потом на очаг, потом на окно.)

Откуда вы хотите выйти: отсюда, отсюда, отсюда?..

Тильтиль (робко показывает на дверь). Нельзя ли отсюда?..

Фея (снова вспылив). Никак нельзя! Отвратительная привычка!.. (Указывает на окно.) Мы выйдем отсюда... Ну?.. Что же вы?... Одевайтесь!..

Дети проворно одеваются.

Я помогу Митиль...

Тильтиль. У нас башмаков нет....

Фея. Это не важно. Я вам дам волшебную шапочку. Где ваши родители?..

Тильтиль (показывает на дверь направо). Там. Они спят...

Фея. А дедушка с бабушкой?..

Тильтиль. Умерли...

Фея. А братишки и сестренки у вас есть?..

Тильтиль. Да, есть. Три братца... Митиль. И четыре сестренки...

Фея. Где же они?..

Тильтиль. Тоже умерли...

Фея. Хотите с ними повидаться?..

Тильтиль. Еще бы!.. Прямо сейчас же!.. Покажите их нам!..

Фея. Я их в кармане не ношу... Но все складывается чудесно: вы с ними увидитесь, когда будете проходить через Страну Воспоминаний. Это как раз по дороге к Синей Птице. Четвертый поворот налево. Что вы тут делали до моего прихода?..

Тильтиль. Мы играли, что едим пирожки.

Фея. У вас есть пирожки?.. Где же они?..

Тильтиль. Во дворце у богатых детей... Поглядите - там так красиво!.. (Тянет Фею к окну.)

Фея (у окна). Да ведь это другие едят, а не вы!..

Тильтиль. Да, но нам все видно...

Фея. И ты не завидуешь?..

Тильтиль. А чему же завидовать?..

Фея. Тому, что они все съедают сами. По-моему, это очень дурно, что они с тобой не делятся...

Тильтиль. На то они и богатые... Ах, до чего же у них красиво!..

Фея. У тебя не хуже.

Тильтиль. Ну да!.. У нас темно, тесно, пирожков нет...

Фея. Никакой разницы, только ты этого не видишь...

Тильтиль. Я хорошо вижу, у меня отличное зрение. Я вижу, который час на церковных часах, а отец не видит...

Фея (вдруг вспылив). А я, говорю, что ты ничего не видишь!.. Вот, например, какою я тебе представляюсь?.. Какая я, по-твоему?..

Тильтиль сконфуженно молчит.

Что же ты? Отвечай!.. Вот я сейчас проверю, как ты хорошо видишь!.. Красива я или уродлива?..

Тильтиль еще больше конфузится и молчит.

Почему же ты не отвечаешь?.. Молода я или стара? Румяна или бледна?.. Может быть, у меня горб?..

Тильтиль (стараясь выразиться мягче). Нет, что вы, горб у вас небольшой!..

Фея. А по выражению твоего лица можно заключить, что огромный... Нос у меня крючком, левый глаз выколот?..

Тильтиль. Нет, нет, Я этого не говорил... А кто вам его выколол?..

Фея (все сильнее раздражаясь). Никто мне его не думал выкалывать!.. Дерзкий мальчишка! Противный мальчишка!.. Он еще красивее, чем правый. Больше и яснее. Цвет его - небесно-голубой... А вот мои волосы!.. Золотистые, как спелые колосья... Как самородное золото!.. Они у меня такие густые, что даже голове тяжело... Они падают волнами... Следи за моими руками... (Вытаскивает из-под чепца две жидкие пряди седых волос.)

Тильтиль. Да, я вижу несколько волосков...

Фея (с возмущением). "Несколько волосков"!.. Снопы! Охапки! Заросли! Потоки золота!.. Люди обычно говорят, что они этого не видят, но ты-то, надеюсь, не принадлежишь к числу этих злых слепцов?..

Тильтиль. Нет, нет, те ваши пряди, что на виду, я различаю явственно...

Фея. Надо быть смелым, надо уметь различать и те, что не на виду!.. Странный народ эти Люди!.. Когда Феи вымерли. Люди ослепли, но они даже не замечают этого... Хорошо, что я всегда ношу с собой то, что может зажечь угасшее зрение... Что это я достаю из мешка?..

Тильтиль. Какая хорошенькая зеленая шапочка!.. А что это у нее блестит на пряжке?..

Фея. Большой алмаз, он возвращает зрение...

Тильтиль. Ах вот оно что!..

Фея. Да. Сперва надо надеть шапочку, а затем осторожно повернуть алмаз справа налево - вот так, понимаешь?.. Алмаз надавливает на шишку на голове про эту шишку никто не знает, - и глаза открываются...

Тильтиль. А это не больно?..

