"Рукопись года — 2015" (итоги). Наталья волнистая жж


s.n.a.f.u.

Нравится мне наш проект, на котором меня и похоронят.Хотя нет, какие похороны, сожгут, развеют по ветру среди дерев, их лап, узлов, рогатин (Бальмонт?).На корявом древе канцелярской кнопкой пришпандорят мятый мемориальный лист формата А4.Connection failure – unknown reason.И ниже годы жизни.Причём не мои.Так я вижу своё будущее.

Высший менеджмент свято верит – курс проложен безупречно.Мне же сдаётся, под компас подложен топор.Не похож вон тот дальний берег на Боливию, хоть убей, не похож.

У нас высокопрофессиональная, амбициозная, мотивированная на успех команда, говорили они.Один за всех, все за одного.В едином строю, в пылком трудовом порыве, сердца бьются в унисон.Ввысь, к горниим высотам.Чувствовался контекст – нам не чужда благотворительность, пригрели вас, сирых и убогих.Авось, чего нахватаетесь.Сомнительно, конечно, но вдруг, вдруг.

Выплывая из нирваны, материализуется очередной сгусток интеллекта с непроизносимым именем.Вроде как Брахмапутра, но не Брахмапутра.Интересуется, вы, мол, в начале мая прислали крайне срочный запрос на корректировку, так вот он я, весь горю энтузиазмом.Отвечаем, что, истомясь в ожидании, с помощью метафорической оглобли и чьей-то не менее метафорической матери решили проблему сами.Три недели назад.Вы не должны были так поступать, для решения подобных задач имеются специально обученные гиганты мысли, недовольно сообщает Бхупендра.И отмечает запрос как выполненный.Выполненный им.Выполненный им непосредственно в день получения.

Так и живём.По уши в Индранжитах.

Приятель рассказывал.Его четырёхлетний сынишка спросил: - Папа, что такое попа калипсиса?

Давеча старинный знакомый жаловался, говорил, не работа, а какой-то бесконечный апокалипсис.

Счастливец.У меня попа калипсиса.

Дорогие друзья,хоть и с опозданием, но всё же - спасибо за поздравления и добрые пожелания.

Я жива, и у меня всё в порядке.Ну, почти всё. Что, согласитесь, неплохой показатель.

Прошу прощения, никому не ответила.Работа, ремонт, прочее, работа, ремонт, прочее и т.д.«Прочее» обширно и многообразно. Плюс кризис.солидного возраста.Хочется не читать, а перечитывать.Плыть по течению, куда вынесет, туда и ладно.Живу и созерцаю.

Когда-то одна очень пожилая дама на мой вопрос, как её дела, ответила: - Жизнь ампутирована. А фантомная боль осталась.

Я начинаю её понимать.

Вчера, желая приобщиться к культурному тренду, посмотрела фильм про зомби.Название не вспомню, что-то вроде «Новой эры» или «Новой эпохи».Там такая трогательная девочка-вампир, питалась котиками и птичками, а людьми – исключительно в рамках самообороны.Закончилось апокалипсисом.Короче говоря, в живом человеческом виде осталась одна-единственная дама, к которой девочка питала тёплые чувства.И всё.Ни души.От полюса до полюса одни зомби.Трогательная девочка собирает кучу детёнышей-зомбят, и дама, безвылазно сидящая в бронированном модуле, по громкой связи учит их основам жизни в цивилизованном обществе.Как по мне, так сомнительное предприятие.Но я не о художественных достоинствах.У меня практический вопрос.Вот ежели всех покусали, обратили в себе подобных, то как им жить дальше?С уничтоженной под корень кормовой базой.И ещё: ежели укусить котика, то котик тоже озомбируется?Что по этому поводу говорит кинематограф?

Сын, говорю я, каким образом монтируется твоё заявление о чисто убранной комнате с паутинным безобразием вот в том углу?Это не безобразие, с достоинством отвечает сын, присмотрись повнимательней, это экологически безупречный фумигатор, зовут Аркадий.Присматриваюсь.В центре безобразия окопался упитанный Аркадий.Выглядит вызывающе.По периметру три давно почивших комара и сбрендившая, перепутавшая времена года муха.Ну да, безупречный.И не возразишь.

Во дворе голые печальные клёны.На ветке непонятно как уцелевший ярко-жёлтый лист.Чуть выше примостилась ворона.Лист, уставший цепляться за жизнь, уносится вверх и вправо.Душою в лиственный вечнозелёный рай.Ворона срывается вслед с громким отчаянным карканьем. Плакальщица.В последний путь.

Декабрь, 9-ое.За окном проливной декабрьский дождь.К Новому году приезжают наши французские родственники.Предвкушают настоящую зиму. Еврооптимисты

Обвинили в отсутствии высокодуховности.Объяснили, что высокодуховный человек душой стремится к прекрасному, а сердце и всё прочее отдаёт людям.Не чахнет над накопленным златом, а легко, с радостью расстаётся с пятидесятью долларами на издание сборника стихов никому не известной, но очень, очень талантливой поэтессы.(На вопрос «что так дорого?» был получен ответ «не на газетной же бумаге печатать!»)

Оправдываться бессмысленно, чего нет, того нет.Зато есть хорошая память.Идешь, скажем, себе, и вдруг слышишь смачное чавканье и хруст разгрызаемых костей. Подкрадёшься на цыпочках, заглянешь, а там, за кустами, упомянутая высокодуховная особь урча доедает кого-то, возможно, столь же высокодуховного.Сыто цыкнет зубом, тряхнёт золотыми кудрями и с лирой подмышкой взовьётся к горниим высотам, И парит в эмпирееях, излучая высокодуховное сияние такой силы и яркости, что глазам больно.Слезятся.Как ни прищуривайся, не увидишь кровавых пятен на белоснежном хитоне.

Приходит на пляж дядька с чемоданом.Снимает джинсы, полощет их в море и раскладывает на чемодане. Вытаскивает два полотенца, жёлтенькое в бабочки и беленькое в цветочек, расстилает на песке.Снова лезет в чемодан.Муж говорит, помяни моё слово, счас достанет крутое яйцо и облупит его.Мимо.Дядька выуживает баночку сардин, вскрывает её и с достоинством съедает, аккуратно вымакав масло кусочком хлеба.Надевает высохшие джинсы и уходит со своим чемоданом.И я думаю, может, это реинкарнация.Или безо всякой реинкарнации - такой вот Вечный Отец Фёдор. Как доказательство того, что счастье в движении к цели, а не в достижении оной.

Две тёти метрах в десяти друг от друга. Одна кричит второй: - Таня! Таня! Позвони мне! А то вставать идти лень!

На каждом пляже обязательно наличествует Богатый Румын.Отсылка не к национальности - к состоянию души.У Богатого Румына на груди, округло переходящей в пузо, крест на золотой цепи.На кресте Христос чуть ли не в натуральную величину.Цепь соответствует.Плавать с таким грузом проблематично – утянет на дно.Поэтому Богатый Румын заходит в море по колено и величественно смотрит вдаль, кося огненным глазом на девиц.Девицы не клюют, зато накатывает насмешливая волна, сбивает с ног, и Богатый Румын, отплёвываясь, на четвереньках восстаёт из пены, этакой упитанной лысоватой афродитой.

Или вот спасатель на вышке, скучающий и пресыщенный красавец.На девиц любой степени раздетости – ноль внимания, весь день напролёт тупит в телефон, глаз от него не отрывает.Рядом с вышкой ни каяка, ни аквабайка.Сдаётся мне, спасатель исполняет исключительно статистические функции. Поставить галочку в графе «утопленники».Это если заметит, конечно.Что вряд ли.Мне не встречалось более наглядной иллюстрации тезиса «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих».

Очень пожилая пара под зонтиком. - Мишенька, пойдём окунёмся? Прихрамывая, осторожно заходят.Я, на всякий случай, поглядываю, на спасателя-то надежды нету.На секунду отвлекаюсь и не могу их сразу найти. Вскакиваю и вижу: рассекают безупречным кролем. А из моря также – охая и еле-еле ковыляя.Но крепко держась за руки и улыбаясь друг другу.

К тридцати годам в анамнезе у Ивановой значился пылкий роман с Юрием, нудная повесть с Константином и три коротких, соперничающих по своей бессмысленности рассказа со Станиславом, Максом и Митенькой.Ах да, ещё Сидоров, ну, это вообще заметка в стенгазету. Перечитывать не тянуло.Иванова подумала, не судьба так не судьба, вздохнула и решила уйти из литературы. Записалась на курсы вязания и отправилась в приют за верным другом.

Не знаете, какую? спросили в приюте, походите, присмотритесь, сразу поймёте, ваша собака или нет. Иванова обошла все клетки и вольеры.Сердце ни разу не ёкнуло.Никого больше нету? а за ящиком кто?Это наша Люся, да вы её всё равно не возьмёте, Люся! иди сюда! не бойся!Из-за ящика высунулась Люся, серо-бурой масти, в чёрных пятнах, горбатая какая-то, со зверской мордой, жуть ходячая, а не собака, глянула на Иванову и, за неимением хвоста, приветливо завиляла задом.Люся добрая, но сами ж видите, её уже брали, через два дня вернули, сказали, на улицу стыдно выйти, никому ты, Люсечка, не нужна, несчастливица ты наша.Как и я, как и я, подумала Иванова и сказала, пошли, Люся, мы с тобой споёмся, платить что-нибудь надо?

Соседка аж взвизгнула, ой! это кто? из приюта? там что, человеческих собак не было?!Мальчик из квартиры этажом выше спросил, тётя Даша, а она хохочет? я кино смотрел, они ночью хохочут! мама! давай тоже гиену заведём!

Жизнь упорядочилась.Утром Иванова выводила Люсю, потом на работу, вечером гуляли подолгу. В приюте не обманули – страшная Люся оказалась на диво ласковой и воспитанной особой. Правда, чужих не жаловала, рычала, защищала Иванову от возможных посягательств.Взалкавшему реанимации отношений Сидорову порвала штаны и чуть не прокусила ногу.Дура ты, Иванова, крикнул покусанный Сидоров, и собака у тебя дура, обе бешеные!

На курсах вязания преподавательница сказала, вы многому научились, пора показать ваши умения, через месяц жду готовую вещь, что угодно, выбирайте сами, у кого со временем туго, можете связать платьице для куклы, на последнем занятии мы все вместе оценим ваши работы, ну и для кого вяжете, тот пусть и продемонстрирует.

Сперва Иванова хотела осчастливить себя, но дело не заладилось, на выходе уродство какое-то.И тогда Иванова решила связать пуловерчик Люсе. Осень на носу, холодает.

Ну что ж, сказала преподавательница, стараясь не глядеть на Люсю, вижу, вы старались.

Люся в розовом стала звездой микрорайона, люди останавливались и долго смотрели вслед, одна старушка даже перекрестилась.Иванова не заморачивалась, пусть глазеют, зато Люся не мерзнёт.И связала Люсе фиалковый свитерок.На смену. 

Как-то вечером отправилась за кормом, Люсю привязала у входа. Купила, вышла и обнаружила мужика, с интересом разглядывающего Люсю.Простите за любопытство, это порода такая? спросил мужик.Это собака такая! кому не нравится, пусть не смотрит! рявкнула Иванова, вам всем лишь бы внешность, а на душу – что у человека, что у собаки – вам наплевать! Вам ли на внешность жаловаться, сказал мужик, а собачка мне как раз нравится, ну что, собачка, подружимся? И протянул руку, чтобы погладить Люсю.Осторожней! укусит! она чужих не любит! крикнула Иванова.А Люся, вместо отгрызания  руки, ткнулась башкой в ладонь и заурчала. Хорошая собачка, хорошая, сказал мужик, ну что, осталось с хозяйкой подружиться.

Никуда литература от Ивановой не делась.Пятый год пошёл. Пятый том дописывают.

Юная дама Анета, семи неполных лет:- Когда вырасту, стану космонавткой. У меня получится, потому что я упорная. Если не получится, тогда  женюсь на космонавте. Он полетит, нафотографирует всё, и Землю, и планеты всякие, и мне покажет. А я его ждать буду. Волноваться буду. Позвоню ему, спрошу, ты обедал? быстро иди руки мыть и обедать! Можно в космос звонить, можно же?

Возвращаюсь с работы домой, иду дворами.Навстречу вылетает стайка девиц с криками: - Помогите! Он яблоками кидается!Следом за девицами из-за угла дома выскакивает хулиган.Спрашиваю: - Молодой человек, вы зачем барышень яблоками обстреливаете? Хулиган подумал и спросил:- А что ещё с ними делать?- С яблоками?- И с яблоками.- Логично.Хулиган глянул одобрительно и сказал: - Понимаете.Издал тарзаний вопль и умчался к девицам.Которые чуть в сторонке терпеливо дожидались окончания нашего с ним диалога.

Двое мальчишек.Один, мрачно:- Я всё лето учил английский. По часу. Всё лето учил. На радость маме.

В автобусе напротив меня сидит лохматый ангел.Ангелу скучно.Ангел вертится, крутится, потом говорит: - Смотрите, как я умею!Скашивает глаза к переносице, пальцами растягивает рот и оттопыривает уши – прям Гуинплен, вылитый.Мама ангела дёргает его за рукав:- Ваня, перестань кривляться!Ангел замирает на секунд десять, дольше не выдерживает и сообщает:- Мама тоже так умеет!

На скамейке под моим балконом три барышни младшего школьного возраста.Одна говорит:- У нас в классе китайский мальчик учился. Такой воспитанный, вежливый! Мы с ним только раз подрались!

В конце июля одна Иванова приехала домой, вышла из машины и чуть не наступила на Несчастного Котика. Несчастный Котик глянул с неизбывной скорбью в желтых очах и еле слышным мявом сказал, чего уж там, не стесняйся, топчи, ноги вытирай, я ко всему привык. И ушатался в кусты.Помирать.И так каждый день.Некстати проснувшаяся совесть за две недели обглодала Иванову до костей.Чёрт с тобой, подумала не жаловавшая котов Иванова и сказала, пошли, страдалец.

Первым делом решила котика выстирать, мало ли по каким помойкам шастал. Очень быстро поняла, что стиркой котов должны заниматься специально обученные люди.В скафандрах, желательно глухие.

В интернетах есть всё.Приехал специалист, интеллигентный, в очках, натянул палаческие рукавицы до плеч, поймал котика и удалился в ванную.Судя по котиным воплям и забористому мату, схватка шла на равных. Простите за несдержанность, сказал потный и местами окровавленный мойдодыр, я вынужден удвоить цену.И не поспоришь, подумала Иванова.

В ветклинике сказали, кот домашний, только запущеный сильно, наверно, жил у какой-нибудь бедной старушки, лето, окна настежь, прыгнул за воробьём – и всё, а хозяйка переживает, ищет. Иванова представила себе одинокую старушку, сухонькую и седенькую, в выношенном халате и стоптанных тапках, лишившуюся единственной радости в жизни, и по приезду домой котика сфотографировала, распечатала объявления и расклеила их по всему кварталу.Старушки ушли в несознанку.

Котик осмотрелся, оценил обстановку, отменил конституцию, провозгласил себя императором Бокассой, а Иванову назначил бесправным населением Центральноафриканской республики. Днём в основном дрых, в минуты бодрствования жрал не в себя и с наслаждением драл обои, ночью приходил охотиться на Иванову.Иванова научилась спать не шевелясь, завернувшись в одеяло как в кокон, чтоб ни щёлочки.

Бонусом котик метил всё, что можно и нельзя было пометить. Когда в офисе коллеги начали тревожно принюхиваться, Иванова окончательно осознала: у каждого в жизни должен быть свой персональный крест.И она не исключение.

Записала котика на укорочение.За день до того в дверь позвонили, и прямо с порога тётка из соседнего подъезда с порога заорала, что за дом – одни ворюги! кота на улицу не выпустишь – тут же уведут! чего глаза бесстыжие вылупила?! где Васенька?! Васенька! иди к мамочке! Послушайте, сказала Иванова, у вас на подъезде с августа висит объявление – найден кот, с фотографией. Заняться мне больше нечем, как только рекламы ваши читать! в суд на тебя, воровку, подам! Васенька! Из спальни вышел сонный Васенька, увидел тётку, попытался сбежать, но был схвачен и иммобилизован.

Дверь хлопнула дверью так, что в прихожей сорвалась вешалка для шляп.Иванова попыталась ощутить горечь потери, но не смогла.

За месяц переклеила обои, сменила обивку на креслах.Нет, не печалилась.

Пока тихим сентябрьским вечером не раздался звонок.Васенькина хозяйка с Васенькой на руках оскорблённо выкрикнула, ты что мне подсунула?! это не мой кот! на! сама с ним мучайся! И забросила котика в квартиру.Котик радостно мявкнул и поскакал драть новые обои.

В общем-то, у Ивановой и с мужем похоже получилось.

Мне было девять лет, и я страстно хотела прочесть Графа Монте-Кристо.В детской библиотеке его не водилось, а во взрослой постоянно был на руках.Однажды я почти перехватила вожделенного Графа, но библиотекарша сказала, рано тебе читать такие книги, постой-постой, а как ты сюда попала? мы младших школьников не записываем.Перечеркнула мой формуляр и сунула его в ящик к злостным невозвращателям.Изгнание из рая.

Случайно узнала, что Граф имеется у Викуси, девочки с соседней улицы.Викуся сказала, нет, мама не разрешает выносить книги из дома.Я не сдалась.Подкараулила Викусину маму, когда та вернулась с работы.Конечно, дадим, сказала Викусина мама, читай на здоровье, Вика! принеси книгу! Мам, я сама её читаю! когда дочитаю, тогда и дам, сказала Викуся.Викусина мама удивилась, ты читаешь? молодец! Я тоже удивилась.

Первое время я напоминала о книжке каждую неделю.Потом раз в месяц.Викуся читала и читала и читала.И читала и читала.

Прошёл почти год.Моя мама выяснила, сколько человек и кого именно я позвала на день рождения, вздохнула, отправила папу за вторым тортом, а потом сказала, погоди, а Вика? вы вместе в музыкальную ходите, как-то нехорошо, надо бы и её пригласить. Не хотелось, но пошла. Ну, не знаю, сказала Викуся, столько дел, и уроки, и вообще.Отлично, подумала я.

Братья Томашевские вручили мне велосипедный звонок, не новый, но начищенный до золотого блеска, с невозможной красоты и пронзительности звуком.Подружка Терезка – флакончик из-под настоящих заграничных духов, пахнущий незнакомыми заграничными цветами.Ещё принесли тетрадки, чашку, голубой бант в синий горошек, коробочку неизвестно для чего, царский пятак, много лоскутков для шитья одежды кукле, короче говоря, кучу полезных и нужных вещей. И тут явилась Викуся.С Графом под мышкой.И у меня родилась безумная мысль: вот сейчас она мне его подарит.То есть я понимала, что просто даст почитать, но всё же, всё же.Викуся съела торт, запила сливовым компотом, рассказала, какое платье ей купили, какое платье ей купят  и что летом она поедет на море, а возможно, даже полетит, фыркнула на велосипедный звонок и лоскутки и ушла, как пришла.Не разлучившись с Графом.И, как выяснилось впоследствии, прихватив с собой флакончик.Наверно, в качестве компенсации за бездарно проведённое время.

P.S. Велосипедный звонок я положила на самое видное место.Давая понять родителям, что полдела уже сделано – звонок есть.Увы. Долго обижалась.А по прошествии многих лет сообразила: не купили, потому что я и без велосипеда регулярно, примерно раз в год на ровном месте ломала себе руки-ноги.Родители не хотели осиротеть.

