"Синяя птица": шедевр столетней выдержки. Станиславский синяя птица


«Синяя Птица» М. Метерлинка – волшебная феерия К.С. Станиславского : Daily Culture

Спектакль «Синяя Птица» – произведение, с которого начался новый рубеж в истории драматического и театрально-декорационного искусства, а также мировой культуры в целом. Константин Сергеевич Станиславский (1863-1938) вместе со своим коллегой и другом режиссером Леопольдом Антоновичем Сулержицким (1872-1916) до этой постановки на протяжении нескольких лет работали над спектаклями в Московском Художественном Театре (МХТ). Премьера «Синей Птицы» состоялась в честь десятилетия МХТ 30 сентября 1908 года под музыку Ильи Александровича Саца (1875-1912) и с небывалыми декорациями, созданными Владимиром Евгеньевичем Егоровым (1878-1960).

Понимая свою важную роль и миссию как деятеля искусства, стремящегося донести язык театра до широкого круга зрителей, Станиславский все силы и знания вкладывал в актеров, ожидая от них того же. Каждая последующая картина требовала открытия новых сценических принципов постановки. Станиславский искал опору в идее добра, любви к людям, ценил личность и отрицал насилие над человеком в любой форме. Эти тенденции были важны и для Льва Николаевича Толстого, вдохновителя режиссера. Желая увести театр от политических влияний; он постепенно лишал свое искусство прямого социального адреса и прежней публицистической окраски. Взгляд на человека с подобной стороны становился обобщенной моральной категорией. Постепенно, отходя от Чеховских рассказов и пьес до вечных комедий Грибоедова и нравственных произведений Достоевского, Станиславский больше не желал изображать земные страсти и трагический ужас жизни. Он искал гармонию и просветление, с большой любовью к людям хотел доказать и показать, что «синяя птица» счастья – внутри нас.

Константин Сергеевич направляет свое искусство на исследование внутреннего мира человека, «жизни человеческого духа», признает лишь духовное начало. Материальный мир, вещи и быт перестают занимать свое прежнее значение. Предметы являются отражением духовного мира и настроения человека, как спутники жизни они раскрывают нашу внутреннюю суть. Если в других спектаклях Константин Сергеевич воссоздает окружающую действительность по этому принципу, то в "Синей Птице" они существуют как полноправные противники человека. Вещи переходят на уровень людей, оживляются, приобретают духовную основу.

Лучше всех эту сущность могут заметить дети. Маленькие люди иначе относятся к предметам, которые нас окружают: когда Тильтиль и Митиль смотрели в окно за детьми, наблюдая как они играют и вкушают праздничные угощения, ясный ум детей задавался вопросом, «отчего же и им не попробовать?». Вот и ответ на все житейские вопросы человека, да и самого спектакля. В глазах ребенка проблемы разрешаются сразу же, если добавить немного фантазии. Отразить взгляд маленького человека стремился Станиславский. Перед тем как приступить к оформлению и созданию персонажей для спектакля он говорил: «…Мир детских фантазий, ужасов и грез удался Метерлинку в совершенстве. Попробуем и мы помолодеть на тридцать лет и вернуться к отрочеству. Постановка “Синей птицы” должна быть сделана с чистотой фантазии десятилетнего ребенка».

Волшебные и чудаковатые эскизы костюмов и образов персонажей Владимира Егорова необычайно удались ему, в полной мере он передал всю их масштабность и важность. Плавными и текучими были волосы и линии рук Воды, а угловатый, белый и простой Сахар осуществил все возможные детские мечты и фантазии о сладком и вкусном сахаре, который всем помогал и делал жизнь более яркой и радостной. Величавого Кота озвучивал тогда Иван Михайлович Москвин (1874-1946) «знакомым вкрадчивым людским коварством», а Пса – Василий Васильевич Лужский (1869-1931), став в его исполнении с «покорной человеческой верностью» одним из самых лучших сопровождающих детей в путешествии. Попадая в царство Прошлого, «где давно умершие дедушка с бабушкой, покойно сложив руки, сидели у своего пряничного домика, тоже как будто не проскальзывало ничего мистического, не чувствовалось никакого специфически метерлинковского «страха смерти». Бабушка совсем по-домашнему хлопала ложкой по лбу расшалившихся за столом детей. И только очертания высоких тополей над крышей дома напоминали печально склонившиеся надгробные фигуры».

Художественные критики тех лет отмечали множество достоинств и недостатков постановки; в ней сплетались символические, мистические, а также реалистические настроения. Станиславскому удавалось раскрыть несколько своих главных методов во время представления: и умение актера создавать психологический рисунок роли, позволяющий верно представить зрителю образ персонажа, и искусство оратора, помогающее с большей точностью понять и овладеть чувствами смотрящих. На это были направлены декорации, костюмы и грим актеров. Надо отметить, что именно в этом спектакле был применен «принцип черного кабинета». В момент, когда мальчик и девочка попадают в самую волнующую картину – во дворец злой Ночи, «где на фоне черного бархата вдруг вырастали и шли прямо на детей исполинские призраки на ходулях, где неожиданно вырывались из запретных дверей какие-то летающие тени и слышались таинственные звуки», именно тогда «рождался вовсе не смертельный, а все тот же сказочный ужас, волшебно обрывавшийся видением стремительного полета ярко-синих птиц». Ирреальное сплеталось с реальным и невозможным. В поисках «Синей Птицы» пришлось малюткам проявить отвагу, недетскую стойкость и храбрость.