Фея. Нисколько - ведь алмаз чудодейственный... Ты сейчас же начинаешь видеть то, что заключают в себе различные предметы, например душу хлеба, вина, перца...

Митиль. И душу сахара тоже?..

Фея (вдруг рассердившись). Ну разумеется!.. Терпеть не могу глупых вопросов... Душа перца не менее интересна, чем душа сахара... Вот все, что я могу дать, чтобы помочь вам найти Синюю Птицу... Кольцо-невидимка и ковер-самолет вам больше бы пригодились... но я потеряла ключ от шкафа, в котором они у меня хранятся... Ах да, я и забыла!.. (Указывает на алмаз.) Смотри!.. Если его держать вот так, а потом слегка повернуть, то открывается Минувшее... Еще немного повернуть - и открывается Грядущее... Все это вам будет очень интересно, очень полезно, и притом алмаз не производит ни малейшего шума...

Тильтиль. Отец отнимет у меня алмаз...

Фея. Он не увидит. Пока алмаз на голове, никто его не увидит... Хочешь попробовать?.. (Надевает Тильтилю на голову зеленую шапочку.) Теперь поверни алмаз... Один поворот, другой...

Только успел Тильтиль повернуть алмаз, как со всеми предметами произошла внезапная и чудесная перемена. Старая колдунья вдруг превращается в прекрасную сказочную принцессу. Камни, из которых сложены стены хижины, светятся синим, как сапфир, светом, становятся прозрачными, искрятся и ослепительно сверкают, точно это самые драгоценные камни. Бедная обстановка хижины оживает и преображается: простой деревянный стол держит себя так величественно, с таким достоинством, точно он мраморный. Циферблат стенных часов прищуривается и добродушно усмехается; дверца, за которой ходит взад и вперед маятник,, открывается, и оттуда выскакивают Души Часов; держась за руки и весело смеясь, они начинают танцевать под звуки прелестной музыки.

Тильтиль, понятно, изумлен, у него невольно вырывается восклицание.

Тильтиль (показывая на Души Часов). Кто эти прекрасные дамы?..

Фея. Не бойся - это Часы твоей жизни, они рады, что хоть ненадолго вырвались на свободу и что их видно...

Тильтиль. А почему стены такие светлые?.. Разве они из сахара или из драгоценных камней?..

Фея. Все камни одинаковы, все драгоценны, но человек видит лишь некоторые из них...

Феерия тем временем продолжается и разрастается. Из квашни вылезают Души Каравая в виде человечков, одетых в трико цвета хлебной корки. Все в муке, они скачут с оторопелым видом вокруг стола, а за ними гоняется, корчась от смеха, вырвавшийся из очага Огонь, одетый в трико цвета киновари с серой.

Тильтиль. Что это за уродцы?..

Фея. Особы не очень важные. Это Души Караваев; пользуясь тем, что наступило Царство Истины, они вышли из квашни, где им было тесно...

Тильтиль. А этот долговязый красный дьявол, от которого дурно пахнет?..

Фея. Тссс!.. Тише! Это Огонь... У него прескверный характер.

Феерия между тем не прекращается. Собака и кошка, до сего времени спавшие, свернувшись клубком, возле шкафа, вдруг просыпаются; слышится дикий вой собаки и мяуканье кошки, затем они проваливаются в люк, а вместо них появляются два существа, одно из которых носит маску бульдога, а другое маску кошки. В ту же минуту человечек с маской бульдога - впредь мы будем именовать его Псом - бросается к Тильтилю, душит его в объятиях, осыпает бурными и шумными ласками, а в это время маленькая женщина с маской кошки мы будем называть ее просто Кошка, - прежде чем подойти к Митиль, умывается

и разглаживает усы. Пес рычит, прыгает, толкается, ведет себя ужасно.

Пес. Мое маленькое божество!.. Здравствуй, здравствуй, мое маленькое божество!.. Наконец-то, наконец-то мне можно говорить! Мне столько нужно сказать тебе!.. Напрасно я лаял и вилял хвостом - ты не понимал меня!.. Но теперь!.. Здравствуй! Здравствуй!.. Я люблю тебя... Я люблю тебя!.. Хочешь, я выкину что-нибудь из ряда вон выходящее?.. Хочешь, покажу фокус?.. Хочешь, пройдусь на передних лапах, попляшу на канате?..

Тильтиль (Фее). Кто этот господин с собачьей головой?..

Фея. Разве ты его не узнал?.. Это Душа Тило, - ты ее освободил...

Кошка (подойдя к Митиль, жеманно и недоверчиво протягивает ей руку). Здравствуйте, барышня!.. Какая вы сегодня хорошенькая!..

Митиль. Здравствуйте, сударыня... (Фее) Кто это?..