P.P.S. Сейчас могу купить хоть десять велосипедов.Но какой смысл. Звонок потерялся давным-давно.Давным-давно.

Сын подарил репринтное издание «Истории телесных наказаний в России» Евреинова.Подумываю, не отнести ли мне её в офис.Задумчиво перелистывать, нависая над кое-кем. Для полноты восприятия тыкать кое-кого носом в иллюстрации, требуя пересказать своими словами, что изображено вот на этой занятной картинке.И неплохо бы намекнуть сыну, что к следующему празднику буду счастлива получить «Молот ведьм», есть там парочка сильных в воспитательном отношении глав.

В каждой биографии есть парочка постыдных страниц.Я не исключение.В давным-давно растаявшей молодости лихо рифмовала розы с грозами, водился за мной такой грех.Потом прочла «у поэтов есть такой обычай – в круг сойдясь, оплёвывать друг друга», осознала, что суждено мне остаться далеко за кругом, в районе второй кольцевой, а то и за нею.И одумалась.

Но вот давеча напомнили, и всплыло из сто лет назад забытого. Что даже несколько радует – склероз пока ещё на дальних подступах.

Вселенная расширяется – из ничего много шума.Как сказала подруга, для любви надобна праздность.Если сложить две судьбы, должна получиться сумма.От сложения судеб получается разность.

Душа упакована в ставшее скучным тело.А когда-то было мне целого мира мало.Могла взлететь. Почему-то нет, не взлетела.Могла упасть. Но всё-таки не упала.

Через полста лет, беззубо мусоля сушку,Учую, как кто-то рядом начнёт улыбаться.Скажите, а вы знакомы с этой глупой старушкой.Она клянётся – ей всегда, всю жизнь восемнадцать.

Сухонький, высохший в хворостинку старичок внезапно раскатистым басом: - Маргарррита!Идущая впереди дама оглядывается: - Что? Вы мне?- Не вам, - говорит старичок и рукой показывает, мол, иди, куда шла.И снова: - Маргарррррита!Голубиная стая всполошено срывается с места, дребезжат оконные стёкла.Непонятно, как в столь тщедушном организме угнездился львиный рык. - Маргаррррррррита!!!.Из-за дома выстреливает счастливая Маргарита, мчится галопом, рыжая, с чёрными подпалинами и  несуразно большими ушами, явно унаследованными от затесавшегося в родословную бассет-хаунда.- Вот она какая, радость моя! - говорит старичок и смотрит на меня выжидательно.- Красавица, - говорю, - видно же, что красавица.- То-то же! – довольно говорит старичок. И улыбается. Уши взлетают как крылья, ещё чуть-чуть – и Маргарита оторвётся от земли и воспарит над разбуженной утренней улицей, поманит за собой своего старичка и вместе с ним унесётся в небо, в ту сторону, где, очевидно, ещё больше счастья.

В курилке расплодились вайперы.Сидят молчаливые, сосредоточенные.Ритмично сопят-пыхтят.Часто в такт.Прям мурашки по коже.Как будто занесло в самое сердце Тёмной стороны Силы.Вот-вот услышишь: - Люк, я твой отец.

Ивановой позвонила бывшая одноклассница Сидорова, сказала, через месяц соберёмся,  школьные годы чудесные и всё такое, старые любови вспомним, записывать тебя? не тянет? растолстела, что ли? Фёдорову тоже не тянет, слушай, её так разнесло, ужас! я вот ни грамма не набрала, ни граммулечки! конечно, не тянет, позориться не хочет, ой, чуть не забыла, Петров специально из Аргентины прилетит, жалко, Фёдоровой не будет, пусть бы полюбовался, во что превратилась, помнишь, ходили, за ручки держались, не знаешь, чего разбежались, нет? ну что, тебя тоже не считать?Считай, мрачно сказала Иванова, уже потянуло.

В старших классах Сидорова порхала из романа в роман, только с Петровым не прокатило, а ей, Ивановой, вспомнить нечего, разве что недорослика из 10-го «А», как там его звали, вылетело из головы, пару раз подходил, краснел, мялся, мямлил невнятно, в кино приглашал, а у неё болела мама, болела бабушка, после школы бегом домой, какое кино. Хотела перезвонить, отказаться, но представила, что за её спиной расскажет не набравшая ни граммулечки поганка Сидорова.

Весы в унисон с зеркалом были честны. Иванова прошерстила интернет, нашла прекрасную диету – разрешено всё, что терпеть не можете, без соли и сахара, зато ешьте, сколько влезет. Через три дня пыталась посолить утреннюю овсянку слезами.Через неделю по дороге с работы поймала себя на желании отобрать у голубя булку с изюмом. Дни были заполнены борьбой с бунтующим организмом, ночи кошмарами на кулинарную тему.Но выдержала, похудела на два кило, в основном, за счёт нервных клеток, павших в жестоком сражении с лишним весом.Чтобы усилить впечатление, купила маленькое чёрное платье и лодочки на высоченной шпильке, чёрное и шпилька стройнят.Убейся, Сидорова.

Тихоня Васильева пришла в кожаных штанах и в татуировках, гопник Степанов в костюме от Роберто Кавалли, ботаник Ильин явился со свеженькими майорскими погонами, а поганка Сидорова с новыми сиськами (в своё время Памела Андерсон тоже переборщила).

Привет, Иванова! чего такая тощая? болеешь? спросила Сидорова и застыла с открытым ртом: прибыл аргентинец Петров.Иванова, ведшая семинары по средневековой французской литературе, решила, что ситуацию  прекрасно иллюстрируют строки из Песни о Роланде:   В засаду сели мавры в горной чаще,   четыреста их тысяч там собралось.   Увы, французы этого не знали.   Аой!Потому как следом за Петровым из метафорической горной чащи выплыла цветущая, сияющая глазами и улыбкой Фёдорова со всеми своими лишними килограммами, которые так удачно по ней распределились, что мужики в ресторане шеи сворачивали, глядя вслед. Аой.

Общего разговора не получилось, разбились по интересам.Петров с Фёдоровой ворковали, глаз не сводя друг с друга, правильно, столько лет потрачены впустую, надо навёрстывать.Сидорова оправилась от удара и переключилась на неопознанного бородатого типа, трепетала бюстом, хохотала колокольчиком, тьфу.Иванова сидела и думала, господи, что я тут делаю? И невыносимо хотелось есть.Но опасалась, что ежели начнёт, то не остановится. На радость Сидоровой.

Вечер пах жасмином и шиповником.На улице никого.Как и в жизни, как и в жизни.Сзади торопливые шаги, на всякий случай Иванова покрепче прижала к себе сумочку и попыталась ускориться и чуть не заорала, когда её осторожно тронули за плечо.Простите, напугал, сказал бородатый неопознанный, можно вас проводить? поздно уже, мало ли что, вы меня не помните? я Прохоров, из десятого «А».Иванова присмотрелась, сказала, это вы, то есть ты меня в кино звал? Ну да, сказал бородатый, а ты отказалась, из-за роста? если без каблуков, то мы вровень. Проводи, сказала Иванова, слушай, тут по дороге есть какая-нибудь забегаловка? у меня от голода ноги подкашиваются. Вон там хорошее кафе, сказал Прохоров, я бы тоже перекусил.Ну ладно я, дура, месяц худела назло Сидоровой, а ты-то почему не ел, столы ж ломились, удивилась  Иванова.А я на тебя смотрел, сказал Прохоров, не до еды мне было.

Утром по дороге на работу была перехвачена сердитой тётенькой из соседнего подъезда.- Сделайте что-нибудь со своим котом! – гневно сказала тётенька.- С каким котом?- Со своим! Гадит под дверью! - ??? - Что вы смотрите, будто не понимаете?! Я не нанималась за ним убирать!- Вы меня с кем-то путаете. У меня нет кота.- Как убрать, так у вас кота нет?! Совести у вас нет! Вечером уберёшь, утром нагажено! Ещё раз повторится, пишу жалобу в ЖЭС!

Теперь я верю в параллельные, но местами пересекающиеся реальности.В одной из них по ночам я приношу личного, родного кота в подъезд № 4 и уговариваю его нагадить на тётин коврик.

Звонок.- Добрый день. Я представитель косметической компании ***! Уникальное предложение! Мы точно знаем - вам нужен консультант по красоте! - Добрый. Спасибо, не нужен.- Женщина, вы понимаете, чего сами себя лишили?! Мы два раза не предлагаем!

В автобусе разговаривали две дамы лет слегка после тридцати.Одна сказала: - Мы с Максом познакомились напрудЕ.И продолжила про то, какой этот самый Макс прекрасный во всех отношениях.Я зависла, пытаясь сообразить, что такое «напрудЕ» - неизвестное мне наречие, или вот некоторые любят вставлять иностранные словечки. Пока вторая дама не спросила: - На каком прУде? На том, что за дачами?

Соседка.- В какой магазин ходите? В ближний? Я вам счас расскажу: не ходите туда, у них на витрине ноги гладкие, красивые, а дома разложишь – страшные, худые!

На остановке.Интеллигентный дяденька.- Позволите побеспокоить вас вопросом?- Да, пожалуйста.- Как мне доехать до Соснового Бора? - Вот-вот подойдёт 25-ый автобус, им доедете.- А сколько остановок, не подскажете? - Девять или десять.С обидой в голосе:- Десять?! Вы смеётесь?! Не поеду, и не просите – не поеду! Повернулся и ушёл, оскорблённый.

Старушка, по телефону.- Сашеньке нравится, очень, домой придёт. рук не помоет – сразу крутит фуетю.

P.S. Кстати, вчера обогатила свой словарный запас наречиями «из поттяжка» и «на конунье».

Наткнулась на источник мудрости , теперь вся в мыслях, вся в задумках, вся в планах. Внутренняя жаба заламывала лапы, обзывала дурой, визгливо требовала приберечь мудрость для собственных нужд.Кое-как удалось её придушить.Но это ненадолго. .Так что пока она не очнулась, а я не пожалела о приступе альтруизма – делюсь.

Чтобы деньги не переводились Перед самым Рождеством, лучше в среду, отнесите любую сумму денег в церковь и, входя в храм, читайте:         Кому церковь не мать,         тому Я не отец.У вас будут деньги возникать почти из воздуха.Другой способ: пойдите в лес, найдите муравьиную кучу и бросьте в нее горсть мелких монет.Муравьи начнут бегать по монеткам, а вы читайте заговор:        Как в этой куче много муравьев,        Так чтобы и деньги у меня        Водились не переводились.        Аминь.

Зарядка визитных карточек Этот обряд для деловых людей, кто без визитной карточки не выходит из дому. Я не ерничаю, упаси боже! Просто далеко не у всех они есть.У меня есть, и обряд я делала. Помогает отлично! Цель обряда—притянуть успех в сферу вашего бизнеса. Исполняется так: напишите малюсенькими буковками в одном из углов карточки магическое слово латинскими буквами – vehuiah.Положите стопку визиток с написанным словом на стол, сядьте у стола в полутемной комнате, можно зажечь свечу.40 минут смотрите на них, не отводя взгляда и мысленно представляйте, как они попадают в руки нужным вам людям,как много денег помогут они вам заработать, как вы тратите эти деньги, как все у вас здорово и счастье улыбается вам.Представляйте, как много денег вы заработаете благодаря этим визиткам.Передайте карточкам свою энергию, возьмите их в руки, думайте о них как о своих друзьях и помощниках.Потом три раза подуйте на стопку.Отложите карточки в сторону.Так надо действовать 28 дней. Да, обряд идет долго! Но он того стоит!Потом визитки можно положить в портмоне и при надобности раздавать их.Лучше всего начинать обряд в среду.Успех вам обеспечен!

Советы бизнесменам У каждой фирмы есть печать и различные документы.Их необходимо время от времени очищать, заряжать положительной энергетикой.Поможет опять сухой зверобой.Подержите бумаги и печать над дымом травы и прочитайте заговор на удачу:        Сохрани, Господи, и помилуй        Раба Божьего (имя) в делах договорных,        Переговорных, торговых        И во всяких предприятиях.        Аминь. Аминь. Аминь. Этот ритуал проводите раз в квартал. Не пожалеете.

Всё, я в лес за подснежниками муравьями и зверобоем.По возвращении в типографию, за визитками.Через двадцать восемь дней начну мониторить рынок круизных яхт.

У одной женщины начало тянуть в боку, так, слегка, но не пускать же на самотёк.Анализы, просвечивания.Кудрявая докторша сказала, давайте вот как поступим, завтра у нас консультирует сам N., пусть посмотрит, для гарантии, согласны? значит, завтра, восемь сорок, не опаздывайте, и попросите, чтоб не заходили минут пять, Света, чайник вскипел? мне без сахара.

Придётся перекроить расписание, с утра собиралась проверить отчёты, потом неприятный разговор с Логиновой из планового, дочка очень нужного человека закончила институт, у Логиновой двое детей и ни одного мужа, не гений, но с работой справляется, замечаний нет, однако штат не резиновый, в двенадцать совещание у генерального, в три встреча с заказчиками.

На крыльце сообразила, что оставила в кабинете купленный в Лионе шелковый платок, вернулась, постучала, никто не отозвался, осторожно приоткрыла дверь и услышала голоса из смежной комнатки. Ой, так жалко, говорила медсестра Света, живёт человек, карабкается вверх, карьеру делает, о плохом не думает, и что теперь, если подтвердится, полгода? год? Дай бог, чтоб полгода, ответила докторша.

Пришла в себя на скамейке в скверике возле медцентра.Какая-то высохшая страшная тётка трясла за плечо, тебе плохо? врача позвать? Зачем врача, чем врач поможет, полгода, дай бог, чтоб полгода.Тётка села рядом, помолчала, потом сказала, за полгода можно много успеть, дела доделать, письма написать, прощенья у кого обидела попросить.  Женщина крикнула, что вы лезете со своими советами? не за что просить! я никого не обижала!

Забыв о машине, шла домой пешком, телефон разрывался, отключила.Дома до ночи просидела на кухне над чашкой с остывшим кофе, смотрела в окно ничего не видя, тридцать пять лет, тридцати шести не будет. Ничего не украла, никого не убила, за что просить.

Ночью нахлынуло. То ли сон, то ли явь.Бывший муж.Бывшие любовники.Бывшие подруги.Родители.Сестра.Даже Логинова, из планового.Ничего глобального, не украла, не убила, так, мелочи.Всегда была причина.Сказанные слова.Не сказанные слова.Всегда, всегда была веская причина.

Приехала заранее, ходила бездумно вокруг медцентра, долго стояла у газетного киоска, пока продавщица не спросила, что ей нужно.Подумала, будет легче, если на расстоянии, если не в глаза смотреть, сказала, дайте тридцать конвертов, нет, тридцать мало, давайте пятьдесят.

N., грузный, неторопливый, сказал, ну что же, как и предполагалось, ничего серьёзного, с диагнозом согласен, следуйте назначениям, придерживайтесь диеты, для собственного спокойствия покажитесь через год. Как я покажусь? сказала женщина, как? в виде трупа? я всё слышала, вы с сестрой вчера говорили, я вернулась, платок забыла, вы говорили, полгода, дай бог, чтоб полгода!N. глянул недоуменно, докторша нахмурилась, вспоминая, медсестра Света всплеснула руками, господи, не о вас речь шла! вы на себя примерили?! не про вас это!Докторша покраснела, простите, мы действительно говорили о другом человеке, мне очень жаль, что вы приняли мои слова на свой счёт, простите меня.N. сказал, голубушка, я тридцать лет в профессии, мне можете верить, нет у вас ничего серьёзного, лекарство пропьёте, на процедуры походите, через месяц думать о своей проблеме забудете.

Вышла из кабинета как не по полу, а по воздуху, на всякий случай прижалась ухом к закрытой двери, расслышала, как N. сердито выговаривает, вам, Марина Андреевна, следует быть осторожнее со словами, хорошо, женщина молодая, здоровая, был бы кто с больным сердцем – вот вам и инфаркт на пустом месте.

Полезла в сумку за телефоном, наткнулась на толстую пачку конвертов и тут же, у входа с наслаждением разорвала их на мелкие клочки.Позвонила секретарше, сказала, Вера, материалы к совещанию подготовили? распечатали? хорошо, что ещё? чуть не забыла, Логинову передвиньте на половину двенадцатого, нет, контракт продлевать не будем, Вера, чем ходатайствовать за Логинову, занимайтесь своим делом, буду через минут сорок.

Дворник ругался, говорил в сердцах, как свиньи, ей-богу, как свиньи, вон же урна стоит, вон другая, нет, надо нагадить прямо под ноги!Поднялся ветер, белые обрывки носило по всей площадке, только в кучку сметёшь, их – раз! – и развеяло.

Через месяц, как и обещал N., о проблеме забыла.

Через два года, в ноябре, её машину вынесло на встречную, прямо в лоб груженой фуре. Дорога скользкая, туман.В ту неделю было много аварий.

Вчера вечером в магазине дяденька из категории давно пьющих, но пока не все мозги пропивших, спросил меня: - Не подскажете, какую водочку лучше взять?Тут два варианта.Либо дяденька счёл меня сведущей в данном вопросе, хотя, как мне кажется, он сам любому эксперту сто очков вперёд даст. Либо столь затейливо пытался завязать знакомство.Варианта два, а печальный вывод один: а ни фига ж себе я выгляжу!

Зимой мутирую в электрического ската.Метко и ощутимо бью током неосторожно приблизившихся.Утром в автобусе, передавая талончик, шарахнула сонного дяденьку, почти с образованием вольтовой дуги. По-моему, даже озоном запахло.Извинилась, сказала, особенность организма, простите великодушно.Дяденька сердито буркнул, что ж вы, голубушка, так буквально всё воспринимаете? метафорическая искра должна пробегать в пальцах наших встретившихся рук! метафорическая!И вышел на следующей остановке.

За серьёзные деньги Иванова прошла коучинг по личностному росту. (На том свете изобретатель «коучинга» будет кипеть в одном котле с сочинителем «таргетации мониторинга популяции». Пока не выучит наизусть двадцатитомный Большой Академический словарь русского языка. Чтоб по щелчку с любой страницы, без запинки, с выражением, мимикой и жестами подчёркивая глубокое раскаяние)Теперь неустанно и неотвратимо несёт свет знаний в безнадёжные в смысле этого самого роста массы. Добавляя яркости примерами из живой природы. Скажем, плывёт доверчивая рыбка, видит мошку или червяка, нет чтобы задуматься о последствиях – хвать! Кому уха, рыбке финиш. Смерть на взлёте из-за потакания собственным слабостям и отсутствия самодисциплины. А могла бы довзрослеть до белой акулы, грозы океанов, и, сея ужас,  взмыть на вершину пищевой цепочки. Ещё был клубок невнятных метафор про цветочек, сдуру выросший под неправильным кустом, но больно мудрено, я не поняла.  Иванова неустанно работает над повышением самодисциплины по освоенной в ходе коучинга методике.Вот-вот достигнет просветления, сможет спать на гвоздях, мурча от удовольствия. Говорит мне, я стала совсем другим человеком! раньше бездумно плыла по течению, ну как ты, как ты!