До сих пор можно увидеть на сцене МХАТа постановку великого режиссера. Для Станиславского в нем отразилось все лучшее, что он хотел создать в театре. За многолетние поиски художественного образа и формы, вернувшись к реалистичному изображению людей, вещей и природы, Константину Сергеевичу удалось воспроизвести на сцене как будто реально существовавшую картину. Больная девочка Митиль и ее заботливый друг мальчик Тильтиль смогли найти удивительную Синюю Птицу, ту, которая была всегда рядом с ними. Ведь счастье всегда рядом, просто люди часто его не замечают. Но, как верно отмечает слова Джона Рескина, Станиславский, только там «…где начинается искание истины, там всегда начинается жизнь...».

Человек, начиная поиск истины, отпускает все проблемы, лишь тогда он замечает, что счастье внутри каждого!

Елена Зверева



www.dailyculture.ru

СИНЕ ФАНТОМ

«Он долго не впускал меня, и слуга бегал от меня к нему и пропадал где-то в глубине дома. Наконец слуга впустил меня в какую-то десятую комнату, совершенно пустую. На стуле сидела толстая собака. Рядом стоял Метерлинк. Я изложил предложение Художественного театра. Метерлинк молчал. Я повторил. Он продолжал молчать. Тогда собака залаяла, и я ушел...»

Это отрывок из воспоминаний Константина Бальмонта, начавшего переговоры о постановке «Синей птицы» в МХТ. У режиссера-реформатора Константина Станиславского на тот момент было два неудачных опыта постановок пьес бельгийского драматурга, но это никоим образом не останавливало намерений мэтра относительно еще одной попытки. В 1908 году режиссер сам договорился о визите, накупил подарков, записал на манжетах тезисы к приветственной речи и прибыл для охмурения философа-символиста в знойный город Ниццу. По прибытии случился казус: элегантного москвича, обвешанного свертками с подарками, встретил на вокзале сам Метерлинк, а Константин Сергеевич его принял за личного шофера драматурга. Но ошибка обернулась самыми теплыми, приятельскими отношениями. Станиславский беззаботно перешел на «ты», разболтался и зачитывать приготовленную речь с тезисами, выписанными на манжетах, перед мнимым шофером не стал. По приезде автомобиля в бенедиктинское аббатство, арендуемое писателем по соседству с его виллой Гросса, все обнаружилось. Но отношения было уже не испортить. В течение нескольких дней Метерлинк со Станиславским выдумывали то, что им никогда, к нашему сожалению, не удалось совместно реализовать, и то, что впоследствии удалось воплотить невероятно здорово лондонской театральной компании Punchdrunk. Собственно, все эти постановки Шекспира и кого скажете – это не спектакли в строгом смысле классического театра. Это именно то, что придумали тогда Станиславский с Метерлинком в Ницце. А именно: арендуется большое здание, фабрика или школа, и на разных этажах идет фрагментами действие того, что условно можно назвать, скажем, Макбетом. Зрители, произвольно выбранные, маленькими группками ходят хаотично от площадки к площадке и вовлекаются непосредственно в игру актеров. «Зрители вместе с актерами будут переходить с одного места аббатства к другому, чтобы смотреть мизансценированную в природе пьесу».

Этой затее не суждено было тогда получить воплощение, а вот идея с постановкой «Синей птицы» была реализована на славу. Спектакль увидел свет рампы осенью 1908 года и на целое столетие стал фирменной визитной карточкой Художественного театра, тогда как символом и эмблемой была и остается чеховская «Чайка». После раздела театра на «ефремовский МХАТ» и «доронинский МХАТ», «Синяя птица» стала трофеем театра на Тверском бульваре, и графическое изображение чайки там воспринимается скорее уже как изображение метерлинковской птицы. Этот спектакль – единственный, поставленный отцом-основателем МХТ, дошедший до наших дней в приблизительно том же режиссерском рисунке. В театре работает режиссер, ответственный за вводы в «Синюю птицу», но это уже скорее дань легенде и традиции, чем спектакль-чудо, поразивший когда-то невиданными световыми эффектами и особой таинственной и доверительной атмосферой.