Фея. Нетрудно догадаться - тебе протягивает руку Душа Тилетты... Поцелуй ее!..

Пес (отталкивает Кошку). И я!.. Я тоже хочу поцеловать мое маленькое божество!.. Я хочу поцеловать девочку!.. Я хочу расцеловать всех!.. Давайте веселиться! Ух ты!.. Я сейчас попугаю Тилетту!.. Гав! Гав! Гав!

Кошка. Милостивый государь, я с вами незнакома...

Фея (грозит Псу волшебной палочкой). Перестань сейчас же, а то ты снова погрузишься в молчание до конца света...

А феерия идет своим чередом: веретено в углу кружится с невероятной быстротой и прядет пряжу из дивных лучей света. В другом углу вода в кране начинает петь тонким голосом и, превратившись в сверкающий фонтан, низвергает в раковину потоки изумрудов и жемчужин. Из этих потоков выходит Душа Воды в обличье плаксивой девушки с распущенными волосами, в как бы

струящихся одеждах и немедленно вступает в бой с Огнем.

Тильтиль. Кто эта мокрая дама?..

Фея. Не бойся - это Вода вышла из крана...

Со стола падает на пол и разбивается кувшин с молоком. Из разлитого молока

поднимается высокая белая фигура, робкая и стыдливая.

Тильтиль. А кто эта боязливая дама в одной рубашке?..

Фея. Это Душа Молока разбила кувшин...

Сахарная голова, стоявшая около шкафа, растет, ширится и разрывает обертку. Из обертки выходит слащавое, фальшивое существо в холщовой синей с белым

одежде и, подобострастно улыбаясь, подходит к Митиль.

Митиль (опасливо). Что ему нужно?..

Фея. Да ведь это Душа Сахара!..

Митиль (успокоившись). А у него есть леденцы?..

Фея. У него все карманы полны леденцов, каждый его палец - это тоже леденец...

Со стола падает лампа, из нее мгновенно вымахивает пламя и превращается в светозарную девушку несравненной красоты. На девушке длинное прозрачное

ослепительно яркое покрывало. Она стоит неподвижно, как бы в экстазе.

Тильтиль. Это королева!

Митиль. Это богородица!..

Фея. Нет, дети, это Душа Света...

В это время кастрюли на полках начинают вертеться волчком, бельевой шкаф распахивает дверцы, разворачиваются, одна великолепнее другой, ткани лунного и солнечного цвета, с чердачной лестницы скатываются не менее роскошные тряпки и обноски и вливаются в поток тканей. Но вдруг кто-то довольно сильно

стучит три раза в дверь направо.

Тильтиль (испуганно). Это отец!.. Он услышал!..

Фея. Поверни алмаз!.. Слева направо!..

Тильтиль резким движением поворачивает алмаз.

Не так быстро!.. Ах, боже мой! Что ты наделал!.. Зачем ты так круто повернул? Они не успеют занять свои прежние места, и у нас будут большие неприятности...

Фея вновь превращается в старуху, стены меркнут, Души Часов возвращаются в свой футляр, веретено останавливается и т. д. Поднимается суматоха и кутерьма. Огонь мечется как сумасшедший по комнате и все не может найти очаг, а один из Хлебов, не уместившись в квашне, рыдает и испускает вопли

ужаса.

Фея. Что с тобой?..

Хлеб (весь в слезах). В квашне нет больше места!..

Фея (заглядывает в квашню). Есть, есть!.. (Подвигает другие Караваи, возвратившиеся на свои места) А ну, потеснитесь!..

Снова стук в дверь.

Хлеб (в отчаянии, тщетно пытаясь влезть в квашню). Я погиб!.. Он меня первого съест!..

Пес (скачет вокруг Тильтиля). Мое маленькое божество!.. Я еще здесь!.. Я еще могу говорить с тобой! Я еще могу поцеловать тебя!.. Еще! Еще! Еще!..

Фея. Как, и ты?.. И ты еще не спрятался?..

Пес. Мне повезло... Я не могу погрузиться в молчание - слишком скоро захлопнулся люк...

  1   2   3   4   5   6   7 перейти в каталог файлов

ocherk.org

Тильтиль, Митиль, синяя птица | "Мария плюс"

Синяя птица, Тильтиль и Митиль куклы из спектакля «Синяя птица» постановка 2001 г. по пьесе М.Метелинка, в переводе Н.М. Любимова. Режиссер — Владимир Гаранин, художник — Андрей Ефимов, композитор — В.А. Николаев. Приехали к нам из далекого Екатеринбурского театра кукол 05.02.2014 г.