Обидно, ей-богу. У меня врождённая самодисциплина.Генетически встроенная в первую сигнальную систему. Ложусь в полночь, до часов двух слушаю соседский телевизор или/и непритязательную весёлую музыку (для соседей отдельный котёл, с без права на условно-досрочное, и чтоб из динамиков закольцовано концерт для виолончели с оркестром Витольда Лютославского), встаю в шесть, час с пересадкой до офиса.Могу детально, в красках расписать, как чувствуют себя ходячие мертвецы. И что угодно насаживайте на крючок – бутылку новосветского брюта, пляж в Тоссе де Мар на закате, Роберта Рэдфорда времён Санденса Кида, или в комплексе: пляж в Тоссе плюс брют плюс Рэдфорд - даже плавником не шевельну.  Без самодисциплины к концу рабочей недели меня можно было бы вязать по нескольким статьям – от унижения человеческого достоинства до нанесения тяжких телесных повреждений.И то, и другое – с особым цинизмом.Куда повышать?Самодисциплиннее меня только Терминатор.И то спорно.

Давеча сын-подросток Ивановой посеял ключи от квартиры (третьи с начала года), муж в ответ на настоятельную просьбу сделать хоть что-нибудь с текущим который день краном сказал «сейчас-сейчас, Любонька! досмотрю и вынесу этот мусор!», загостившаяся свекровь за ужином  поведала, какой прекрасной женой для Славочки была бы Наденька, дочка свекровиной подруги Аллы Валерьевны («помнишь, Славочка, как вы дружили? мы с Аллочкой нарадоваться не могли!»).Ну, сорвалась, говорит Иванова.И добавляет, а давай я тебе материалы с коучинга принесу, у тебя глаза откроются, честное слово откроются!

Давным-давно ночным поездом ехала в командировку в Москву.В одном купе с тётенькой и двумя дяденьками.Через пару часов поняла, что уснуть под тройной храп не удастся, взяла со столика книжку, которую читала тётенька, и остаток ночи провела на откидном стульчике в коридоре.Помню обложку - качок со зверской рожей и тянущая к нему руки лупоглазая девица. Вчера среди старых бумаг нашлись два листка с выписанными из шедевра цитатами.

Черный Бык стукнул могучим плечом в дубовую дверь, где доносились нежные звуки клавесина. Дверь  со скрипом рухнула на каменный пол башни.

- Не уходи! – закричала как подбитая птица Анабелла. Она в отчаянии раздирала ухоженными ноготками свою нежную грудь, рыдания заливали её прекрасное лицо.

За далёкими холмами посвистывала шрапнель, раздавались взрывы, вздрагивала и дыбилась земля, ломались в щепки могучие дубы.

Нежный розовый шелк обвивал ее стройный девичий стан в угоду Людвигу.

На королевской кровати с балдахином тяжким тревожным сном спал Чёрный Бык с мечом, который вручила Анабелла. ​Ветер надувал паруса бригантины. Могучие волны несли ее к высокой отвесной скале, где торжествовало войско Людвига, размахивая штандартами.

Его могучее сердце затрепетало от незнакомой нежности, сильные руки обвисли плетью.

На рассвете Анабелла пробиралась по цветущему лугу. Росистые ромашки и лютики щекотали её нежные ступни.

- Ты человек, - прошептал умирающий жрец, лукаво глядя на Черного Быка.  - Не простой человек, в тебе воплотились могучие герои древности, слушай их голоса, Черный Бык, они тебя направят.Он бессильно захрипел, его глаза закатились, и умер.

Могучие гнедые кони скакали, содрогая забытую старую тропу.

Черные смоляные кудри рассыпались на нежные мраморные плечи Анабеллы.

Черный Бык сидел на мосту, кровь сочилась из многих его ран.

- Это моя сестра, граф, моя любимая сестра! – смеялась Миорина и своими нежными руками пыталась шутливо оттянуть  Людвига  от беспамятной поруганной Анабеллы.

За высоким окном с витражами шумел страшный ураган. Могучие сосны гнулись до земли. Мелкие деревья вырывало с корнем и швыряло в содрогавшиеся стены непреступного замка.

На мраморных ступенях замка были разбросаны трупы, где их настиг гнев Чёрного Быка.

В могучем чреве Черного Быка зародился рык и клекот, который заставил врагов трепетать от наступающего ужаса.

P.S. Да, замок был именно «непреступный».

drevo-z.livejournal.com

Отзывы о творчестве Натальи Волнистой — мнения читателей — MyBook

А хотелось, в общем-то, вот чего:- чего-то июльского, жаркого, яркого - потому что июль же!- чего-то доброго, светлого, приятного - это глядя на обложку- познакомиться наконец-то с прозой Наринэ Абгарян - опять-таки, купилась на обложку, не поняла сразу, что она только составитель- ну и чего-то сумасбродного - обложка же обещала!В итоге - сборник действительно сумасбродный. С УМА СБРОД. Бррр - какой эпитет такая и книга. Из всех впечатлений - сбор сброда в голове и грусть от того, что ожидания не сбылись. И почему в названии июль?..Ну, а если по порядку...

1. Лариса Бау.История жизни, смерти и воскресения кота Мотоцикла. ИзмышленияВот вроде и есть в этом всем что-то такое... Но в итоге - только заманчивое название. Ирония без юмора, проза без смысла. Совсем не понравилось.

2. Кира СтерлинАзбука для одногоСовсем другие впечатления. Смысл, стиль, чувства, грусть, оригинальность.

"Слова путаются в голове. Каждое утро их хочется выстроить нарядной армейской шеренгой и провести по плацу памяти, отдавая честь. Вместо этого я кружу вместе с ними и смотрю в желтую стену".

И это не просто мысли человека, потерявшего слух. Это кусочек жизни. Настоящей.

Дальше...

3. Наталья ВолнистаяО проявлении толерантности по отношению к иноземцамСмешно, действительно смешно.О путях неисповедимыхКак же забавно, когда первая фраза (да что там фраза! первый абзац) в рассказе звучит так: "Вот, например, Надя". Да и сам рассказ забавный. А еще милый и трогательный.О взглядах"Пашька" и "Петка". Умилительно до "ой, не могу" :)О скелете в шкафуСовершенно актуальный диетический рассказ!Об оптимизмеСчастье есть! Оно не может не есть...О дедлайнеОх ух эти бабушки! Мило.О науке и жизниНа седьмом рассказе женский юмор о мужиках-козлах поднадоедает... Да и сам рассказ несколько сумбурный.О Николаях "Полынные повести жизни" - хорошо сказано. А Николаев жалко.Об октябрьскомЖизненно, но не интересно.О старичках и старушкахЕрник, бабник и рукосуй! :))) Рассмешила.Об ангелахБез юмора. Но до слез.

4. Анна АнтоновскаяДве прелюдии, или Что сказал ЛехинЯ честно старалась, но осилить этот поток слов и вздорных метаний не смогла.Увезу тебя я в тундруЗачем все это!?Ложкари царя СоломонаНет, ну ладно, автор трудилась над шутками, но смысл же должен быть хоть какой-то...Старая хохма с тортомУра! Получилось! Очень даже милый рассказ с глупеньким, но таким понятным юмором :)Ода " К радости"Ммм, оказывается, автор может интересно не только о тортиках. Хотя и не так сладко.Моя жизнь в киноНесомненно, рассказы о питерцах обладают особым шармом.Видала мышку на ковреМы обе выдохлись.

5. Елена СоловьеваИ твари внутри насПоэтично. Действительно, венок сонетов. А еще как-то... волшебно-маняще. Ибо здесь именно июль "глубокий до обморока, когда к вечеру медленно остывало небо, серое от зноя".Улитки, как и тогдаА здесь уже август. Обидно... Хотя рассказ неплох. Весьма неплох...

6. Анна КузнецоваМаникюр как яблоко раздораУ-у-у... И со всем этим - в программу "Пусть говорят".Замуж за поэтаЕще один пустой рассказ "за жисть". Финал вот только и порадовал.ХозяйствоДаже не знаю как и отнестись к рассказу - как к хохме или как к психологическому трактату?

7. Заира Абдулаева и Светлана АнохинаЛакские сказки про ПатюМозг вынесен. Браво авториссам!

8. Тинатин МжаванадзеМой ТбилисиЗинэСусаннаБлагословенные жуликиПокупка квартирыГрузинская свекровьОфисДжульетта и ворыЖенщина Кинг-КонгаБабушка НораВечная молодостьНеприличная женщинаУ нотариусаПеньюарКрасавица НанаДекорации дворового театра. Такие вещи всегда на любителя и под настроение. Три звездочки всем рассказам одновременно.

9. Анна ДаллалиНе ешьте голубоглазого верблюда!Познавательно. С иронией. Но вяло...

10. Римма ОсипенкоСекретарши по имени ЮлиНу... забавненько так...

11. Ксения ГолубБорщЖенские бредни.

12. Ольга СавенковаДевять дней в июлеПтичья клетка с котом - это лучшее. Но в общем - тоже бред. Хоть и несколько фантастический.Царствие небесное Н-да... "достойный" финал.

Итог -Можно что-то выборочно почитать. А залпом - не советую.

mybook.ru

Наталья Волнистая " Рассказы ни о чем." (чудесные рассказы)

О КАКТУСАХ И УХОДЕ ЗА НИМИ

У одной женщины расцвел кактус. Ничто не предвещало. Четыре года торчал на подоконнике, похожий на хмурого и небритого похмельного дворника — и на тебе. А некоторые считают ее злобной бездушной стервой. Неправда ваша. У злобных бездушных стерв кактусы не цветут.

И в думах о кактусе она оттоптала ноги мрачному мужчине в метро, но не взвилась оскорбленно (а если вы такой барин, то на такси ездить надо!), а улыбнулась:

— Не сердитесь, ради бога, не могу ни за что ухватиться, хотите — наступите мне на ногу, будем квиты.

И мрачный мужчина проглотил то, что уже собирался было озвучить. А потом вышел на своей станции и вместо того, чтоб обозвать тупой коровой запутавшуюся со сдачей киоскершу, сказал ей:

— Ничего страшного, пересчитайте еще раз, я с утра тоже не силен в арифметике.

А киоскерша отдала за просто так два старых журнала и целый ворох старых газет одному старичку, который, видно, очень любил читать, но каждый день покупал только одну газету, подешевле. Вообще-то, нераспроданное полагалось списывать, но есть методы обхода.

А довольный старичок пошел домой с охапкой прессы. И, встретив соседку с верхнего этажа, не учинил ей ежедневный скандал (ваш ребенок топочет по квартире, как конь, воспитывать надо!), а посмотрел и удивился:

— Как дочка ваша выросла-то… Вот не пойму, на кого похожа больше — на вас или на мужа? Красавица будет, у меня глаз наметанный.

А соседка отвела ребенка в сад и примчалась на работу. И не обгавкала бестолковую бабку, записавшуюся к невропатологу на вчера и пришедшую сегодня, а сказала:

— Да ладно вам расстраиваться, и я забываю. Вы посидите, а я спрошу у врача, вдруг он сможет вас принять.

А бабка не стала угрожать жалобами во все инстанции вплоть до Страсбургского суда по правам человека, требуя у доктора выписать очень действенное, недорогое и еще не придуманное лекарство, чтоб принял — и всё, как двадцать лет назад, а вздохнула:

— Я ж не совсем из ума выжила, понимаю, что старость не лечится, вы меня, доктор, простите, таскаюсь к вам, как на работу.

А доктор ехал вечером домой, вспомнил бабку и пожалел ее, и подумал, что жизнь, черт ее подери, летит мимо, мимо, и остановился у супермаркета, купил букет какой-то дурацкий и торт с хищного вида кремовыми цветами. И поехал потом совсем в другую сторону.

— Ну что мы всё, как дети, в песочнице куличики делим, вот я тебе торт купил, только я на него портфель положил нечаянно, но это ж ничего, на вкусовые качества не влияет. И цветы купил, правда, их тоже портфелем прижало, помялись, может, отойдут?

— Отойдут, — сказала женщина, — мы их реанимируем. Ты только представь, я сегодня проснулась, смотрю — а у меня кактус расцвел, видишь?

 

 

О ПРОЯВЛЕНИИ ТОЛЕРАНТНОСТИ К ИНОЗЕМЦАМ

Каждый месяц плачу за квартиру, воду и т.д. В одном и том же банке. В одном и том же окошке. Одной и той же медлительной тетке.

Каждый раз она пугается одного счета и начинает кудахтать, что их банк эту оплату “не проведет”. Каждый раз я вытаскиваю предыдущие квитанции и убеждаю ее, что никуда он не денется, проведет, как миленький. Меня она уже помнит, даже на улице здоровается, а про счет — никак.

Ну вот, опять пришла. Здрасьте-здрасьте, вот, пожалуйста, спасибо, где расписаться, и еще вот эта оплата, пожалуйста. Обычный диалог. На родном мне русском языке, на котором я разговариваю без всякого акцента, честное слово.

За мной стоят: сонная девица, крепкий дед лет под 80 и лицо жгучей национальности. В разгар нашего с теткой общения (то есть мы уже дошли до непроводимого счета и она привычно затрепетала) у меня зазвонил телефон. Нет, не слон, а приятельница из Голландии, которая собирается на важное интервью в солидную фирму и просит всех знакомых держать пальцы скрещенными, стучать по дереву, короче говоря, помогать ей телепатически. Разговор короткий, не дольше минуты, но на английском. Уточняю — на моем английском, с моим произношением.

Закрываю телефон, извиняюсь перед теткой, в общем, я вся внимание.

Тетка начинает говорить, отчаянно артикулируя, отчетливо и громко произнося каждое слово:

— Вот! Тут! Расписаться! Писать! Тут! Фамилия!

Стоящий за мной дед вносит свою лепту:

— Шрайбен, слышь? Тут надо шрайбен фамилия! — и тычет сухим пальцем в квитанцию, в то место, где надо шрайбен фамилия.

Лицо жгучей национальности хватает со стойки какую-то бумажку, вытаскивает ручку и своим примером пытается объяснить, что же от меня требуется:

— Сюда гляди. Видишь? Я — Саркисян. Пишу — “Сар-ки-сян”. Ты — Клинтон. Пиши — “Клин-тон”.

Тут подключается девица:

— Что вы несете? Она сейчас “Клинтон” и напишет. Девушка! Мисс! Райт! Вот тут! Райт. Фэмили. Или нейм. Райт!

Я почувствовала, что не вправе их разочаровать. Я шрайбен фамилию молча. Свою. Не Клинтон.

Я молча отдала мани и взяла чейндж. Не переставая кип смайлинг. Клоузед май бэг энд воз оф.

Когда уходила, дед с Саркисяном обсуждали, как тяжело жить в другой стране без знания языка

Нашла здесь http://magazines.russ.ru/sib/2011/1/vo4.html  и долго не могла оттуда уйти. Пока всё не прочла. Там ещё много есть.

matildon.livejournal.com

"Рукопись года — 2015" (итоги): melicenta77

Официальных итогов на сайте пока ждём-с, но поскольку информация от некоторых лауреатов всё равно побежала в сеть, напишу пока об итогах для интересующихся и нетерпеливых:

ГРАН-ПРИ — Софья Яновицкая «Троица» (повесть для подростков, Санкт-Петербург)

1 место — Андрей Кокоулин «Будем жить» (сборник фантастических рассказов, Санкт-Петербург)

2 место — Наталья Волнистая drevo_z «О возлюблении ближних и дальних» (сборник рассказов, современная проза, Минск)

3 место — Алиса Рекунова «Жизнь среди людей» (роман, современная проза, Таллин)

Спец-номинации: «Лучшая детская книга» — Маша Рупасова «С неба падали старушки» (сборник стихотворений для детей, Ванкувер)«Оригинальная идея» — Светлана Волкова «Подсказок больше нет» (роман, современная проза, Санкт-Петербург)

Ну и на мой взгляд, распределение мест среди лауреатов — условность, все авторы талантливы, все тексты достойны.Фотоотчёт тоже будет, но позже.

Ну и как в прошлый раз публикую свою "шпаргалку", примерно то, что я вещала на церемонии о своих авторах:Маша Рупасова «С неба падали старушки» (Ванкувер, Канада)Впервые за все шесть сезонов «Рукописи года» мы награждаем не прозаика, а поэта. Есть такое распространённое мнение, что родители, покупающие сборники детских стихов, очень консервативны и покупают то, что сами читали в детстве: Маршака, Михалкова, Чуковского, Барто. И очень радостно, что появляются на небосклоне детской поэзии (пардон за пафос) и новые имена. Впрочем, что говорить о детских стихах, если можно их прочитать:

Я — НОВОСТЬ

Мама дома?Мамы нет.Мама вышла.В Интернет.

Мама ищетВ Интернете:Как делаНа белом свете.

Кофе пьёт,ГлазамиВодит —Что там в миреПроисходит?

Мама, я тебеСкажу!  В мире Я происхожу!

Наталья Волнистая «О возлюблении ближних и дальних» (Минск, Беларусь)Наталья Волнистая ведёт один из самых популярных блогов в Живом Журнале (я, конечно, имею в виду популярность в том секторе ЖЖ, где постят не спекулятивные новости, котиков, тесты и гороскопы), а читабельные тексты. Если вы подбираете свою френд-ленту так, чтобы её было интересно и приятно читать, вполне возможно, у вас там есть юзер drevo_z, это и есть Наталья. Она пишет миниатюры о жизни: яркие, ироничные и мудрые. Я много лет читала её блог, несколько её рассказов выходили у нас в коллективном сборнике «Девять дней в июле». И вот, очень надеюсь, пришла пора для издания персонального сборника.

Андрей Кокоулин «Будем жить» (Санкт-Петербург)Начну как в «Поле чудес»: пользуясь случаем, передаю привет замечательному писателю Майку Гелприну, который в прошлом году показал мне тексты Андрея. Когда работаешь редактором, перелопачиваешь тонны текстов. Какие-то слабые, какие-то хороши, но требуют доработки, какие-то нравятся безоговорочно. И очень редко встречаешь тексты, которые вызывают потрясение. От силы воздействия текста, от литературного мастерства, от языка, где буквально каждое слово — на своём месте. Андрей пишет фантастические рассказы. Я бы взяла на себя смелость и назвала его идейным наследником Стругацких. Речь, конечно, не идёт о подражании мастерам, скорее о том, что Андрея роднит с ними прекрасный слог и проблема нравственного выбора, которая фигурирует почти в каждом тексте.

Софья Яновицкая «Троица» (Санкт-Петербург)Есть такой почти забытый сейчас жанр — роман воспитания. У Софьи, правда, по объему скорее повесть воспитания. Сюжет: на некоем острове живёт девочка-подросток Инди, её старший брат и девушка брата. Инди познаёт мир, чувствует в себе первые, очень важные движения души: помогает старику-инвалиду, соединяет влюблённых, потерявших друг друга много десятилетий назад, ищет своего отца, который когда-то ушёл из семьи. Учится делать добро. Не всё в жизни Инди просто и радужно, но она уже умеет преодолевать трудности и сама она такая же тёплая и солнечная, как остров, на котором она живёт.

melicenta77.livejournal.com

Такие разные женщины...)))

 

 

 

 

Самый милый моему сердцу язык - тот, на котором, моя дорогая, ты однажды сказала мне, поднося цветок: "Люблю тебя!

Джордж Мередит

 

 

Одна женщина решительно отказалась стареть.

И завела роман с одним морально шустрым начальником паспортного стола.

В угаре тёмной страсти начальник выписал ей новый паспорт с подкорректированным годом рождения.

Минус девять от возраста. Женщина полгода чувствовала себя молодой и легкокрылой.

Пока случайно не подслушала разговор кадровички с унылой тёткой из канцелярии. – Как по-разному выглядят люди, – сказала кадровичка.