Что касается меня, то сначала я прочла эту сказку в книжке в десять глав, составленной по мотивам пьесы неофициальной первой женой Метерлинка, актрисой Жоржеттой Леблан, которая приезжала в Москву на спектакль и была поражена увиденным. Такого, по ее словам, «погружения в чудо» она никогда не испытывала. Дети были согласны с ней, и в театр приходили коробками письма с просьбой отложить билеты на спектакль. В течение нескольких лет достать их было практически невозможно. Докатился спектакль и до 80-х годов ХХ века, в которые я и посмотрела его с превеликим детским удовольствием. На сцене все время менялся свет, ночь сменялась ярким днем, утренний туман превращался в вечерние опаловые сумерки в саду у умерших Бабушки и Дедушки. Звучала музыка то тише, то громче. Это был самый настоящий Театр. Наверное тот, о котором грезил коллодиевский Пиноккио и толстовский Буратино. Лучезарная шкатулка счастья с пылью сцены, пронизанной божественным светом. Это был театр, скрытый со всем своим королевским великолепием и таинственностью за нарисованным очагом в каморке какого-нибудь невероятно бедного папы Карло. Потом я посмотрела «Синюю птицу» в Детском музыкальном театре у дочери композитора постановки Наталии Сац. Это был уже балет, состоявшийся в 1985 году, через 75 лет после мхатовской премьеры, ставший коронным номером, семейным гербом первого в мире Детского музыкального театра, его архитектурно-композиционным символом, его родовым талисманом. Чудо, которое являет нам собой неуловимое, казалось бы, понятие «Театр», как нельзя лучше тогда передавалось именно постановкой театра Сац. Даже не самой постановкой, а организацией атмосферы вокруг нее. При входе в фойе детей встречали на навесных балконах персонажи сказок, они болтали со своим зрителем сверху, на необходимой дистанции. Можно было видеть и говорить, потрогать – нет. До третьего звонка звучала, начиная от самой вешалки, словно нескончаемая нанизываемая мантра, навсегда запомнившаяся музыкальная фраза: «Мы длинной вереницей идем за синей птицей». А на сцену перед спектаклем выходила величественная Наталья Ильинична, в чем-то слепящем глаза, и чуть задыхающимся голосом пересказывала, уже в который раз, диалог своего детства:– Папа, а кто такая эта Синяя птица?– Это птица счастья. Но поймать ее нельзя.– Я поймаю ее обязательно, папа.

После первой премьеры ученики Станиславского, режиссеры Леопольд Сулержицкий и Евгений Вахтангов, повторили мхатовскую постановку в Париже. С того времени «Синяя птица» не сходит со сцен многих театров мира. Иногда он получается донельзя фантасмагоричным, как и было задумано Метерлинком. Иногда светлым и очень задорным. Такое же разнообразие трактовок царит и в кино-вариантах пьесы Метерлинка: от откровенно костюмерно-бутафорских затей до более концептуальных экранизаций. Несмотря на то, что мир знает невероятное количество постановок пьесы, спектаклем, прославившем это произведение Метерлинка, безусловно является постановка Станиславского, которому удалось абсолютно сознательно превратить детскую марионеточную феерию в сказку, выходящую далеко за границы сценической рампы театра. Он старался не допустить «театральности» и фальшивой клоунады, ведь больше всего ему не хотелось поставить цирковой номер-шутку для ребенка любого возраста. Напротив, было желание из взрослого любого возраста выудить ребенка. К возвращению в этот возраст были призваны все работающие над спектаклем работники театра. Метерлинк был обескуражен и польщен. В 1910 году он написал Станиславскому: «Я знал, что обязан Вам многим, но не предполагал, что обязан всем». Театр победил театральность, засветившись незабываемым и ни с чем несравнимым светом настоящего искусства Театра.

www.cinefantomclub.ru

"Синяя птица": шедевр столетней выдержки

Ни одна из жемчужин Станиславского не дошла до нас, а этот бриллиант уцелел. Пожалуй, только одна «Принцесса Турандот», поставленная в 20-е годы Вахтанговым, может соперничать с шедевром Станиславского по продолжительности существования на сцене.

У тайны столь долгого успеха есть несколько отгадок.

Чаще всего Станиславский был очень серьезен, репетиции растягивались на годы. Каждая мизансцена проверялась сотни раз. Подобно ювелиру, режиссер всматривался в сцену, как в грани алмаза во время огранки, а тут вдруг великий труженик взял паузу.

«Время от времени следуетВыпить стаканчик Клико!»

Для него это был – цитирую – «мой отдых, моя шутка, которая изредка необходима артисту. Во французской шансонетке поется… (читай выше)».

Отчасти эта история напоминает случай с молодым Стивенсоном, который долго не мог расписаться и сочинял унылые философские романы, которые никак не мог дописать до конца, и вдруг издатель предложил написать ему что-нибудь легкое, приключенческое, для подростков. Для мальчишек?! дрогнул Стивенсон и, вернувшись домой, залпом написал свой первый шедевр «Остров сокровищ». Почему залпом? Потому что освободился от тяжкого груза первоначальных установок писать серьезно.

Итак, решившись почти пошалить, выпить стаканчик Клико, создать спектакль для детей Станиславский сначала решил съездить к самому автору, к Морису Метерлинку во Францию, который жил тогда в 6 часах езды от Парижа.

Я (вспоминает Станиславский) собрался в путь по-русски: с множеством свертков и всяких подарков. Записал на манжете пышное приветствие…

Но, увы, на вокзале его никто не встретил, и, как на грех, на перроне не оказалось ни одного носильщика. С охапкой свертков Станиславский направился к стоянке авто, где толпились шоферы. Тут у него потребовали билет, как это принято на Западе. Свертки разлетелись. И тогда какой-то бравый шофер в сером пальто и шоферской фуражке кинулся собрать вещи. Спросил по-французски: месье Станиславски? Усадил в машину и помчал на страшной скорости.

Напуганный скоростью, Станиславский сидел, не говоря ни слова, и только через полчаса решился спросить у шофера: как поживает господин Метерлинк?

-Метерлинк? – воскликнул шофер удивленно, - я и есть Метерлинк!

Станиславский всплеснул руками, и оба долго и громко хохотали.

Этот неожиданный реприманд и стал заглавной буквой для дальнейшей работы Станиславского, который всегда не мог без смеха вспоминать свое знакомство с Метерлинком. В спектакль проникла улыбка, ирония, и ее вечные спутники - печаль и меланхолия.