Екатеринбургский театр кукол – театр для всей семьи. В его репертуаре разнообразные по жанрам и формам спектакли для детей и взрослых. Критерии неизменны – качественный драматургический материал, высокий профессиональный уровень и театральная культура. Свой творческий путь театр прошёл со многими режиссёрами, каждый из которых обогатил театр новыми традициями, добавил яркие краски к уже созданным языку и стилю. Театр с большой ответственностью относится к своей общепризнанной репутации одного из лучших театров кукол России, много творческих и организационных сил отдает для того, чтобы порадовать горожан своими спектаклями и проектами, а также с успехом представляет театральное искусство Екатеринбурга на престижных российских и зарубежных театральных форумах – фестивалях, конкурсах, гастролях, всё более расширяя географию своих творческих контактов. Спектакли Екатеринбургского театра кукол побывали на зарубежных фестивалях и форумах Голландии, Германии, Сербии, Норвегии, Франции, Италии, Финляндии. 

В 2012 году театр отметил свой 80-летний юбилей. Этой значительной дате было посвящено множество мероприятий, в том числе и VI Международный фестиваль театров кукол «Петрушка Великий», собравший кукольников из 9 стран мира и 9 городов Российской Федерации. Завоевавший авторитет не только среди кукольников России, но и имеющий широкую известность за её пределами, Екатеринбургский театр кукол по праву считается одним из лучших в России, любим зрителями города и гостями Екатеринбурга. 

Подробнее о театре читайте: http://www.uralkukla.ru/

Поделиться ссылкой:

Понравилось это:

Нравится Загрузка...

Похожее

mariaplus.ru

Характеристика митиль из повести синяя птица

Ответ оставил Гость

ИЛЬТИЛЬ И МИТИЛЬ (фр. Tiltill, Mitill) — герои феерии М. Метерлинка «Синяя птица» (1905), маленький мальчик в костюме Мальчика-с-Пальчика, его младшая сестричка в платье Красной Шапочки. Через костюмы героев Перро автор стремится привлечь внимание к сказочной стихии пьесы. Образ ребенка довольно частое явление в драматургии Ме-терлинка. Причем, как правило, это символ, который имеет, по наблюдению Б.И.Зингерма-на, два значения: символ неведения, безвинного, беспомощного страдания и образ чистых надежд, обращенных в будущее, к счастливым, не родившимся еще поколениям. Вместе с тем Т. и М. вполне живые дети, без нарочитой символической окраски. Они, как и многие их сверстники, радуются подаркам, ждут праздников, особенно Рождества, любят сладости и игры. Но их отец всего лишь бедный дровосек, поэтому Т. и М. только в мечтах съедают по «четырежды двенадцать» пирожных, не забыв при этом поделиться друг с другом. Они действительно очень милые, добрые, общительные и хорошо воспитанные дети. Однажды под Рождество явилась к ним фея и отправила их в путешествие по удивительным местам. То ли это происходило в мечтах, то ли во сне, а может быть, и на самом деле случилось, но по настоянию этой странной феи и с ее чудодейственным алмазом в руках Т. и М. пошли искать Синюю птицу, которая должна помочь выздороветь заболевшей внучке феи. Они побывали в волшебном мире, где действуют не предметы и вещества, а их души — душа Сахара, душа Воды, душа Часов и т.д. Они посетили Страну воспоминаний, где встретились со своими Бабушкой, Дедушкой, умершими в детстве братиками и сестричками, побеседовали с Лазоревыми детьми из Царства Будущего. Но Синей птицы так и не нашли. И это не удивительно: во всех этих чудесных местах Синей птицы — символа счастья — быть не могло. Эта диковинная птица всегда находится рядом. Главное — вовремя разглядеть ее. Т., не раздумывая, отдает свою горлицу, которая давно уже живет в клетке у него в комнате, больной соседской девочке, и горлица становится синей. Подарив счастье ближнему, Т. и сам начинает все видеть по-другому — более красивым, новым, значительным. Горлица, став синей, вырывается из рук девочки-соседки и улетает. «Ничего, не плачь, я ее поймаю», — успокаивает девочку Т. Он обращается к зрителям (или читателям): «…если кто-нибудь из вас ее найдет, то пусть принесет нам — она нам нужна, чтобы стать счастливыми в будущем…» Несомненно, что и сам Т. постарается сдержать обещание и вместе со своей сестрой вновь отправится в поход за Синей птицей. Герои вернулись из своего дивного путешествия повзрослевшими и помудревшими. Они поняли, что счастье — не в обладании Синей птицей, а в ее поиске. В знаменитой постановке «Синей птицы», осуществленной в Художественном театре К.С.Станиславским и Л.А.Сулержицким (1909), первыми исполнителями ролей Т. и М. были С.В.Халютина и А.Г.Коонен.

Оцени ответ

reshebka.com