– Знаешь Тимкину, ну Тимкина, отдел продаж, в очках ходит?

Ей 42, а больше 37 не дашь.

А эта, бухгалтерша новая, фифа с декольте до пупа, по паспорту 34, а с виду ну все сорок!

– Генетика такая, с генетикой не всем везёт...))

 

 

Юная девица, избравшая роль белого пушистого котенка, трогательного и умилительного, может выглядеть весьма органично.

Два десятилетия осели на девице двумя десятками килограммов, сформировавших мощный сумоистский загривок, двухэтажную спину и бедра-галифе.

- Я неприспособленная, вы-то все на земле стоите, а я все в облаках, все в облаках! – говорит она и легким движением крутого бедра отшвыривает пытающегося влезть в автобус крепкого мужичка.

- Вы-то все устроились, а мне хоть бы кто помог, - продолжает она, устремляясь к свободному месту по моим ногам и таки успевая на пол-корпуса обойти бабулю-конкурентку.

- Помнишь, я к тебе на работу просилась? А ты мне – английский, английский! Советовать все горазды, а как помочь, так в кусты. Когда мне его учить, английский этот?! - грозно спрашивает она.

Заполняет собой практически все двойное сидение, замечает примостившегося на окне жучка и взвизгивает на весь автобус.

- Мужчины, уберите его! Жучок сам убрался от греха подальше.

Мужчины глянули недоуменно.

- Ты заметила, как на меня вон тот, в плаще посмотрел? Ну вон тот, с кейсом! У тебя зеркальце близко?

Черт подери, я так не умею.

 

 

Вчера одна юная особа рассказала мне о жизни в Советском Союзе.

Иллюстрировала повествование вычитанными случаями из жизни.

Например.

Некая писательница отдыхала то ли в Крыму, то ли на Кавказе. И в составе туристической группы была женщина, которая и на экскурсии, и в поход отправлялась в осеннем пальто, и под пальто у неё ничего кроме белья не было.

Не потому, что эта экстравагантная женщина продулась в карты или же у неё, разини, спёрли на вокзале чемодан, а вот негде было купить летнее платье. И не за что.

В восьмидесятые годы.Негде и не за что.

Как-то читала интервью одной дамы.

Дама делилась воспоминания о своём детстве, полном лишений. Изредка родителям удавалось добыть тощую курицу, и эту курицу растягивали на месяц.

Но не часто случался такой праздник.Всё бы ничего, но в те годы я даму знавала. Дочку второго секретаря обкома.

Причём папа её не походил на садиста, морившего единственного ребёнка голодом.

Упитанная такая была девочка.Не претендую на репрезентативность выборки, но складывается впечатление: чем номенклатурнее была семья, тем тяжелее и невыносимее ей жилось.

Вообще забавно.

Наслушаешься, начитаешься и осознаёшь, что в одних географических границах располагались три совершенно разных страны.

Первая сияла незапятнанно, в ней без устали торжествовала справедливость и текли молочные реки среди кисельных берегов.

Вторая являла собой мрачный Мордор без единого проблеска, ледяной ветер да вороньё на погостах.

А я, похоже, жила в третьей, в которой всякое намешалось - хорошее, плохое, прекрасное, омерзительное, умное, глупое, смешное, трагичное.

Полный набор.Спектр одноцветным не бывает.

 

 

Недавно одна дама рассказывала мне, как сильно любит свою кошечку.

И корм супер-премиум класса, и ветеринар супер-премиум, и наполнитель для лотка супер-премиум, кошечка достойна самого лучшего!

А вчера она, дама, гневно поведала ужасную историю.

Сын-шестиклассник с удовольствием и похвальным рвением занимался в каком-то кружке, полтора года было бесплатно, а с марта ввели плату, примерно два доллара в месяц, и это называется социально-ориентированное государство!

Позор! Пришлось отказаться.Я спросила, а что мальчик?

Обиделся, до сих пор переживает, сказала дама, ничего, переживёт и поймёт, наконец, в какой стране мы живём!

Простите меня, кошатники и кошатницы.Я люблю котиков, всей душою люблю, сердцем таю от умиления.

Но с большим трудом подавила страстное желание треснуть даму по башке чем-нибудь увесистым.

 

 

Раз в месяц Иванов летает повидаться с дочкой. Бывшая жена и её новый муж общению не препятствуют, ради бога.Билеты стоят ну совершенно бессовестно, а то Иванов и чаще бы летал.

Однако Общественность точно знает, что Иванов просто-напросто зарабатывает дешёвый авторитет у собственного ребёнка, чтоб в старости этот ребёнок Иванова содержал.

Павлова ведёт кружок для девочек, учит вязанью и спицами, и крючком. Бесплатно. Что, как полагает Общественность, ёмко характеризует сомнительные умственные способности Павловой, дуры.

Сидорова жалеет престарелую соседку, в магазин ходит, с уборкой иногда помогает, в прошлом месяце в собес возила. Но Общественность уверена: Сидорова подталкивает старуху к написанию дарственной на квартиру, и неизвестно, сколько бабка после этого протянет, хорошо бы милиции заранее присмотреться к аферистке.

На выходные сын с невесткой привозят Федотовой маленького внука. Двор большой, старый, трава, деревья, Русланчик любит там гулять, поэтому по вечерам Федотова берёт совок, плотный пакет и выходит убирать продукты жизнедеятельности чужих домашних питомцев.

Общественность хмыкает и переглядывается, ежу понятно – Федотова таким вот изощрённым способом копает под дворничиху, дабы потом пристроить на освободившееся место какого-нибудь непутёвого родственника, откуда у неё путёвым-то быть.

Авдеев выиграл в лотерею некоторую сумму, по телевизору даже показывали, в телевизоре у Авдеева спросили, на что потратит, куплю два компьютера в детский дом, как раз на два хороших хватит, сказал Авдеев.

И купил, и отвёз.

Общественность не знала, что и думать об этой выходке, но в конце концов сошлась во мнении, что Авдеев – подпольный миллионер и замаливающая грехи несомненная сволочь.

И так везде, везде. Шкафы от накопившихся в них скелетов не закрываются.

Темнеет, становится свежо, и Общественность расходится по домам. Пьёт на ночь кефир.

Долго разглядывает себя в потускневшем зеркале.

Думает, куда делась та хохотушка Людочка, та Янина, на которую даже строгих правил федотовский муж заглядывался, та Стася с косой до колен.

Как и не было, как и не было.

В паспортах те же фамилии, те же имена, в зеркалах чужие лица.Наконец ложится.

И засыпает с мыслью о подозрительной активности квартиры №21, с какой это радости Яковлевы своей краской подъездную дверь покрасили, должна же быть причина, завтра с утра надо будет обсудить, одна голова хорошо, а три лучше.

 

Вступите в группу, и вы сможете просматривать изображения в полном размере

subscribe.ru

s.n.a.f.u.

К тридцати годам в анамнезе у Ивановой значился пылкий роман с Юрием, нудная повесть с Константином и три коротких, соперничающих по своей бессмысленности рассказа со Станиславом, Максом и Митенькой.Ах да, ещё Сидоров, ну, это вообще заметка в стенгазету. Перечитывать не тянуло.Иванова подумала, не судьба так не судьба, вздохнула и решила уйти из литературы. Записалась на курсы вязания и отправилась в приют за верным другом.

Не знаете, какую? спросили в приюте, походите, присмотритесь, сразу поймёте, ваша собака или нет. Иванова обошла все клетки и вольеры.Сердце ни разу не ёкнуло.Никого больше нету? а за ящиком кто?Это наша Люся, да вы её всё равно не возьмёте, Люся! иди сюда! не бойся!Из-за ящика высунулась Люся, серо-бурой масти, в чёрных пятнах, горбатая какая-то, со зверской мордой, жуть ходячая, а не собака, глянула на Иванову и, за неимением хвоста, приветливо завиляла задом.Люся добрая, но сами ж видите, её уже брали, через два дня вернули, сказали, на улицу стыдно выйти, никому ты, Люсечка, не нужна, несчастливица ты наша.Как и я, как и я, подумала Иванова и сказала, пошли, Люся, мы с тобой споёмся, платить что-нибудь надо?

Соседка аж взвизгнула, ой! это кто? из приюта? там что, человеческих собак не было?!Мальчик из квартиры этажом выше спросил, тётя Даша, а она хохочет? я кино смотрел, они ночью хохочут! мама! давай тоже гиену заведём!

Жизнь упорядочилась.Утром Иванова выводила Люсю, потом на работу, вечером гуляли подолгу. В приюте не обманули – страшная Люся оказалась на диво ласковой и воспитанной особой. Правда, чужих не жаловала, рычала, защищала Иванову от возможных посягательств.Взалкавшему реанимации отношений Сидорову порвала штаны и чуть не прокусила ногу.Дура ты, Иванова, крикнул покусанный Сидоров, и собака у тебя дура, обе бешеные!

На курсах вязания преподавательница сказала, вы многому научились, пора показать ваши умения, через месяц жду готовую вещь, что угодно, выбирайте сами, у кого со временем туго, можете связать платьице для куклы, на последнем занятии мы все вместе оценим ваши работы, ну и для кого вяжете, тот пусть и продемонстрирует.

Сперва Иванова хотела осчастливить себя, но дело не заладилось, на выходе уродство какое-то.И тогда Иванова решила связать пуловерчик Люсе. Осень на носу, холодает.

Ну что ж, сказала преподавательница, стараясь не глядеть на Люсю, вижу, вы старались.

Люся в розовом стала звездой микрорайона, люди останавливались и долго смотрели вслед, одна старушка даже перекрестилась.Иванова не заморачивалась, пусть глазеют, зато Люся не мерзнёт.И связала Люсе фиалковый свитерок.На смену. 

Как-то вечером отправилась за кормом, Люсю привязала у входа. Купила, вышла и обнаружила мужика, с интересом разглядывающего Люсю.Простите за любопытство, это порода такая? спросил мужик.Это собака такая! кому не нравится, пусть не смотрит! рявкнула Иванова, вам всем лишь бы внешность, а на душу – что у человека, что у собаки – вам наплевать! Вам ли на внешность жаловаться, сказал мужик, а собачка мне как раз нравится, ну что, собачка, подружимся? И протянул руку, чтобы погладить Люсю.Осторожней! укусит! она чужих не любит! крикнула Иванова.А Люся, вместо отгрызания  руки, ткнулась башкой в ладонь и заурчала. Хорошая собачка, хорошая, сказал мужик, ну что, осталось с хозяйкой подружиться.

Никуда литература от Ивановой не делась.Пятый год пошёл. Пятый том дописывают.

В конце июля одна Иванова приехала домой, вышла из машины и чуть не наступила на Несчастного Котика. Несчастный Котик глянул с неизбывной скорбью в желтых очах и еле слышным мявом сказал, чего уж там, не стесняйся, топчи, ноги вытирай, я ко всему привык. И ушатался в кусты.Помирать.И так каждый день.Некстати проснувшаяся совесть за две недели обглодала Иванову до костей.Чёрт с тобой, подумала не жаловавшая котов Иванова и сказала, пошли, страдалец.

Первым делом решила котика выстирать, мало ли по каким помойкам шастал. Очень быстро поняла, что стиркой котов должны заниматься специально обученные люди.В скафандрах, желательно глухие.

В интернетах есть всё.Приехал специалист, интеллигентный, в очках, натянул палаческие рукавицы до плеч, поймал котика и удалился в ванную.Судя по котиным воплям и забористому мату, схватка шла на равных. Простите за несдержанность, сказал потный и местами окровавленный мойдодыр, я вынужден удвоить цену.И не поспоришь, подумала Иванова.

В ветклинике сказали, кот домашний, только запущеный сильно, наверно, жил у какой-нибудь бедной старушки, лето, окна настежь, прыгнул за воробьём – и всё, а хозяйка переживает, ищет. Иванова представила себе одинокую старушку, сухонькую и седенькую, в выношенном халате и стоптанных тапках, лишившуюся единственной радости в жизни, и по приезду домой котика сфотографировала, распечатала объявления и расклеила их по всему кварталу.Старушки ушли в несознанку.

Котик осмотрелся, оценил обстановку, отменил конституцию, провозгласил себя императором Бокассой, а Иванову назначил бесправным населением Центральноафриканской республики. Днём в основном дрых, в минуты бодрствования жрал не в себя и с наслаждением драл обои, ночью приходил охотиться на Иванову.Иванова научилась спать не шевелясь, завернувшись в одеяло как в кокон, чтоб ни щёлочки.

Бонусом котик метил всё, что можно и нельзя было пометить. Когда в офисе коллеги начали тревожно принюхиваться, Иванова окончательно осознала: у каждого в жизни должен быть свой персональный крест.И она не исключение.

Записала котика на укорочение.За день до того в дверь позвонили, и прямо с порога тётка из соседнего подъезда с порога заорала, что за дом – одни ворюги! кота на улицу не выпустишь – тут же уведут! чего глаза бесстыжие вылупила?! где Васенька?! Васенька! иди к мамочке! Послушайте, сказала Иванова, у вас на подъезде с августа висит объявление – найден кот, с фотографией. Заняться мне больше нечем, как только рекламы ваши читать! в суд на тебя, воровку, подам! Васенька! Из спальни вышел сонный Васенька, увидел тётку, попытался сбежать, но был схвачен и иммобилизован.

Дверь хлопнула дверью так, что в прихожей сорвалась вешалка для шляп.Иванова попыталась ощутить горечь потери, но не смогла.

За месяц переклеила обои, сменила обивку на креслах.Нет, не печалилась.

Пока тихим сентябрьским вечером не раздался звонок.Васенькина хозяйка с Васенькой на руках оскорблённо выкрикнула, ты что мне подсунула?! это не мой кот! на! сама с ним мучайся! И забросила котика в квартиру.Котик радостно мявкнул и поскакал драть новые обои.

В общем-то, у Ивановой и с мужем похоже получилось.

Ивановой позвонила бывшая одноклассница Сидорова, сказала, через месяц соберёмся,  школьные годы чудесные и всё такое, старые любови вспомним, записывать тебя? не тянет? растолстела, что ли? Фёдорову тоже не тянет, слушай, её так разнесло, ужас! я вот ни грамма не набрала, ни граммулечки! конечно, не тянет, позориться не хочет, ой, чуть не забыла, Петров специально из Аргентины прилетит, жалко, Фёдоровой не будет, пусть бы полюбовался, во что превратилась, помнишь, ходили, за ручки держались, не знаешь, чего разбежались, нет? ну что, тебя тоже не считать?Считай, мрачно сказала Иванова, уже потянуло.

В старших классах Сидорова порхала из романа в роман, только с Петровым не прокатило, а ей, Ивановой, вспомнить нечего, разве что недорослика из 10-го «А», как там его звали, вылетело из головы, пару раз подходил, краснел, мялся, мямлил невнятно, в кино приглашал, а у неё болела мама, болела бабушка, после школы бегом домой, какое кино. Хотела перезвонить, отказаться, но представила, что за её спиной расскажет не набравшая ни граммулечки поганка Сидорова.

Весы в унисон с зеркалом были честны. Иванова прошерстила интернет, нашла прекрасную диету – разрешено всё, что терпеть не можете, без соли и сахара, зато ешьте, сколько влезет. Через три дня пыталась посолить утреннюю овсянку слезами.Через неделю по дороге с работы поймала себя на желании отобрать у голубя булку с изюмом. Дни были заполнены борьбой с бунтующим организмом, ночи кошмарами на кулинарную тему.Но выдержала, похудела на два кило, в основном, за счёт нервных клеток, павших в жестоком сражении с лишним весом.Чтобы усилить впечатление, купила маленькое чёрное платье и лодочки на высоченной шпильке, чёрное и шпилька стройнят.Убейся, Сидорова.

Тихоня Васильева пришла в кожаных штанах и в татуировках, гопник Степанов в костюме от Роберто Кавалли, ботаник Ильин явился со свеженькими майорскими погонами, а поганка Сидорова с новыми сиськами (в своё время Памела Андерсон тоже переборщила).

Привет, Иванова! чего такая тощая? болеешь? спросила Сидорова и застыла с открытым ртом: прибыл аргентинец Петров.Иванова, ведшая семинары по средневековой французской литературе, решила, что ситуацию  прекрасно иллюстрируют строки из Песни о Роланде:   В засаду сели мавры в горной чаще,   четыреста их тысяч там собралось.   Увы, французы этого не знали.   Аой!Потому как следом за Петровым из метафорической горной чащи выплыла цветущая, сияющая глазами и улыбкой Фёдорова со всеми своими лишними килограммами, которые так удачно по ней распределились, что мужики в ресторане шеи сворачивали, глядя вслед. Аой.

Общего разговора не получилось, разбились по интересам.Петров с Фёдоровой ворковали, глаз не сводя друг с друга, правильно, столько лет потрачены впустую, надо навёрстывать.Сидорова оправилась от удара и переключилась на неопознанного бородатого типа, трепетала бюстом, хохотала колокольчиком, тьфу.Иванова сидела и думала, господи, что я тут делаю? И невыносимо хотелось есть.Но опасалась, что ежели начнёт, то не остановится. На радость Сидоровой.

Вечер пах жасмином и шиповником.На улице никого.Как и в жизни, как и в жизни.Сзади торопливые шаги, на всякий случай Иванова покрепче прижала к себе сумочку и попыталась ускориться и чуть не заорала, когда её осторожно тронули за плечо.Простите, напугал, сказал бородатый неопознанный, можно вас проводить? поздно уже, мало ли что, вы меня не помните? я Прохоров, из десятого «А».Иванова присмотрелась, сказала, это вы, то есть ты меня в кино звал? Ну да, сказал бородатый, а ты отказалась, из-за роста? если без каблуков, то мы вровень. Проводи, сказала Иванова, слушай, тут по дороге есть какая-нибудь забегаловка? у меня от голода ноги подкашиваются. Вон там хорошее кафе, сказал Прохоров, я бы тоже перекусил.Ну ладно я, дура, месяц худела назло Сидоровой, а ты-то почему не ел, столы ж ломились, удивилась  Иванова.А я на тебя смотрел, сказал Прохоров, не до еды мне было.

Вечером понедельника невнятным, насыщенным унылыми метафорами монологом Сидоров известил Иванову о том, что трёхлетнее совместное проживание помогло ему осознать – он, Сидоров, ещё не созрел для серьёзных отношений. Собрал своё барахлишко и канул в сумрак.Иванова собралась было зарыдать над несчастной судьбой, но тут с потолка к спальне закапало, в  кухне полилось, и сознание определилось бытием. Попытки разбудить соседа-алкоголика, беготня с тазиками и тряпками прекрасно отвлекают от душевных терзаний. А дальше прям посыпалось.Утром во вторник померла кофеварка, в среду задымил фен, в четверг приказала долго жить стиральная машина, а на лбу выскочил неуместный подростковый прыщ.Иванова ощутила себя Иовом многострадальным. Толку-то, что непорочен, справедлив и удаляешься от зла, ежели по твоему поводу Тот-Кто-Наверху спорит с Тем-Кто-Внизу. Осталось дождаться проказы, мрачно подумала Иванова.И дождалась.Вы же понимаете, Лара, сказал директор, в стране кризис, приходится затягивать пояса, всех коснулось, всех! Так оно и есть, всех.Давеча директорская жена, она же по совместительству зам по персоналу, чуть не плакала – вместо привычной Доминиканы приходится лететь в нестатусную Грецию.