Отпустив вожжи, Станиславский сделал работу легко и непринужденно. Он позволил актерам даже импровизировать, а сам сосредоточился на изобретении волшебства. Он не захотел ставить просто детскую сказочку, а стал сочинять волшебную притчу о расширении пространства, о путешествии детей за пределы мира, к тайнам бытия.

В этой установке ему помог черный бархат.

Станиславский впервые решил попробовать магию этой ткани, которая – стоит только накрыть вещь ли, актера ли, куском черного бархата – делает предметы незримыми. Бархат придал сцене вид таинственной пропасти, которая прячется за обыкновенным набором предметов: за столом, за кроватью, за кадкой для теста, за огнем в очаге.… Из торжественной игры в невидимки и родилась та божественная сутолока чудес, которая придала спектаклю удивительное очарование ночи и прелесть рассвета, который до сих пор сохранил чистоту бриллианта и блеск огранки и озарил нас лучами волшебства.

Премьера состоялась осенью 1908 года.

Художником постановки был замечательный мастер В. Егоров.

Музыку сочинил композитор И. Сац.

Сестру и брата, Митиль и Тильтиль играли А.Коонен и С. Халютина.

Роль Кота исполнил великий И.Москвин. Верного и глуповатого Пса сыграл В.Лужский, пышный Хлеб – В.Грибунин, ломкий Сахар – А.Горев а роль феи исполнила М.Лилина.

Сказка имела оглушительный успех и у детей и взрослых.

Критик отмечал, «что у зрителей слезы сжимали сердце».

Совершенство работы, сделанной Станиславским легко без изнурения с блеском в духе Моцарта, и обеспечило «Синей птице» ту беспрецедентно долгую жизнь, столетие которой сегодня и отмечает российский театр. Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

ria.ru

«Синяя птица» / «История для театра»

У меня в руках ещё одна драгоценность от издательства «АРТ Волхонка» из серии «Истории для театра».«Синяя птица»!Чудесная волшебная нежная философская сказка Мориса Метелинка, бельгийского драматурга-символиста, писавшего на французском языке. Свою пьесу он написал в 1908 году, а право первой постановки, ещё до публикации пьесы» предоставил Константину Станиславскому в 1909.Вот таким удивительным путём фламандская «Синяя птица» прилетела в Россию на мхатовскую сцену и стала визитной карточкой этого знаменитого театра!

Уникальность этой книги, как и «Принцессы Турандот» заключается в том, что в ней собрано ВСЁ: оригинальный текст пьесы Метерлинка; адаптированный режиссёрский вариант 1920-х годов; речь Станиславского перед труппой МХАТа после прочтения «Синей птицы»; изумительные рисунки Владимира Егорова, новаторские декорации и костюмы которого к спектаклю одобрил сам Метерлинк; описание этих костюмов; фотографии спектакля и актёров; фотографии и краткие биографии всех людей, кто был причастен к созданию этого спектакля-феерии.Главная читательская эмоция – это ощущение сопричастности к магии творческого процесса превращения художественного произведения в спектакль, которому уже больше 100 лет!Я больше чем уверена, что у вас уже есть на книжной полке «Синяя птица». Но здесь совсем другое!Вы только представьте себе, какое удовольствие вы получите, когда начнёте погружаться в мир материализации пьесы.

Почитайте, что пишет Станиславский:«Я счастлив, что пьеса "Синяя птица" при сегодняшнем чтении так восторженно принята вами. Наш любимый и гениальный автор пьесы, Морис Метерлинк, оказал нам большую честь и доверие, которые мы должны оправдть. За нами будет следить не одна Москва».«Прежде всего, нам надо передать на сцене непередаваемое. Мысли и предчувствия Метерлинка так неуловимы и нежны, что они могут не перелететь за рампу. Чтоб этого не случилось, нам – артистам, режиссёрам, художникам, музыкантам, декораторам, машинистам, электротехникам – надо проникнуться как можно глубже мистицизмом автора и создать на сцене атмосферу, неотразимую для публики».«Постановка "Синей птицы" должна быть сделана с чистотой фантазии десятилетнего ребёнка. Она должна быть наивна, проста, жизнерадостна, весела и призрачна, как детский сон; красива как детская грёза, и вместе с тем величава, как идея гениального поэта и мыслителя».- Для исполнения перечисленных задач Константин Станиславский работал над «Синей птицей» с помощником Леопольдом Сулержицким. Вместе они придумали принцип «чёрного кабинета», необходимый для волшебных превращений в ходе сказки: его обеспечивали чёрный бархат и специальная осветительная техника.Я в и

«Обойтись без музыки в пьесе Метерлинка невозможно. Наш музыкант и композитор придумал новые комбинации звуков, красивых и неожиданных для уха».

- Автором музыки стал талантливейший Илья Сац, ученик С.Танеева, который присутствовал на всех репетициях, принимал непосредственное участие как режиссёр и в изучении пьесы и в разработке плана постановки.

«Декорации должны быть наивны, посты, легки и неожиданны, как детская фантазия. При внешней постановке «Синей птицы» больше всего следует бояться театральности, так как она способна превратить сказку-сон, грёзу поэта в обычную феерию».- Декорации и костюмы создал Владимир Егоров, ученик знаменитого архитектора Ф.Шехтеля и они стали одной из важных составляющих успеха новой постановки. В книге в качестве иллюстраций использованы эскизы костюмов и декораций Егорова.

Рисунки и черно-белые фотографии первых исполнителей на каждой странице!Роскошное подарочное исполнение.Книга адресована (будет интересна) любителям театра всех возрастов, да и всем культурным людям.Выпущена лимитированным тиражом.

Надеюсь, вы не удивитесь, если я сообщу о том, что «Синяя птица» до сих пор идет на сцене МХАТА (им. Горького) в режиссуре К. Станиславского и Л. Сулержицкого! Какой это сильный, выразительный, яркий, запоминающийся спектакль! Когда нам рассказывают про гений Станиславского, все крайне слабо понимают, почему именно он заслуживает таких аплодисментов восторга в свой адрес, но вот «Синяя птица» во МХАТе имени Горького – тому живое убедительное доказательство. Какие декорации! Какие удивительные костюмы! Какая пластика у артистов! Какие мизансцены!Всё о чем рассказывается в этой книге, предстаёт воочию вашим глазам!

Не устану благодарить издательство АРТ Волхонка за такие сокровища, как серия «История для театра»!Лучше синица в руке, чем журавль в небе?Нет! Лучше всего в руках - «Синяя птица»!Причем желательно в виде книги и билетов на спектакль!)

Морис Метерлинк "Синяя птица"в издательстве АРТ Волхонкана Лабиринтев Озоне

ФОТО КНИГИ

ФОТО СПЕКТАКЛЯ и немного про костюмы *из книги «Синяя птица»

СВЕТ: Платье лунного цвета, бледно-золотистое с серебристыми отливами, сверкающие газовые ткани, образующие как бы лучи и т.п. Стиль нео-греческий и англо-греческий (в духе Вальтер Крена) или отчасти ампир. Высокая талия, обнажённые руки. На голове диадема или даже лёгкая корона.

ХЛЕБ: Пышный костюм паши. Широкое платье из красного шёлка или бархата. Пышный тюрбан. Ятаган. Огромный живот, багровое лицо, очень отвислые щёки.

САХАР: Шёлковое платье вроде платья евнухов, наполовину белое, наполовину синее, напоминает обёрточную бумагу сахарных голов. Головной убор евнуха.ТИЛЬТИЛЬ: Костюм Мальчика-с-Пальчика. Красные штанишки, коротенькая голубая курточка, белые чулки. Тёмно-желтые башмаки.МИТИЛЬ: Костюм Гретель или Красной шапоки.

«Принцесса Турандот» / «История для театра»

Издательство АРТ ВолхонкаМы стараемся делать книги так, чтобы, взяв в руки, читатель не смог с ними расстаться! Книгу нам хочется видеть настоящим произведением искусства, где всё равноценно – и содержание, и дизайн, и иллюстрации, и качество полиграфического исполнения.На протяжении нескольких лет издательство работало преимущественно с литературой по искусству, сотрудничая с ведущими музеями страны, и накопило огромный опыт. У нас большие перспективные планы в этой области!Особое направление – книги для детей. Миссия издательства – привлечь младшее поколение к миру искусства. Авторы – искусствоведы, художники, музыканты – легко и доступно рассказывают юным читателям о том, что увлекает их самих. А изобретательный дизайн, равноправно взаимодействующий с текстами, делает эти издания особенными. Книги «Арт-Волхонки» интересны и взрослым, то есть это – книги для семейного чтения.Издания, посвященные отечественной истории, – еще одно направление работы издательства.

Благодарю лучшую книжницу России trukhina за возможность познакомиться с издательством «АРТ Волхонка»!