Иванову касанием сбило с ног.Рассылала резюме, ходила на собеседования, но чёрная полоса и не думала светлеть.И на удивление быстро таяли деньги.Как-то проснулась, с содроганием вспомнила приснившееся (в прихожей стоит, не отражаясь в зеркале, обросший синим мхом Сидоров и директорским голосом рассказывает о видах на урожай  доминиканской маракуйи), полюбовалась пустым холодильником и решительно отправилась на биржу труда.

Сами знаете, в стране кризис, предложить вам особо нечего, сказали ей на бирже, вот есть запрос от клининговой компании, уборка квартир, чем не работа? не у алкашей же убираться. у приличных людей, берёте?Беру, сказала голодная Иванова.

Через неделю Иванова поняла, что приличные люди очень разные. На фоне некоторых сосед-алкоголик выглядел педантичным аккуратистом.Но втянулась.Знакомым о клининговой карьере не говорила, нечем хвастаться.

В декабре случился аврал, только успевай поворачиваться. 31-го окультурила две квартиры, ни рук ни ног не чуя ехала домой, мечтая отмокнуть в ванне и залечь перед телевизором, ну его, этот Новый год, куда подальше. И тут позвонила менеджерша, сказала, Ларочка, миленькая, выручай, некому больше, у всех семьи, ты ж понимаешь, в стране кризис, нельзя разбрасываться клиентами, выручишь, да? а я тебе в январе хороших заказов подброшу, с чаевыми, сейчас адрес смс-кой скину, с Новым годом тебя, с новым счастьем! успехов тебе, Ларочка, в труде и личной жизни!Чтоб вам всем лопнуть с  вашим счастьем и вашими успехами, подумала Иванова.

Недовольный мужик, не поздоровавшись, буркнул, позже явиться не могли?Ну и хмырь, решила Иванова, а вслух сказала, не вопрос, выйду, погуляю, через часок вернусь, согласны? Не согласен, начальственным тоном сказал мужик, приступайте, и побыстрее, Новый год на носу.Иванова огляделась, посуду недели две копили? Какое вам дело, что и сколько копится? работайте, сказал мужик.С трудом подавив желание огреть мужика шваброй, злая и вымотавшаяся за последние дни Иванова рявкнула, мне интересно, ладно кастрюли, но чашку за собой можно помыть? Не надо мне грубить! возмутился мужик, кто на что учился, тот тем и занимается!Секунд пять Иванова сдерживалась, а потом рвануло, этак на килотонн пять-шесть в тротиловом эквиваленте.   Да! я не хирург и не ядерный физик! но у меня три языка в совершенстве, я неплохо разбираюсь в законодательстве, печатаю 160 знаков в минуту, абсолютная грамотность, курсы стенографии с отличием! да! я убираю чужие квартиры, и корона с головы не сваливается! а для вас тарелку вымыть – ниже вашего достоинства? с дворником поздороваться – унижение?! аристократом себя мните?! да вы просто упырь! вот уж привалило кому-то счастье! бедная ваша жена! разгребайте свои авгиевы конюшни сами! и не забудьте пожаловаться, телефон на сайте! Во-первых, я не женат, сказал мужик, во-вторых, почему сразу упырь? в-третьих, немецкий есть? и сколько знаков в минуту? сто шестьдесят? и в-четвёртых, давайте сначала, как будто вы только что вошли.И добавил, мне одному не справиться, запустил тут всё, заработался, как есть свинарник, помогите, пожалуйста, поможете?

В семье Ивановой посуду моет муж.Это принципиально.Кстати, с дворником не только здоровается, но и останавливается на пару минут погоду или там вчерашний футбол обсудить. Дворник говорит, я-то думал, этот, с четвёртого этажа, хмырь хмырём, а он нормальный мужик, не чванливый, ещё б за Динамо не болел – цены б ему не было.

Благоухая незнакомыми духами, почти-муж Сидоров сказал, понимаешь, зайка, брак – ответственный шаг, давай проверим наши чувства, встряхнём наши потускневшие отношения.Судя по духам, встряхивание уже началось.

Иванова считала, у них любовь, выяснилось – отношения.Каждая женщина переболевает хворью под названием «дура дурой».Кто скажет, только не я! – у тех склероз.У Ивановой болезнь затянулась.Сидоров возвращался, уходил, снова возвращался, говорил, зайка, ты лучше всех, знаю  – в конце концов мы обязательно будем вместе!И снова удалялся, дабы проверить чувства путём их сравнения с другими чувствами.Примерно по таким же эллиптическим орбитам движутся кометы – то и не разглядишь за Плутоном, то тут как тут, хвост на полнеба, разве что у Сидорова период обращения исчислялся не годами-столетиями, а неделями и месяцами.Духи постепенно мигрировали от лёгких и холодных тонов к сладким и тягучим (см. «Социология. Репрезентативность выборки»).

Иванова ждала.В конце концов, они обязательно будут вместе.Обещано же.

В мае позвонил, спросил, ну как ты? нормально? скучаю, зайка, слушай, мы в выходные на природу собрались, на антресолях моя старая куртка, красная, там карман прохудился, зашьёшь, лады? в пятницу подскочу, заберу, люблю-целую, зайка!

Иванова вытащила шкатулку с иголками-нитками и нечаянно уколола палец до крови. Очень больно.И пока дула на палец, количество наконец-то собралось с духом и скачкообразно перешло в качество.

Как – всё выбросила? ахнул на следующий день Сидоров, ты в своём уме? и серый костюм? ты помнишь, сколько он стоил?! точно рехнулась, сейчас приеду, мы серьёзно поговорим, задержишься на работе? я дождусь, что значит – замок сменила? дура неблагодарная! дура дурой!Ну и так далее.Иванова и не догадывалась, какие мрачные глубины давным-давно рассмотрел в ней Сидоров.Не озвучивал исключительно из жалости.

Поздним вечером по дороге домой пригляделась – оставленный у мусорки мешок с сидоровским барахлом распотрошен.Наверно, бомжи.А может, и Сидоров.Дома посидела, подумала и решила – с чистого листа так с чистого листа.

Сидоров пророс корнями по всей квартире.От зубных щёток, стоптанных тапок и кружки с надписью «I love you cutie!» до стопки зачитанных детективов на полу у дивана (Сидоров любил, чтоб в пошаговой доступности), увечного кактуса на подоконнике и старого пальто во второй антресоли, что над кухней.Как и серый костюм, пальто было Сидорову впору пятнадцать килограммов назад. А в самом дальнем углу антресоли Иванова обнаружила дерматиновый футляр с балалайкой.Когда-то ивановская бабушка мечтала вырастить из внучки Анне-Софи Муттер, но в музыкальной школе на скрипку было не пробиться, пришлось впихнуть Иванову в народные инструменты.А что – тоже струны.Иванова балалайку ненавидела, но куда деваться, училась.Между прочим, когда на выпускном концерте сыграла серенаду Шуберта, гений и красавец Петров из класса виолончели сказал, один раз мимо нот проехала, а так ничего.

Час ночи.Но не оставлять же на утро. Иванова вздохнула и потащила к мусорным бакам два мешка хлама.Во дворе, в запахе черёмухи тихо стояла ночь, светила далёкими звёздами, обещая невозможное.И вдруг нахлынуло.Раздвинулся тяжёлый, пахнущий пылью занавес, явив миру двенадцатилетнюю Иванову, сфальшивившую всего лишь раз, уверенную, что впереди её ждёт долгая-предолгая  жизнь, в которой обязательно найдётся место радости и какому-нибудь петрову, гению и красавцу, неважно, какая у него будет фамилия.В двенадцать лет все верят.А в результате – ни одной верной ноты, ни одной.Иванова вздохнула, придвинула ногой валяющийся у мусорки ящик, села и раскрыла футляр.Пальцы впомнили.Увлеклась, в конце даже подпела себе – И на тайное свиданье ты приди скорей!За спиной протяжно завыло.В ужасе Иванова уронила балалайку, медленно-медленно повернулась и чуть не поцеловалась с плотоядно глядящим на неё чудищем.Темнота сказала, как удачно выбраны место и время! музицируете для собственного удовольствия или зарабатываете?Иванова гневно сказала, чем глупо острить, вы бы лучше своего монстра на поводке держали! и в наморднике! ходите тут, людей пугаете!Темнота сказала, Цезарь не смог удержаться, у него тонкий музыкальный вкус, кстати, вы в одном месте лихо мимо нот просвистели. И после паузы добавила, Иванова, ты, что ли?

Таки срослось.

Занятно наблюдать, как Тот-Кто-Наверху перекладывает карты.

Например.Один Иванов купил квартиру в новом доме, прожил в ней лет десять, с соседями не общался, вообще понятия не имел, кто сосед, кто нет, память не резиновая, чего её чепухой захламлять. Прошлой осенью приехал домой с работы, голодный, вымотанный, шагнул в лифт за какой-то женщиной.Лифт проехал пару этажей, дёрнулся и встал.И свет погас.Вызвали подмогу, стали ждать в тревожной тишине, а потом Иванов принюхался и не выдержал, спросил, чем от вас так пахнет?Женщина сказала, извините, день на ногах, даже перекусить не успела, зашла в магазин, не удержалась, купила половину копченой курицы, вроде бы хорошо запаковали, а всё равно пахнет.И добавила, хотите ножку?Хочу, сказал Иванов.Я телефоном посвечу, сможете разделать? спросила женщина, мне крылышко, погодите, сейчас салфетки в сумке найду. Курица быстро закончилась, молча сопеть в темноте как-то неловко, и Иванов завёл светский разговор, спросил, вы в гости к кому или по делам?Женщина хмыкнула и сказала, десятый год живу на одной с вами лестничной площадке, вы от лифта направо, а я налево.Сейчас обменивают свои однушки на трёхкомнатную, вроде бы наклёвывается вариант в том же доме, только подъезд другой.

Или вот ещё.Одна Иванова разводилась с мужем.Мирно поделить нажитое добро не получилось, дошло до суда. Хорошо помню, как пыхающая огнём Иванова рассказывала, судья называется! сидит такой, лысый, в очёчках, противный такой, я сразу поняла, на чьей он стороне, сразу!Короче говоря, Ивановой хотелось, чтоб по справедливости, а судья решил по закону.Сексист проклятый.И после заседания Иванова с присущим ей буйным темпераментом высказала лысому очкарику всё, что она думает о мизагонистах от юриспруденции в частности и мужских шовинистических свиньях в целом.Закончила пламенную речь словами – что, нечего ответить? правда глаза колет! можете меня арестовать! с вас станется! я не боюсь! можете хоть на каторгу упечь! На что судья сказал, могу, но, видите ли, Иванова, у меня мягкое сердце, мне жаль других каторжан, они уже наказаны.Недавно узнала, что Иванова вышла замуж во второй раз.За того самого судью.Тут у нас голоса разделились, половина считает, это любовь, остальные уверены – месть.

У одной Ивановой был роман с приходящим Сидоровым, хотя какой там роман, так, заметка в многотиражку.По вторникам и пятницам Сидоров отдыхал душой и телом от своей жены, дуры и стервозы.В стервозе Иванова сомневалась, а про дуру Сидоров, похоже, не врал, как ещё назвать женщину, которая верит в круглогодичные курсы повышения менеджерского мастерства, занятия два раза в неделю, вторник-пятница, с семнадцати до двадцати трёх.Впрочем, ещё неизвестно, кто тут бОльшая дура.На вопрос про будущее Сидоров отвечал, проникновенно глядя в глаза, понимаешь, малыш, говорил Сидоров, нам и так хорошо, штамп в паспорте ничего не изменит, ну стоит у меня такой штамп – и что? любви-то нету!Год назад Иванова попыталась соскочить с поезда, но Сидоров резко активизировался, по вторникам и пятницам ждал после работы с тремя гвоздичками и рассказывал, как именно наложит на себя руки, потому как без Ивановой свет ему не мил.Не взяла грех на душу.

И вот недавно Иванова встретила красивого негодяя.Говорила, ты представь, идёшь домой, а на лавке у подъезда такой Хью Джекман, грязный, неустроенный, но дерзкий такой, смотрит с прищуром, с ухмылочкой, устоять невозможно, да и вообще – всё не одна. Негодяй был отмыт-отдраен, накормлен и наречён Пушком.К вечеру выяснилось, что с именем Иванова погорячилась: либо Пушка воспитала стая бультерьеров-отморозков, либо он продукт генной инженерии – в кошачью ДНК искусно вплели крокодильи гены, отвечающие за характер.При попытке погладить прицельно отмахивался лапами, вместо мурчания рычал как дикий тигр и за пару дней  выстроил иерархию, назначив себя альфой и опустив Иванову в район омеги.

Во вторник пришёл Сидоров.С порога спросил возмущённо, это ещё что?! с ума сошла?! знаешь же, у меня аллергия на шерсть! немедленно убери! Иванова сказала, здравствуй, Жорик, он не помешает, он на кухне посидит!Пушок на кухне сидеть не пожелал, проскользнул в дверь, запрыгнул на комод и уставился на Сидорова немигающим оценивающим взглядом.Сидоров чихнул и сказал, нет, это невозможно, ему на помойке самое место! И решительно сграбастал Пушка, намереваясь выставить его из комнаты.Иванова и ахнуть не успела, как Пушок располосовал Сидорову руку, тем самым подтвердив своё духовное родство с Джекманом-Росомахой, сиганул в открытое окно, в мгновенье ока взлетел на ближайшую берёзу и угнездился примерно на уровне четвёртого этажа.Иванова бросилась к окну, Пушок, миленький, слезай, не бойся! Жорик, ну сделай же что-нибудь!Сидоров пошёл пятнами, визгливо заорал, у меня кровь, а ты за эту тварь переживаешь? выбирай, кто тебе дороже – я или он! Иванова посмотрела на Пушка, на Сидорова, ещё раз на Пушка, подумала и сказала, он.Сидоров аж захлебнулся и, сорвавшись на фальцет, заголосил, жалел я тебя, время на тебя тратил! ты сама всё разрушила! И ушёл, держа на весу пострадавшую руку.Иванова хотела заплакать, но что-то не плакалось. Высунулась в окно.Ни Пушка, ни Сидорова.Ходила, звала, всё без толку.Вечером в дверь позвонили.Сосед с четвёртого этажа сказал, это не ваш? с дерева на балкон ко мне запрыгнул, вот ходим, ищем хозяев, не найдём, себе оставлю, красавец кот, ласковый, воспитанный.Муррр! сказал Пушок.Мой, сказала Иванова, спасибо вам! Давно хотел к вам подойти, но не решался,  робел, сказал сосед, раз уж случай выпал, давайте знакомиться, не возражаете? Иванова глянула на соседа, удивилась несоответствию соседского облика слову «робел», покраснела и сказала, не возражаю, чаю хотите?Хочу, сказал сосед.Муррр! сказал Пушок.

Одну Иванову повысили.Потому как Иванова отличный специалист и трудоголик.Коллеги искренне, от всей души за неё порадовались, сказали, кого ж как не вас, Алина Борисовна, а экономист Сидорова даже принесла собственноручный изготовленный торт, дабы отпраздновать назначение. Торт, честно говоря, так себе, на слабую троечку, но главное – внимание, а не вкус.Иванова была растрогана до слёз.

В четверг экономист Сидорова ушла с работы, позабыв переслать отчёт по поставкам. Дозвониться не удалось, вне зоны доступа, и Ивановой пришлось рыться в сидоровском компьютере, благо пароль был записан на прилепленной к монитору бумажке.Сворачивала окна одно за другим (косынка, одноклассники, статья «Десять способов выглядеть в сорок на двадцать») и наткнулась на корпоративный чат.Иванова ни разу в жизни не влезала в чужую переписку, но глаз случайно выхватил фразу «такие взлёты только через постель, я-то знаю!», и  - слаб человек! – не удержалась.Выяснилось, что да, такие взлёты только через постель, уж Сидорова-то это знает, и собеседники с ней согласились, уточнив, что слово «постель» следует употреблять во множественном числе.Гендир, племянник гендира, ведущий юрист, начальник охраны Петров, а между прочим, все кроме Петрова женаты!Касательно приезжавшего в командировку мистера Харриса мнения разделились, но большинством голосов мистер Харрис был добавлен к списку.Попутно Иванова узнала, почему она не замужем – потому что не берёт никто! ни гендир, ни племянник гендира, ни юрист, ни Петров, уж тем более ни мистер Харрис!Ну и по мелочи.Четвёртый размер бюста – слава пластической хирургии, в брюках ходит, потому что ноги кривые и волосатые, с утра неразговорчива, чтоб перегаром не дышать. Полтора десятка лет работаю, рук не покладаю, гневно писала экономист Сидорова, а эта сучка за четыре года выбилась, это справедливо?!!! Несправедливо! дружно согласились собеседники.

Отчёт нашла, до ночи проверяла-правила, пока перед глазами не поплыли круги.    На проходной её окликнули, Алина Борисовна! вы перешли на круглосуточный режим работы? слышал о вашем повышении, вполне заслуженно, поздравляю! Ну что вы, какое там заслуженно, меня повысили, потому, что я сплю с гендиром, с его племянником, с ведущим юристом, ах да, вы, наверно, не в курсе, но с вами я тоже сплю, мрачно сказала Иванова начальнику охрану Петрову.Как резко сорваны покровы, восхитился Петров, знаете что? позвольте я вас домой отвезу, больно вид у вас замученный.В машине Иванова вспомнила про свой донжуанский список, про кривые волосатые ноги и про сучку. Петров рулил и делал вид, что не слышит всхлипов с заднего сиденья. Довёз и до утра сидел, боясь пошевелиться, потому что Иванова навсхлипывалась и уснула. Петров смотрел в зеркало заднего вида и видел, как во сне улыбается чему-то его счастье.

Одна Иванова – само совершенство, всё при ней, красива, умна, плюс безупречный вкус плюс золотой  характер плюс отменная хозяйка и чистюля. Даже не завидно, ибо недостижимо.И вот эта Иванова, отправив мужа в командировку, а дочку в водный поход, глянула вверх и узрела на люстре пыль.Думаю, там прилегли две-три залётных пылинки, не больше, как по мне – пусть бы себе и лежали, но я ж не Иванова.Потолки высокие, но для Ивановой это не повод жить в грязи и запустении. Ну что, столик, на столик табуреточку, на табуреточку два тома детской энциклопедии, на энциклопедию сама.Классический пример неустойчивого равновесия.Не убилась, бог миловал, ничего не сломала (табуреточка не в счёт), но приобрела жуткий синяк под левым глазом. Под правым тоже живописно, но экспрессия не столь выразительна.Взяла пару отгулов, отсидеться дома. Не получшело. Наоборот, добавило оттенков в палитру.Замаскировать не получилось.Иванова говорит, полтюбика тонального крема извела, толку – ноль! тут не крем, тут масляной краской надо бы, и то сомнительно!

В воскресенье должны были вернуться и муж, и дочка, а в доме хоть шаром покати.(В понимании Ивановой «шаром покати» означает, что дверца холодильника закрывается без труда, продукты не вываливаются). Отыскала огромные и очень солнцезащитные очки и поздним вечером отправилась за припасами.В подъезде её перехватила подслеповатая бабушка с первого этажа, сказала, Оля, ты в магазин? Олюша, миленькая, зайди в аптеку, сердце слегка прихватывает, и дома как на грех всё покончалось, я написала, что надо, без рецепта дадут, какая скорая?! по любому пустяку скорую вызывать? ты почему в очках? ночь на дворе!В магазине обошлось. В аптеке же явно экономили электричество.Из-за повышенной солнцезащитности Иванова никак не могла найти в сумке бабулину записку, пришлось очки снять.Провизорша глянула на бумажку, на элегантную побитую Иванову, поджала губы и крикнула в подсобку, Таня! боярышник ещё остался?! И буркнула себе под нос - да когда ж вы уже упьётесь, алкашня синюшная?!