pamsik.livejournal.com

Спектакль "Синяя Птица" 1908 г

21 ноября 2008г. МХАТ им. М. Горького спектаклем "СИНЯЯ ПТИЦА" отмечает 100-летие постановки К.С. Станиславским этой волшебной пьесы М. Метерлинка на русской сцене. 13 октября 1908 года на сцене Московского Художественного театра состоялась премьера пьесы выдающегося бельгийского драматурга Мориса Метерлинка «Синяя птица» в постановке Константина Сергеевича Станиславского, его первого помощника Леопольда Антоновича Сулержицкого и Ивана Михайловича Москвина. Вряд Вряд ли в истории всего мирового театра были другие примеры спектакля, не сходящего с подмостков на протяжении целого века. Абсолютно точного количества спектаклей, сыгранных за сто лет, никто не знает, но можно с уверенностью сказать, что он был показан зрителям не менее четырёх с половиной тысяч раз. Сколько же поколений гимназистов и гимназисток, школьников, октябрят и пионеров с мамами-папами, учительницами, тётушками, соседями и приезжающими в Москву родичами и друзьями прошли длинной вереницей за «Синей птицей», замирали при виде Феи, смеялись, когда пыхтел Хлеб, кряхтели при виде ужасов на ходулях, потрясённо стихали, попадая в гости к умершим Дедушке и Бабушке. Сегодня, в момент двойного юбилея – собственного и 110-летия самого театра, – «Синяя птица» смотрится как краткая история МХАТа и вместе с ним всего XX столетия. Путешествие Тильтиля и Митиль по загадочному потустороннему миру прочитывается сегодня как образ долгой-долгой жизни в эпохах, не оставлявших порой, кажется, даже малой надежды на перемены к лучшему, но при этом неизменно дарящих надежду на спасение. Благодаря искусству, благодаря открытой душе и ещё – детскому мироощущению… Романтический и сентиментальный Метерлинк и столь же романтический и сентиментальный Станиславский хорошо знали, что так же, как в каждом взрослом жива душа ребёнка, так и в каждой детской душе закодирована вся взрослая жизнь, с её прошлым, настоящим и будущим, с её жаждой знать: откуда мы взялись, куда идём и куда придём и где она, эта Синяя птица, подобная древу познания добра и зла… «Метерлинк доверил нам свою пьесу по рекомендации французов, мне незнакомых», – вспоминал Станиславский. С 1906 года рукопись неизданной «Синей птицы» была в распоряжении Художественного театра, но спектакль показали лишь осенью 1908-го, в дни празднования десятилетия МХТ. Длительность и затруднённость работы над ней были вызваны тем, что Станиславский, восхищаясь сказкой Метерлинка, категорически отверг полуиронически использованный драматургом сценический язык банальных детских феерий. Отказавшись от авторских ремарок, он самовластно изменил предложенные пьесой незамысловатые условия игры. Он строил спектакль как создание взрослой – а никак не детской – фантазии и верил, что её вольный каприз (диктат свободного вдохновения) подскажет неведомые способы, позволяющие воплотить на сцене то «таинственное, ужасное, прекрасное, непонятное», чем жизнь окружает человека и что увлекало режиссёра в пьесе. Знавший о его планах Метерлинк корректно отступал перед авторитетом режиссёра, но не скрывал, что тот, на его взгляд, рвётся «за пределы возможностей сцены». Но Станиславский достиг своих целей, и могуществом его фантазии сказка о странствиях детей дровосека перемещала героев Метерлинка и с ними зрителей из одних измерений «жизни человеческого духа» в другие, непредвиденные, всё более усложняющиеся и высокие. Разраставшуюся на сцене в первом акте спектакля стихию превращений, блистательно сработанную режиссёрами вместе с художником В. Егоровым, критик С. Глаголь называл «чудом освобождения душ из плена немоты» и свидетельствовал, что их разгоравшееся светлое ликование заражало ответным восторгом зрительный зал. А когда в финале сцены «Лазоревого царства» – навстречу ещё не родившимся душам – под удивительную мелодию «радостный хор матерей вдруг раздавался из неведомой глубины», у зрителей, как пишет Л. Гуревич, «слёзы сжимали сердце». Вспоминая позднее о премьере, Станиславский употребил выражение «спектакль имел очень большой успех». «Синяя птица» сделалась мечтой всех московских детей, – писал он Метерлинку через месяц после премьеры. – Целые школы и отдельные семьи присылают ко мне депутации и прошения, написанные неуверенным детским почерком, с просьбой достать билеты на «Синюю птицу». Благодарный Метерлинк (его супруга, актриса Жоржетта Леблан, будучи в Москве, посмотрела спектакль МХТ) отвечал ему в ноябре 1910 года: «Я знал, что обязан Вам многим, но не предполагал, что обязан всем. И мне остаётся одно: склониться до земли перед самым чистым и самым великим художником театра нашего времени, благодаря его от глубины того лучшего, что заключается в моём сердце». Да, вскоре «Синяя птица» перешла в разряд детских утренников, но в ней всегда, вопреки бессчётным вводам, возобновлениям и сокращениям, жила магия режиссёрской фантазии Станиславского. Сегодня спектакль с успехом идёт на сцене МХАТа им. М. Горького. И многие годы режиссёром по вводам является выпускник самого первого выпуска Школы-студии МХАТ народный артист России ...

my.mail.ru

«Синяя птица» / «История для театра»: moscultura

У меня в руках ещё одна драгоценность от издательства «АРТ Волхонка» из серии «Истории для театра».«Синяя птица»!Чудесная волшебная нежная философская сказка Мориса Метелинка, бельгийского драматурга-символиста, писавшего на французском языке. Свою пьесу он написал в 1908 году, а право первой постановки, ещё до публикации пьесы» предоставил Константину Станиславскому в 1909.Вот таким удивительным путём фламандская «Синяя птица» прилетела в Россию на мхатовскую сцену и стала визитной карточкой этого знаменитого театра!

Уникальность этой книги, как и «Принцессы Турандот» заключается в том, что в ней собрано ВСЁ: оригинальный текст пьесы Метерлинка; адаптированный режиссёрский вариант 1920-х годов; речь Станиславского перед труппой МХАТа после прочтения «Синей птицы»; изумительные рисунки Владимира Егорова, новаторские декорации и костюмы которого к спектаклю одобрил сам Метерлинк; описание этих костюмов; фотографии спектакля и актёров; фотографии и краткие биографии всех людей, кто был причастен к созданию этого спектакля-феерии.Главная читательская эмоция – это ощущение сопричастности к магии творческого процесса превращения художественного произведения в спектакль, которому уже больше 100 лет!Я больше чем уверена, что у вас уже есть на книжной полке «Синяя птица». Но здесь совсем другое!Вы только представьте себе, какое удовольствие вы получите, когда начнёте погружаться в мир материализации пьесы.

Почитайте, что пишет Станиславский:«Я счастлив, что пьеса "Синяя птица" при сегодняшнем чтении так восторженно принята вами. Наш любимый и гениальный автор пьесы, Морис Метерлинк, оказал нам большую честь и доверие, которые мы должны оправдть. За нами будет следить не одна Москва».«Прежде всего, нам надо передать на сцене непередаваемое. Мысли и предчувствия Метерлинка так неуловимы и нежны, что они могут не перелететь за рампу. Чтоб этого не случилось, нам – артистам, режиссёрам, художникам, музыкантам, декораторам, машинистам, электротехникам – надо проникнуться как можно глубже мистицизмом автора и создать на сцене атмосферу, неотразимую для публики».«Постановка "Синей птицы" должна быть сделана с чистотой фантазии десятилетнего ребёнка. Она должна быть наивна, проста, жизнерадостна, весела и призрачна, как детский сон; красива как детская грёза, и вместе с тем величава, как идея гениального поэта и мыслителя».- Для исполнения перечисленных задач Константин Станиславский работал над «Синей птицей» с помощником Леопольдом Сулержицким. Вместе они придумали принцип «чёрного кабинета», необходимый для волшебных превращений в ходе сказки: его обеспечивали чёрный бархат и специальная осветительная техника.

- Автором музыки стал талантливейший Илья Сац, ученик С.Танеева, который присутствовал на всех репетициях, принимал непосредственное участие как режиссёр и в изучении пьесы и в разработке плана постановки.

- Декорации и костюмы создал Владимир Егоров, ученик знаменитого архитектора Ф.Шехтеля и они стали одной из важных составляющих успеха новой постановки. В книге в качестве иллюстраций использованы эскизы костюмов и декораций Егорова.

Рисунки и черно-белые фотографии первых исполнителей на каждой странице!Роскошное подарочное исполнение.Книга адресована (будет интересна) любителям театра всех возрастов, да и всем культурным людям.Выпущена лимитированным тиражом.

Надеюсь, вы не удивитесь, если я сообщу о том, что «Синяя птица» до сих пор идет на сцене МХАТА (им. Горького) в режиссуре К. Станиславского и Л. Сулержицкого! Какой это сильный, выразительный, яркий, запоминающийся спектакль! Когда нам рассказывают про гений Станиславского, все крайне слабо понимают, почему именно он заслуживает таких аплодисментов восторга в свой адрес, но вот «Синяя птица» во МХАТе имени Горького – тому живое убедительное доказательство. Какие декорации! Какие удивительные костюмы! Какая пластика у артистов! Какие мизансцены!Всё о чем рассказывается в этой книге, предстаёт воочию вашим глазам!

Не устану благодарить издательство АРТ Волхонка за такие сокровища, как серия «История для театра»!Лучше синица в руке, чем журавль в небе?Нет! Лучше всего в руках - «Синяя птица»!Причем желательно в виде книги и билетов на спектакль!)

Морис Метерлинк "Синяя птица"в издательстве АРТ Волхонкана Лабиринтев Озоне

ФОТО КНИГИ

ФОТО СПЕКТАКЛЯ и немного про костюмы *из книги «Синяя птица»

СВЕТ: Платье лунного цвета, бледно-золотистое с серебристыми отливами, сверкающие газовые ткани, образующие как бы лучи и т.п. Стиль нео-греческий и англо-греческий (в духе Вальтер Крена) или отчасти ампир. Высокая талия, обнажённые руки. На голове диадема или даже лёгкая корона.

ХЛЕБ: Пышный костюм паши. Широкое платье из красного шёлка или бархата. Пышный тюрбан. Ятаган. Огромный живот, багровое лицо, очень отвислые щёки.

САХАР: Шёлковое платье вроде платья евнухов, наполовину белое, наполовину синее, напоминает обёрточную бумагу сахарных голов. Головной убор евнуха.ТИЛЬТИЛЬ: Костюм Мальчика-с-Пальчика. Красные штанишки, коротенькая голубая курточка, белые чулки. Тёмно-желтые башмаки.МИТИЛЬ: Костюм Гретель или Красной шапоки.

«Принцесса Турандот» / «История для театра»

Издательство АРТ ВолхонкаМы стараемся делать книги так, чтобы, взяв в руки, читатель не смог с ними расстаться! Книгу нам хочется видеть настоящим произведением искусства, где всё равноценно – и содержание, и дизайн, и иллюстрации, и качество полиграфического исполнения.На протяжении нескольких лет издательство работало преимущественно с литературой по искусству, сотрудничая с ведущими музеями страны, и накопило огромный опыт. У нас большие перспективные планы в этой области!Особое направление – книги для детей. Миссия издательства – привлечь младшее поколение к миру искусства. Авторы – искусствоведы, художники, музыканты – легко и доступно рассказывают юным читателям о том, что увлекает их самих. А изобретательный дизайн, равноправно взаимодействующий с текстами, делает эти издания особенными. Книги «Арт-Волхонки» интересны и взрослым, то есть это – книги для семейного чтения.Издания, посвященные отечественной истории, – еще одно направление работы издательства.

moscultura.livejournal.com

«Синяя птица» / «История для театра»

У меня в руках ещё одна драгоценность от издательства «АРТ Волхонка» из серии «Истории для театра».«Синяя птица»!Чудесная волшебная нежная философская сказка Мориса Метелинка, бельгийского драматурга-символиста, писавшего на французском языке. Свою пьесу он написал в 1908 году, а право первой постановки, ещё до публикации пьесы» предоставил Константину Станиславскому в 1909.Вот таким удивительным путём фламандская «Синяя птица» прилетела в Россию на мхатовскую сцену и стала визитной карточкой этого знаменитого театра!