Иванова говорит, слушай, вот точно, пока добрая слава лежит, дурная далеко бежит, кошмар какой-то, вчера соседка приходила, вздыхала сочувственно, сказала, я вам, Ольга Андреевна, журнал принесла, вы почитайте, почитайте на досуге, а в журнале статья про излечимость женского алкоголизма, муж с дочкой ржут, говорят, мы в тебя пока верим, хоть случай и запущенный, но если не справишься с пороком - сорную траву с поля вон!

Осенью в Ивановой проснулась и принялась активно зудеть генетическая память пращуров-земледельцев.Иванова пыталась сопротивляться, но в итоге сдалась и купила маленький домик с открытой верандой, с одной стороны лес, с другой тихая речка, на участке парочка яблонь, крыжовник со смородиной и небольшая грядка. Под огурчики-помидорчики, сказали бывшие хозяева.Пращуры не унимались, и ранней весной Иванова отправилась за семенами.У входа в магазин её ухватила за рукав какая-то тётка, сказала, вы что? у них собрались покупать? они ж всякой хрени в пакетики насуют, всё чахлое, всё больное, а у меня со своего огорода, головой отвечаю, не будете знать, куда урожай девать, тут огурчики, тут помидорчики, берите, почти даром отдаю.Огурчики всходить отказались, а помидорчики таки проклюнулись и бодро пошли в рост, Иванова нарадоваться на них не могла.Пока бабушка-соседка, забиравшая у Ивановой старые журналы, не спросила, что за рассада? помидоры? не шутишь? семена с рук покупала? Анечка, разве можно быть такой доверчивой?!   Бабушка ушла, Иванова пригляделась – а и правда, мощные ростки выглядели странновато, с намёком на плотоядность и уж никак не помидорно.   Иванова повздыхала, нажелала тёткиной голове нехорошего и собралась выкинуть рассаду вместе с горшочками.А потом припомнила читанный в детстве День Триффидов, засомневалась и от греха подальше порубила фальшивые помидоры в капусту – наша цивилизация далека от совершенства, но это не повод для приближения её гибели. Кое-как выпихнув приставучих пращуров за околицу сознания, решила, бог с ним, с урожаем, так даже лучше, меньше хлопот. Можно отлично слиться с природой, распивая на веранде чаи и созерцая запутавшееся в сосновых ветках предзакатное солнце.

В выходные Иванова собралась открыть дачный сезон.Оказалось, уже открыт. На крыльце сидел здоровенный бобёр и неприязненно смотрел на Иванову.Пшёл вон, сказала Иванова.В ответ бобёр ругательно свистнул в смысле «сама пошла!».А вот я палку возьму, сказала Иванова.Ну-ну, попробуй, свистнул бобёр и разве что не сплюнул презрительно в сторону Ивановой. Призванный на помощь прохожий дядька посмотрел, подумал и сказал, прошлым летом бобёр мужика до смерти загрыз, в газетах писали, не, женщина, без меня. Иванова потопала ногами.Бобёр в ответ хрюкнул визгливо и двинулся к ней.Агрессивно.Ладно, подумала Иванова, пойду прогуляюсь, не день же он тут околачиваться будет.Через час вернулась.На крыльце сидели два бобра.

И вот звонит мне сегодня Иванова, слушай, говорит, хотела тебе в театр позвать, а счас думаю, поехали ко мне на дачу, я тебе бобров покажу, много, они, небось, все ко мне переселились, в каком театре ты такое увидишь?!

Жена назвала Иванова социофобом, на корню загубившим её цветущую молодость.И ушла к некоему брюнету, посулившему эту самую молодость реанимировать. Развелись быстро, по обоюдному согласию и ко взаимному облегчению.Иванов подзанял денег, купил квартиру, сделал ремонт и въехал, наслаждаясь одиночеством.Как и надлежит настоящему социофобу, соседей не знал и знать не хотел.Единственно кого различал – бессменную старушку на лавочке у подъезда да курицу с пятого этажа, которая на третий день по переезду ухитрилась его затопить.Ну, затопить, в общем-то, громко сказано, так, лужица в ванной.Но сегодня лужица, завтра лужа, а потом что – ковчег строить? тут дело принципа.Курица извинялась, мямлила про ребёнка, нажавшего не ту кнопку на стиралке, порывалась схватить тряпку, бежать на ликвидацию последствий, чуть остановил.В конце сказала, я возмещу ущерб, по частям, если можно, давайте я напишу расписку, чтоб вы не сомневались. Иванов буркнул, нечего возмещать, за детьми следите получше.

На следующий день встал с неясным тревожащим чувством, будто никак не мог поймать ускользающую мысль, всплыло, когда брился - вспомнилось приснившееся, никакой картинки, только неслышная беседа и чей-то тихий смех. Откуда, что, к чему – непонятно.И поехало.Почти каждую ночь.И как он не пытался во сне расслышать, разобрать, о чём идёт речь, или хотя бы разглядеть – ничего не получалось.Просыпался злой, днём рявкал на сотрудников.Как-то приехал в офис рано, самым первым, сердитый, уборщица посмотрела, спросила сочувственно,  не заболели ли? неважно выглядите.Неожиданно для самого себя взял и рассказал о странном назойливом сне.Уборщица подумала, переспросила, просто говорят-смеются? так это ангел-хранитель вам снится, что? двое разговаривают? значит, у вас два ангела, повезло вам.Иванов мысленно обругал себя за неуместную откровенность и сухо заметил, надеюсь, это не станет темой для пересудов.Уборщица оскорбилась, оно мне надо? и скажите своим, чтоб мусор в корзины бросали, в корзины, а не куда попало, как в свинарнике, ей-богу!

Притерпелся.И даже заметил, если эта чепуха снится, то день удачен, а иначе всё наперекосяк. А больше никаких перемен, что радовало, переменами был сыт по горло.Жил себе как жил.Работа, дом.Дом, работа.По утрам видел, как соседка усаживала ребятёнка в свою доисторическую колымагу и лихо выруливала со двора.

В августе заехал в автомастерскую, скорее, для профилактики, показалось, что мотор в его тойоте не так зазвучал. Механик сказал, проверю, погуляйте часок, через дорогу отличный кофе варят. Похлопал тойоту по макушке и добавил, к хорошей машине руки сами тянутся, одно удовольствие работать, а то пригонят ведро с гайками, ему на свалку пора, а тут возись – прям с души воротит, вон стоит, глаза б мои на него не глядели..Знакомый драндулет, и правда, свалка извелась в ожидании.

На террасе кафе, в дальнем углу увидел соседку с сыном.Ждут, долгонько же им ждать.Сел к ним спиной.И тут услышал смех.Мальчишка что-то рассказывал, она отвечала, не разобрать, оба смеялись. Как во сне, точь-в-точь как во сне. Иванов оглянулся, присмотрелся и понял, ангелы бывают рыжими, лохматыми и усыпанными веснушками.А потом ещё посмотрел и решил, что вот именно так и должны выглядеть, говорить и смеяться мамы ангелов. Посидел, подумал, встал, взял свою чашку кофе и пошёл к дальнему столику.

Любимый племянник Митя, внезапно решивший стать Шварцнеггером времён Конана-Варвара, попросил на двенадцатилетие гирю. Легкомысленная Иванова подумала, гирю так гирю, день рождения в пятницу, после работы заскочит в спорттовары, а там рукой подать, одна остановка.

Услужливый продавец вынес гирю на крыльцо, но не ушёл, стоял, с интересом наблюдал. Иванова подняла гирю и поняла, надо тщательнее относиться к выбору подарков.Кое-как (шпильки 9 см) доковыляла до остановки. И обнаружила уходящую за горизонт пробку.Позвонила брату, папе любимого племянника.Выслушала автоответчик.Позвонила любимому племяннику.Вне зоны доступа.Золовке и звонить не стала, смысла нет, мама любимого племянника на голову ниже и на два размера уже Ивановой.Позвонила другу сердца Андрюше.Ритуленька, сказал Андрюша, ну какие гири? я в бассейн опаздываю, давай завтра, лады?

Через десять метров Иванова нехорошо подумала об Андрюше.Через двадцать осознала, что детей баловать нельзя, ничем нельзя, даже гирями.Через тридцать поставила гирю на землю и попыталась улизнуть.Увы, некая бдительная тётя рявкнула, ты что это? подбросить хочешь?! а ну забирай! может, бомба какая! нечего тут!Иванова со стоном подняла гирю, разлюбила племянника и поплелась вдаль.В обычном, не отягощённом гирей состоянии, чуть ли не отбивалась от желающих познакомиться, а гиря изменила привычный порядок вещей, мужчины перестали дерзко и заманчиво улыбаться,  смотрели сквозь, будто видели не Иванову-красавицу, а так, воздух сгустился во что-то невнятное, неприятное и внимания никак не заслуживающее.

Тогда Иванова, вся в мыле, в поту и не в себе, поклялась – кто поможет, за того замуж выйду! если только не бомж!И в ту же минуту какой-то помятый небритый тип подхватил гирю и сказал, вам куда?Иванова сравнила типа с Андрюшей и ужаснулась. Дошли до дома, причём тип нёс паразитку-гирю, как будто она ничего не весила, чуть ли не помахивал  ею. И на пятый этаж без лифта – как по ровному. Господи, бомж бомжом, разве что без соответствующего запаха, какие глупости, мало ли чего не наобещаешь в предкоматозном состоянии.

Перед самой дверью тип сказал, девушка, что вы набычились, я не намерен требовать в награду вашу руку и сердце, достаточно будет простого спасибо.Повернулся и упрыгал вниз.Омерзительно бодрый.

Осенью Иванова с Андрюшей поженились.Через два года Андрюша ушёл. Потому что правильная жена должна полностью растворяться в муже, а Иванова так и норовила выпасть в осадок.

А ещё через пять лет Иванова, ведущий юрист IT-компании, переругалась с одним упрямым заказчиком, до смертоубийства не дошло, хотя казалось – вот-вот.Давайте успокоимся и попробуем заново, двинемся навстречу друг другу, сказал заказчик, кстати, мы с вами почти знакомы, не помните? я нёс вашу гирю, весь в пыли, в краске, помогал отцу с ремонтом, вы ещё крайне неодобрительно поглядывали на мои грязные джинсы, хотел спросить, не культуризмом ли собрались заняться, не рискнул, у вас был слишком гневный вид.Иванова ойкнула и сказала, точно! вы! племяннику в подарок тащила, думала, умру с этой гирей, только представьте уровень моего отчаяния – от злости сама себе пообещала, кто поможет, за того замуж выйду.Заказчик помолчал, хмыкнул и сказал, жаль, очень жаль, семь лет потеряно, но какие наши годы, Маргарита Ивановна, наверстаем, непременно наверстаем, вы как относитесь к итальянской кухне, надеюсь, положительно?

Летом Иванова купила квартиру.Квартира исчерпывающе описывалась фразой «зато дёшево».Прежние владельцы жили размашисто, себя не жалеючи, с огоньком и задором.Судя по состоянию стен, полов и прочего, расчленёнка у них была разминкой, а не кульминацией.Две недели Иванова не покладая рук выскребала и вычищала следы их жизнедеятельности.Ещё две ушли на бюджетный косметический ремонт.Перевезла нехитрый скарб, заперла за собой дверь и поняла – вот оно, счастье и благорастворение воздусей.И легла спать.В пустой, но своей личной, своей собственной квартире.А ночью проснулась от того, что на неё кто-то смотрит.Физическое ощущение чужого взгляда.Иванова включила стоящую на табуретке рядом с диванчиком настольную лампу.

Отступление.Иванова не из пугливых.Года три назад поздним вечером, точнее сказать, ночью, возвращалась домой и увидела некую фигуру, трудолюбиво свинчивающую зеркала с припаркованных машин.Равнодушная гражданка прошла бы мимо, законопослушная отступила бы в тень и, стараясь не отсвечивать, шёпотом позвонила в правоохранительные органы.А ненормальная с криком «Стой! Стрелять буду!» бросилась к фигуре.Я Иванову спрашивала, это что было? выброс адреналина? Какой ещё адреналин? возмутилась Иванова, трезвый расчёт, прикинула, если обойду гадёныша справа, то отсеку его от проходного двора, выскочит на улицу, там люди ходят, помогут скрутить. Милицейский начальник, вручая грамоту, громко поблагодарил Иванову за смелость и отвагу и тихо добавил – девушка, милая, никогда, никогда больше так не поступайте!Кстати, стрелять ей было не из чего, это она для внушительности.Конец отступления.

Ну вот, Иванова включила стоящую на табуретке рядом с диванчиком настольную лампу.Рядом с лампой сидела страшная белая крыса с розовыми ушами, розовыми лапами и голым розовым хвостом.И плотоядно смотрела на Иванову.Иванова завопила так, что свежепоклеенные обои съёжились от страха и покрылись гусиной кожей.Крыса фыркнула и перепрыгнула на диван, поближе к Ивановой.Ей хотелось человеческого тепла и понимания.Следующие минут пять Иванова орала, сидя на потолке.Может, и не пять минут, может, дольше.Во всяком случае, соседям хватило времени, чтоб проснуться и вызвать милицию.Дальше туманно.Когда сознание прояснилось, Иванова обнаружила себя на кухне со стаканом воды в трясущихся руках. Милиция ржала, соседка причитала – пять лет с теми мучились, что ни ночь, то гулянка, думали, вздохнём спокойно – ага, счас! не понос, так золотуха! крыса чья? этих, съехавших, видать сбежала, сколько их было? Дима, не помнишь, у алкоголиков одна крыса жила или сколько? Крысу локализовали в трёхлитровую банку.Милиция сказала, животное себе оставите? что вы сразу в крик, не хотите, так я заберу, дочка давно просит.

Остаток ночи Иванова провела при включённом свете, вздрагивая при каждом шорохе.На следующий день привезла из приюта тощего, но здоровенного кота, назвала Пафнутием.За полгода Пафнутий разъелся и охамел, в пять утра будит Иванову диким мявом «жрать хочу!».Иванова говорит – пусть лучше кот!На слово «крыса» Иванова реагирует нервно и неадекватно.

Жизнь наладилась.У Ивановой завёлся поклонник.С очень, очень серьёзными намерениями.Спрашиваю, что тебя не устраивает? умный, добрый, порядочный, не зануда, что не так?Всё так, сердито говорит Иванова, но фамилия! фамилия у него – Крысаков! 

Сына моей подруги шпыняла учительница математики.Если ребёнок учится в пятом классе, то математику он должен знать на уровне пятого класса, а не задавать провокационные вопросы про производные и прочие глупости.Не по росту.Знаете, тётя Наташа, сказал мне мальчик, я страшно отомстил! подарил ей на Новый год книгу!Юрочка, а в чём месть? спросила я.А в том, сказал Юрочка, что такая книга у неё уже была!

У приятельницы свекровь живёт в нескольких часовых поясах к востоку.Позвонит, спросит про погоду, пожалуется на ревматизм, поздравит, ежели какой праздник на носу – всё, максимум пять минут.Но свято место пусто не бывает.Тётя мужа безмерно обожает племянника.За десять лет почти смирилась с его женитьбой.Хотя осадочек всё равно остался, ибо как можно было жениться на ЭТОЙ, когда вокруг столько хороших девочек из приличных министерских семей.Перед Новым годом подарила ЭТОЙ набор красивых в её понимании кастрюль.Сопроводив подарок добрыми словами – в такой чудесной посуде грех не научиться хорошо готовить, правда, Кристина?

И про Иванову.В первые годы супружеской жизни Иванова отдала выбор подарков на откуп Иванову.Однако, получив зимнюю шапку из краснокнижного меха (на два размера больше требуемого), серьги с каменьями величиной с голубиное яйцо (при не проколотых ушах), антикварную кованую пепельницу с фигурой молотобойца (в семье никто не курит, Иванов думал, это тарелочка такая, для мелких фруктов), Иванова взяла дело в свои руки.Теперь сообщает, где, что, цвет, размер, рисует схему, красными стрелочками отмечает, как пройти к нужной полке.Оно-то проще купить самой, но Ивановой хочется сохранить элемент неожиданности, нечаянного сюрприза.В декабре расписала параметры подарка и план действий.Через день сказала, слушай, я в спешке примеряла, толком не рассмотрела, боюсь, у белой рукав коротковат, возьми рулетку, измеришь, если коротко, то рядом похожая блузка, вишнёвая, там рукав три четверти, но лучше бы белая подошла. И раз пять напомнила, чтоб Иванов не забыл бумажку с записанной длиной рукава.Иванов приехал в магазин, по стрелкам вышел в правильный отдел, нашёл блузку, полез за бумажкой и не нашёл её.То бишь либо звонить Ивановой и выслушать нелестное, либо проявить смекалку.Вспомнил, как-то осенью, до отопительного сезона, Иванова дома надевала его свитер, и рукава ей были как раз до кончиков пальцев.Подумал, у него – плечи, у неё – бюст, добавим длину ладони, должно сойтись.Оглянулся, схватил блузку и шмыгнул в примерочную.И примерил.Правда, так и не понял, коротко или нет.Решил купить и вишнёвую, хоть одна да подойдёт. И тут в кабинку сунулась какая-то неосторожная тётя.И узрела бородатого Иванова в белопенных кружевах.Иванов говорит, что тётино лицо будет являться ему в ночных кошмарах.У кассы Иванова ждал весь торговый коллектив, смотрел якобы в сторону, тётя явно успела поделиться пережитым. Кассирша спросила, вишнёвую без примерки берёте? рискуете, вещь дорогая, вдруг вам не подойдёт, может, лучше примерить?

Для корпоратива подготовили капустник на производственную тему, генеральный изображал бобра-строителя, финдиректор – запасливую белочку, юристу Ивановой достался лесник как олицетворение всех и всяческих надзоров.Ужасно глупо, но после трёх рюмок очень смешно и бешеный успех.Вся в аплодисментах и комплиментах Иванова побежала переодеться, в тёмном коридоре ошиблась дверью и влетела к экономистам, где и обнаружила Сидорова in flagrante с фифой из планового отдела. Сидоров промямлил что-то неразборчивое, а фифа глянула на Иванову победительно. Ещё и хихикнула, мерзавка.Иванова развернулась и ушла как была – в ватнике и с накладными усами.Таксист всю дорогу нервно оглядывался и бубнил под нос про то, что извращенцев развелось – плюнуть некуда, брезгливо отсчитал сдачу и даже от чаевых отказался.

На следующий день Сидоров подошёл как ни в чём не бывало, сказал, Ксения, я сейчас всё объясню.И объяснил.И добавил, едем на дачу? нет? почему?! я же объяснил! знаешь, Ксения, мне тяжело разговаривать с человеком, который мне не верит! И оскорблённо удалился в сторону планового отдела.

Позвонила взволнованная мама, Ксюша, Петровна в магазине слышала, у вас завёлся маньяк! подкарауливает женщин! грабит! раз маньяк, то не только грабит! Петровна приметы записала, куртка тёмная, высокий! папа говорит, пусть этот твой собаку выгуляет, сама не ходи! Хорошо, мама, пообещала Иванова.Не рассказывать же.Расстроятся, несмотря на то, что Сидорова не одобряли. Собственно говоря, и самой можно было догадаться, к чему шло.