Уникальность этой книги, как и "Принцессы Турандот" заключается в том, что в ней собрано ВСЁ: оригинальный текст пьесы Метерлинка; адаптированный режиссёрский вариант 1920-х годов; речь Станиславского перед труппой МХАТа после прочтения «Синей птицы»; изумительные рисунки Владимира Егорова, новаторские декорации и костюмы которого к спектаклю одобрил сам Метерлинк; описание этих костюмов; фотографии спектакля и актёров; фотографии и краткие биографии всех людей, кто был причастен к созданию этого спектакля-феерии.Главная читательская эмоция – это ощущение сопричастности к магии творческого процесса превращения художественного произведения в спектакль, которому уже больше 100 лет!Я больше чем уверена, что у вас уже есть на книжной полке «Синяя птица». Но здесь совсем другое!Вы только представьте себе, какое удовольствие вы получите, когда начнёте погружаться в мир материализации пьесы.

Почитайте, что пишет Станиславский:«Я счастлив, что пьеса "Синяя птица" при сегодняшнем чтении так восторженно принята вами. Наш любимый и гениальный автор пьесы, Морис Метерлинк, оказал нам большую честь и доверие, которые мы должны оправдть. За нами будет следить не одна Москва».«Прежде всего, нам надо передать на сцене непередаваемое. Мысли и предчувствия Метерлинка так неуловимы и нежны, что они могут не перелететь за рампу. Чтоб этого не случилось, нам – артистам, режиссёрам, художникам, музыкантам, декораторам, машинистам, электротехникам – надо проникнуться как можно глубже мистицизмом автора и создать на сцене атмосферу, неотразимую для публики».«Постановка "Синей птицы" должна быть сделана с чистотой фантазии десятилетнего ребёнка. Она должна быть наивна, проста, жизнерадостна, весела и призрачна, как детский сон; красива как детская грёза, и вместе с тем величава, как идея гениального поэта и мыслителя».- Для исполнения перечисленных задач Константин Станиславский работал над «Синей птицей» с помощником Леопольдом Сулержицким. Вместе они придумали принцип «чёрного кабинета», необходимый для волшебных превращений в ходе сказки: его обеспечивали чёрный бархат и специальная осветительная техника.

«Обойтись без музыки в пьесе Метерлинка невозможно. Наш музыкант и композитор придумал новые комбинации звуков, красивых и неожиданных для уха».

- Автором музыки стал талантливейший Илья Сац, ученик С.Танеева, который присутствовал на всех репетициях, принимал непосредственное участие как режиссёр и в изучении пьесы и в разработке плана постановки.

«Декорации должны быть наивны, посты, легки и неожиданны, как детская фантазия. При внешней постановке «Синей птицы» больше всего следует бояться театральности, так как она способна превратить сказку-сон, грёзу поэта в обычную феерию».- Декорации и костюмы создал Владимир Егоров, ученик знаменитого архитектора Ф.Шехтеля и они стали одной из важных составляющих успеха новой постановки. В книге в качестве иллюстраций использованы эскизы костюмов и декораций Егорова.

Рисунки и черно-белые фотографии первых исполнителей на каждой странице!Роскошное подарочное исполнение.Книга адресована (будет интересна) любителям театра всех возрастов, да и всем культурным людям.Выпущена лимитированным тиражом.

Надеюсь, вы не удивитесь, если я сообщу о том, что «Синяя птица» до сих пор идет на сцене МХАТА (им. Горького) в режиссуре К. Станиславского и Л. Сулержицкого! Какой это сильный, выразительный, яркий, запоминающийся спектакль! Когда нам рассказывают про гений Станиславского, все крайне слабо понимают, почему именно он заслуживает таких аплодисментов восторга в свой адрес, но вот «Синяя птица» во МХАТе имени Горького – тому живое убедительное доказательство. Какие декорации! Какие удивительные костюмы! Какая пластика у артистов! Какие мизансцены!Всё о чем рассказывается в этой книге, предстаёт воочию вашим глазам!

Не устану благодарить издательство АРТ Волхонка за такие сокровища, как серия «История для театра»!Лучше синица в руке, чем журавль в небе?Нет! Лучше всего в руках - «Синяя птица»!Причем желательно в виде книги и билетов на спектакль!)

Морис Метерлинк "Синяя птица"в издательстве АРТ Волхонкана Лабиринтев Озоне

ФОТО КНИГИ

Издательство АРТ ВолхонкаМы стараемся делать книги так, чтобы, взяв в руки, читатель не смог с ними расстаться! Книгу нам хочется видеть настоящим произведением искусства, где всё равноценно – и содержание, и дизайн, и иллюстрации, и качество полиграфического исполнения.На протяжении нескольких лет издательство работало преимущественно с литературой по искусству, сотрудничая с ведущими музеями страны, и накопило огромный опыт. У нас большие перспективные планы в этой области!Особое направление – книги для детей. Миссия издательства – привлечь младшее поколение к миру искусства. Авторы – искусствоведы, художники, музыканты – легко и доступно рассказывают юным читателям о том, что увлекает их самих. А изобретательный дизайн, равноправно взаимодействующий с текстами, делает эти издания особенными. Книги «Арт-Волхонки» интересны и взрослым, то есть это – книги для семейного чтения.Издания, посвященные отечественной истории, – еще одно направление работы издательства.

detskoe-chtenie.livejournal.com