Вечером Тирион принёс в зубах поводок, ткнулся мордой, пора, пора.Иванова постояла в прихожей перед зеркалом, нашла седой волос в чёлке и подумала, что мир разделён на две части.В одной она сама, тридцать два года и старость не за горами, а в другой сплошь сидоровы да мокрый снег вперемежку с дождём. Хотелось заплакать, но не заплакалось. В куртке заклинило молнию, дублёнку по такой погоде жаль, и Иванова надела не убранный в кладовку папин офицерский ватник.Выглянула в окно, горел только дальний фонарь, ещё подумала и решительно приклеила усы.Обломись, маньяк.Хорошо, в подъезде никто не встретился.

Шли мимо школьного стадиона, как вдруг из ниоткуда перед ними выросла высокая тень и хрипло спросила, мужик, закурить есть?Иванова и не подозревала, сколько мыслей может пронестись в одно краткое мгновенье.Но пока мозг переваривал пронёсшееся, подсознание сработало и устами Ивановой выкрикнуло, взять его! Тирион, фас! кусай! фас! Тирион взлаял и радостно заскакал вокруг тени, пытаясь лизнуть её хоть куда. Мужик, ты что, сбрендил? тихо, пёс, тихо, хороший пёсик, это хозяин у тебя ненормальный, сказала тень, посветила телефоном и заржала.А отсмеявшись, сказала, девушка, у вас ус отклеился! примеряетесь к смене пола? тренируетесь?Сознание вопило – дура! дура!, а бодрое подсознание выпалило, это от маньяков! Сильный ход, обидно, что я не маньяк, опробовали бы метод, вот что, я вас проведу, пока вы кого-нибудь до смерти не напугали, всё равно в магазин, сигареты кончились, кстати, почему Тирион?Иванова сказала, на улице за мной увязался, хромой, безобразный, думала не вырастет, а он  вымахал в громадину, добрый, но бестолковый.Да, сказал маньяк, следовало бы назвать Ходором, усы снимите, мало ли что люди подумают.

В квартире горел свет.Ксюша, сказала мама, Петровна нелослышала, напутала, и не у вас, и не маньяк, мы с папой звонили тебе,  звонили, не дозвонились, я так перенервничала, а вдруг, мало ли что, решили приехать убедиться, Ксюша, что за солдафонский вид? Тетеря глухая твоя Петровна, курица заполошная, меньше бы ты её слушала, сказал папа, а вы кто такой?Кажется, я судьба вашей дочери, как увидел её с усами, так и понял – судьба, сказал маньяк, я читал, что так бывает.Бывает, сказал папа и чмокнул маму в лоб, по себе знаю – бывает, да, Верочка? стоп, про усы не понял, что за усы?Ой, да ладно тебе глупости говорить, иди лучше лапы собаке вымой, Ксюша, немедленно сними этот ужас, смотреть страшно, сказала мама, пойдёмте чай пить, мы пирог привезли, с брусникой, подгорел чуток, не доглядела, всё из рук валилось, но на вкус неплох.  

Прогнозируют, что летом в наших широтах будут вызревать апельсины, ананасы и загадочный субтропический фрукт черимойя.Для зимы обещают минус пять, солнце, пушистый снег. Наверняка подразумеваются и румяные гимназистки.Врут.Климат меняется, но в сторону выравнивания, он, можно сказать, сглаживается. У нас среднегодовая температура градусов восемь-десять по Цельсию.И очевидно, что среднесуточная температура упорно стремится к среднегодовой. Ни тебе лета, ни зимы. В будущем годовой температурный график представит собой прямую линию, параллельную оси х.Наши внуки будут различать сезоны только по календарю.Надеюсь, привыкнут.А нам уже не приспособиться.Мы страдаем.

Летом одна Иванова припадала к истокам европейской цивилизации.По прилёту вышла прогуляться и увидела в витрине Шубу.Такие Шубы выдают на небесах, да и то далеко не всем праведницам.Эта, которая в витрине, по недосмотру упала на грешную землю. Шуба посмотрела на трезвую и практичную, если не сказать прижимистую, Иванову и в мгновение ока стёрла из ивановской головы мысли о предстоящем ремонте, а из души жалость к пушистым зверюшкам.Наплевав на истоки, Иванова ухнула все деньги на Шубу.Остаток отпуска тупо валялась на пляже, сожалея лишь о том, что вокруг Греция и август, а не Шпицберген какой-нибудь и январь.Вернулась в родные пенаты и стала ждать зиму.Сентябрь, октябрь, ноябрь.В декабре наконец-то малость подморозило.Иванова и Шуба воссоединились.Звёздный час Ивановой и чёрный понедельник для тёток из ивановской бухгалтерии.А вечером хлынул ливень.Напомню – декабрь.За 300 метров от остановки до подъезда Шуба мутировала в ветхий зипун, сшитый из несвежих котов-утопленников.После сушки и расчёсывания таковой и осталась.В присутствии Ивановой слово «шуба» лучше не произносить.

А один Иванов вспомнил своё спортивное прошлое и приобрёл лыжи Fisher Speedmax SK Plus Stiff NIS Hole, палки KV+ Tornado Clip Blue и ботинки под стать.Теперь грустит, время от времени смахивая с фишеров пыль.

А ещё одна Иванова в начале декабря выглянула в окно, полюбовалась зелёной травкой, набухшими почками на сиреневом кусте, весело, по-весеннему скандалящими воробьями и решила сама себе создать новогоднее настроение.Поставила ёлку.Нарядила её красивыми стеклянными игрушками ручной росписи.Молодой, но весьма упитанный кот Матвей подумал и пришёл к выводу, что хозяйка не такая уж и дура, раз обеспечила его кошачьим тренажёром.И с энергией, равной девяти килограммам, помноженным на квадрат приличной скорости, сиганул вбок и ввысь.Теперь у Ивановой целая коробка красивых стеклянных осколочков. Можно попытаться сложить из них какое-нибудь слово на неприличную букву.

Декабрь, 21-ое.Сегодня +5.В среду обещают +10.Среднегодовая.Как я и говорила.

Постом Ксюши d_eva_chka навеяло.

На закате перестройки у нас было модно что-нибудь купить, поехать в Польшу, купленное продать и там же отоварить вырученную сумму.Одна приятельница, например, возила на продажу доильный аппарат.На две коровы.На вопрос, где в городе-миллионнике можно было достать автодоилку, таинственно улыбалась и отводила взгляд. В голову лезли мысли о лихом ночном налёте на беззащитную молочную ферму.Взломанные ворота, связанный пьяный сторож, поутру тоскливое мычание не доеных коров. Оно-то не похоже, но кто знает, люди непредсказуемы.

Теперь про Иванову.Дальняя родственница Ивановой активно челночила.Бизнес расширялся, рабочих рук-ног не хватало.Как-то зашла к Ивановой, которой уже месяца три не платили зарплату, попила пустого чаю, повздыхала и сказала, ладно, сама не выгребешь, помогу.И в конце ноября Иванова, нагруженная бензопилой «Дружба» (б/у, отл.сост.), чайным сервизом, сковородками, простынями, списком закупок, а также собственной заначкой на вожделенные зимние сапоги, в компании братьев-сестёр по экономическому диагнозу отправилась в ближнее зарубежье.

На барахолке люди смотрели, щупали, занудно торговались, но у Ивановой были чёткие инструкции, где скинуть, где стоять насмерть.За три часа замёрзла до окоченения, но распродала всё, кроме бензопилы.А бензопила (б/у, отл.сост.) была ну прям как проклятая.Наконец усатый пан обнюхал девайс со всех сторон и сказал, проверить надо бы, давай, пани, так – подъедем ко мне, тут рядом, если работает, даю твою цену и обратно доставлю.Стуча зубами, синяя Иванова без задних мыслей села в старый фиат.На выезде из городка пан затормозил, сказал, пани, выйди глянь, стоп-сигналы сзади горят?Отзывчивая Иванова вышла.Пан захлопнул дверцу, вдарил по газам, и драндулет с бензопилой в багажнике резво унёсся вдаль.До сих пор помню исполненное трагического романтизма повествование – и вот стою я одна-одинёшенька под плачущим небом, а вокруг Польша. Ну ладно, вся в слезах вернулась на барахолку, умудрённые опытом бизнесмены сказали, ты что, совсем дура?! какая полиция? без копейки останешься!

В товарно-денежных отношениях родственница была дядюшкой Скруджем, чуждым сентиментальности и альтруизма, сапогами пришлось пожертвовать.Последним пунктом в списке стояло: докупить 2 ящичка чёрного кафеля с золотой искрой. Родственница собиралась затеять ремонт.«Ящичек» звучит даже трогательно, но 12 кг плохо монтируется с трогательностью.Напомню – ящичка 2 (два).Иванова говорила, знаете ли вы, что чувствует голодная и холодная лошадь, придавленная  непосильным грузом? а я знаю! и хочу это знание забыть!

Родственница сказала, молодец, справилась, через недельку следующий рейс, тогда и заплачу, не поедешь?! ну, извини, сейчас денег нет, как-нибудь отдам.И отдала. Не деньгами, правда, а чёрным кафелем с золотой искрой почти по себестоимости.Два ящичка плюс девять, купленных ранее.Не та искра оказалась.Иванова месяцев пять копила, чтоб рассчитаться. А потом в приступе мазохизма решила облагородить собственную ванную.Жуть. Пещера Смауга выглядела повеселее.Руки моешь, и такое чувство, будто из черноты на тебя кто-то смотрит.Оценивающе в смысле калорийности.Цыкая зубом.

Недавно созвонились с Ивановой. Говорит, слава богу, сдали проект, но столько нервов потрачено, столько нервов! последнюю неделю спать не могла, только глаза закроешь, кошмар за кошмаром, и в каждом, буквально в каждом волоку какую-то телегу, дождь, ветер, из последних сил тащу и знаю, что за мной гонятся с бензопилой и вот-вот настигнут!

Давеча в разговоре с Ю. вспомнили одну Иванову.

Эта Иванова была профессионалом тихой охоты, таким грибным Джоном Александром Хантером.Когда приближалась к лесу, грибы с ужасом осознавали – грядёт апокалипсис, косить под Amanita phalloides бесполезно, не поможет, Иванова чуяла добычу за сотню метров, вмиг определяла её съедобность и влёт разоблачала мимикрантов.А ещё не понимала, как можно заблудиться, говорила, чем мы хуже почтовых голубей, в каждого встроен внутренний компас, всего-то делов к нему прислушаться.

Как-то в неурожайный год одна добрая женщина поделилась с Ивановой координатами заповедных мест, мол, поблизости и сопливый опёнок – счастье, а там хоть косой коси.Иванова выехала в четыре утра, в шесть прибыла на позицию, оставила машину на обочине и углубилась в чащу.Довольно скоро выяснилось, что добрая женщина – трепло несусветное, косить нечего, всего улова  горстка сыроежек да парочка пожилых подосиновиков.Иванова нехорошо подумала про добрую женщину и пошла к машине.Машины не было.И обочины не было, и самой дороги.Даже смешно.Через час смех сошёл на нет.Через два Иванова прокляла добрую женщину.Через три позвонила почти-жениху Сидорову.Люсик, сказал сонный Сидоров, что-то я неважно себя чувствую, ты соберись, не паникуй, и неубедительно покашлял, заглушая чьё-то хихиканье.

Похоже, души всех погубленных Ивановой грибов восстали из небытия и искривили пространство, заодно и с лешим договорились, ветер злорадно свистел в деревьях, издевательски голосила какая-то птица, над головой зловеще сгущались свинцовые тучи. На пятом часу блужданий и метаний так и не собравшаяся зарёванная Иванова выбрела на лесную дорогу с полузаросшей колеёй.И тут господь наш вседержитель сжалился и послал ей дядьку, коня и телегу. Дядька выслушал печальную повесть, прерываемую всхлипами, почесал затылок и сказал, тебе на развилку надо, прямиком километров пять, болото слева обходи, а там рукой подать.От одной мысли о возвращении в чащобу Ивановой стало дурно.Дядька поскрёб небритый подбородок, оглядел Иванову и хмыкнул, не, не дойдёшь, до села подвезу, вечерним автобусом доедешь.

Дядькина жена сказала, ты кого привёз? заблукала? с утра? ой, бедная, голодная! иди хоть накормлю!Дядька сказал, и рюмку ей дай, от нервов помогает, а то глянь - руки трясутся, и мне плесни, что значит крепкого не пьёшь? не для пьянки, для успокоения! Трезвенница Иванова хлопнула полстакана самогонки, отдышалась и навернула миску тушёной картошки с мясом и, что интересно, с грибами.

Пришла соседка, спросила, кто это у вас? так автобус когда ещё будет, Иваныч на район собирается, до развилки подбросит, пошли отведу.

Жена Иваныча сказала, от неразумная, разве ж можно одной в лес? садись блинов поешь, сметанка своя, в городе такую сметанку не найдёшь, и стопочку тебе налью, никакой химии, своя, хлебная.Иванова попрощалась с талией и со здоровым образом жизни.

Поехали.На краю деревни какая-то тётка замахала руками, остановила, Иваныч, ты куда? на район? через Замошье? заскочи к Марье, я Марье луку собрала, у Марьи весь лук погнил.

Марья сказала, что мы при заборе, хоть в хату зайдите, а то не по-людски, драники горячие ещё.Марьин муж сказал, о! Иваныч! с зимы не виделись! Марья налей-ка нам по грамульке! на машине? ну хоть девчине налей, я что – один за встречу пить буду, как алкаш?! ты, девчина, не бойся, всё своё, натуральное! закусывай, закусывай, драник бери, палендвичка, ешь! от жалко, Иваныч,  Мишку не увидишь, на рыбу Мишка пошёл.Марья сказала, как утром отправился, так и нету, кошки на душе скребут, может, заплутал где.А Марьин муж сказал, что ты лямантуешь? лётчик да заплутает?! от бабы, лишь бы на пустом месте страшиться! не, Иваныч, не женился, всё выбирает.А Марья сказала, всё выбирает – выбрать не может, ой, боюсь – довыбирается!Тут к Ивановой наконец-то пробилась тревожная мысль, как это после своего и натурального сесть за руль. Ну что за глупости в голову лезут, подумала Иванова и потянулась неверной рукой за маринованным огручиком.

Проснулась утром.Много позже узнала, что явившемуся с рыбалки Мишке Марья сказала, ты когда обещал вернуться? а сейчас сколько? лишь бы матери сердце рвать!А Марьин муж, он же Мишкин отец, сказал, не шуми, тридцатник мужику, что ты с ним как с дитятей?А Мишка сказал, мам, извини, увлёкся, про всё забыл, у нас гости? А Марья сердито сказала, невестку себе нашли! Как в воду глядела.

Один Иванов утверждал: максимум, на что способна женщина в ремонтных делах, это вкрутить-выкрутить лампочку, да и то не всякая.Умная жена Иванова с мужем не спорила. В июне Иванов отправился проведать старенького родственника в соседний посёлок, и на обратном пути машина встала как вкопанная. Пытался сам сообразить, что ей не нравится – без толку.Начал голосовать.Та же песня.Доброхоты выдвигали гипотезы, яростно их защищали, в результате пришли к консенсусу – вызывай, мужик, эвакуатор.Отчаявшись, Иванов махнул рукой в последний раз.Остановился форд, из-за руля выбрался могучий детина, долго и глубокомысленно смотрел под капот, потом крикнул своей пассажирке, солнышко! тут непонятно, может, глянешь?Солнышко вышло.Каблуки, то ли мини-юбка, то ли макси-пояс, почти блондинка.Медвежонок! со вздохом сказало солнышко, достань из багажника инструменты, и рабочие перчатки возьми, справа лежат.Солнышку хватило минут пятнадцать на укрощение строптивой.Всё это время, пока крушились основы мироздания, ошалевший Иванов простоял с отвалившейся челюстью.Ну вот, сказало солнышко, до города доедете, но надолго не хватит, так что с сервисом не тяните, какие ещё деньги? уберите! на дороге мы должны помогать друг другу! медвежонок, давай уже заводи, я устала, я домой хочу!Теперь Иванов подозревает жену в сокрытии тайных умений и навыков.Ну не мог, никак не мог вечно похмельный ЖЭС-овский слесарь своими трясущимися руками так аккуратно и качественно починить перекошенную дверцу кухонного шкафчика.

P.S. Ничего не придумано.

Иванова купила квартиру.У чёрта на куличках, зато чистенькая, комнаты крохотные, зато две.Спросила у прежних хозяев о соседях.Замечательные соседи! прекрасные, отзывчивые люди! сказали хозяева, с соседями вам повезло!

Переехала.Звонок.Будем знакомиться, объявила пышная дама, отодвинула Иванову бюстом и прошла.Телевизор у тебя хороший, а с мебелями, вижу, не густо, ой, ты ж голодная! счас супчика принесу, остался, я мигом, дверь не запирай!И принесла.В тарелке.Садись ешь пока тёплый! Деликатная Иванова отбрыкаться не смогла.Пришлось хлебать.Так себе супчик.

Через пару дней, вечером, только ключи достала, как в общий коридор выскочила соседка.Ты где ходишь? я жду, жду, сериал начинается, у Максика футбол, хрен переключишь, тут гляну, лады? зря не смотришь, жизненно, вон тот, в костюме, хотел жениться на этой, с косой, а родители не дали, а у неё ребёнок, а он не знает, а она гордая, я тут в кресле, что стоишь, неси себе табуретку.Судя по ежедневным визитам, муж от футбола не отрывался.

Через неделю.Ты куда? в торговый центр? на машине? подожди, я с тобой!Иванова хотела купить швабру и батарейки. Соседка хотела выйти в свет.Выехали в полдень, вернулись в восемь вечера.Пройти по всем бутикам и примерить уйму тряпья быстрее не получилось.

Через месяц.Слышь, подруга, мы диван купили, старый на дачу, пока у тебя постоит, Максик! заносим!

Иванова поняла, пора изучать уголовный кодекс, сколько там дают за убийство в состоянии аффекта.Но поразмыслила и решила пойти другим путём, уж больно не хотелось три года шить рабочие рукавицы и ходить в ватнике.

Вечером пришла соседка.Как обычно - там муж Максик с футболом, а тут Иванова с хорошим телевизором и сериал.Ты чё? смотреть не будешь? а куда так вырядилась, накрашенная-надушенная? Хочу за футбол поболеть, с Максимом, интимным голосом сказала Иванова и поправила смелое декольте, сегодня две серии подряд, да? во сколько закончатся? в десять? отлично, и футбол в десять!  не скучай, я пошла!

Прошло лет семь.Иванова успела выйти замуж и родить кудрявого ангела Лёшеньку.Но подмоченная репутация так быстро не просыхает. Я к ней со всей душой! суп носила, помогала, а она, шлюха подзаборная, в семью втёрлась и на Максика нацелилась, гадюка! и этого своего, очкастого, небось, от законной жены увела, стерва! говорит соседка.У некоторых женщин нет никаких моральных устоев, абсолютно никаких! соглашается с ней Елена Брониславовна из 44-ой квартиры.И сурово хмурит брови.

Ивановой предложили повышение.Внушительное.Но с частыми командировками.Ого, какая зарплата, конечно, соглашайся, сказал с дивана муж, и отойди, ты мне телевизор застишь. Согласилась.Ездила-летала-возвращалась.Дома сидел демонстративно голодный муж.Через год заявил, сколько можно?! надоело неделями жить без горячего!И ушел.Туда, где ему могли обеспечить полноценное трёхразовое питание.

Тогда Иванова завела кота.Как и с мужем, поначалу жизнь с котом протекала в любви и согласии. Но затем снова пошли чередой командировки, кота пришлось пристраивать то соседям, то подруге, то вообще отвозить на передержку.Всякий раз по водворении в родные пенаты очумевший от перемены лиц и мест кот презрительно игнорировал хозяйку и остервенело точил когти о стенку, отмякал не сразу. Ты пошто, Иванова, животину тиранишь? сказала подруга, это ж тебе не переходящий кубок!Иванова поплакала и отдала кота в хорошие руки.Только и осталось, что котиная миска да поцарапанная стенка.А от мужа вообще ничего.

Недавно Иванова купила робот-пылесос.Привезли, показали, с энтузиазмом произнесли – это не просто техника, нет! это незаменимый  помощник в быту!Пылесос резво прожужжал по всей квартире и с чувством исполненного долга припал к кормушке.Чистота и красота.Иванова отбыла в город М., вернулась через неделю и решила убраться.Включила.Незаменимый помощник выкатился на середину комнаты, покрутился на месте, подумал,  уполз к дальней стенке и там замер.Как раз в том месте, где обои хранили воспоминания о бывшем коте.Ё-моё, подумала Иванова, что за хрень?Прочла инструкцию, действовала исключительно по ней, ни шагу в сторону.Результат тот же.Пнула ногой.Увы.

Изучив внутренний мир девайса, гарантийная мастерская сказала, вы что-то не то делали, всё работает, проверьте сами.Проверила.Точно, работает.Принесла домой.После недолгих раздумий пылесос прильнул к стенке и отлипать от неё не пожелал.Поганец.

Интернет-магазин сказал, что за люди, вы инструкцию-то хоть открыли?!Я её вызубрила! сказала гневная Иванова, могу цитировать с любого абзаца! не помогает! После долгих препирательств магазин выдал телефон лучшего в городе специалиста по гадам ползучим. Ну и где не работает? буркнул специалист, отлично работает, что не нравится?!Пылесос вёл себя паинькой-трудягой.Недовольный специалист ушёл.Пылесос рванул к любимой стенке и затих.

Интернет-магазин сказал, женщина! что опять не так?!Послушайте, сказала Иванова, может, в него какой магнит встроен? его неизменно отклоняет к северу,  как капитана Гаттераса.Давайте-ка без оскорблений! сказал магазин, возьмут, попользуются,  потом сдать норовят, типа не работает, ещё и матерятся! как не стыдно!И шваркнул трубку.

Утром Иванова предприняла ещё одну попытку укротить паразита.Прежний сценарий: бодание со стенкой и последующая кома.Никто со мной не уживается, подумала расстроенная Иванова, ни пылесос, ни муж, ни котик, как сглазили, ей-богу.А спустившись к машине, сообразила, что на автомате налила в мисочку сметану, придвинула к поцарапанной стенке, сказала, не обижайся, не злись, ты мой хороший.Тьфу, совсем из ума выжила.Но не возвращаться же.

Целый день начальство и заказчики питались ивановским мозгом.Вечером приволоклась домой. Вспомнила про сметану и обнаружила чистую, будто вылизанную миску.Не успела удивиться, как что-то тихонько прожужжало внизу, на полу и мягко ткнулось в ногу.От неожиданности Иванова взвизгнула, но взяла себя в руки.Поразмыслила.И осторожно погладила пылесос.И сказала, ах ты, умница моя, ах ты проказник.

В дверь позвонили.Специалист сказал, в соседний подъезд вызывали, заодно решил зайти, ну как? работает?Пылесос выкатился поздороваться и уполз по неотложным уборочным делам.Сами видите – отлично работает, сказала Иванова, а хотите чаю? Не откажусь, сказал мастер. 

Звонит Иванова, жалуется на депрессию, говорит, ну никаких сил нету, хоть в петлю полезай.Тут следует уточнить.У нормальных женщин депрессия протекает согласно описанным в спецлитературе симптомам, то бишь нормальные женщины лежат носом к стенке, обдумывают несовершенство мироздания и отсутствие гармонии, вспоминают, есть ли в доме верёвка, размышляют на тему, какое мыло выбрать – любое сойдёт или лучше увлажняющее для чувствительной кожи.Иванова же превращается не в чахнущее растение, а в обожравшегося мухоморами берсерка, способна голыми руками выкорчевать берёзу, зубами выточить из неё рогатину и двинуться на небольшое, но хорошо вооружённое государство, и ещё неизвестно, как там сложится, кто будет со щитом, кто на щите, лично я бы поставила на Иванову.Ну ладно, отвлеклась.Так вот, звонит Иванова, жалуется на свою атипичную депрессию.Говорит, проснулась, чего-то не хватает, не так солнце светит, небо неправильное, лишнюю морщину обнаружила, и вообще – зеркало чёрте что с утра показывает, муж полочку в лоджии не прибил, а три раза было напомнено, всё плохо, всё!Поругалась с мужем – не полегчало.Перебрала шкафы, вымыла чистые окна, испекла пирог с вишней – мимо.Сняла и постирала шторы – тоже не в масть.Поняла, что жизнь не удалась, вот сейчас развесит постиранное и зарыдает над давно загубленной молодостью.И оторвала дверцу от стиральной машины.Говорит, не нарочно.Ну что, стало не до рыданий.Вызвала мастера.Как это вы ухитрились? удивился мастер.Да так, настроение было не очень, мрачно сказала Иванова.Ещё одно уточнение: Иванова внешне даже не воробышек, а колибри – полтора метра роста при соответствующем весе.И ты знаешь, говорит мне Иванова, он чинил-починял, а спиной ко мне старался не поворачиваться.И после паузы добавляет – и правильно делал!

Сосед Иванова работает менеджером по продажам, грезит о красных дорожках и пальмовых ветвях.В ущерб карьерному росту ошивается на киностудии, играет роль трупа, лежит там, где настигла  смерть, однажды удалось помереть лицом к камере, теперь ждёт звонка от Тарантино Как-то в начале серии валялся на грязном асфальте простреленным негодяем, в середине изображал замученную жертву.Внимательный зритель мог сопоставить факты и разглядеть некую интригу, разлучённые близнецы, всё такое, но это всего лишь экономия на статистах.

В шесть утра, в субботу Иванову отчаянно позвонили в дверь. Выручай! выкрикнул сосед, машина не заводится, съёмка за городом, роль со словами, со словами! Отзывчивый Иванов вздохнул и согласился.По дороге сосед входил в образ, вопль А-а-а!!! Убили, суки!!! плавно переходил в хрип и бульканье.Очень натуралистично.Через полчаса Иванову захотелось сделать эту сказку былью.

Сперва репетировали. Из особняка с визгом вылетели расфуфыренные девицы, пошкандыбали на каблучищах в сторону леса, их догнали какие-то мужики и ивановский сосед, поволокли обратно, раздался выстрел, сосед с криком А-а-а!!! Убили, суки!!! упал в клумбу, дёрнулся и замер, красиво раскинувшись.Это не бандиты! завопил режиссёр, это хор зайчиков! дайте мне хоть одного нормального бандита! эй ты, небритый, со зверской рожей! иди сюда! бежишь за рыжей, хватаешь, тащишь в дом! Кандидат исторических наук Иванов опомниться не успел, как ему нарисовали шрам через всю зверскую рожу и впихнули в группу зайчиков.Шлюхи бегут, бандиты ловят, начали! срываясь в фальцет, заорал режиссёр.Оператор сказал, свет уходит, или снимаем, или сворачиваемся.Сосед сказал, можно мне не на клумбу? там колючки какие-то.Рыжая сказала, погодите, какие шлюхи? меня про шлюх не предупредили! Режиссёр сказал, счас я всех поубиваю.Иванов решил, что мировой кинематограф как-нибудь без него обойдётся.

На дороге голосовала рыжая.Подруга уговорила, давай, интересно, ну ладно, но не шлюхой же! я учительница, представляете, что было бы, если б дети увидели? у вас грим размазался, вот, возьмите салфетку.Иванов, не любивший болтливых попутчиков, хмуро спросил, вам куда? Рыжая поняла, назвала улицу и замолчала.Только когда проезжали по старому району, сказала, сто лет здесь не была, вон там во дворах школа, полгода в ней училась, первый класс, мы потом переехали, с таким смешным мальчиком за одной партой сидела, про звёзды мне рассказывал, где Большая Медведица, где Малая, карту созвездий подарил, сам нарисовал, смешной.Иванов посмотрел на рыжую, аккуратно припарковался и сказал, Катя, ты уже научилась находить Полярную звезду?

Неправильное у меня название.Это не про искусство.Это всё равно про ангелов.

Лет в пять подружка Терезка открыла мне главную тайну взрослой жизни – как люди женятся.Делюсь, может, кто не знал.Над каждым человеком парит ангел. Если Сашин и Машин ангелы дружат, то хоть живи Саша с Машей на разных планетах, никуда им не деться, предопределено.  А ежели ангелов друг от друга воротит, то влюбляйся, не влюбляйся – ничего не светит.Верю.

Давеча, пребывая в настроении мемуарном, ворошила прошлое.Вот, навспоминалось.

Например, Иванова.Бабулька-соседка забыла на даче телефон, страшно расстроилась, давление скакнуло вверх, но вещь-то дорогая, не дай бог сопрут, решила  вернуться за пропажей, хорошо, выходя из подъезда, наткнулась на Иванову.Иванова сообразила – ежели бабулю не остановить, к вечеру придётся иметь дело с похоронным  агентством, как могла успокоила и предложила, давайте я съезжу, только дорогу расскажите.Пару раз заплутав, добралась.Бабулин телефон нашёлся, Иванова побродила по участку, сорвала твердокаменную грушу – кислятина, скулы свело, а потом глянула на соседний участок и чуть не захлебнулась слюной.Там стояла роскошная яблоня.С такими яблоками на ней, что Мичурин бы обзавидовался.Бывает, вдруг чего-то так сильно захочется, что кажется, помрёшь, если сей секунд не получишь.Иванова покричала, есть кто дома?, никто не отозвался, и машины рядом не было.И тогда Иванова, руководитель проекта, ведущий специалист и уважаемый человек с безупречной репутацией, перешагнула низенький заборчик. Попрыгала безрезультатно, вспомнила детство золотое и полезла на яблоню.Ну, что сказать про вкус – примерно такие яблоки росли в райском саду.Иванова схрумкало одно, потянулась за другим, и тут снизу сказали, ну ладно дети, но взрослая женщина! и не стыдно вам? Иванова с ужасом глянула вниз, увидела сердитого мужика, откуда только взялся, покраснела и промямлила, я вам сейчас всё объясню! Уж потрудитесь объясниться, сказал мужик, кстати, малина – тоже ваших рук дело? хоть бы для приличия ягодку оставили!Иванова возмутилась, какая ещё малина? решили всех собак на меня повесить?!Переступила неуклюже на толстой ветке, ветка треснула и вместе с Ивановой рухнула вниз.

У мужа Ивановой друзья спрашивали, как это он, убеждённый матёрый холостяк, попался на крючок.Что мне было делать? говорил муж Ивановой, она пала к моим ногам!Наивный. На самом деле это два ангела, услышав треск, шум и неприличное слово, вырвавшееся у Ивановой вместе с отчаянным воплем, переглянулись, улыбнулись и пожали друг другу бесплотные руки.

Потом ещё расскажу.

На рынке встретила чету Ивановых.Еле сдержалась, дабы не заорать – сгинь, нечистая сила!Сложно не вспомнить врага рода человеческого, узрев превращение Иванова-мужа из мужчины благороднейшей профессорской наружности в бритого налысо недавно откинувшегося с зоны зэка.Дорогие очки в тонкой оправе смотрелись на нём чужеродно, казались отжатыми в тёмном подъезде у какого-нибудь хлипкого интеллигента.Вот, полюбуйся, сказал Иванов-муж Ивановой-жене, знакомые – и те пугаются, пойдём, Светик, купим малиновый пиджак, хочу соответствовать новому имиджу.Я спросила осторожно, с чего это вдруг такие метаморфозы.Иванов-муж сказал, давай, Светик, поделись рецептом возвращения в лихие девяностые, может, ещё кому пригодится, а я, пожалуй, отойду, постою в сторонке, не буду вас компрометировать.

Пересказываю.Вначале вступление. Иванова-жена – вечная оптимистка.Она верит в существование крема от морщин. Чтоб как у Маргариты, только без левитации.Посему скупается всё от всего и для всего.Я видела шкафчик у них в ванной, дверцы не закрываются.Чтоб это добро употребить по назначению, надо каждый день обмазываться с головы до пят, утром, днём и вечером, толстым слоем.Ну, у каждого свои слабости.

Так, теперь основная часть.Иванова-жена решила не дожидаться появления у Иванова-мужа лысины.Купила укрепляющий бальзам для мужских волос, не дешёвенький, и велела мужу укреплять.И не отлынивать в деле укрепления.Сказала, на верхней полке тюбик, белый, вымоешь голову, нанесёшь бальзам, через десять минут смоешь.Иванов-муж давно понял, что дешевле не спорить. И прекрасная в своём спокойствии жизнь продолжалась еще примерно полчаса.Затем раздался страшный вопль.Иванова-жена с остановившимся сердцем влетела в ванную и увидела ошалевшего мужа, безумными  глазами глядевшего в зеркало.Бальзам смылся вместе с клоками волос.И голова стала похожа на выкошенную криворуким косцом ниву, огрех на огрехе, хотя кое-где аккуратненько, грех жаловаться.

Как выяснилось, белых тюбиков было много.Иванов-муж взял тот, что с краю, какая разница, тюбик он и есть тюбик.Кто ж знал, что крайним окажется крем для депиляции.

Три дня прошло, а он никак не успокоится, сказала сердитая Иванова-жена, я ж извинилась, сам виноват, как можно было не посмотреть, что берёшь, как? и вообще – надо смотреть на жизнь позитивно, знаешь, как я классно брею голову? почти профессионально!

drevo-z.livejournal.com

z_nataly

Случилось ужасное - гадкий фотобакет больше не постит фоточки, и мой жж остался совсем пустой :((((((((((((((((((Может кто знает какой хороший бесплатный (или не очень платный) хостинг, который не устраивает таких сюрпризов???Ясно, что весь журнал я туда переведу вряд ли, но хоть что-то попытаюсь...

comments: 7 comments or Leave a comment Share

Лечу в Питер на недельку. Маме 90 лет! Это надо отметить :)Как там с погодой, что носите прямо щас?Как найти Таню?

comments: 30 comments or Leave a comment Share
Под фигурное катание хорошо вязать что-нить ненавязчивое :)Вяжу вторую Аннис. Хвастаться буду первой, я впервые вязала на заказ и заказчица ужас как довольна. А я взяла на заметку, что мне тоже такое нада. И в момент безпроектия вспомнила. У меня есть огромная Кири тоже в технике паутинки, но ее просто так с чем угодно не наденешь. А маленькую Аннис вполне.

 photo annis_zpsdxinxoqe.jpg

Здесь она на мне. Связано из тончайшей (но очень прочной!) и пушистой нитки без опознавательных знаков, спицы №4. Шалька получается безумно теплая и совершенно невесомая, всего 17 г и можно упихать в небольшой карман. Елки, надо будет вторую на блокировке заснять - она получается в форме почти полного круга, с утончением к концам, и поэтому очень удобно лежит на плечах.

comments: 8 comments or Leave a comment Share
А вы смотрите фигурное катание? Я вот смотрю, регулярно - все гранпри и чемпионаты. Россию вот, правда, не получается. Только что разыграли последние европейские медали, итальянцы чуть-чуть не дотянули :). Вчера очень понравилась камасутра Волосожар-Транькова, и идея, и воплощение изумительны. Итальянские комментаторы ни фига не поняли, сказали "чёта китайскоэ" :). В Италии фигурное катание не популярно, хотя фигуристы сильные есть. Показывают его по остаточному принципу, и еще надо как следует поискать, где. А я помню, как его раньше, в 70х, в Питере по первому каналу в прайм тайм смотрели всей семьей, и до сих пор помню всех тогдашних фигуристов :)

А сейчас я смотрю вот это

Мао безупречна и восхитительно гармонична!

comments: 25 comments or Leave a comment Share
Всем привет, я вернулась. После того, как была жестоко выброшена в реал и почти месяц жила без компа. С планшетом, но жжжж на нем читать неудобно, слишком мелко. А уж писать так и вообще.

Клянусь, что это последний комп, который собираю сама ручками. Следующий, буде возникнет надобность, куплю готовый или закажу сборку в мастерской. В этот раз устала в хлам и удовольствия не получила. А может и не придется ничего собирать, к тому времени придумают что-нить размером с сигаретную пачку, пришлепнул сзади на монитор, и ничего собирать-настраивать не надо. Оказалось, что больше не надо видеокарты - у мамы своя интегрированная. Этак скоро и кофе будет варить с подставкой для чашечки :)

Семерка встала хорошо, но активироваться отказалась. Так что есть вероятность оказаться через месяц у разбитого корыта, если за это время не придумаю чего. Ох, как же все надоело :(((

comments: 4 comments or Leave a comment Share
Отчитываюсь. Купила новый SSD диск и переставила винду, это таки была она, все остальное работает и даже греться сразу перестало. Все летает. НО. Это не та винда, которая у меня была! Она совсем другая, все не то и не так. Хотя я уверена, что ставила ту же, что и была - она у меня одна, переставляла я ее много раз (столько лет прошло!) и всегда она была одинаковая. А теперь вдруг совсем другая, и выглядит иначе, и запускается-выключается, и вообще, бесит-бесит-бесит :(((. Любимый антивирус брезгливо заявил, что желает более современную версию, а на предыдущей стоял и не цвиринькал.

Вобщем, раз пошла такая пьянка, решила я ее сменить. Или на более продвинутую версию ХР из сети или уж на 10, что ли.

Нет ли у вас на примете чего стоящего???

comments: 14 comments or Leave a comment Share
Все посыпалось в доме Облонских... Начал унитаз, у него потек бачок. Бачок быстренько заменили, и сиденье заодно - белый друг стал как новенький. Одно гложет мое эстетическое чувство: я свято верила, что унитаз у меня белый, а он по сравнению с новым сиденьем оказался чу-чу-чуть сероватый. Причем такое сиденье тоже было, и вообще они всех мыслмых цветов, но кто ж знал! Надо было с собой унитаз тащить для подбора цвета? :)

Поскольку беда не приходит одна, за бачком посыпался большой комп. Внезапно стал перезапускаться, как только загрузится, а потом и вовсе синий экран показал. Ну, тут было все ясно. В нем воткнуто 3 памяти по 2 гига, из которых ХР пользует только одну. Вынула все, воткнула одну наугад - заработало. Но как-то очень неуверенно все равно. Подтормаживает, подвисает, вдруг не видит УСБ, мышь сдохла... Прошу советов гуру - что бы это было, и не звоночек ли это, что пора все данные архивить и комп менять??? Лет ему всего 9, на тот момент это был ну очень сильно продвинутый комп, собраный мною лично из наилучших компонентов и заточенный под меня. И вообще я к нему привыкла...

comments: 5 comments or Leave a comment Share
От жары озеро сильно обмелело, и скальная отмель обнажилась почти целиком. За 20 лет, что я тут живу, ни разу такого не видела. И буквально месяц назад тут было по пояс. photo RIMG0582_zpsaxbsrcmw.jpg

Дальше будет много одинаковых фоточек, но уж очень явление редкое!( Read more...Collapse )

comments: 11 comments or Leave a comment Share

z-nataly.livejournal.com


Смотрите также